Приветствую Вас, Гость
  • Страница 1 из 1
  • 1
Модератор форума: Melidiadus, Кайто  
Danny Phantom - Призрачная зона » Дэнни Призрак: Народное творчество » Рассказы, повести, стихи » Допрос (А что ты скрываешь?)
Допрос
Speret Дата: Пятница, 01.03.2013, 22:39 | Сообщение # 1
освоившийся

Группа: Проверенные
Сообщений: 379
Репутация: 498
Награды: 8
Страна: Российская Федерация
Город: Санкт-Петербург
Дата регистрации: 07.01.2010
Статус: Покинул призрачную зону
Тёмная и душная комната для допросов была наполнена горьким на вкус дымом крепких сигарет, что курил пару часов назад следователь. Маленькая тусклая лампочка в абажуре - единственный источник грязно-оранжевого света. Серая краска на стенах, в углах под самым потолком, покрылась маленькими паутинками трещин.
Обстановка здесь вряд ли менялась со времён СССР… Да и зачем, собственно говоря, её кому-то менять? Пусть стоят на своих местах фанерный стол и два стула, немые свидетели того, как здесь ведут «допросы». На углу, выкрашенной в белый цвет, столешницы уже почти высохла бордовая клякса. Нет сомнений в том, что именно этот тихий прямоугольный парень и добыл для здешнего отдела не одно признание в особо тяжких преступлениях.
Евгения Комарова, шестнадцать лет. Мама называла её просто Женя, хоть это и бесило девочку. В пять лет её признали гениальным ребёнком, а мамина должность помогла ей помогла с лёгкостью перескочить через несколько классов. В свои неполные шестнадцать она почти окончила школу, почти поступила в престижный английский университет, но кое-что ей помешало…
Сейчас из-за этого недоразумения Женя сидит здесь. На тонких запястьях уже появились синяки от наручников, верхняя губа разбита, правый глаз почти закрылся, так силён был отёк после столкновения со столешницей. Ноготки, выкрашенные в кислотно-розовый цвет, снимали стружку с деревянной ручки стула. Косметика размазалась по лицу, а модная укладка превратилась в воронье гнездо.
«Не могу поверить, что докатилась до такого из-за какой-то старухи!» - подумала она, со злостью отколов солидного размера щепку с многострадального дерева.
Дверная ручка опустилась с шумным щелчком. В полутёмное помещение вошёл приятного вида молодой человек в чёрном костюме и начищенных до блеска туфлях. Изящную аристократичность его бледному лицу придавали высокие скулы. Тёмные волосы, аккуратно зачёсанные назад, открывали высокий лоб.
- Вы один из здешних «борцов за справедливость» или мать наконец-то вызвонила адвоката? – Женя не намеревалась больше сегодня любезничать с кем бы то ни было.
- А какой вариант Вам больше нравится? – лукаво ухмыльнулся мужчина, положив на стол свой чёрный, словно сажа, портфель.
- Надеюсь на лучшее, - буркнула девушка, облизывая пересохшие губы онемевшим языком.
- Тогда, второе, - мужчина улыбнулся ещё слащавее из-за чего Женю невольно передёрнуло.
«И это сахарное недоразумение будет меня защищать?! У матери что, совсем крыша поехала?!» - хотела было выпалить девушка, но разумно решила, что не в её положении придираться. Сейчас ей пригодится любая помощь.
- Почему мы не можем поговорить о моём деле без этих… аксессуаров? – последнее слово она практически выплюнула, кивнув на наручники.
- Я говорил с прокурором по этому поводу, - мужчина деловито начал копаться в своём портфеле. – Вас считают слишком опасной.
- Посмотрите на меня внимательнее. Я же милашка, - Комарова попыталась улыбнуться, но это дало лишь дикую боль в разбитой губе.
- А я о чём, - адвокат, заговорчески подмигнув молодой девушке, достал из портфеля сверкающий ключик.
Ещё мгновение и Женя блаженно растирала отёкшие запястья, разминала пальцы, похрустывая суставами.
- Да, так на много лучше.
- Начнём, пожалуй, - мужчина достал из портфеля папку с номером «13-654-45» и демонстративно положил солидный томик в центре стола. – Здесь есть над чем подумать, госпожа Комарова. Дело не простое, я бы даже сказал тупиковое. Но, если вы будете со мной откровенны, то мы попробуем выкрутиться.
Девушка кивнула в знак согласия.
- Прекрасно, - в матовых глазах мужчины появился какой-то огонёк. – В первую очередь присяжных и судью будет интересовать вопрос Ваших отношений с некой Марьей Ивановной. Что вы на это ответите?
- У нас были чисто деловые отношения, если это так можно назвать. Я – ученица, она – учитель, не самый профессиональный, на мой взгляд.
- Почему вы так считаете?
- Видите ли, я одна из немногих, кому в шестнадцать лет пришло приглашение из Кембриджа, Оксфорда и Гарвада. Эти учебные заведения желают видеть меня в числе своих студентов, у меня высшие показатели успеваемости не только в моей школе или в области, но и в стране. А госпожа «учительница» грозилась выгнать меня из-за… Как же она тогда выразилась?... «Неподобающий внешний вид и антисоциальное поведение».
- Вы и правда позволяли себе вольности?
- Нет, это всё её домыслы. Людям «старой закалки» не понять молодёжных настроений. Она делала подобные выводы, ориентируясь только на мой внешний вид.
- Хм, - мужчина что-то нацарапал в своём блокноте и снова уткнулся своим острым и прямым носом в дело. – Эти ваши… - мужчина замешкался, пытаясь подобрать нужное слово. – Разногласия вы могли бы счесть достаточным основанием для нанесения вреда госпоже Ивановой?
- Нет, что вы.
- Есть свидетели, которые утверждают, что видели и слышали, как вы угрожали вышеназванному лицу.
- Даже не буду спрашивать, кто это, - фыркнула Женя. – У меня было много завистников.
- Интересно, - пробурчал себе под нос адвокат, снова что-то нацарапав в блокноте мелким почерком. – Где вы были в ночь на двенадцатое мая?
- У себя дома, разумеется.
- Ваша подруга утверждает, что вы вместе пошли гулять в парк рядом с домом госпожи Ивановой.
«Сучка» - пронеслось в мыслях девушки яркой вспышкой молнии: «Надеюсь на моём лице сейчас не было ничего… Хотя, что по нему сейчас можно понять?»
- Мы были там недолго, после я сразу отправилась домой.
- Думаю, что вы уже знаете, что случилось с гражданкой Ивановой в тот вечер, так что на этом закончим, - вздохнул юрист. - Лучше расскажите теперь, что вы знаете о Дмитрие Кожевниковом?
- Ничего особенного. Мы учились в одном классе, и он тоже был не в ладах с Марь Иванной.
- Известно ли Вам. Что случилось с Дмитрием, на следующий день поле убийства гражданки Ивановой?
- Прекрасно. Его арестовали как подозреваемого, ходили слухи, что даже оружие при нём нашли. Больной придурок.
- Интересные слухи, - мужчина снова что-то написал в блокноте. – Не знаю, хорошо это или нет, но слухи не врали, оружие при нём действительно нашли. Но парню повезло больше чем вам.
- Не поняла, - Женя застыла, впившись здоровым глазом в юриста.
- На оружие были не только его отпечатки пальцев, но и ваши. Плюс ко всему, на теле убитой обнаружены следы от каблуков, а лично мне Дмитрий не кажется тем мальчиком, что носит шпильки.
- А я была в этом почти уверена, - буркнула Комарова.
- Эх, госпожа Комарова, прошу, хватит врать, я же для вас стараюсь. Давайте мы с вами сейчас напишем чистосердечное и…
- Что?! – Женя тут же подскочила на ноги и кинулась на адвоката. Стул с глухим грохотом ударился о пол. – Вы же меня защищать должны, а не пытаться посадить в тюрьму!
- Госпожа Комарова…
- Учти, сморчок, ничего я подписывать не стану! Я никого не убивала! Я не виновата! Это всё Димка! Это он!
- Успокойтесь, иначе сюда прибежит охрана! – звонкий голос юриста полоснул по перепонкам как нож.
Женя невольно отступила назад и зажала уши руками. Голова раскалывалась почти буквально и казалась своей обладательнице пустым орехом, который сунули в пасть уродливому щелкунчику, на подобии того, что Дима однажды принёс с собой в школу в начальном классе. Видно это сказывается близкое знакомство со столешницей.
- Девушка, я ведь для Вас стараюсь, - голос мужчины стал таким мягким,… таким приторным. – Почему вы не хотите рассказать правду? Я бы смог помочь избежать трагедии, которая нависла над вашей головой словно Домоклов меч, только молю Вас, расскажите мне правду. Всю правду, как есть, - юрист подошёл к девушке, положил тёплые руки ей на плечи и усталыми глазами, с матовым мерцанием посмотрел на её избитое и отёкшее лицо. Из его груди вырвался печальный вздох. – Я желаю тебе лишь добра Женечка, почему ты не можешь этого понять?
В глазах мужчины появилась жалость. Женя ненавидела, когда её кто-то жалел. Жалость – удел слабых.
Звук удара утонул в полумраке. От пощёчины мужчина отшатнулся, едва не споткнувшись о свой стул. Бледная кожа покраснела на месте пощёчины, словно её ошпарили кипятком.
Юрист застыл, в недоумении глядя на девушку. Он не схватился за щёку, как это делают обычно в голливудских фильмах, не собрал свои вещи и ушёл, гордо подняв голову... Он просто стоял и смотрел на Женю так же, как её мать в ту ночь на двенадцатое мая, когда она пришла домой после полуночи в залитой чужой кровью блузке. Удивление, испуг и неизбежность чего-то очень страшного смешались в этом взгляде, но девушку волновало вовсе не это.
- И как моя мать вообще додумалась нанять такого болвана как вы? – процедила девушка сквозь зубы.
Дверь отворилась и в комнату из мрака коридора вошёл следователь. Высокий, но сутулый, не брившийся уже, пожалуй, дней пять. Его сигарета источала отвратительный едкий дым фабрики по производству пластмассы и смолы.
- Я ещё не закончил, - спокойно сказал юрист, вновь доставая свой блокнот.
- Это уже не важно, - махнул следователь своей лапой, сунув адвокату какую-то бумажку.
- П… подождите, как умерла!? – удивлённо воскликнул мужчина, судорожно пробегая глазами по аккуратным строчкам.
- А вот так, - развёл руками следователь. – Не приходя в сознание. Так что можешь собирать вещички, больше тут нечего делать.
- О чём это вы? – нахмурилась Женя.
- Не «о чём», а «о ком» - оскалившись, следователь подошёл к девушке поближе и окатил её зловонным дымом из своей пасти. – О тебе мы говорим, о тебе. А в этой бумажке написано, цитирую: «Евгения Комарова скончалась в отделении скорой помощи № 534, не приходя в сознание, от тяжелейшей черепно-мозговой травмы, полученной в следствии удара о приборную панель, во время автомобильной аварии».
Вот, как у нас всё удачно сложилось… Хэ-хэхэхэ-хэ, - следователь вновь выпустил в воздух облако дыма. – А твой адвокатишка был уверен, что ты в кому впадёшь и у него ещё год целый будет на то, чтобы тебе мозги прочищать… Хотя, в твоём случае и года мало, - мужчина сунул руки в карманы брюк и демонстративно отвернулся от девчонки.
- Как такое могло случиться? Я… я был уверен, что…
- Медбрат,… ну тот, которому папка диплом купил, о провод споткнулся и систему жизнеобеспечения того,…. Накрыло малость. Хи-хе-ха-ха-ха…
- Что за наркоманскую херню вы оба несёте?! – взревела Женя, оседая на грязный пол комнаты для допросов. От её крика недовольно заскрежетала тусклая лампочка в пыльном абажуре. В маленьком и душном помещении без окон воцарилась тишина, нарушаемая лишь всхлипами госпожи Комаровой.
Адвокат стыдливо опустил глаза в пол, будто был непутёвым мальчишкой, разбившим мамину любимую вазу. Он нервно мял в руках свидетельство о смерти своей подзащитной.
- Прости меня Женечка… Прости, - мужчина спешно собрал свой портфель, дрожащими руками пряча в него документы и пытаясь застегнуть посеребренную застёжку. – Прости меня, - адвокат последний раз взглянул на Женю своими стеклянными глазами, такого яркого небесно-голубого цвета, и молча удалился, бесшумно закрыв за собой дверь.
- Ну вот, теперь ты останешься с нами. Здесь у тебя нет никаких прав. Ты теперь никто, а знаешь почему?
Потому что в ночь на двенадцатое мая ты убила человека, жестоко и безжалостно. Ты убила свою учительницу только за то, что она при всём классе сказала, что вульгарная и испорченная зазнайка, которой в жизни ничего ненужно, кроме внимания противоположного пола… Она попала в самую точку и это тебя оскорбило. Тебя задело то, что кто-то не обращается с тобой как с принцессой, не потакает твоим капризами и не играет по твоим правилам. Что у кого-то хватило духу открыть всем глаза то, какая ты гнилая на самом деле. Нашей маленькой принцессе это конечно не понравилось и она пошла мстить.
А за что ты так с Димой?... Ах, ну конечно, - следователь присел на корточки рядом с Женей и, дыша перегаром, продолжил. – Как я мог забыть. Ведь приглашение в престижный заграничный универ прислали не только тебе.
На тебя и Диму было только одно место. Разве бы ты упустила такую возможность свалить из ненавистного тебе города, туда, где "настоящее" светское общество пьёт дорогой алкоголь и курит колумбийские сигары… Наивная дура.
Все получают то, что заслужили.
- Я не заслужила. Я хорошая, правда. У меня просто не было выбора, эта ведьма портила мне жизнь. Грозилась сломать моё будущее! – сбивчиво зашептала девушка. Слёзы лились из её глаз потоками, окончательно смазывая макияж и превращая его в грязные подтёки на щеках. Рот скривился кровавой дугой, со смазанной помадой.
- Понимаю, я тебя прекрасно понимаю, - внезапно следователь схватил девушку за горло и рывком поднял над полом. Его пальцы впивались в шею до самых позвонков. – Так все здесь говорят и никому это ещё не помогло.
Задыхаясь, девушка царапала ногтями руку своего палача. Вырваться бы. Убежать бы… Но разве такое допустят в этой камере вечного заключения?

Отредактировала: Beliall.
Все совпадения с реальными лицами считать случайностью.

Бу!
 
Danny Phantom - Призрачная зона » Дэнни Призрак: Народное творчество » Рассказы, повести, стихи » Допрос (А что ты скрываешь?)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск: