Приветствую Вас, Гость
  • Страница 1 из 1
  • 1
Модератор форума: Melidiadus, Кайто  
Danny Phantom - Призрачная зона » Дэнни Призрак: Народное творчество » Рассказы, повести, стихи » Charchives (Собрание разных отрывков из творчества.)
Charchives
Danny_Gotiks Дата: Воскресенье, 11.03.2012, 00:44 | Сообщение # 1
Keen Apprentice

Группа: Проверенные +
Сообщений: 579
Репутация: 1834
Награды: 7
Страна: Азербайджан
Город: Баку
Дата регистрации: 08.08.2008
Статус: Покинул призрачную зону
Я не стану долго распространяться о своем творчестве, ибо теряюсь, и теряюсь сильно. Сейчас я работаю над своим первым цельным произведением, но его я здесь выкладывать не буду. А то, что вы сейчас прочитаете - это мои многократные начинания. Так называемая, проба пера, хотя в свое время я верил в завершение сих "произведений". Но тогда сила воли у меня была слабая и сильно мешала эмоциональность и слишком острая самокритичность. А теперь это осталось как отпечаток чувств автора в прозе в разные этапы его жизни.
Итак, господа, каждый из этих обрывков - робкое обращение автора к человечеству.
Выкладываю без правок, даже тех, что, может, считаю необходимыми, ибо все-таки все это - уже история, прошлое. Так что можно не заморачиваться по поводу стилистических и орфографических ошибок. Хотя, конечно, указание на ошибки может всегда послужить мне полезным. Однако, я прежде всего не для этого выкладываю, а так - для души. И мне будет любопытно узнать именно ваши ощущения, которые вызовет прочтение сих обрывков, впечатления, которые они у вас оставят.

Выкладывать я буду стараться в хронологической последовательности. И потому начну с творчества, посвященного Дэниелу Готиксу. Вот и разгадка моего ника :D

Отрывок №1

Ночь выдалась неспокойная. Бушующий ветер свистел, и казалось, будто бы это жалобный вой призрака. Ему подвывали другие призраки, также жалобно. От этого воя руки и ноги вмиг покрывались гусиной кожей, холод и ужас, вперемешку с восхищением пронизывали до кончиков пальцев…
…За все время, пока минутная стрелка часов делала оборот на 360 градусов и уже начала делать этот оборот заново, мальчик по имени Дэнни вслушивался в эту необыкновенную гармонию, создаваемую ветрами, попеременно отвечающими друг другу. Он лежал на спине, скинув с себя одеяло, с открытыми глазами и вслушивался. Вслушивался в бессловную песню, которая и при отсутствии слов могла повествовать ему обо всем: о чувствах, эмоциях, людях, поступках…
Дэнни много думал о сегодняшнем дне, мысленно прокручивая его перед собой. Вспоминал об очередных несправедливостях и чувствовал горькую обиду за весь пройденный день. Что будет завтра – неизвестно. Неизвестность как-то пугала Дэниела, ведь неизвестность таит в себе много сюрпризов, как приятных так и неприятных. По мнению Дэнни, неприятные преобладают над приятными, по крайней мере, такой, чаще всего, перед ним и раскрывалась неизвестность. Но что точно Дэнни знал о будущем, так то, что через два месяца начнутся летние каникулы. Но как жаль, что придется ждать еще два месяца! Сейчас этот промежуток времени казался просто огромным.
В голове крутилось тысячи мыслей. Ни одна не давала покоя. Но вскоре, устав от раздумий, Дэнни наконец уснул.

- Совенок, хватит спать!
Проснись, пора вставать!
Что-то ущипнуло Дэнни в плечо. Потом кто-то начал щипать ему руки, а потом уже и царапать.
- А-а-а-а! Джесс, уйди, дай поспать!- закричал Дэнни, прячась под одеяло от длинных когтей сестры.
- Вставай, балда! Ты школу проспишь!
- Не хочу в школу!- жалобно застонал Дэнни, пряча лицо под подушкой.
Джесс, не сдаваясь, скинула одеяло с брата. По-видимому, решив, что это не подействовало, она принялась щекотать его.
- А-а-а! Садистка, убирайся! ... Получай!- Дэнни нанес первый удар подушкой, но промахнулся. Второй удар попал прямо в цель: Джессике в голову. Но в так называемом «бою» их застала мама и отправила обоих умываться и одеваться, а потом наказала спуститься и нормально позавтракать.
Приободрившись, Дэнни переоделся в любимую футболку с рисунком-совенком, натянул свои рваные джинсы и обвязал вокруг пояса черную, в некоторых местах осветленную, с вышитыми серебристыми нитками на ней луны и звездочек, рубашку.
Спустившись, по взглядам мамы и сестры, он понял, что стоит посмотреть в зеркало. И обнаружил, что волосы у него на макушке торчат дыбом во все стороны. Действительно стоило посмотреть. Казалось, будто у него на макушке произошел взрыв. И, чтобы привести свои неугомонные волосы в порядок, Дэнни пришлось пойти на крайние меры, то есть, чуть ли не всю голову сунуть под душ.
- Я ничего не имею против длинных волос, но почему бы тебе не постричься?- предложила мама беспечным тоном.
- Нет,- коротко отрезал Дэнни.
- Почему так категорично, а, Дэн?- вмешалась Джессика,- Они у тебя до плеч доросли… Ты их еще до пояса отрасти…
- Нет,- а Дэн ведь действительно был настроен категорично.
У Дэнни были длинные, густые, черные волосы. На макушке красовалась умиляющая всех и обожаемая всеми, так называемая, пальмочка. Спереди же, на лицо и на глаза вечно спадали пряди от "бывшей" челки (а в этом случае все на него назжали, что так он скоро испортит себе зрение). Глаза у мальчика были большие, цвета моря. Все-таки не у каждого встретишь такие глаза. От кого он унаследовал такие глаза, многие не догадывались, и вечно поражались, когда отвечали, что материнские: ведь у его мамы тусклые, сероватые глаза, словно кто-то отнял их яркость. Но, смотря на эту женщину, никогда не подумаешь, что она страдает от чего-то, что что-то действительно отняло их яркость и больше они никогда не загорятся той искрой, не приобретут снова надежду…
Ну все, слушайте дальше… Семья Дэнни состояла из трех человек. Мама, старшая сестра Джессика и он сам. Отца своего Дэнни никогда не знал. И каждая попытка разузнать о нем что-нибудь оборачивалась ничем. Мама моментально переводила тему или искала оправдание, чтобы удалиться. Сестра просто пожимала плечами. Но во всем этом Дэнни постоянно чувствовал что-то неладное. Ну, не может быть, чтобы даже Джессика не видела отца! Хотя все-таки ее еще можно оправдать, возможно, тогда она была еще совсем маленькой и не помнит хорошо, но мама-то ведет себя очень подозрительно! При каждом упоминании об отце, она сначала вздрагивает, взгляд ее становиться беглым и сама она тоже бежит, «куда подальше от этого вопроса», лишь бы его избежать.
Сам Дэнни был чувствительным ребенком, может быть, даже слишком чувствительным для мальчика. Его "болезнь" – слишком быстрая смена настроений, ему моментально передавалось чужое настроение, он был эмпатийным человеком, то есть, сильно сострадал чужому горю.
И вот однажды, будучи совсем еще ребенком, Дэнни проголодался посреди ночи, и отправился на кухню в поисках еды,и ни темнота, ни мертвая тишина не пугали его. По пути располагалась спальная комната, где в одиночестве спала его мама. Проходя мимо нее, он почувствовал, что что-то не так. Прислушался, услышал всхлипывания. Сел у двери, не знал, что делать, ведь он всего лишь ребенок, а что может ребенок? Вдруг мама видит, что дверь приоткрывается, малыш Дэнни заходит, заплаканный такой. Подходит, обнимает. Гладит волосы, умоляет не плакать, а сам уже зареванный. Вот так вот. После этого случая, месяца два-три, малыш Дэнни "не разрешал" маме спать одной, поэтому сам на какое-то время переселялся на ночь к ней. Не мог он тогда никак понять, как его мама может от чего-то так страдать. Но теперь уже понимает и догадывается, что это как-то касается его отца, вернее, его отсутствия, и, то, как мама реагирует на вопросы об отце, тоже имеет с этим огромную, неопровержимую связь…

В конце концов, дело дошло и до завтрака. Большую часть времени заняло то, что очень продолжительное время мама гонялась за Дэнни с щеткой для волос в руках и только после процесса приведения волос Дэниела в порядок, все трое плюхнулись на стулья…и все равно отдали предпочтение именно беседе, нежели завтраку. Вернее, беседу вели только мама и Джесс, напрочь позабыв о времени, и, кстати, о Дэнни тоже.
Каким-то чудесным образом Джессика все-таки вспомнила о нем, всмысле, о Дэнни и позвала его. Но он не отозвался, так как витал где-то в облаках, заглядываясь в пасмурное небо и желая действительно оказаться в облаках. Мама встала, начала шарить в поисках ключа от машины. Однако отыскала она их раньше, чем Джесс удалось достучаться до Дэнни. В итоге Джесс приняла меры: закричала у Дэнни прямо под ухом, от чего тот, раскачиваясь на стуле, резко оторвался ногами от стола и грохнулся. Мама несвойственно себе рассмеялась:
- Ах, Дэнни, как ты мне напоминаешь Уильяма!
Уильям – так звали его отца. То, что мама его упомянула – необычайная редкость, которая может больше не произойти. Дэнни сообразил, поняв, что надо воспользоваться моментом, и резко задал очень логичный вопрос:
- А каким он был, раз уж я тебе его так напоминаю?
Вдруг все затихло. Мамина улыбка исчезла так же неожиданно, как и появилась. Воцарилась напряженная тишина. Дэнни сверлил маму и сестру сердитым взглядом, он понимал, что застал их обеих врасплох, но сейчас он думал как малегький упрямый малыш: ему нужен ответ на его вопрос, и все тут! Остальное сейчас для него было неважно. Но мама, как всегда, в отчаянии, и с последней надеждой посмотрела на часы:
- Дэнни, Джесс, вы сейчас опоздаете в школу! Идем!- и она поспешно вышла, нет, вылетела из комнаты.
Дэнни понуро опустил голову. Он снова проиграл битву. Время выиграло, и уже в который раз.
И вдруг, неожиданно для него, Джесс резко схватила его за руку, пониже локтя и выломала, прижав к спине. Дэнни закричал. Джессика угрожающе прошипела ему в ухо:
- Чтоб ты провалился, нашел время спрашивать! Садист! Ты уже в который раз это делаешь, неужели не видишь, что причиняешь ей боль? Это был последний раз... а если еще раз так сделаешь,- она показала жестом, что ему будет конец,- Понимаешь?
Дэнни обиженно промолчал. Джесс еще сильнее выломала ему руку, отчего Дэнни жалобно взвыл.
- П-понял,- слабо провыл он.
Джессика его отпустила. Кинула на него испепеляющий взгляд, а когда выходила из комнаты, раздраженно бросила напоследок:
- Псих...- и ушла.
Дэнни стоял один посреди кухни. На глаза навернулись слезы, слезы обиды. Денни сердито смахнул их. Потер ушибленную руку, на внутренней стороне которой красовались кровавые полумесяцы, оставленные «когтями» сестры. Ну, чтож, Джессика постаралась, она приложила свои когти, чтобы как можно сильнее обидеть его. Дэнни тоже постарался, испортив всем настроение на весь день, впрочем, и себе тоже. Но что же делать ребенку, который провел двенадцать лет своей жизни без отца, в попытках разузнать что-нибудь о нем, и что вечно получающий в ответ?

Ехали в машине в тишине, слышен был только глухой шум трущихся об асфальт колес. Дэнни сидел сзади, что немного облегчало его задачу. Сейчас ему меньше всего хотелось идти в школу. Вместо этого он предпочел бы, например, никогда не рождаться, или выпить сильного яду или снотворного, чтобы заснуть навечно и чтобы больше никакие мысли не тревожили его… Но маму и Джессику жалко… Эх, о чем он только думает?
Он сидел, все также понуро опустив голову. Вдруг спереди ему протянулась рука. Мамина рука. И ее рука искала его. Это делать было очень тяжело, так как, она еще и водила машину. Дэнни слабо сжал мамину руку. Та в ответ тоже сжала его руку, но крепко.
- Дэнни, солнышко, не надо обижаться,- тихо произнесла мама,- Ты хочешь знать отца. Так скажу тебе – он оказался не очень хорошим человеком.
«Не очень хороший человек» - сейчас для Дэнни очень смутное понятие.
- Почему, не очень хорошим человеком?
- Трудно тебе обьяснить. Но, поверь, я очень хорошо знаю, и очень много знаю, а это важно...
Дэнни никак не мог уловить смысл слов – что его мама имеет в виду.
- Расскажи мне немножко о папе, пожалуйста,- слабо произнес мальчик.
- Твой папа... Уилл...- Мэри начала что-то бормотать.
- А?- своим детским голосом, все еще с надеждой произнес Дэнни.
- Слушай, мотылек…- ласково позвала его мама, но тут ей пришлось резко свернуть налево.
- Мы приехали,- голос Джесс прозвучал не столь повествовательно, сколь побудительно.
- Да, приехали, бегите,- она обратилась к Дэнни,- Прости, солнышко, в следующий раз...
- Нет, мама,- Дэнни прижал ее ладонь к своей щеке,- Я же знаю, не будет следующего раза, я хочу сейчас,- он зажмурился, к глазам снова подступили слезы.
- Дэнни!- рявкнула Джесс.
Дверца машины открылась, Джессика схватила брата за майку. Дэнни был неспособен сопротивляться, он отпустил руку мамы и... словно потерял всякую связь с реальностью...

«Жизнь – жестокая и хладнокровная, она может заставить нас отпустить то, к чему мы так долго стремились... чтобы мы стремились к нему снова, с новой силой, и на этот раз довели его до конца, и не повторяли прежних, роковых ошибок...»

А что делать, если после этого не хочется жить? Те, кто сильны характером, справятся с нежеланием жить, одолеют его, и продолжат свой жизненный путь... а те, кто неспособны победить его морально и вообще, им понадобиться помощь, поддержка близких и друзей, чтобы справиться с этим и морально, и физически.
Дэнни стоял перед дверью в класс, и не в силах ее открыть и войти. В коридоре было пусто, а это уже что-то. Он терпеть не мог пропуски: когда приходишь на половину урока, открываешь дверь и входишь, учитель резко поворачивается к тебе, а ученики бросают на тебя взгляды, косые взгляды. Потом учитель начинает читать тебе нравоучения, и, зависит от учителя, какой он, и от твоего рейтинга среди его учеников, или впускает, взяв с тебя слово, что ты больше не будешь опаздывать, или выставляет за дверь до конца своего урока. У Дэнни было и то, и другое. А иногда он просто попадался под горячую руку, и его выгоняли из класса, хотя при всем своем опоздании он мог иметь веские причины…
В итоге Дэнни решил прогулять первый урок. Однако, это будет не так-то просто: во-первых – кто-то может заметить его, во-вторых – если даже спрятаться в уборной, туда тоже может кто-нибудь да и отпроситься и в-третьих – он просто не доживет до второго урока!!!
Дэнни от всей души ненавидел Джесс, хотя, не знаю, как можно ненавидеть свою сестру. Она только притворяется, что ничего не знает, на самом деле она была в самом центре событий, может, только из-за нее их родители перессорились, и папа ушел! Нет, он больше не простит ей этого. Дэнни по-всякому оправдывал такое ее поведение, на этот раз его фантазии иссякли.
А что мама? Она даже не представляет, как больно она делает ему каждый раз... и еще при этом сама от этого страдает! Не верится. Это ее «как ты мне напоминаешь» было сказано с обратным намерением – сделать ему как можно неприятнее. То, что до этого звучало в ее устах беззаботно, невинно, сейчас отдается в его голове язвительно, может даже иронично, и мысли об этом задевают Дэниела за живое.
Он нависал над раковиной, с глаз его капали слезы. Дэниел стиснул края раковины, да так, что костяшки пальцев побелели. Нет, нельзя так. Двенадцать лет своей жизни в неведении, сколько уж больше! Дэнни вспомнил, как только его сестре стукнуло четырнадцать, тогда ее действительно «стукнуло»! Даже слишком сильно… ибо, как ни крути… да, да, Джесс всегда была очень решительной, рассудительной, внимательной и хитрой. Но теперь, помимо этих ее качеств, в ней появилось и что-то другое… Она как будто бы стала… злой. Как будто в ней какой-то черт поселился и травит ее, а заодно и его. Но чтобы его выселить из ее души, надо сделать что-то до такой степени «такое», чтобы... чтобы... чтобы она просто осознала, какой она была... плохой. Но, самое главное, все отрицательное в ней предстало именно в этот день, в тот момент... а, ведь, у них уже немало было таких критических случаев, и она постаралась именно в этот! Хотя, насколько помнил Дэнни, были моменты и похуже: зато тогда Джесс могла прижать к себе и утешить.
А, может, дело в нем? Поведение Джесс очень смахивает на то, что она ненавидит своего отца. Уилл был с ними, когда Джессика родилась, а может, и когда ей было два-три. С этого момента Дэнни был в этом абсолютно уверен: Джесс знает своего отца, а он нет. И вот, в тот момент, когда мама воскликнула, что он очень «напоминает» ей Уилла, у Джесс это ассоциировалось с ненавистью к папе, и потом она сорвалась. Возможно, это и служит ответом его давнешнему вопросу, почему в доме нет фотографий Джесс из совсем раннего детства, ну, а тем более, никаких фотографий отца. Сестра, скорее всего, втайне порвала их в клочья, или сожгла: почему-то другие объяснения сейчас показались Дэниелу маловероятными. А вместе с этим все вышенаписанное означает, что, конечно, ненависть к отцу у сестры с каждым годом возрастает, а с этим ее начинает раздражать похожесть Дэниела на Уильяма, если верить словам мамы… Все это воспринимается очень тяжело для двенадцатилетнего подростка, живущего в достаточно (даже больше) обеспеченной семье, который, каким бы глубоким человеком он не являлся, за свои двенадцать (всего-то) лет повидал в жизни очень мало…
Хмм... но что же «такое» имелось в виду? Что может на нее повлиять так сильно?.. Смерть, его смерть… Надо всего лишь умереть... это просто. Но... это глупо. Дэнни был настроен на смерть, сейчас он, возможно, на грани, и запросто может совершить наитупейшую ошибку на свете! Жизнь показалось ему бессмысленной, но в ней есть смысл. Смысл в том, что надо разгадать эту пока что маленькую, но довольно-таки трудную загадку, смысл в том, что надо поддерживать свое существование, ведь, если он не закончит то, что начал, смысл действительно иссякнет!
Дэнни поглядел на свое отражение в зеркале.
- Ты безнадежен,- улыбнувшись сквозь слезы, сказал он своему отражению.
- «С чего ты решил, что ты безнадежен? Это твоя сестра безнадежная дура!»- насмешливым тоном сказал голос внутри него.
- «Джесс совершает ошибку, да, но ты пойми и ее состояние тоже...»- сказал уже какой-то другой голос.
Дэнни всмотрелся в зеркало, и поперхнулся от удивления: на одном его плече устроился ангелочек.
- «Заткнись, ты сам относишься к кругу безнадежных оболтусов!»- на другом плече Дэниела неожиданно возник чертенок.
- Что-о?- не выдержал Дэнни.
- «Че раскричался, хочешь, чтоб тебя услышали?»- шикнул на него чертенок. Дэнни застонал.
- Отлично, теперь я еще и спятил...
- «Нет, ты не спятил, ты же отлично знаешь, что мы существуем, и можем появиться в любой момент»,- сказал ангелочек.
- А помоему у меня просто разыгралось воображение,- буркнул мальчик.
- «В каком-то смысле – да»,- чертенок спустился с его плеча по майке. А потом съехал вниз со сгиба локтя и, таким образом оказался у Дэнни на руке,- «Но не сейчас».
- «И как это понимать?»- с напускным непониманием спросил ангелочек.
- «Так, как есть»,- раздраженно ответил чертенок. Над его головой нависала мрачная тучка с глазами, а в руках самого чертенка был трезубец, острый, но маленький, однако Дэнни все равно не хотелось бы попадаться под его горячую руку. Ангелочек выглядел более миролюбиво, в руках его была крохотная арфа, над головой светилось глазастое солнышко. Он заиграл на своей арфе. Незнакомая Дэнни мелодия, но очень красивая, чем-то напоминающая колыбельную.
- «Не надо отчаиваться, это жизнь, нельзя умирать, ибо жизнь прекрасна...»- говорил он. Дэнни вздохнул. Но чертенку все это было совсем не по душе.
- «Идиот!»- он в приступе ярости воткнул в руку Дэниела свой трезубец, отчего тот ахнул,- «Ты должен отомстить ей за все, что она тебе сделала!»
- «Не слушай его... не поддавайся эмоциям, как некоторые...»- напряжение возрастало,- «Будь мудрее!»
- «Надо быть жестоким, иначе Джесс так и будет измываться над тобой!»- для большего эффекта чертенок взобрался на трезубец, что являлось еще более болезненным для Дэнни.
- Все, хватит, исчезните, я так больше не могу!- мальчик зажмурился и зажал уши. И как ни странно, они тут же исчезли. Дэнни открыл глаза и взглянул в зеркало. Его пронзила одна-единственная мысль: "Может, действительно, все это мне привиделось?"…
…- «Прости, я забыл свой трезубец»,- появился вдруг из ниоткуда чертенок, вытащил свой малюсенький, но острый трезубец, и снова исчез.
В тот же момент прозвенел звонок с первого урока.
Дэнни тревожно и как-то ошеломленно протер рукавом рубашки еще влажные глаза. Возможно, единственное, чего он сейчас хотел больше всего на свете - это остаться незамеченным. Конечно, не все так просто, но все-таки, можно сделать попытку не привлекать к себе внимания. Хотя, зачем он волнуется, ему всегда это удавалось и без особых усилий…
И ему, конечно же, это удалось. Тихонько проскользнув в класс, Дэнни вроде бы как действительно получилось остаться незамеченным. Он бессильно плюхнулся на стул своей парты, находящейся вблизи классного окна. Устроив свою сумку на спинке стула, Дэнни достал пенал и принадлежности к следующему уроку, после чего встал из-за парты и сел на окно, грустно гляда на гонимые ветром куда-то далеко отсюда тучи.

- Давай сюда!- Билл резко потянул Анну в пустой, вернее, почти пустой класс. А был он почти пустым только потому что в классе присувствовал еще один человек, помимо только зашедших Билла и Анны.
- Вот так уже лучше,- довольно сказал Билл,- А то я даже свои собственные мысли не мог услышать,- с этими словами он закрыл дверь класса. Она склонила голову набок и краем глаза заметила сидящего у окна мальчика.
- Мы тут не одни,- тихо произнесла она.
Мгновение-другое Билл стоял, с недоумевающим выражением лица глядя на нее. Это оказалось для Анны довольно неожиданным, когда он вдруг рассмеялся:
- Да он нас не слышит!
Анна изумленно покосилась на своего приятеля:
- Это еще почему?
- Просто,- улыбнулся Билл, и прошел к учительскому столу,- Взгляни на него, и до тебя дойдет суть моих слов,- он нагло уселся на учительский стол.
- Билл, ты так орешь, что даже мертвые тебя услышат,- язвительно пробормотала Анна, всем своим видом показывая, что она оглохла,- А вообще, это проблема всех мальчиков: орут, как будто вокруг все глухие…
- Только не его,- Билл кивнул на того самого мальчика,- У него голос очень тихий нежный, хриплый, словно умирающий… Это надо потрудиться, чтобы услышать его!.. Но зато вот…- Билл еще более нагло начал копаться в учительском шкафчике. Оттуда он достал ободранный, измятый и изрисованный листок, на котором было что-то написано. Точнее, не что-то, а стихотворение.
- Ну и ну, Билл, ни стыда, ни совести! Так это куда же ты полез?- укоризненно покачала головой Анна.
- Это неважно, я туда часто лезу, особенно, когда меня просят,- ирония?- Глянь-ка сюда!
Она сердито выхватила лист у него из рук и что-то недовольно пробормотала. Но глянув раз на листок, она уже не оторвала взгляда.
- Это он написал,- добавил Билл, снова кивнув на мальчика на окне- А собственно, чего я говорю: его Дэниел Готикс зовут. Интересная фамилия. Не каждый человек такую может носить… И вообще человек…
Билл не продолжил, потому что Анна, дочитав стихотворение, прервала его своими словами:
- Надо же… Так красиво, печально и прочувствованно написано…
Билл спрыгнул с учительского стола и несвойственно себе суетливо начал ходить между парт.
- Значит, какой-то там Готикс превзошел меня в чувственности?
- Чтож, может пора уступать хотя бы в чем-то первое место другим?- заметила Анна, приподняв одну бровь. Уголки ее губ тоже приподнялись. Билл – он всегда Билл.
- Да нет, это не так уж и плохо…- он притормозил, на какое-то мгновение задумавшись, и вдруг резко сказал,- Все, хватит созерцать, пора действовать!- он решительным, даже переигранно решительным шагом направился к окну.
Анна хотела было что-то сказать, но остановила себя. Больно-то интересно было наблюдать за поведением приятеля.

Отрывок №2

Возвращаясь домой, по дороге Дэнни заскочил в магазин сладостей и купил всего понемногу на оставшиеся, собственные деньги. И кушая свой самый любимый и «самый вредный», как утверждают окружающие, белый шоколад, он впрыпрыжку шел домой, оставив все свои заботы далеко позади.
Дэнни прикончил плитку как раз к тому времени как подошел к дому. Отпер ворота, а когда проходил, зацепил свои длиннющие джинсы и шлепнулся лицом вниз, ну, в общем-то, все это произошло по его всегдашней невнимательности. Пакетам со сладостями повезло: они чудом остались целы и ничего не рассыпалось.
Во время процесса отцепления джинсов от ворот внимание Дэнни привлек шум включенного душа в своем доме, и, поспешив отцепить свои джинсы, он, в итоге, поранил пальцы. Отцепившись и собрав в охапку пакеты, он осторожно вошел в прихожую. В ней было много луж, и во всех остальных комнатах тоже. Поставив пакеты на сухую поверхность, Дэнни направился к месту, откуда исходил шум: к ванной. Но появляется такой вопрос: если это грабитель, то какого черта ему делать в ванной? Разве что, ему вдруг в голову пришло помыться, и он решил воспользоваться душем…Сомнительно. Любой грабитель должен уметь пользоваться душем хотя бы так, чтобы не потопить соседние комнаты. Тогда это, скорее всего, не человек….Призрак?
Дэнни решил особо не церемониться, и резко вошел в ванную. И, тут же раздался возглас удивления, и ему в лицо направились струи ледяной воды из душа. Застигнутый врасплох, Дэнни прикрыл лицо руками и инстинктивно попятился назад. Но поскользнулся на луже и грохнулся (в очередной раз)). Дэнни пытался схватить руками обладателя душа, но вода упорно била ему в лицо, и в итоге Дэниелу в нос пошла вода. Мальчик закашлялся и в тот момент у него в голове прозвенело: «Дэнни!». Вода перестала бить в лицо и Дэнни разглядел того самого грабителя:
- Бим-Бим!
Нет, это не кличка грабителя. Это прозвище маленького белого привидения, которое, как видно, не умеет пользоваться душем…
Бим-Бим приоткрыл рот, и, сообразив, спрятал душ за спиной. Поздно, слишком поздно. Дэнни также приоткрыл рот, но оттуда вырвался вопрос, заданный очень возмущенным тоном:
- Ты что делаешь с душем???
Довольно логичный вопрос. Ведь этому привидению должна была по какой-то причине понадобиться вода, раз уж он открыл душ. Но вопрос был не прямым, однако можно оправдать Дэниела: мало того он был промокшим до мозга костей, так ему еще и в нос пошла вода. В таком случае люди могут не очень хорошо соображать. Дэнни был не только человеком, но сейчас это не важно. Важнее то, о чем мы только что говорили: зачем Бим-Биму понадобилась вода.
Бим-Бим виновато смотрел на мальчика, который несколько дней назад приютил его. Маленькое существо испытывало огромную вину по отношению к Дэнни. Вот, как он отблагодарил своего спасителя! Не было бы Дэнни, не было бы и Бим-Бима. Маленького слугу давно разорвала б огромная, злая собака.
Бим-Бим всегда говорил правду, ибо он не в силах скрывать или врать важному для него человеку, или, грубо говоря, его хозяину. Из маленьких слуг-привидений он был очень ценнен именно этим.
Бим-Бим взглянул на мальчика, сверлящего его сердитым, но, нет-нет, совершенно не злым взглядом. Тут мальчик сказал:
- Я жду. Зачем тебе понадобилось топить наш дом?
Бим-Бим в отчаянии подумал:
- «Нет! Бим-Бим не хотеть топить дом, и Бим-Бим не хотеть, чтобы дом сгореть! Поэтому Бим-Бим взять душ, он знать, что вода быть находиться тама!» - Бим-Бим помахал открытым душем. Он общался с Дэниелом телепатически, ведь тот был одним из немногих, кто обладал этим даром.
Дэнни поднялся, подошел к крану, и закрыл воду. Потом оглядел комнату и протянул:
- Нда-а-а… - он обернулся к Бим-Биму,- Что ты имел в виду, не хотя, чтобы дом сгорел?
Бим-Бим торопливо подошел к раковине, поставил валяющуюся у нее табуретку на ножки, залез на эту табуретку и указал на стеклянную полочку над раковиной, которая, как тогда не заметил Дэнни, была немного расплавлена прямо посерединке. Потом Дэнни обратил внимание на остальные подпаленные предметы: обгоревшие листочки, подоженный ковер, внутренняя поверхность ванны. Его взгляд также упал на разбитый стакан с подгоревшими зубными щетками и на совершенно целые ароматические свечи в раковине.
- «Бим-Бим хотеть зажечь ароматические свечи, чтобы, когда Дэнни и остальные вернуться домой, дома стоять приятный, успокаивающий аромат. Но табуретка быть шататься»,- Бим-Бим немного покачался, и табуретка тоже начала сильно покачиваться, угрожающе скрипя,- «Бим-Бим тогда уже быть зажечь спичку, но упасть, а спичка попасть на полочку…»
Дэнни хотел было открыть рот, но мысли привидения не дали ему сказать ни слова.
- «…Бим-Бим попытаться ухватиться за полочку, а она наклониться…стакан стать разбиться, а спичка зажечь листочки, один листочек упасть на пол, другой в ванну, а остальные разлететься по комнате… Бим-Бим открыть кран, но потом вспомнить о душ, а…»
- …А в это время включилась пожарная сигнализация, и начала поливать все комнаты,- мрачно закончил Дэнни мысль Бим-Бима. Тяжело вздохнув, он уселся на край ванны, и начал что-то жалобно бормотать:
- Ну что же мне теперь делать… Все комнаты надо убрать до прихода мамы и Джесс, а я в жизни с такой работой не управлюсь, да я никогда ничего подобного не делал… А поджоги?- он кинул сердитый взгляд на ковер,- Что я им скажу?
- «Надо просто убрать дом, и все будет быть окей»,- Бим-Бим также вскарабкался на краешек ванны.
- Тебе-то легко говорить,- сердито буркнул Дэнни. Потом еще раз вздохнул и сказал,- Ну ладно, попытка не пытка… Хотя, бывают и исключения…

-Ах, черт!
Восклик Дэнни раснесся по чистому, сухому, блестящему коридору эхом. В проеме открытой двери, ведущей в ванную, появилась голова маленького белого привидения.
- «Что-то случиться?»
- Да!- Дэнни снова начал собирать осколки стекла в сетку, не обращая никакого внимания на окровавленный палец,- Это просто ужасно! Я ничего не умею толком делать! От меня совершенно нет пользы… меня разве что в утиль отправить!..- все это было сказано от всей души.
- «А что случиться?»- Бим-Бим подошел к Дэнни, а оттуда вскарабкался на его плечо,- «Ой… У Дэнни кровь! Дэнни больно?»
- Нет! Мне обидно!- Дэниел обернулся к другу-привидению, глаза его блестели.
- «Не надо, Дэнни, не надо… Ты есть очень хороший человек, тебя есть много польза…»- приговаривало маленькое привидение, поглаживая мальчика по волосам,- «Ты так здорово убрать дом, только вещи осталось, чтобы высохнуть на солнышке…»
Ни один словарь на свете не расшифрует кажущиеся вам на первый взгляд бессмысленные предложения… Но сколько в них тепла, верности, любви, поддержки!
 
Danny_Gotiks Дата: Воскресенье, 11.03.2012, 00:46 | Сообщение # 2
Keen Apprentice

Группа: Проверенные +
Сообщений: 579
Репутация: 1834
Награды: 7
Страна: Азербайджан
Город: Баку
Дата регистрации: 08.08.2008
Статус: Покинул призрачную зону
Отрывок №3 (пожалуй, самый большой, а потому и самый бредовый, и он, в отличие от других, был еще правлен)

Наконец-то он отстал! Напоследок он что-то сказал о переулке, но Дэнни сейчас было на это плевать, самое главное, ему удалось отцепить от себя одного из приятелей Билла! Этого звали Гриша, и он бесконечно болтал и даже показался Дэнни гиперактивным. Гриша говорил о том, о сем, о себе, о Билле, об Оливере, выпытывал из Дэнни все самое сокровенное, шел вприпрыжку, иногда инстинктивно отбрасывая назад длинную, косую челку, пару раз чуть не задушил нового приятеля в объятьях, убеждал послушать ту или иную рок-группу, напевал песни, короче, Дэнни оставалось только слушать и кивать головой в знак внимания. Все это постепенно начало нервировать и надоедать Дэниелу, которому новый приятель, неожиданно возникнув, не дал прогуляться в приятном одиночестве. Но еще больше Дэнни начали нервировать опускавшиеся как раз некстати сумерки, потому что при мысле о прогулке с «emo» по ночному городу сердце испуганно вздрагивало. Мало какие неприятности могут они привлечь, и мало каким окажется этот Гриша в ночное время… Вдруг он какой-нибудь там психопат? Ну так, по крайней мере, выходило по рассказам самого Гриши… Но судьба смилостивилась над запуганным и готовым кинуться в бега Дэниелом, и Грише по каким-то обстоятельствам и событиям пришлось умчаться в другую сторону. Так их дороги разошлись, и как раз там, где Дэнни уже успел выучить дорогу к дому. Ну, чтож, повезло.
Дэнни резко свернул налево и оказался на своей знакомой улице. Достиг нужного дома, открыл ворота, вошел, потянул за ручку, не поддалась. Видимо, заперли. Ну, тогда он вежливо постучался. Никто не отозвался. Да и было дома на удивление тихо и темно. Дэнни начал молотить дверь, что обычно действует. Ничего, абсолютно ничего. Дэнни, в общем-то, мог открыть дверь сам, если у него, конечно, были ключи от дома. Он долго копался в своем рюкзаке, но безрезультатно. Ни ключей, ни мобильного. И что теперь?

- Он не отвечает,- вздохнула Джессика, отведя телефон от уха,- Видимо дома мобильный забыл,- она хмыкнула,- Почему он такой рассеянный?
- Лишь бы еще ключи от дома не забыл,- пробормотала Мэри.
- Не надо волноваться,- спокойно произнес сидящий впереди Себастьян,- Каким бы рассеянным он не был, он очень живучий парень!
- Зато невезучий,- язвительно добавила Джесс,- Он притягивает всякие неприятности, в обществе является изгоем, а когда сам нарывается на беду, то строит из себя невинного ангелочка!
- Хорошего же ты о нем мнения…- тихо заметил Себастьян, но тут же встрепенулся,- Даа, а в каком смысле «невезучий»? Я не понимаю слова «невезение»,- спросил он с немного наигранным непониманием.
- Потому что тебе-то всегда везет,- фыркнула Джесс,- Невезет – это когда могло быть плохо и еще хуже, и всегда выходит «еще хуже». Но я неточно сформулировала свою мысль…
- Всезнайка,- дразнящим голосом прошептал Себастьян.
Мэри тяжело вздохнула, и, выждав паузу, добавила:
- Нам предстоит долгая дорога, поберегите силы,- потом уже невнятней, для себя, сказала,- Позвоню-ка я Лилиан, пусть попробуют отыскать Дэниела, переночует у них…ну, Дэнни…- она нажала на педаль, и машина резко рванула с места.

Бом-бом-бом. Дождинки барабанят по стеклам, по асфальту, а самое главное – по голове. Льет как из ведра. Ливень, ливень начался. Вот, что значит, действительно невезет! Куда, как идти – Дэнни не знал. Просто шел, как говорится, куда глаза глядят. Добрел до темного переулка, да и там не остановился: зашел в него. Там, хотя бы тяжелые капли не долетают, и не таранят твою голову…
Дэнни медленно, устало брел по темному переулку. Перед взором то снова все погружалось во тьму, то снова глаза начинали видеть в темноте. В какой-то момент ему начало чудиться, будто лето переходит в зиму: дождинки медленно преображаются в снежинки, во время дыхания изо рта идет пар, становится как-то морозно. Но только в какой-то момент. Теперь перед ним снова предстал дождливый, хмурый, прохладный июнь.
Дэнни рассерженно, изо всех сил пнул ногой камушек, и тот отлетел вперед на несколько метров. Звук отлетевшего камушка отдался в узком переулке глухим эхом. Но кроме эха, здесь присутствовало и что-то другое, вернее, кто-то другой. Дэнни ускорил шаг и резко свернул за угол. Послышалось чье-то рычание, мальчик вгляделся во тьму, заметил силуэт большой собаки и какое-то маленькое белое существо. Пес был просто огромный по сравнению с этим созданием. Дэнни не разглядел, какой породы была собака. Но предположил, что овчарка. Услышав шаги Дэнни, пес повернулся к нему, и зарычал еще громче и угрожающе. Дело было секундное: Дэнни ринулся с места, схватил маленькое белое создание, но пес не хотел его упускать; овчарка успела схватить зубами кроссовку мальчика. Тот чудом удержал равновесие, дернул ногой, кроссовка осталась в зубах собаки, а Дэнни помчался дальше. Пес же разбежался и как сорвался с места! Цепь, держащая его, не выдержала, порвалась. Коварный убийца на свободе, и вот, он понесся молнией за похитителем своего ужина.
Дэнни летел как ветер. Он осознавал, что собака сорвалась с цепи, в прямом и переносном смысле этого слова. В одной кроссовке бежать было труднее, а мчаться – тем более. Неожиданно маленькое создание вырвалось из рук Дэниела и проворно пробралось в рюкзак. Дэнни не обратил на это особого внимания, да о каком внимании может идти речь! Дэнни чуть не занесло на очередном повороте: земля была скользкой. Он сделал попытку обернуться, посмотреть назад… но неожиданно ногу пронзило острой болью. Дэнни упал ничком. Понадобилась секунда, чтобы понять, что произошло – разбитая бутылка. Свежий осколок поранил ему ногу. Тут раздался лай, перед Дэнни на все четыре лапы приземлилась овчарка. Сердце у мальчика подпрыгнуло, и он сам тоже подпрыгнул и помчался с новой силой, от неожиданного страха позабыв все на свете.
Все происходило как будто в тумане. Дэнни ничего не видел, вода толстой пеленой перекрывала ему взор. Мальчик и не заметил, как вышел на особую улицу, где живут высшие слои общества. Дэнни в отчаянии и ужасе обернулся: собака настигала его. Боль в ноге стала острее, Дэнни уже не мог бежать так быстро. Псу теперь ничего не стоило сделать заключительный прыжок и поразить свою жертву.
Тут же весь туман исчез, и перед Дэнни отчетливо предстала собака, пустая улица и ливень. Голодный зверь в один момент прижала Дэнни к асфальту, нависая над ним, передними лапами прижимала его руки, впиваясь в кожу, прокалывая ее своими когтями. Но терять уже было нечего. Дэнни резко обхватил руками ее лапы, сделал последнее усилие, попытался оттолкнуть от себя животное. Овчарка издала странный звук, напоминающий одновременно и вой, и лай, и рычание. Но вответ на сопротивление собака надавила лапами сильнее, раскрыла пасть, словно собираясь откусить от Дэнни кусок побольше, сделала рывок, что тот отчетливо увидел ее клыки, как вдруг какая-то неведомая сила в последний момент оттолкнула собаку. Промелькнула тень, овчарка заскулила, и Дэнни какой-то, еще державшей его в сознании частичкой мозга осознал, что опасность миновала. Но очередное неожиданное развитие событий и жгучее любопытство, вызванное инстинктом самосохранения, заставило его резко приподняться на локтях. Перед его взором предстал человек, одной рукой зажимающий собаке пасть, другой рукой держащий за ошейник. В конце-концов собака все-таки перестала сопротивляться, смирилась. Тут-то до Дэнни дошло, что этот человек и был той неведомой силой, оттолкнувшей собаку…
Большая тень, упавшая на мальчика, и легкое прикосновение к плечу заставила Дэнни вздрогнуть и обернуться. Сзади ему улыбалась зеленоглазая, черноволосая, загорелая девушка. Пожалуй, лет пятнадцати. Одной ее улыбки хватило, чтоб заставить тепло разлиться по телу Дэниела. Казалось бы, Дэнни уже ничего не было нужно, но тут звучный мужской голос резко сказал приказательным тоном:
- Отнесите мальчишку в дом, Изабель за этим проследит, а я отыщу хозяев этой собаки… Пошла!- это был голос того самого человека, который одолел собаку, и теперь он так же повелительно и устрашающе подгонял за собой собаку.
Тут подошли несколько человек, посадили Дэниела на что-то, наподобие носилок, только в сто раз красивее, красочней и мягче, и отнесли в дом. Дэнни пока решил ничего не предпринимать, вернее, он еще не отошел от произошедшего, чтобы вообще вымолвить хоть слово. Его посадили в кресло, сняли жакет, накрыли на плечи теплый плед. Тут та самая зеленоглазая девушка воскликнула:
- Ой! Я ж тебя знаю! Ты – Дэнни!
Дэнни приоткрыл рот, но язык не послушался, однако все-таки ему удалось выдавить из себя вопрос:
- От-ткуда?- и он сам удивился тому, как у него дрожит голос. Но вдруг та часть мозга, которая находилась все еще в оцепенении от ужаса, снова начала работать.
- Твоя сестра, Джессика, моя подруга, много о тебе рассказывала, но…- она немного замялась,- Ты выглядишь постарше своего возраста, и, я не ожидала увидеть перед собой тебя именно такого, по рассказам я тебя не таким представляла…
Ествественно, ничего хорошего Джессика про своего брата рассказать не могла. Так что неудивительно, что Изабель представляла Дэнни умственно отсталым, чокнутым и страшным придурком, который только и думает, как подколоть сестру. Звучит все это отвратительно, ошарашивающе и… печально, потому что всю эту ложь Джесс наговаривает на Дэниела от всей души, что означает, скорей, что она действительно его таким видит…
- Так-так-так…что у нас тут?
Этот женский голос вывел Дэнни из мгновенных размышлений. Он поднял глаза, и чуть не поперхнулся от удивления: перед ним как будто бы стояла взрослая копия Изабель: черные волосы, точно такой же загар, фигура, только вот глаза у ее копии были темно-темно карие, а у Изабель - зеленые. Скорей всего, это мама Изабель. Она внимательно осмотрела ногу Дэнни, покачала головой, потом осмотрела его полностью. Остановив изучение пострадавшего, она каким-то таинственным тоном спросила у него:
- Тебе не показалось, что он мог быть бешеным?
- Да нет, песик просто проголодался и решил перекусить,- иронично усмехнулся Дэн,- Не думаю, что он был бешеный. Просто очень голоден. Тогда и на человечину не грех начать охотиться…
Неожиданно, быстрым, грациозным шагом в комнату вошел молодой мужчина, тот самый, который одолел собаку. Он мягко сказал:
- Как оказалось, песик просто был очень голодный и решил не дожидаться ужина… Видели бы вы, с какой жадностью он пожирал свой ужин, аж страшно подумать, что с парнишкой он расправился бы не лучше,- он посмотрел на изумленные лица жены с дочерью и настороженно произнес,- Я что-то не так сказал?
- Не, пап, все в порядке…- пожала плечами Изабель,- Просто на мгновение представили, что бы могло статься с Дэнькой… А на самого посмотри, и усом не поведет: подумаешь, собака набросилась!
Папа? Он не очень-то смахивает на отца пятнадцатилетней девочки – слишком молодой, он ей в парни подошел бы…Дэнни хотел было открыть рот, но папа (как ни странно!) Изабель, продолжил:
- Ну не будет же он закатывать истерику, как некоторые,- папа Изабель добродушно рассмеялся,- Ну неповезло ему, попался он в рыскающие в поиске пищи глаза овчарки…
- Мне всегда невезет,- мрачно отозвался Дэнни, хотя он отлично знал, что сам нарвался на эти неприятности, бросаясь на помощь непонятному маленькому существу, которое сейчас, наверное, приятно теплится и перекусывает у него в рюкзаке,- Впрочем, я сам виноват.
Изабель захихикала и ласково потрепала его по мокрым волосам на макушке. Мама же Изабель пропала из зоны видимости. Видимо, ушла за чем-то.
- А почему тебе взбрело в голову погулять по этому темному и небезопасному переулку, а?- спросил папа Изабель.
- Он недавно в этом городе,- Дэнни снова не дали и рта открыть.
- А почему именно в такую погоду? Тебе делать больше нечего?- склонив голову набок, спросил снова тот.
- Да вот домашние почему-то умчали на другой конец города, верней, за город, дом заперли, и вместе с ним и вторую пару ключей от дома… Но снова я сам виноват, ибо не надо было как последний идиот забывать ключи дома…- Дэнни хмыкнул, опередив оставшуюся с открытым ртом Изабель.
- А нельзя было кому-нибудь позвонить?- недоумевая, добавила Изабель, пытаясь восполнить невысказанное предположение.
- Телик тоже у меня дома на тумбочке валяется. И без зарядки, кажется,- Дэнни улыбнулся собственной рассеянности.
- Однако, какой рассеянный…- серьезно покачал головой папа Изабель,- Надо исправляться. Это пока так, мелочи жизни… А вот если забудешь годовщину своей свадьбы – то тогда тебе точно крышка…
Ребята не удержались от смеха и оба прыснули. Изабель пришлось облокатиться на кресло, в котором устроился Дэнни, в свою очередь откинувшийся на спинку кресла и прикрывший лицо руками.
- Что у вас за веселье такое?- подойдя сзади к своему мужу, игривым голосом спросила мама Изабель, словно бы она уже издалека услышала слова своего мужа, Эдуарда.
- Ну чтож, и пошутить нельзя?- невинным голоском спросил Эдуард.
- Шутки шутками, а маме Дэниела позвонить надо,- уже серьезно произнесла та.
- Сейчас позвоню Джессике,- сказала Изабель, доставая мобильник, а мама начала возиться с ногой Дэнни. Она стояла и ждала, когда Джесс ответит. Через несколько секунд в телефоне раздалось: «Изабель?», и та встрепенулась и вдруг начала очень быстро что-то говорить. Естевственно, Дэнни такую речь не сумел разобрать. Через минуту Изабель протянула ему мобильник, что, мол, мама хочет поговорить. Дэнни боязливо взял телефон в руки и неуверенно позвал в трубку:
- Мааам?
- Дэнни! Прошу тебя, скажи, что случилось, Джесс сказала что-то про овчарку, ты ушибся, она тебя покусала?- немедленно и оглушающе раздалось по ту сторону линии, что Дэнни аж подскочил на месте, на что мама Изабель возмущенно шикнула. Но Дэнни постарался как можно веселей и беспечней проговорить в трубку:
- Спокойно, мам, ничего страшного, нет, она меня не покусала, просто поранил ногу об асфальт, а собака у меня кроссовку забрала, всего-то...
- Как, поранил ногу? Сильно?- мама не дала ему договорить.
- Просто, не сильно,- и тут Дэнни стиснул зубы от боли, ведь мама Изабель дезинфицировала его порез, что было не очень приятным процессом.
- Ладно,- Мэри вздохнула, и в этом вздохе слышалось облегчение, а это хорошая примета,- Слава Богу, что ты целый, невридимый, я позвоню Лилиан, она заедет сейчас за тобой...
- Эээ... мам?- Дэнни немного замешкался,- Не могла б ты сказать, чтоб она привезла одежду и... кроссовки?
- Конечно, могу,- мама рассмеялась,- Мы завтра вернемся, с машиной небольшие неполадки, целую, береги себя,- и она дала отбой. Дэнни вздохнул с облегчением. Мама Изабель к тому времени уже перевязала ему стопу.
- Ну, как? Очень больно?- спросила она.
Дэнни пошевелил пальцами ноги. Потом поднялся, встал на обе ноги, походил немного, конечно, хромая.
- Терпимо,- Дэнни улыбнулся,- Спасибо вам огромное,- он обернулся к Эдуарду,- И вам тоже,- Дэнни пожал ему руку.
- Всегда пожалуйста,- тот тоже улыбнулся,- Я пойду, встречу твою Лилиан...
Прошло не более десяти минут, как в комнату снова вошел папа Изабель, неся с собой одежду и (как раз!) кроссовки.
- Давай, переодевайся, Лилиан тебя ждет в машине.
Дэнни переоделся быстро, насколько мог. Кроссовки оказались немного большими, в общем, как и все вещи. Дэнни, прихрамывая, вышел. В этих кроссовках было чертовски неудобно.
- Прикольно выглядишь,- Изабель прикрыла рукой рот, чтобы не захихикать в очередной раз,- Я пошла накручивать бигуди, ведь завтра школьный праздник, ну, в смысле, вечеринка, тама и увидимся, окей?
Упоминание о вечеринке немного омрачило Дэнни, даже не столько о вечеринке, сколько о школе. Напоследок Изабель, прощаясь, бросила:
- А ты милашка!- и она послала ему воздушный поцелуй, от которого Дэнни смущенно потупил взгляд.
По пути к машине Дэнни плелся сзади папы Изабель, ведь, как-никак, наступать на ногу было больно. В итоге Эдуард не выдержал и со скоростью света помчался к машине с Дэнни на руках, и при этом без разрешения его самого. Дэнни не успел сопротивиться, так как неожиданно для себя оказался в машине. Эдуард со всеми распрощался, и убежал, ведь никому не нравиться стоять под дождем, тем более, под проливным дождем.

Совсем даже неудивительно, что Лилиан долго не отпускала Дэниела, пихнув ему в рот градусник, приготовив ему горячий-прегорячий шоколад (ну, или какао) и надавав ему множество подзатыльников за его рассеянность и неорганизованность. Потом она заставила его выпить какао горячим, именно горячим, а не теплым, каким его обычно пьет наш Дэнни, убедилась в том, что у него температура немного выше нормы, потом еще напоила горькими травяными лекарствами, угрожала уколом, еще немного поругала его, убедила в том, что он еще свое получит, и, в итоге отправила полусонного как-раз-таки в постель.
- Может, опишешь подробно, что произошло?- не скрывая любопытства, спросил Отто, троюродный брат Дэнни, когда тот приплелся в его комнату,- Все-таки, не каждый день с человеком такое случается… Наверное, классные ощущения, правда?
- Зато чего эти ощущения стоят,- жалобно простонал Дэнни, плюхаясь в свежую, мягкую и прохладную постель.
- Но зато будет что рассказывать!- в необузданном восторге воскликнул Отто.
- О, дааа,- с сарказмом буркнул Дэн, уткнувшись носом в подушку, и вдруг еще более жалобно взвыл,- Ооо, Отто, ты меня прости, я на минутку отлучуся…- неохотно поднявшись с постели, казавшейся раем, Дэнни прихрамывая выполз из комнаты. За углом валялся его рюкзак.
Он аккуратно зашел в ванную и запер дверь на ключ. Все так же аккуратно открыл рюкзак и вгляделся во внутрь.
- Бим.
Дэнни вздрогнул. Потом осторожно достал из рюкзака что-то белое.
- Бим,- снова сказало маленькое белое привидение у него в руках.
- Ты меня понимаешь?- прошептал Дэнни. Вдруг у него в голове раздалось: «Я быть тебя слышать, и понимать, но я не уметь говорить, вернее, не иметь права...»
Дэнни недоумевающе посмотрел на маленькое создание, которое он держал в руках.
- Как тебя зовут?
- «У меня всегда быть имя по-другому»,- телепатически сказало привидение. Потом вдруг вырвалось из рук Дэнни, и обняло его за ноги, произнося при этом:
- Бим-бим-бим!
Так это существо выразило свою благодарность Дэнни. Тот очухался от удивления, погладил существо по белой, мягкой и гладкой головку, но потом снова опустил в рюкзак, попросив при этом вести себя тихо. Маленькое создание вежливо кивнуло. Дэнни снова закрыл рюкзак и вышел из ванной. Рюкзак оставил там же, откуда и взял, и снова, как ни в чем не бывало, вошел в комнату Отто.
- Итак, Дэнни Готикс становится рекордсменом по скорости посещения уборной!- с иронией провозласил Отто. Дэнни безразлично пожал плечами и снова с блаженством плюхнулся в постель.
- Ну, рассказывай!- в нетерпении воскликнул Отто. Еще немного понудев, Дэнни перевернулся на спину, и, уставившись на деревянный навес над своей кроватью, начал рассказ, который впоследствии и без всяких преувеличений звучал даже захватывающе. Насколько вы поняли, про маленькое белое привидение Дэниел промолчал, ибо лишнего внимания, ходьбы и объяснений он не хотел. Да и кто знает, как бы на это отреагировал скептик и реалист Отто. Не то, чтобы скептик и реалист, но, зная, пожалуй, больное и богатое воображение брата, Отто наврядли бы поверил ему. А Дэнни ничего такого и не надо было.

Отто сжалился над пережившим стресс и ноющим братишкой, и все-таки завершил свою еще долго продолжавшуюся после рассказа беседу с Дэнни, сознание которого уже работало только на четверть. Но зато после завершения беседы Отто еще неторопливо переодевался в пижаму, выключал ноутбук, приводил в порядок свое рабочее место, устроил чуть ли не генеральную уборку комнаты, и, в конце концов, пошел умываться и читить зубы. После умывания он еще раз окинул придирчивым взглядом свою комнату, и, только благодаря громкому жалобному стону Дэниела «ОТТО, СПАТЬ!», тот таки поднялся на второй этаж своей двухярусной кровати, отдав Дэнни нижний ярус, для сна неиспользуемый. Когда Отто достиг своей постели и захотел в ней обустроиться, сверху вдруг раздался его возмущенный возглас:
- Тимми, Джейн! Опять они игрались у меня в постели! Господи, сколько тут игрушек!
Вниз полетели мягкие игрушки, машинки, LEGO-детали...
- Ну что ты делаешь???- сердито воскликнул Дэнни,- Разве можно с игрушками так обращаться?- для Дэнни являлось невыносимым смотреть на грустно валяющие на полу игрушки, и он, переборов сон, поспешно слез с кровати, и, ползая на четвереньках, собрал все игрушки и аккуратно, в ряд, пристроил их у стены, ласково гладя каждую из игрушек и шепча в утешение что-то.
- Ребенок,- фыркнул Отто, наблюдая за поведением брата,- Только что ты, кажется, выл на весь дом о том, что хочешь спать, а теперь игрушки увидал и поиграть решил? Мне тебе что, колыбельную еще придется спеть?
Дэнни незаметно улыбнулся.
- Не, не придется,- мягко сказал он.
- Тогда спокойной ночи,- сказал Отто, зевая,- Давай, иди спи, игрушки тебе очень признательны.
- Спокойной,- Дэнни погасил свет и уже в третий раз плюхнулся в постель. Комната окунулась в блаженную тьму. Стало тихо-тихо... был слышен только храп уже заснувшего Отто и стук дождинок по стеклам. Бом-бом-бом...

- Подожди, подожди! Сейчас скажу, когда надо будет, пока не надо!
Тимми сидел верхом на спящем Дэнни, подпрыгивая от нетерпения. Дэнни же спал так крепко, что даже не чувствовал этого. Невинно спящий мальчик и не подозревал, какую побудку ему сейчас устроят...
- А может быть не надо, мне жалко его,- сказала Джейн, испуганно прячась за кроватью.
- Надо, надо!- восклицал Тимми, уже предвкушая садизм идеи Отто.
- Тише, тише! Ты сейчас разбудишь его!- успокаивал Отто «разбежавшегося» братика,- Это сорвет наш план!
- А может, все-таки не надо?- пропищала Джейн.
- Поверь, Джейн, я избрал самый лучший метод быстрой побудки, тем более, Дэнни так крепко спит!- гордо и уверенно заявил Отто.
- Точно!- поддержал маленький Тимми брата.
- Сматываюсь,- испуганно сказала Джейн и пулей вылетела из комнаты, спрятавшись за стеной и в ужасе закрыв глаза.
- Раз... дваа...- Отто немного помедлил,- ... Три!
Тимми не было причин медлить и он вцепился своими острыми зубами в руку Дэнни. Тот резко дернулся и взвыл. Еще толком даже не проснувшись, Дэнни попытался избавиться от Тимми, намертво вцепившегося в его руку. Вряд ли он вообще понимал, что это Тимми. Вой перешел в крик. Откуда не возьмись, появилась Джейн, и набросилась на своего брата-близнеца, пытаясь при этом помочь Дэнни. Отто в приступе смеха свалился с кровати. В постели Дэнни образовалась неразбериха. Все спутались в одном одеяле. С трудом высвободив свою руку от острых зубов Тимми, Дэнни забился в угол кровати, с округленными от ужаса глазами глядя на близнецов. В итоге те тоже свалились с кровати. Джейн, стукнувшись головой, заревела. Тимми немедленно бросился успокаивать свою сестру, погладил ее по голове, поцеловал в щечку. Джейн еще немного демонстративно повсхлипывала, но в конце улыбнулась и дала Тимми кулачком по голове. Отто, наблюдая такое зрелище, покатывался со смеху. Дэнни, немного выждав, пока тот отсмеется, мрачно спросил:
- Отсмеялся?
- Подожди, нет,- Отто снова начал хохотать. Через несколько секунд он успокоился и сказал,- Теперь – да.
Тимми, который тоже ждал, пока его брат отсмеется (наверное, было категорически запрещено отвлекать Отто, пока тот находился в процессе смеха), вскочил, подошел к Дэнни (который вздрогнул, ясно по каким причинам), посмотрел на укушенную им руку и в его голосе смешались удивление и радость:
- Смотри, кровь идет!- потом обернулся к Отто,- Ух ты, как клево! Значит, у меня такие острые зубы...- он начал исследовать свои зубы. Джейн, возмущенная, вскочила и направилась к двери. Отто попытался ее схватить, но та уже наловчилась и сейчас запросто увернулась от рук старшего брата.
- Ябеда!- прошипел ей вслед Отто.
Дэнни угрюмо поднялся, взял одежду и пошел умываться, оставив в комнате затихших Отто и Тимми. Когда он, уже переодевшийся, промывал укушенное место, мимо проходила мама, которую за руку вела Джейн. Джейн, заметив кузена, громко вскричала, словно бы задержала преступника, вернувшегося на место преступления:
- Вот он, мама!
Дэнни от неожиданности обернулся. Джейн подбежала к нему, таща за собой маму.
- Мама, вот, смотри,- она взяла Дэнни за руку, и показала укушенное место. Дэнни не сопротивлялся, он стоял и умиленно смотрел на маленькую пятилетнюю девочку, так усердно защищавшую его. В это время Отто и Тимми, являвшиися истинными преступниками, тихонько, на цыпочках, можно сказать, сбегали с места преступления. Но не тут-то было! Мама, заметив их, нагнала обоих, схватила за шкирку и притащила к Дэнни. Дэнни поджал губы, дабы не смеяться, глядя на смешные гримасы братьев. А Джейн, кажется, все это принимала даже слишком всерьез.
- А ну колитесь, зачем вы это сделали?- наигранно-угрожающим голосом спросила их мама, встряхивая.
- Мы всего лишь хотели разбудить Дэнни,- невинно промямлил Отто.
- Даа,- точно эхо, подтвердил Тимми.
- И его обязательно надо было будить садистскими методами? Отто, чему ты учишь детей?- встряхивая его, говорила мама.
- Вот именно!- подхватила Джейн. Дэнни давил в себе приступы смеха. Ведь видно было, что Лилиан играет: вся ее мимика об этом говорила.
- Может не надо их так ругать?- спросил Дэнни, склонив голову набок, и еле заметно улыбаясь.
- Это еще цветочки, Дэниел, это они пожалели тебя,- угрожающе отрезала Лилиан.
- Да! ...Цветочки!- Джейн немного помедлила, пока пыталась понять, что ее мама имела в виду.
- Если такое повториться хоть раз,- мама обращалась к Тимми,- Мне придется отвести тебя к зубному, чтобы он вырвал твои клыки!
- Нет, нет...- в ужасе, охрипшим голосом запротестовал Тимми,- Мам, я больше не буду! Не надо, оставьте мои зубы!- он начал вырываться, и мама его отпустила. Тимми подбежал к Дэнни, обнял за ноги, и чуть не плача, пропищал:
- Дэнни, Дэнни! Прости меня, пожалуйста! Я больше не буду кусаться! Скажи им, чтобы не вырывали мои клыки!
- Прощаю я тебя, прощаю. Не тронут они твои зубы! Ты же сказал, что ты больше не будешь,- Дэнни взял Тимми на руки, тот прижался к нему, пряча лицо от мамы, сестры и Отто.
- А вы, молодой человек,- она повернулась к Отто,- А если вы повторите это еще раз, вас тоже ждет наказание...
- А ты уверена?- нагло переспросил Отто, усмехнувшись.
- Ах так…- Лилиан коварно улыбнулась,- Рискнешь – узнаешь… Кстати, Дэнни тебя вообще простил?
- Дайте мне день на размышления… - Дэнни демостративно принял думающую позу. Отто поперхунлся.
- Будем считать, что простил,- немного подумав, с серьезным выражением лица и голосом решил Дэниел, очень важно кивая головой.
- Ну парень, тебя такое ждет…- угрожающе прошипел Отто, прищурив взгляд.
- Оставь это мне,- Лилиан кивнула на Дэниела, оскалившись,- Я еще с ним разберусь.
Настала очередь Дэнни поперхнуться и округлить глаза.

За завтраком Дэнни и Отто поругались и измазали друг друга шоколадным кремом. Потом, уже отправленные умываться и переодеваться, они подрались в ванной. Дэнни оказался облитый ледяной водой с головы до ног. Отто изо всех сил стукнули шваброй. Лилиан накричала на обоих, но так как Отто был главным ответственным за весь этот хаос, на него она кричала больше. Джейн и Тимми последовали примеру старших, и Лилиан в кухне ждали измазанные джемом, шоколадом и прочими съестными субстанциями близнецы. После этой выходки она просто оканчательно вышла из себя, схватила старшего сына за футболку и завела с собой в отдельную комнату на «серьезный разговор».
Оставшись стоять на кухне с близнецами, Дэнни решил что-то предпринять для приведения в порядок и кухню и близнецов. Поэтому каждого послал умываться в две разные ванные комнаты (иначе бы они и в одной вместе все разгромили) и переодеваться, а сам принялся убирать со стола и вытирать запачканный пол, несмотря на то, что сам был в набравших воды футболке и джинсах, неприятно облепивших тело.
Дело было пятиминутное, и вскоре пол кухни блестел, стол был накрыт новой чистой скатертью (старая отправилась стираться), продукты разложены по своим местам, грязная посуда сложена у раковины, а близнецы уже умывшиеся, в чистой одежде.
Джейн, обнаружив кухню приятно чистой, на радостях побежала нарвать цветочков в саду для украшения стола. Когда она их принесла, Тимми с удовольствием уложил цветы в маленькую, наполненную водой вазочку, и разместил все это прямо посередине стола. Дэнни же в это время хорошенько обсушил шваброй (которой он стукнул Отто) мокрый пол в ванной и, удволетворенно вернувшись на кухню, обнаружил, что близнецы, каждый придвинув для себя по причине маленького роста к раковине стул, моют посуду. Те же, обернувшись на шум, обнаружили брата дергающимся в конвульсиях в приступе смеха.
Но, хоть и пошатываясь, Дэнни таки поднялся и помог близнецам домыть, довысушить, доположить по местам посуду, и все это они завершили как раз в тот момент, когда в кухню прошли Лилиан и вслед за ней Отто с красными глазами, с подозрительно покрасневшей щекой и подавленно ссутулившийся.
Увидев столь ангельски прибравшихся на кухне Дэнни и близнецов, Отто попятился назад, мотая головой, и убежал себе в комнату, предварительно громко хлопнув ее дверью. Лилиан на такое поведения сына не обратила ни малейшего внимания, зато чистотой в кухне она была приятно удивлена. Однако, когда она увидала Дэнни, выглядевшего как мокрая курица, или, если верней, мокрый петух…

… - Нет, послушайте, ну это же не дело!
- Ну да, а то, что ты свои легкие застужаешь, дело?
- Ну я же хотел помочь!
- Ты бы мне больше помог, если бы позаботился о своем здоровьи!
- Ну не хочу я эти гадости глотать! Меня от них тошнит!
- Не хочешь глотать – и не буду заставлять.
- И что тогда?
- А тогда по-другому сделаем…
- А это как?
- Сейчас увидишь, как! ...
 
Danny_Gotiks Дата: Воскресенье, 11.03.2012, 00:46 | Сообщение # 3
Keen Apprentice

Группа: Проверенные +
Сообщений: 579
Репутация: 1834
Награды: 7
Страна: Азербайджан
Город: Баку
Дата регистрации: 08.08.2008
Статус: Покинул призрачную зону
Продолжение Отрывка№3

Дэнни угрюмо развалился на диване и крутил музыкальные каналы, в надежде отыскать хоть что-то стоящее.
Свое обещание разобраться с ним Лилиан исполнила, и даже перестаралась. Угрозы, это конечно, плохо, но когда они воплощаются в реальность – еще хуже. Теперь Дэнни на себе и это испытал. Больше никогда горьким микстурам и прочим лекарствам он не предпочтет что-то другое. Потому что лучше лекарств не могут быть даже бабушкинские методы лечения, а хуже лекарств могут быть только уколы. Жаль, что, всю жизнь будучи так обдуриваем врачами-садистами, он все равно снова попался на эту уловку…
Единственное хорошее на данный момент было только то, что Лилиан уехала по делам, и некому было продолжать «лечить» его и надзирать над ним. Пару уколов он в достатке претерпел, и сейчас полное его бездействие объяснялось именно только что пережитым стрессом.
Отто, у которого с мамой действительно прошел серьезный и неприятный разговор, предпочел запереться в своей комнате и поплакать в одиночестве. Сколько бы Дэнни не уговаривал, не просил впустить или самому выйти, не таранил дверь, Отто даже не отзывался. Из комнаты только доносилось тихое сопение и всхлипывание.
Дэнни моментально передалось состояние брата, поэтому плюхнулся он обратно на диван в гостиной такой озлобленный, разбитый и раздраженный, что вскоре пульт перелетел всю комнату и без всякой помощи кнопок вырубил телик. Ничего себе «веселый» денек!
Зато ничего подобного не скажешь о близнецах, увлеченно и громко игравших во что-то во дворе. Погода стояла прохладная, пасмурная, немного сырая, но это не мешало их веселью. Чтобы контролировать ситуацию и быть уверенным в безопасности детей, Дэнни оставил стеклянные развижные двери, ведущие из гостиной во двор, слегка приоткрытыми.
Он дремал, свернувшись калачиком на диване и тихо посапывая… В комнате звучала пронизывающая душу тихая мелодия, сопровождаемая аккомпонементом пианино…
- Дэнни!
Кто-то его позвал. Может, послышалось? Наверное…
- Дэннииииииииии!!!!!
Вдруг через приоткрытые раздвижные двери в комнату влетела Джейн. Она раскачивалась в ужасном возбуждении, тянула Дэнни за футболку и повторяла его имя, как заведенная:
- Дэнни!...Дэнни... Дэнни!
- Что, что случилось, Джейн? Что там?- сонно, раздраженно пробурчал тот, поднимая голову.
- Там... там... там...- слова не ложились ей на язык,- Змея! Черная, как будто светится, глаза тоже светятся, она шипит...
- Как, змея? А Тимми где?- спросил Дэнни, от таких неожиданных новостей вскакивая с дивана.
- Он с Отто, он не захотел со мной играть, идем скорее!
Джейн взяла его за руку и побежала так быстро, что Дэнни еле поспевал за ней. Остановились они только у дерева, в самом дальнем уголке двора. Тут Джейн отпустила руку Дэнни и быстро взобралась на дерево, оставив брата внизу. Взобравшись высоко, насколько она могла, Джейн указала на ближайшие кусты:
- Я видела ее вот в этих кустах...
Дэнни прокрался к кустам. Опустился на колени, начал осторожно развигать их, ожидая обнаружить змею. Но никого он там не обнаружил. Тем не менее, в глазах его загорелось любопытство, и он стал рыскать усердней. Но снова нигде никакой змеи не нашел. Тогда он сел по-турецки и стал ждать. Он знал, что она сама приползет. Он ждал всего несколько секунд, но почему-то ему они показались несколькими минутами, и даже в какую-то одну из этих секунд у него вдруг возникло желание встать и уйти, но любопытство все-таки одержало верх над всеми остальными чувствами.

Вот она, змея, ползет. Даже не ползет, а скользит. Замысловато, бесшумно, она пришла к нему. Чего она хочет? Впрыснуть в него свой яд? Разве у змеи может быть какая-то другая цель?
Переборов страх быть ужаленным, Дэнни протянул к ней руку, и змея обвила ее кольцом. Он сомкнул пальцы на ее туловищи(?), а другой рукой придержал остальную ее часть – но резких движений он не делал, ведь они могли вынудить змею обороняться…
Джейн была права, змея действительно оказалась черной, но она не светилась, просто Дэнни чувствовал, как от нее исходила какая-то энергия, мощная и пульсирующая. Зато глаза змеи светились, даже, скорее, сверкали. Зеленые-зеленые, словно два изумрудных кристаллика, они взирали на него. Дэнни осторожно, немного дрожащей рукой, погладил змею по головке. Та поддалась. Но тут в голове Дэнни прозвенело: «Нельзя! Так быть нельзя! Уходи!»
Определять, был ли это его внутренний голос или нет, Дэниел не имел возможности: змея в его руках вдруг забеспокоилась, будто бы тоже услышала этот голос. Послышалось нарастающее шипение, но Дэнни не сумел разомкнуть оцепеневших пальцев. Змея еще больше засуетилась и зашипела угрожающе. Дэнни попытался успокоить змею голосом, но из его уст не вырвалось ни звука. Змея резко вытянула голову на уровне его глаз и заглянула в них пристально. Дэнни от неожиданности отпрянул назад, и вот тут змея извернулась в его руках и яростно вонзила свои клыки в его запястье. Яд, ударивший в руку, моментально разомкнул пальцы, и змея освободилась. Еле выдернув свои глубоко вонзенные клыки, она оставила оглушенного болью и ядом мальчика лежать на траве.

Джейн влетела на кухню, в панике мотая головой по сторонам и задыхаясь от ужаса. В кухне, к несчастью, никого не оказалось. О Боже, где же все? Она начала бежать из комнаты в комнату, зовя на помощь. Но, к своему счастью, она на всей скорости на кого-то налетела. Подняла голову... Отто!
- Отто!- начала она, запинаясь и захлебываясь в слезах,- Т-там змея, черная, Дэнни, он...
Отто ничего не сказал, но взял всхлипывающую сестру на руки, младшему брату велел держаться за футболку и смотреть себе под ноги, чтоб случайно ни на кого не наступить, и помчался с ними на задний двор.

Было больно. Очень больно.
Дэнни прижал к ледяным губам ужаленное место. Слишком поздно.
Они прибежали почти сразу, что Дэнни даже не успел вспомнить о них. Они быстро сориентировались и потащили его в дом. И именно в тот момент, когда они с ним переступили порог дома, начался проливной дождь. Дэнни, высвободившись, бессильно опустился на пол, прислонившись спиной к стеклу. Никуда, кроме прямо вперед, он не смотрел, грудь его учащенно вздымалась и опускалась. Отто опустился перед ним на корточки и спрашивал:
- Дэнни, ты меня слышишь? Что ты чувствуешь? Ты можешь говорить? Тебе тяжело дышать? Тебе больно? Ты слишишь меня? Отвечай!
Но тот не отвечал. Только поднял на брата виноватый и полный сожаления взгляд.

Отто ходил из комнаты в комнату, пытаясь хоть куда-нибудь дозвониться. Тимми и Джейн, еще не до конца осознавая все произошедшее, теплились, прижавшись к Дэнни, и жалобно что-то шептали, зажмурив глаза. Дэнни все так же молчал, обреченно опустив взгляд и часто, прерывисто дыша.

Небесное царство. Вернее, его небольшая часть, та, которая более-менее сохранила свою целостность. Тишина. Еще не отошедший ужас, у кого-то даже ярость, отчаяние. Где все? Постойте, а что под этим словом подразумевается? В данном случае Все – это ангелы, но ангелы – все-таки не все… или, не все, все-таки, ангелы… Да.
Судьба стояла в Пространстве и глядела в Никуда. Казалось, она во что-то вслушивается. В Музыку. Откуда бы ей взяться? Из Глубины Души. Да, у Судьбы была Глубокая Душа…
- А-аах!
Судьба вздрогнула и перестала вслушиваться в Музыку. Теперь она вслушивалось во что-то Постороннее.
И снова раздался стон, но теперь уже в последующие секунды "украшенный" руганью. Судьба с любопытством обернулась. На парящих пуфиках устроились Жизнь и Смерть. Одной рукой Жизнь придерживала руку парнишки. В другой ее руке была иголка и вдетая в нее серебристая нитка.
- Нет, не надо! Отпусти! Не делай! Я тебе не какой-то плюшевый мишка, лапку которого можно спокойно зашивать! Я, к твоему сведению, живое создание!- протестовал Смерть.
- Да что ты так орешь, это же не больно,- утихомиривала его Жизнь, но тут же сама начала возмущатся,- Черт-те-с-два! Из-за тебя уже в тринадцатый раз укололась… Не двигайся, не двигай рукой! Судьба, идиотка, чего стоишь, иди на помощь!
- Нет, нет! Ей не помогай! Меня спасай!- надрывался Смерть.
Судьба только покачала головой и осталась стоять там, где стояла.
- Как-то это странно, ангелы ведь не чувствуют боль…- задумчиво проговорила она, наклонив голову набок.
Смерть мрачно сдул прядку волос с лица.
- Я, к вашему сведению, не ангел…
- А кто ж такое чудище в ангелы посвящать будет?- усмехнулась Жизнь,- Наш дедушка Бог не дурак…
- Рррр…- злобно зарычал тот.
- Ну как-то же смертные боль терпят, и ты потерпи…- сочувствующе улыбнулась Судьба.
- Ыыыы…- взвыл в ответ Смерть.
Тут раздался резкий дисгармоничный аккорд рояля, и через мгновение высокая и широкая дверь распахнулась, со свистом рассекши воздух.
- Так - что - вы - здесь - делаете?- громко, раздраженно, проговаривая с возмущением каждое слово, закричала Луна,- Я тут пытаюсь играть на рояле, расслабиться, а они, видите ли, дурачатся! И это еще после того, как во всем небесном царстве осталось всего пару сотен ангелов! А где остальные миллиарды? Нет их! Нет! И это весело?- Луна моментально вышла из себя. Хотя, неудивительно, ведь ее слуги и рабы-ангелы, и вообще, подданые, все до единого были безжалостно уничтожены, стерты воинами Острова Смерти, что означало, что ей теперь больше некем покомандовать... Но какое бы значение в эти слова Луна не вкладывала, в них таилась горькая правда – правильное, равноценное существование смертных существ сильно поколебилось, и может полностью разрушиться до того времени, когда небесное царство снова восстановит количественный баланс ангелов…
- Но… да, ты права,- признала Судьба,- Живым существам будет сейчас немного сложней, чем обычно, и мы это отлично осознаем, а твое слово «дурачитесь» вообще никак под описание наших действий и нашего состояния никак не идет: Жизнь зашивает раны пострадавшего в самоотверженной битве Смерти, он усиленно пытается терпеть боль, а я думаю, что можно предпринять, чтобы перенести минимальное количество жертв среди смертных… Впрочем, выполняю свои обязанности… Иначе, по чьим-то поспешным и неразумным действиям может нарушится вся гармония человеческого существования… Хотя, может, кто-то именно этого и добивается…
Луна скрестила руки на груди и возмущенно посмотрела на Судьбу, словно бы почувствовав, что та намекает на нее. Судьба измотанно и устало смотрела ей в глаза. На некоторое время в Пространстве возарилась Тишина. Но в итоге Судьба опустила голову и, нарушив Тишину, очень слабо произнесла:
- У меня неспокойно на душе… Кажется, кто-то умирает… Против воли Божьей…- она недоумевающе водила взглядом туда-сюда.
- И кто же?- спокойно спросила Жизнь.
- Надо узнать,- рассеянно пробормотала Судьба, и потом снова подняла взгляд на Луну, теперь уже с надеждой,- Не могла бы ты закончить с ним?- она кивнула на Смерть.
- Ммм… нууу… та склонила голову набок и хитро прищурила глаза,- Так и быть.
- Что??? Нет! Нет, не надо! Я прошу вас, не бросайте меня!- отчаянно запротестовал Смерть.
- Долг зовет,- злорадствуя в душе, и как ни в чем не бывало, заявила Жизнь, спускаясь с пуфа.
- Так-так-так, сейчас мы тобой займемся,- коварно сказала Луна, забирая у Жизни иголку с ниткой. Смерть печально вздохнул, и в последний момент, когда Судьба и Жизнь уже собирались скрыться в проеме, он им крикнул:
- Если парнишка скончается, не забудьте мне сообщить!
- Мечтай, парень, мечтай…- не оборачиваясь, пропела Жизнь, и девушки скрылись в проеме высоких дверей. Смерть еще несколько секунд жалобно и грустно смотрел туда, где они только что находились, но тут вдрогнул, резко повернув лицо к Луне, усевшейся рядом с ним на парящий пуф и заключившей его порванную «лапку» в свои изящные и мягкие руки.

На полу, прислонившись спиной к холодному стеклу, продуваемый озверевшим ветром, сидел Дэниел с закрытыми глазами, бледным лицом и посиневшими губами. Единственное, что давало надежду на то, что он пока жив, это хриплое, прерывистое и тяжелое дыхание. Но будет ли он жить дальше? Или это конец?
Рядом с ним пристроились близнецы, отчаянно не давая брату потерять сознание. Дэнни открыл глаза, слабой, дрожащей рукой погладил по головке пытающегося согреть его Тимми. И тут же в комнату ворвался ветер с новым яростным порывом, да так, что заставил близнецов вскрикнуть и запаниковать.
- Джейн, солнышко, закрой двери, пожалуйста,- слабо проговорил Дэнни. Джейн вскочила, прислонилась вплотную к раздвижной двери и попыталась задвинуть ее обратно, чтобы закрыть проем и вместе с этим не дать больше ветру врываться в комнату. Но маленькая девочка была не в силах задвинуть сопротивляемую мощным ветром дверь. Заметив, что у сестры никак не получается, Тимми присоединился к толканию.
- Хлоп!- вот с таким вот звуком дверь все-таки задвинулась обратно.
Тимми испуганно обернулся на троюродного старшего брата, вдруг болезненно застонавшего.
- Дэнни, Дэнни, что с тобой?- начал трясти его Тимми. Тот только приоткрыл глаза, но сконцетрироваться не смог, поэтому глаза его снова закрылись. Тимми не прекращал трясти брата. Рядом на колени опустилась Джейн, взяла Дэнни за руку, и прижала ее к своим губам.
- Очень-очень холодная,- тихо, почти беззвучно прошептала она. Дэнни все еще дышал, правда тяжело, прерывисто, но уже не так шумно…
Тимми шмыгнул носом и взял брата за другую руку. На запястье Дэнни были два темно-бордовых прокола, из которых все шла кровь. Тимми заботливо вытер ее рукавом своей майки и, достав из кармана фиолетовый платок, перевязал запястье. Тут рука Дэнни слабо сжала его руку. Дэнни хотел было что-то произнести, даже открыл глаза, но вместо этого судорожно вздохнул.
Дженни, крепко сжав своей рукой руку Дэнни, как зачарованная смотрела на все бушующую снаружи природу. Нельзя было сказать точно, что именно в этой страшной картине так привлекло ее детский глаз, но она сморела в окно, не отрываясь.
Тимми, осознав, что теперь уже он совсем бессилен в спасении брата Дэниела, в отчаянии бросился теребить брата Отто, который перевернул вверх дном всю кухню, пытаясь что-то найти, и который все также усердно трезвонил на мамин мобильный телефон.
- Отто, ну что ты делаешь, лучше иди сюда, Дэнни холодно, он сейчас умрет!- тянул маленький мальчик за собой брата. Отто же резко оттолкнул его и яростно закричал, размахивая руками и надвигаясь на него:
- Да знаю я, что он сейчас умрет! Поэтому и пытаюсь найти аптечку и дозвониться до мамы, голова ты садовая!..- в панике Отто и слов-то не смог подобрать и потопал в другую комнату. Тимми так и остался сидеть на паркете со слезами на глазах. В итоге он на четвереньках подполз к сестре, которая все так же зачарованно смотрела на бушующую природу.
- Дженни, а, Джейн,- затеребил он сестру.
- Что?- тихо и невнятно произнесла она, оборачиваясь к брату-близнецу.
- Отто назвал меня головой садовой, думаешь, что он хотел сказать?
- Ммм… может он хотел сказать, что у тебя в голове опилки, как у Винни Пуха? Точно, Винни Пух!
- Никакой я тебе не Винни Пух! И не опилки у меня в голове, и не вата, а мозги!
- Кусочек розовой разжеванной жвачки?- рассмеялась Джейн. Так обычно говорил Отто.
- Затки свой рот, а то я щас тебя укушу, как Дэнни укусил!- он злобно оскалился и навис над сестрой.
- Отстань!- Джейн оттолкнула от себя брата,- Откуда я знаю, вдруг ты такой же ядовитый, как змея, укусившая Дэнни!- и вдруг замерла. Обернувшись к почти не дышащему Дэнни, они испуганно прошептала:
- А Дэнни умрет?
В этот момент раздался звонок в прихожей. Перед детьми пронесся вихрь по имени Отто.

- А-а-а-а-а-а! Отстань!- Себастьян резко вытянул вперед руки, будто пытаясь оттолкнуть от себя кого-то, и единственное, что не дало ему выпрыгнуть из кресла, так это ремень, удерживающий его в нем.
- Что случилось?- без особой интонации спросила Мэри.
Себастьяну понадобилось несколько секунд, чтобы проснуться и осознать, что он в машине.
- Я... я...- он толком еще не отошел ото сна.
- Я знаю, что Дэниел часто видит всякие ненормальные сны, кошмары, но ты, Себастьян, ты...- вмешалась Джессика.
- Это был не кошмар, это были просто… ощущения…- последнее слово практически вообще не прозвучало в его устах.
- Может, тебя укачало,- предположила Мэри,- Тошнит?
- Слегка подташнивает, но это не поэтому,- пробормотал Себастьян, хмурясь,- Мэри, а могли бы мы поехать немного быстрей? У меня нехорошие предчувствия…
- Что ты видел?- после некоторого напряженного молчания, спросила мама Дэнни.
- А почему вы спрашиваете?- настороженно посмотрел на нее Себастьян.
- Ну, мне просто любопытно.
- Я… я ничего не видел, просто, мне казалось… Я не знаю, что мне казалось! Это невозможно объяснить! Я не могу!- он сердито откинулся на спинку кресла, хмуро повернувшись к окну.
- Как знаешь, как знаешь…- в голосе Мэри чувствовались нотки расстройства и любопытства.
Вдруг сзади протянулась худенькая рука Джессики с телефоном.
- Собственно, и неудивительно, что это произошло…- пробормотала она, определенно ни к кому не обращаясь.
 
Danny_Gotiks Дата: Воскресенье, 11.03.2012, 00:47 | Сообщение # 4
Keen Apprentice

Группа: Проверенные +
Сообщений: 579
Репутация: 1834
Награды: 7
Страна: Азербайджан
Город: Баку
Дата регистрации: 08.08.2008
Статус: Покинул призрачную зону
Отрывок №4 (писалось под впечатлением одного момента из некоторой книжки, и сама ситуация была применена к моим персонажам, и в итоге все настолько сильно деформировалось, что я уже не помню, как все было в оригинале %) )

Дэнни лениво распластался на диване, поедая любимый белый шоколад и тупо уставившись в пространство. В последнее время только шоколад мог успокоить его нервы. Правда, кажется, иногда он действовал даже слишком хорошо, что Дэнни даже в голову сейчас прийти не могло, на чем таком неудобном он расположился. Но Джессике даже предполагать не пришлось, она уже знала, на чем таком, ей дорогом он расположился.
- А ну-ка слезай с моего платья и украшений!- завизжала она.
- А я-то думаю, что это в меня так впивается…- потянувшись, ответил Дэнни, даже не думая слезать с тех неудобных вещей.
Сестра в приступе ярости и с грохотом столкнула брата на ковер. Тот и не думал отвлекаться, он просто снова принял удобную для себя позу и продолжил поедание шоколада с устремленным в пустоту взглядом. Но, видимо, Джессика злилась на него не из-за помятого платья и вообще, расположения всего его тела и, в особенности, пятой точки на ее вещах. Нет, просто ей не нравилось странное поведение брата, и она хотела исправить его во что бы то ни стало.
Она опустилась на корточки прямо перед ним, приблизила свое лицо к его лицу и холодно спросила:
- Слушай, может тебе пора убрать куда подальше свой детский эгоизм и бесцельность, и вступить во взрослую жизнь?
- Зачем?- обиженно сказал Дэнни,- Просто ты воображаешь себя взрослой с тех пор, как… как…(с этого момента Дэнни начал говорить, при некоторых словах запинаясь) ушел папа… и теперь заставляешь и меня отречься от своего детства! Когда нужно будет, я это сделаю, а пока я смиренно выполняю обязанности младшего брата, психа, никем не понятого и единственного мужчины в семье… И я не эгоист, но я имею право проявлять свой эгоизм,- он посмотрел ей в глаза, ожидая, когда она снова будет пытаться переубедить его, а он будет пытаться победить свою наивность и желание слепо верить ей.
- Почему-то я ничего такого не вижу,- мрачно отозвалась Джесс,- Ну чтож, где-то ты прав, маленький глупенький псих…- она сделала паузу,- Но я спросила у тебя не об этом…
- Нет, об этом,- голос Дэниела становился все тише.
- Дэнни, кто-кто, но уж точно не я, будет говорить неправду и не идти к цели, легко сбиваясь с пути…- это был намек на него?
Дэнни уже не мог что-либо сказать. Слишком неуверенный в себе, чтобы что-то доказать… Губы начали цепенеть, он боялся что-либо сказать, сказать неправильно, снова оказаться непонятым. Теперь он просто смотрел в ее решительньные карие глаза, надеясь, что она сможет хоть капельку его понять и на некоторое время перестать оказывать это, уже невыносимое давление.
Какое-то время он слушал ее равномерное дыхание и чувствовал свое учащенное сердцебиение, все так же пристально глядя ей в глаза. Ни у кого это не могло получиться так хорошо, как у него, и никому еще не удавалось выстоять перед его взглядом. Джесс не исключение. И вот, в конце концов, она все же отвела взгляд, и сухо спросила:
- И что теперь будем делать? Я бы с удовольствием тебя отшлепала, как в старые, добрые времена, но ты уже не маленький… Хотя…
- Чего я тебе такого сделал, что ты теперь всячески пытаешься давить на меня…- немного меняя позу, пробормотал Дэнни и на несколько секунд задумался,- Я придумал, что мы сделаем: если проиграю я, сделаешь со мной все, что захочешь, если проиграешь ты - оставишь меня в покое…- неясно сказал он.
- И что ты придумал?- настороженно спросила сестра.
- Сейчас увидишь, хотя, вообще-то, нет,- снова как-то непонятно сказал брат, и, дожевав последний кусочек шоколада, встал, и вышел из комнаты. Через несколько минут он вернулся с не очень длинной, жесткой веревкой и двумя шарфами в руках.
- Зачем это?
Он хотел что-то сказать, но промолчал. Что же он задумал?

Тьма. Ничего не видно. А все из-за этой туго завязанной на глазах повязке..
- Ты вообще уверен, что это игра, а не издевательство над своей сестрой?
- Сейчас я ни в чем не уверен…- спокойно сказал он,- Но это должно оказаться веселым приключением… Дай руку!
От неожиданности Джессика запуталась, незная, какую руку ему подать.
- Да любую!- сердито воскликнул он, и схватил ее за правую руку. Она почувствовала, что теперь и вокруг ее запястья что-то туго обвязано. Дэнни сделал последнее усилие посильней закрепить узел на ее запястье и в этот момент Джессика вскрикнула:
- Не так сильно!- но он ее не послушал, только тихо извинился. Потом он попросил сделать ему то же самое. Джесс не пожалела брата, однако тот все так же молчал, пока она вслепую закрепляла другой конец веревки у него на запястьи. Тут она произнесла:
- А зачем тогда второй шарф? Ты что, себе тоже глаза завяжешь?
- Ну нет, представь, что будет, если мы оба будем слепыми: кто же ситуацию контролировать будет? А шарф, я просто не знал, каким будет лучше завязать тебе глаза…
Джессика от злости не смогла выговорить ни слова.
- Идем,- веревка задергалась. Она услышала звук открывающихся раздвижных стеклянных дверей, ведущих во двор.
- Дэнни, это не смешно, что ты задумал?- пытаясь скрыть свое волнение, спросила Джесс. Но вместо ответа веревка дернулась еще раз, но намного сильнее и Джесс чуть не потеряла равновесие, резко подавшись вперед.
- Осторожно, не споткнись,- послышалось спереди.
Сказано это было поздно, однако Джессике снова повезло: она споткнулась, но успела ухватиться за край двери.
Они вышли во двор. Повеял холодный ветерок. У нее пошли мурашки по коже, сердце забилось быстрее.
- Теперь точь в точь следуй за мной,- Дэнни взял ее за руку и повел куда-то направо. Тут он отпустил ее и на минуту все затихло. Джессика протянула свою ледяную руку с оцепеневшими пальцами вперед и наткнулась на толстый железный прут, такой же холодный. Ограждение!
- Дэн, ты что, предлагаешь нам пробрасться в чужой дом?- еле-еле сдерживая дрожь в голосе, спросила Джесс.
- Не в чужой, а в заброшенный…- послышался голос Дэниела, который уже был по ту сторону ограждения,- Ну, Джесс, не трусь, пролезай!
Как Джессика обнаружила, в том месте, где они стояли один из прутов забора отсувствовал, поэтому-то Дэнни ничего не стоило перебраться через ограждение: он просто пролез через теперь уже достаточно широкое отверстие!
- Джееесс!
Она покорно поспешила. Впрочем, ей тоже это ничего не стоило, она пролезла в два счета. Правда, теперь им предстояло пробираться через обросший, неухоженный сад этого заброшенного дома, чем-то напоминающего джунгли, где кусты, травы и пр. были намного выше роста обычного шестнадцатилетнего подростка. Весь этот сад порос колючими кустами, непроходимыми травами и жгучими растениями, в общем, вроде бы, ни у одного нормального человека не должно возникать желание продираться через этот сад (если Дэнни, конечно, можно было считать нормальным человеком). И, самое главное, где-то в сердце этого сада находится заброшенный, также поросший всякой нечистью дом, который, видимо, и был той самой целью Дэниела.
- Ты ненормальный!- в ужасе воскликнула Джессика.
- Только сейчас узнала?- ехидно заметил Дэнни,- Ну, я пошел, а ты сама смотри…
Издевательство. Ей никогда в жизни не развязать этот узел, и он это отлично знает. И то, что она не потянет его обратно, тоже. Конечно, он очень неуверенный в себе человек, просто иногда его с его воображением начинает заносить куда-то, но точно не туда, куда нужно. Сегодня именно такой случай. Однако, это ничем хорошим не кончится…

Колючки, ветви, шипы царапали ее, били, обжигали. В глазах стояла тьма, повязка жала и ей казалось, что в скором времени ее глаза просто провалятся в глазницы. Веревка на запястьи была натянута до отказа, так как она постоянно притормаживала в каком-то оцепенении. Для нее сейчас была ночь, она даже не могла осознать, который сейчас час, глаза ее, погрузившись во тьму, сразу забыли солнечный свет. Она находилась в состоянии полной дисориентации, она просто тупо шла туда, куда тянула ее веревка, но зачем, куда, почему - даже не предполагала. Единственное, что подавляло ее отчаяние, это мысль о том, что ее брату было ничем не лучше, тем более, ему приходилось пролагать за них обоих дорогу, что это он за все ответственнен и, как бы то ни было странно, то, что он рядом. Единственное, что еще ее пронзило, была мысль о том, что этот ребенок может вообще забыть о какой-либо ответственности и продираться вперед только ради собственного удовольствия, даже не думая ни о последствиях, ни о ней, плетущейся сзади него.
Вдруг она почувствовала, что густота колючек и ветвей уменьшилась, а потом и вовсе сошла на нет, впрочем, как и натянутость веревки.
Джессика притормозила, вслушиваясь, и пытаясь понять, почему они остановились и все ли в порядке с Дэнни. Вдруг она осознала, ей показалось, что уже прошла целая вечность, как она стоит слепо, бездвижно и вслушивается. Но ее заставил резко замотать головой голос, мягкий и в общем-то не очень громкий.
- Мы пришли… ну как ты там? Здесь так красиво, выдела бы ты!
В одно мгновение Джесс вскипела от негодования.
- Ты что, привел меня сюда, чтобы ты любовался этим пейзажем, а я стояла, как последняя дура, причем с завязанными глазами?- говоря о пейзаже, Джессика в ярости махнула рукой в неизвестном направлении.
- Джесс, вообще-то то, куда ты указываешь, вовсе не пейзаж, а заброшенный дом…- просто заметил Дэнни.
- Ну, извините! Я просто не очень хорошо вижу!- еще чуть-чуть, и точно последует взрыв.
- Ладно, будем считать, что я тебе это простил… Ты идешь?
Она ничего не сказала, просто пошла в направлении дома, по крайней мере, ей так казалось. Джесс почувствовала, что веревка натянулась.
- Ты идешь?- она повторила его вопрос. Ответа не последовало, лишь послышались тяжелые шаги. Джессика нащупала дверь и попыталась ее открыть.
- Давай я…
Мальчик разбежался, насколько далеко позволяла веревка, связывающая его с сестрой, и с силой налетел на дверь плечом: что-то щелкнуло, и дверь сама приоткрылась.
- Прошу,- сухо сказал Дэнни. Джесс так и осталась стоять на месте.
- Как пожелаешь…- он прошел в дом первым и сзади Джессике уже пришлось вслепую поплестись за ним.

- Как-то здесь темновато, а, Джесс?
Джессика беспомощно вертела головой. Теперь ей стало по-настоящему страшно.
- Надо бы отыскать лестницу, интересно, что будет на втором этаже,- проговорил Дэниел.
Нет, нет, нет! Как она будет подниматься по лестнице, ничего не видя?
Лестница оказалась крутая, а лесенки - скрипучие и расшатанные. Даже Дэнни пришлось осторожничать, так как тьма - хоть глаз выколи, а головокружение ни с того, ни с сего накатывает (что часто бывает у Дэнни, когда он поднимается или спускается по лестницам). Джесс же оставалось только еще более осторожно идти за ним и молиться Богу, чтобы они преодолели эту проклятую лестницу. Несколько раз Джесс вздрагивала беспричинно, даже не из-за скрипа лесенок, хотя именно в эти моменты брату становилось вдруг плохо и он впивался в перила, пытаясь удержать равновесие.
Не живые и не мертвые, они, в конце концов, добрались до второго этажа. Джессика, как проклятая, натыкалась на каждый предмет, на который можно было наткнуться. Они долго блуждали, пока вдруг не притормозили и не послышался довольный голос Дэниела:
- Вот, я ж говорил, здесь есть чердак.- откуда он все это во тьме видит?!?!
- Ты такого не говорил,- мрачно отозвалась Джесс.
- Но знал,- он издал смешок,- Давай, лезь первая.
- Это еще с чего?
- Потому что я легче: если у меня голова закружится и я сорвусь, тебе будет легче меня удержать, нежели мне тебя тащить на себе, ревущую и умоляющую о пощаде…
- Дэнни, я не полезу, нет…
- Сама решай,- бросил он и полез.
- Нет… нет… нет!- в ужасе, ничего не видя, Джесс попятилась назад и вдруг резко сделала рывок к лестнице…
…но прогнивший пол под ее давлением проломался, и ее нога провалилась вниз и намертво застряла в этой дыре.
Крик разнесся эхом по всему дому и разбудил его нынешних обитателей. Дэнни в недоумении валялся на полу, и не успев оправиться от падения, которое произошло из-за той самой проклятой веревки, резко встал на четвереньки, глядя куда-то наверх, на потолок и увидел там… летучих мышей. Эти самые обитатели дома носились по комнате в панике, то задевая Джессику, то со свистом пролетая прямо у него над головой. Джесс, совершенно незрячая на данный момент, в ужасе, оцепенении закрыла голову руками, согнулась и содрогалась в беззвучных криках и рыданиях. Он аккуратно подполз к ней, заметил застрявшую ногу и так же аккуратно вытащил ее из пролома. Вдруг все снова затихло. Ни шелеста крыльев летучих мышей, ни их неожиданных визгов. Только тихие всхлипывания Джессики и еще более тихий шепот Дэниела:
- Бедняжка, испугалась… они тебя напугали…
Он отвязал свое запястье, натертое до крови веревкой, и развязал Джессике глаза.
- Джесс?- добро-добро, детским голосом позвал он ее. Ее взгляд на мгновение остановился на нем и тут она резко ударила его в грудь, оттолкнула от себя, поднялась, и, пошатываясь, ушла. Дэнни потрясенно глядел ей вслед.
Осторожным и сдержанным шагом она спустилась на первый этаж… и тут же бросилась бежать. Страх подгонял ее. Да и безо всякой повязки Джесс натыкалась на все предметы подряд.
Вырвавшись из удушающей тьмы дома, навстречу солнечным лучам, она не убавила скорость. Только когда она осознала, что страшный дом с летучими мышами остался позади, она перешла на шаг, а потом и вовсе остановилась. Опустившись на одно колено, она осмотрела тогда застрявшую в полу ногу: ярко-оранжевый носок был распорот и частями окрашен в алый цвет. Похоже, острый угол дощечки зацепил. Джесс огляделась и обнаружила листы подорожника рядом. Сорвав один, она приложила его к кровоточащей лодыжке. Немного придя в себя, она поспешила выбраться из заброшенного сада.
- "Действительно, давно пора бы,"- подумала она.
Она добралась до дома, не поранившись и не покалечившись, усердно и правильно пролагая себе путь. И тут же заперлась в ванной. Наполнив ванну наигорячейшей водой, которую она только могла вынести, стянув грязную изорванную одежду, Джессика сразу погрузилась в воду: ей хотелось как можно поскорее избавиться от ужасного чувства холода, пронизывающего ее до мозга костей.
Где-то через полторачаса Джессика уже сидела в своей теплой, уютной комнате, накинув на себя одеяло и увлеченно читая книгу. Ее длинные, чистые, влажные, рыжие волосы ниспадали с плеч, челка нависала над темными, но блестящими карими глазами. Выглядела она, словно ничего и не произошло: уголки рта были слегка приподняты, взгляд, как всегда, был ясный, а мысли спокойно сменяли друг друга, не создавая никакого беспорядка в ее голове. Даже не подумаешь, что несколько часов назад эта девушка была до смерти напугана…

Дверь в ее комнату приоткрылась, а потом и распахнулась. В проеме стоял черноволосый, с морскими глазами, в грязной одежде и царапинах, брат. Джессика оторвала взгляд от книги, пристально посмотрела на него.
- Где был? - сказала она мягко. У Джессики было особое актерское мастерство, ей ничего не стоило сыграть какую-то роль, притвориться кем-то, хотя, мало ли что она могла испытывать на тот момент…
Он грустно склонил голову набок. Через некоторое время молчания он тихо произнес, да так, что Джессике еле удалось его расслышать:
- Ты злишься?
Она снова посмотрела в книгу.
- Возможно,- произнесла она негромко, но четко,- А тебе-то что? Боишься, что выдам маме?
- Да нет…- он замялся,- Просто… Забудь… - он повернулся к выходу и вдруг бросил через плечо,- Извини, если отнял твое драгоценное время, дурачась.
Он стоял в проеме, спиной к ней, в какой-то нерешительности. Она пронизывала взглядом его спину, старательно удерживая в себе порыв дать брату пинок под зад. Но ее усилий оказалось недостаточно…

Через несколько секунд он упал ничком, вскрикнув от неожиданности. Но Дэнни так и остался лежать, потупив голову и устремив взгляд в пол. Тут сестра опустилась рядом с ним на корточки, схватила двумя пальцами за подбородок и заставила посмотреть в глаза:
- Да, ты отнял уйму моего драгоценного времени, и еще осмеливаешься его снова попусту тратить, выпрашивая у меня прощения…Поверь, примерно так же папа отнял у мамы ее драгоценное время, дурачясь с ней… А когда осознал, что время дурачится истекло, он сбежал, бросил нас, поняв, что серьезная семейная жизнь ему не по зубам… И что же? Ты уже поступаешь как он… Дэнни, скажи, ради чего же ты все это затеял? Просто, подурачиться? А что будет потом? Весь мир падет к твоим ногам, или я перестану тебя поучать или, как ты это называешь, "давить" на тебя? Неужели тебе ничего поглупее в голову не могло прийти?..
- Как видишь, не могло,- он как-то странно выговорил эти слова, глядя на нее своими большими, напуганными глазами, при этом не прекращая тяжело и часто дышать. Неожиданно для Джесс он извернулся из ее рук и убежал: слышны были его быстрые, и одновременно тяжелые шаги и через мгновение Джесс почувствовался яростный удар по стене.
Она спокойно встала, закрыла дверь, и снова засела за чтение.

…Он невидящим взором, резко открыл дверь. Опираясь на нее, он дрожащими руками закрыл дверь на замок.
Перед глазами все плыло, мысли путались, рассудок мутился, в голове звенел, нет, гремел шум, оглушая, и заставляя еще сильнее сжимать кулаки… Бессильно сполз он вниз по стене, хватаясь за волосы, и дыхание его было тяжелое, хриплое и прерывистое. Но глухой, болезненный стон все-таки вырвался наружу…
Вдруг он вскочил, его трясло, и быстрым движением снес большую часть вещей со стола, и все так же не удерживая никакого равновесия, налетел на дверь, ведущую на балкон. Мгновение-другое он глядел на тяжелые серые тучи и тут маленький просвет голубовато-фиолетового неба привлек его взор. Словно маленькая надежда на рассеяние томных туч, шанс снова увидеть светлое, уже смеркающееся небо…
Дэнни медленно обернулся к своей комнате. Сердце его болезненно сжалось при виде разбросанных вещей. Любимая плюшевая игрушка грустно поглядывала на него с пола, и глаза у нее были печальные-печальные…
Он резко отвернулся от нее, прижавшись щекой к холодному стеклу. Ну отчего же ему так грустно и тяжело? Не так уж редко он ссорится с Джессикой… Что же так на него подействовало? Почему он чувствует себя оскорбленным, подавленным… и, в то же время, виноватым? И отчего ж ему так хочется кричать?

Уже опустились сумерки, и, когда он вышел на балкон, было довольно темно. Он залез на перила, а оттуда спустился вниз по дереву, когда-то выросшему прямо у балкона, ведущего в его комнату: спуститься было нетрудно, во-первых, комната его находилась всего лишь-то на втором этаже, а во-вторых - он уже наловчился таким образом спускаться вниз, поэтому ни страха, ни неудобств он не испытывал…
Оказавшись на влажной траве, он побрел вперед, и таким образом оказался на середине двора, между своим балконом и «живым» забором-изгородью. Он все также тяжело и часто дышал, и при каждом его выдохе перед его ртом образовывалось белое облачко пара, а пальцы его уже давно оцепенели от холода. Он почувствовал, как капля приземлилась ему на нос. А вслед за ней начали падать и много других капель. Нет надежды. Темные тучи поглотили эту надежду, шанс… больше надеяться не на что…
Он медленно опустил веки, то ли вкушая прохладный воздух, то ли прислушиваясь к чему-то, возможно, к душе. И в другое мгновение он закричал, пронзительно, душераздирающе, сжав кулаки, и вознеся руки к небу … Крик разнесся эхом по всему дому, а может быть, и улице. А правда ведь, единственное, что он мог сделать на данный момент - это закричать, и после чего он устало рухнул на колени, и так и остался сидеть на влажной траве, промокший, продрогший, отчаявшийся, и, склонив голову набок, грустно глядеть на мрачное, беззвездное и безнадежно темное небо.

Отрывок №5

Снежинки - красивые, загадочные, необыкновенные кристаллики воды… Разве они не чудесны? И неужели эти великолепно симметричные кристаллики – снежинки, нельзя назвать чудесами? А почему? Потому что кто-то доказал, что это уже не необыкновенно, что все достаточно объяснимо, и что это не чудеса, и их (чудес), как таковых, не существует? Но разве есть на этой планете чего-то такого же красивого и необыкновенного, как эти кристаллики воды?..
А вы знаете, что каждая из этих снежинок одна-единственная такая, и больше не существует точно таковой, ищите - не обнаружите.. И, знаете, так же и люди… Да-да…
Ладно, вы посмотрите, к чему я это написала… Так как сама я не знаю…

Он был погружен в какое-то беспамятство, забытье, даже… безмятежность. О да, именно безмятежность…
Проснулся он от легкого, обжигающе-холодного ветерка. Да, ветер – преданный и постоянный его спутник… Не было еще случая, когда он подводил…
Дэнни ощутил его мягкое прикосновение и с наслаждением потянулся. "Слишком хорошо, чтобы быть правдой…"- он недоверчиво приоткрыл глаза и тут же был ослеплен ярким, несвойственным мрачной осени, солнечным светом. Дэнни было тяжело сразу привыкнуть к нему, поэтому он решил еще поваляться. Немного погодя он осознал, что валяется на чем-то очень мягком и прохладном. Неожиданное чувство тревоги и любопытство заставили его перевернуться на живот и все-таки открыть глаза.
Перед ним предстало нечто бескрайнее и с неровностями, а также слепящее глаза беловато-розоватое небо и… снег. Снег, снег повсюду! Куда же он умудрился попасть? Он не помнит, чтобы край земли был таким…
Дэнни растерянно огляделся. Пока он пытался собрать вместе не желающие собираться мысли, пальцы его наигрывали что-то на пушистом, холодном снегу.
Прошло несколько минут, а он все так же растерянно глядел вдаль, на еле заметный, и различимый только благодаря бледной розовой полоске и особому сиянию неба над таким же белова-розовым снегом, горизонт. Пальцы, играющие все напряженнее и быстрее, вдруг впились в снег, а сам Дэнни ошарашенно и резко потупил взгляд, опустив голову. В голове у него явно что-то не ладилось. Мысли, до этого просто не желающие собираться, теперь уже просто-напросто не могли собраться в одно целое. Перед глазами мелькали образы, внутри почувствовалась какая-то болезненная пустота. Появилось ощущение, будто бы кто-то взял и вывернул все внутренние органы наизнанку, забрал что-то очень ценное и оставил только хаос и пустоту.
Дэнни разрыхлил рукой снег, загреб немного на ладонь, и поднес ее к лицу, мягко ткнувшись в снег кончиком носа. Потом, тускло глядя на этот комочек, закрыл глаза, пытаясь не замечать нарастающую внутри непонятную болезненность…

Флориан удобно устроился на диване напротив камина, от которого ощутимо разливалось приятное тепло, закинул ноги в изящных ботинках на не менее изящный журнальный столик, откинул голову назад, закрыв глаза. Правда, расслабиться удалось ему всего на несколько секунд, а потом ему все-таки пришлось убрать ноги со столика и принять более нормальную позу, так как в комнату, с подносом на руках, вошел его маленький слуга – Тоби.
- Прошу, сэр,- он аккуратно опустил на столик хрустальный поднос, обрамленный по краям и на ручках серебром, красиво переливающимся в неярком, но приятном свете камина.
- Благодарю,- без всякой интонации отозвался Флориан, усталым взглядом глядя на Тоби, наливающего ему зеленый чай с имбирем и жасмином.
- Что-то не так?- встревоженно спросило маленькое непонятное создание-слуга,- Вы выглядите очень бледным…
- Знаю-знаю,- как-то поспешно пробормотал тот,- Просто устал, ведь все, что я проделал за эти два дня, не мог проделать даже Сириус…- Тоби хлопал глазами, что почему-то разозлило Флориана, и он очень сердито и раздраженно сказал, - Ты даже не понимаешь, чего мне стоило влезть в тело и… и даже не тело, а в душу этого мальчишки! Скольких сил! И, тем более что он еще и долгое время сопротивлялся мне… Черт…- он откинулся назад, на спинку дивана и прижал к себе гигантскую подушку,- Почему так холодно… Тоби, ты что, снова сквозняк устроил?!?!
- Ни в коем случае, сэр,- как-то немного обиженно возразил слуга,- Но почему же у вас нет настроения, и вам холодно?- все так же встревоженно спросил он, подавая хозяину чашку с ароматным чаем.
- Я полностью выбился из сил, а мне еще столько дел надо сделать…- он вдыхал аромат чая, приблизив чашку к лицу,- Я так устал, и ни в чем уже не уверен… - он на какое-то мгновение замолчал,- Но у меня теперь есть кое-что…
Он окончательно замолк, делая глотки чая. Маленькое создание-слуга с любопытством смотрело на своего хозяина. Потом, поспешно вспомнив об остывающем печеньи в тарелке, оно подало одно хозяину.
- Ммм… медовое,- Флориан выглядел таким усталым и беззащитным, каким он не представал перед своим слугой уже несколько лет… - Возьми вон ту ракушку с тумбочки,- Флориан кивнул на голубовато-серо-зеленую, перламутровую ракушку в форме спирали, точнее, домика улитки,- Красивая, правда?
Слуга восхищенно разглядывал ракушку, находящуюся у него в руках. Она была небольшая, размером с глазное яблоко и красиво переливалась в слабом свете камина. Флориан смотрел на слугу выжидающе. Тоби долго молчал, не отрывая взгляда от ракушки. В конце концов он промолвил:
- Но откуда она взялась?
Флориан загадочно улыбнулся.
- Это неважно…

Какой ужас. Кошмар. Кошмариссимус. Найдется ли кто-нибудь, кто пояснит, что же такое произошло?..
Дэнни растерянно сжался, обхватив себя руками, и, словно потерянное дитя, с каким-то ему самому неведомым ужасом глядел по сторонам, пытаясь обнаружить рядом хоть что-то, родное глазу. Но как все и было вокруг, так и оставалось: невероятно белоснежный снег, такое же белоснежное небо, только кое-где отдающее розоватыми оттенками, тысячи сугробов и неровностей… и, как раз один подозрительный сугроб рядом, с верхушки которого не менее подозрительно осыпается снег…
Этот «подозрительный» сугроб отвлек внимание Дэниела от страха, овладевшего им, и мальчик, встав на четвереньки, медленно стал рыскать вокруг сугроба. Теперь ему почувствовалось не только движение, но и шум, будто бы кто-то скреб снег. В душе Дэнни что-то радостно подпрыгнуло: он не один! С совсем разгоревшимся любопытством он выглянул из сугроба… и тут же раздался его испуганный вскрик, ибо что-то непонятное (по крайней мере, на первый взгляд) встрепенулось и набежало на него. Дэнни закричал еще сильнее, отскочил, прижался к снегу, прикрыв голову руками, и закрыл глаза.
Долго он, с каким-то очередным испугом в душе, прислушивался к звукам. Он уже было хотел поднять голову, как вдруг на его спину что-то прыгнуло. Дэнни еле удержался, чтобы не взвизгнуть и не вскочить, бросаясь бежать, как ненормалный, чтобы стряхнуть с себя это непонятное существо. И, задержав дыхание, он снова начал прислушиваться к звукам… В каком-то смысле он понял, что у этого создания, сидящего у него на спине, есть клюв, которым он прикасается к руке Дэнни, и, видимо, изучает ее… Однако про всю безобидность этого существа Дэниел и предположить-то не мог…
Неожиданно это создание с клювом ущипнуло Дэнни за руку, и тот на этот раз дернулся и ойкнул. Создание было только более залюбопытствовано такой реакцией предмета его изучений. Правда, залюбопытствовалось не только оно…
Что же это такое, непонятное…? Клюется больно, это точно… И все-таки, оно не такое страшное, какое казалось…
Дэнни слегка приподнял голову и хотел было повернуть ее, но тут же получил клевок по голове, отчего возмущенно взвыл, умудряясь при этом еще вполголоса ругаться и проклинать весь белый свет… Он даже не заметил, как создание спрыгнуло с его спины и встало у него прямо перед носом. В какой-то момент Дэнни сердито поднял голову... и так и остался, потому что перед его взором стоял самый настоящий пингвин, правильней сказать, пингвиненок…

Вот что за милое создание оказалось столь любопытно и бесстрашно, что осмелилось изучать нашего непоседливого и рассеянного Дэнни, которого уже в какой раз занесло Бог знает, куда, но будем предполагать, что, раз уж здесь водятся пингвины, то это, наверное, что-нибудь, похожее на Антарктиду (хотя почему – похожее, разве это не может быть Антарктида?))…

- Эмм… привет,- сказал мальчик неуверенно и осознал, что губы его уже практически оцепенели от холода. Пингвиненок все с таким же любопытством осматривал Дэнни, наклонив голову набок и таращась на него своими черными, блесящими глазками.
Дэнни снова начал ощущать себя неважно. Как только загадочное создание уже перестало быть для него загадкой, стало пора наградить его еще одной порцией чувства безысходности, подавленности, болезненной пустоты и снова заставить воспоминания не поддаваться ни в коем случае…
Пингвиненок ощутил состояние, накатившее на Дэнни. Почувствовав, что с парнишкой не все ладится, маленькое создание подошло к нему и легонько ткнуло его клювом в грудь. Тот заледеневшими, дрожащими пальцами погладил пингвиненка по головке, удерживая порыв прижать его к себе…
- Скажи-ка мне, малыш, как ты здесь очутился? Уж точно не так, как я…- говорил Дэниел,- Да я и незнаю, как я сам здеся оказался, моя голова отказывается помочь мне, воспоминания изменяют, а мысли не слушаются…- он судорожно вздохнул. «Малыш» все так же смотрел на него своими, даже, будто бы понимающими глазками…

Карта Миров – это такая карта, которая всегда доставит вас туда, куда только пожелаете… ммм… почти всегда… Правда, сомневаюсь, что Дэниел когда-нибудь подозревал о ее существовании, ну, пока в один прекрасный день маленькие слуги-приведения не вручили ему эту карту для побега из замка, не подчиняющегося реальности…
Чтож, однажды она уже ему помогла… Пора бы ей сделать это еще раз…

Дэнни попытался подняться на ноги, но в первый раз он бессильно рухнул на живот… Ничего, получится. Полежав немного, он снова сделал попытку. На этот раз ему все-таки удалось подняться, правда, ноги чертовски дрожали и боль и холод сковывали отовсюду… Но Дэнни и виду пытался не подавать..
Увидев, что мальчик встал, маленький пингвиненок обрадовался, и последовал за своим новым другом… Но не успел его друг Дэниел пройти и нескольких шагов, как вдруг споткнулся и грохнулся лицом вниз. Послышалось завывание. Дэнни обессиленно уткнулся лицом в снег и что жалобно шептал…
Пингвиненок подошел к нему и снова начал его тыкать. Мальчик раздраженно отмахнулся и встал на четвереньки. Неожиданно глаза его начали рыскать в поисках той вещи, из-за которой он и упал.


Ох как все драматично, черт возьми :D
Ну, на этом с Готиксом, вроде бы, все. Есть еще один отрывок, но он был уже выложен на форуме в виде отдельной темки. Если будет интересно, кину ссылку. yes

Не надейтесь, это еще не все crazy Просто всего понемножку crazy
 
Cheshirka Дата: Понедельник, 12.03.2012, 10:18 | Сообщение # 5
Нащальника газетама

Группа: Модераторы
Сообщений: 1633
Репутация: 2687
Награды: 9
Страна: Беларусь
Город: Минск
Область: Оранжевого настроения (:
Дата регистрации: 11.06.2011
Статус: Покинул призрачную зону
Quote (Danny_Gotiks)
Но еще больше Дэнни начали нервировать опускавшиеся как раз некстати сумерки, потому что при мысле о прогулке с «emo» по ночному городу сердце испуганно вздрагивало. Мало какие неприятности могут они привлечь, и мало каким окажется этот Гриша в ночное время… Вдруг он какой-нибудь там психопат? Ну так, по крайней мере, выходило по рассказам самого Гриши…

lol
Quote (Danny_Gotiks)
риводил в порядок свое рабочее место, устроил чуть ли не генеральную уборку комнаты

Quote (Danny_Gotiks)
Вниз полетели мягкие игрушки, машинки, LEGO-детали...

shok Так долго наводил порядок, а затем просто сбросил на пол? shok
Quote (Danny_Gotiks)
Тимми не было причин медлить и он вцепился своими острыми зубами в руку Дэнни.

Кого-то реально так будили?! shok Это не садистский метод, это сверхсадистский!
Тэк-с, моменты, которые меня впечатлили, я отметила, теперь в целом... Есть произведения, в которых тупо интересный сюжет. А эти отрывки из той группы произведений, в которых много эмоций (ну или мне так показалось), на первый план выходит не сюжет, а именно эмоции. cry2 Особенно в 1-ом отрывке. Эмоции, переживания, думаю, самого автора в период написания этих отрывков... Лично я считаю это всё большим плюсом. :)
Больше всего, наверное, впечатлил сюжет со змеёй. Сама переживала сильно, близнецы такие милые в этот момент. :'( Досадно было, что конца этот отрывок так и не увидел.


Многодетная мамашка Tsunayoshk'и, Silent_Stranger, Tanator и Aria ^^
 
Danny_Gotiks Дата: Понедельник, 12.03.2012, 21:29 | Сообщение # 6
Keen Apprentice

Группа: Проверенные +
Сообщений: 579
Репутация: 1834
Награды: 7
Страна: Азербайджан
Город: Баку
Дата регистрации: 08.08.2008
Статус: Покинул призрачную зону
Quote (Cheshirka)
Так долго наводил порядок, а затем просто сбросил на пол?

Ну, он как бы убирал именно свои вещи, причем на "первом этаже" комнаты, так что с игрушками близнецов он и не собирался особенно церемониться (он даже об их присутствии-то не подозревал). :D
Quote (Cheshirka)
Кого-то реально так будили?! Это не садистский метод, это сверхсадистский!

Нет, не будили,пока. Но, будучи ребенком, я сам часто кусался, правда, не по утрам :D И мне казалось, что это весело :D Но, несомненно, я при всем при этом еще тот садист, просто скромничаю :D
Quote (Cheshirka)
Есть произведения, в которых тупо интересный сюжет. А эти отрывки из той группы произведений, в которых много эмоций (ну или мне так показалось), на первый план выходит не сюжет, а именно эмоции.

Эмоций правда у меня всегда было (и есть) очень много. Но играли они в моем творчестве двойственную роль... С одной стороны, насыщали, с другой стороны, мешали довести дело до конца и сбивали. Мой стиль достаточно сильно изменился в течение года-полтора, и, конечно, если я продолжу выкладывать тут свои отрывки, это будет заметно. Наверное, просто повзрослел.
Quote (Cheshirka)
Эмоции, переживания, думаю, самого автора в период написания этих отрывков...

Это невозможно отрицать, ибо все-таки именно посредством персонажей я выражал свое внутреннее состояние, и правда многое призрачно так отражается. Но, при всем при этом, я не испытывал и малую часть тех страданий, которые пришлись на долю Готикса.
Quote (Cheshirka)
Лично я считаю это всё большим плюсом.

^_^ Надеюсь, конечно, что я все это не утратил со временем.. ><
Quote (Cheshirka)
Больше всего, наверное, впечатлил сюжет со змеёй. Сама переживала сильно, близнецы такие милые в этот момент. Досадно было, что конца этот отрывок так и не увидел.

Да, над этим эпизодом я работал очень усердно. В той степени усердно, что в следующую ночь увидел во сне, что меня ужалила змея :D Я рад, что мне это удалось :)
 
Danny Phantom - Призрачная зона » Дэнни Призрак: Народное творчество » Рассказы, повести, стихи » Charchives (Собрание разных отрывков из творчества.)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск: