Приветствую Вас, Гость
  • Страница 1 из 1
  • 1
Модератор форума: Melidiadus, Кайто  
Danny Phantom - Призрачная зона » Дэнни Призрак: Народное творчество » ДФ Фан-фики » Шахматы (AU, вероятно ООС, но кому как)
Шахматы
Speret Дата: Понедельник, 30.05.2022, 01:17 | Сообщение # 1
освоившийся

Группа: Проверенные
Сообщений: 402
Репутация: 498
Награды: 8
Страна: Российская Федерация
Город: Санкт-Петербург
Дата регистрации: 07.01.2010
Статус: Покинул призрачную зону
Доверие подростка завоевать так же просто, как и обыграть его в шахматы.

Дэнни-призрак, Уиндем Джон «Во всём виноват лишайник / Trouble with lichen» (кроссовер)

Небольшое предисловие / примечание:
Честно, пересматривая любимый в детстве мультфильм, я внезапно поняла, что мне категорически не нравится то, как там прописан и подан основной антагонист - Влад Мастерс. В нулевые в какой то степени было модным делать таких как он вечными неудачниками с ранимой душой поэта. Но это, откровенно говоря, не то чего ждёшь от парня, частично срисованного с Дракулы в данный момент времени.

---------------------------------------------------
Пять минут. Дэнни опоздал всего лишь на пять минут. Не более чем погрешность в работе часов, но этого оказалось вполне достаточно, чтобы родители устроили ему выволочку, не отрываясь от сборки какого-то прибора сомнительной безопасности посреди гостиной.

― Это становиться проблемой, Дэнни, ― женщина стояла прямо перед ним, скрестив руки на груди. Её грозный вид внушал страх, она умела наказывать своих детей в отличие от их отца. ― Мало того что ты постоянно опаздываешь, так ещё и начал хуже учиться...

― Отлыниваешь от домашних дел, ― перебил жену Джек, лишь на долю секунды оторвавшись от сборки неизвестного аппарата, потянувшись за разводным ключом.

― Ты уже это говорил, ― Дэнни откинулся на спинку дивана, сдув со лба прядь густой отросшей чёлки, которую ему слишком лень было подстригать. Между призраками, учёбой, дополнительными занятиями и домашними делами, сил и времени на поддержание хоть сколь-нибудь приличного внешнего вида почти не оставалось. Нет, он, конечно, старался не выглядеть как один из ботаников или школьных “старичков” с радостью напяливавших на себя пыльное нечто из гардероба прадеда. Но чувство стиля у него отсутствовало от слова “совсем”. Так по крайней мере шептали одноклассники за его спиной.

― Ты всё ещё никогда их не делаешь, ― Джек посмотрел на сына сквозь стёкла защитных очков.

Дэнни на мгновение прикусил кончик языка. Боль отличный способ не сорваться на крик, который не принесёт ничего кроме ещё более сурового наказания. Хотя привкус крови во рту чувство не самое приятное.

― Просто мне сейчас трудно. В школе всё складывается не так хорошо, как хотелось бы и по этому...

― Ну хватит, Дэнни, ― остановила его подготовленную речь Мэдди, нервно махнув рукой. ― Глупее отговорки и придумать нельзя. Нет такой проблемы, с который нельзя было бы справиться, не опаздывая при этом домой, не заваливая тесты и не пренебрегая домашними обязанностями.

― Хоть бы раз вы сказали как это сделать, ― сорвалось с языка быстрее чем подросток успел проанализировать эту мысль на предмет последствий.

― Повторитесь, молодой человек, ― Мэдди нависла над сыном грозной тучей, готовой вот-вот разразиться новым скандалом, когда в разговор вмешалась Джесс.

― Полагаю Дэнни имеет в виду, что было бы лучше, если бы вы не просто читали ему лекцию о том, какой он непутёвый ребёнок, а подсказывали бы пути решения проблем, основываясь на своём прошлом опыте. ― Джесс захлопнула книгу, которую кропотливо изучала всё это время делая на полях карандашные пометки.

― Джесс... ― с одной стороны подросток был благодарен сестре за подобную заботу, но слишком хорошо знал, чем вся эта помощь обернётся для него. Да и для самой Джесс.

― Вы всегда подаёте ему только вывод. Может было бы эффективнее рассказать ему о том, как вы справлялись с аналогичными проблемами в его годы. О том как добивались успеха в учёбе. О том как организовывали быт, когда были младше.

― Джесс... ― сестра вошла в раж. Обычно родители при таком подходе её слушали, но понимали очень по-особенному.

― Ты же понимаешь о чём я, Дэнни. ― сестра наконец-то взглянула на него. ― Я просто хочу чтобы у тебя с родителями состоялся нормальный диалог, а не чтение бесполезной морали, которое по-факту не несёт в себе ничего, кроме ущерба семейным отношениям. Вопросы можно решить иначе и, я уверена, тебе именно этого хочется.

― А это отличная идея! ― воскликнул Джек, подскакивая на ноги. ― Погрузиться всей семьёй в воспоминания о нашем прошлом на встрече выпускников.

― Я не это имела в виду, ― сконфуженно промямлила Джесс. Дэнни лишь закатил глаза. Для него это было слишком ожидаемо.

― Я не уверена, что это поможет Джезмин, ― вздохнула Мэдди. ― Но если ты думаешь, что что-то подобное может быть полезным, я согласна.

― К тому же мы давно не проводили время всей семьёй, никуда не выбирались. Небольшое совместное путешествие пойдёт нам всем на пользу, ― Джек был слишком энергичным и это немного раздражало уставшего подростка.

После школы он ещё даже поужинать не успел. Три дополнительных, домашние задания и глупый призрак, которого даже не удалось поймать вытянули из него последние силы. Он в пол-уха слушал о планах родителей, о маршруте поездки и придорожных мотелях, в которых они смогут остановиться по дороге. Под урчание пустого желудка пассивно наблюдал за тем, как прибор родителей облил страницы книги Джесс какой-то едкой дрянью, из-за который чернила моментально потекли, сделав сделав текст нечитаемым. На автомате протянул ей свой платок, когда-то давно забытый в кармане джинс, потрёпанный и использованный лишь раз, чтобы стереть кровь с разбитой губы после драки со школьными хулиганами, и параллельно думал только о том, как сильно хочет принять душ. Джесс со вздохом посмотрела на багровые засохшие разводы, прежде чем начать стирать неизвестную малоприятную жижу со страниц книги.
Сообщение отредактировал Speret - Вторник, 14.06.2022, 22:40

Бу!
 
Speret Дата: Понедельник, 30.05.2022, 01:17 | Сообщение # 2
освоившийся

Группа: Проверенные
Сообщений: 402
Репутация: 498
Награды: 8
Страна: Российская Федерация
Город: Санкт-Петербург
Дата регистрации: 07.01.2010
Статус: Покинул призрачную зону
***
Долгая поездка в семейном вездеходе, напичканном аппаратурой, способной, как выразился отец, разобрать любого призрака на атомы в полевых условиях, вымотала Дэнни. Но провалиться в сон в номере дешёвого мотеля не получалось. Сложно сказать что именно было этому виной: грохот грузовиков, периодически проезжающих по ночной автостраде за окном, подозрительные стоны за тонкой стенкой из соседнего номера или же отцовский храп.

Подросток обулся и на цыпочках вышел из номера. Прохладный ночной воздух с запахом бензина и пережаренного кофе с ближайшей бензоколонки вгоняли его в ещё большую апатию. Всю дорогу он читал книжку, которую одолжил у Сэм на время поездки и за потерю которой она грозилась сделать куклу вуду с его лицом. Готические романы особо его не всегда привлекали, но помогали скоротать время, делая вид, что занимаешься чем-то полезным. Родители цепляются меньше, если видят что ты сидишь с бумажной книгой в руках. Вдумчиво читать её даже не обязательно.

Дэнни сел на ступеньках отеля, глядя на то, как в ближайших кустах мерцают светлячки. “Миниатюрные призраки” как называл он их в детстве. И ему хотелось бы чтобы сейчас все призраки были такими же маленькими, милыми и забавно мерцающими.

― Не спится? ― Джесс, закутанная в одеяло тихо подошла со спины и села рядом, прижимая к груди любимого плюшевого медведя, без которого до сих пор не могла уснуть. ― Ничего, в долгих поездках это нормально.

― Не нужно было тебе встревать в тот разговор, ― вздохнул Дэнни, грустно подперев рукой подбородок. ― Знаю, ты хотела как лучше. Но если бы они просто отругали меня за хамство и наказали на выходные, тебе бы не пришлось ехать в Висконсин через полстраны.

― Я надеялась до них достучаться, ― Джесс задумчиво потеребила кончик своей косы. ― Может однажды мне это удастся. Ты с каждым их новым наказанием становишься всё более нервным. Закрываешься в себе. Даже со мной стал общаться меньше и, мне кажется, это потому что я за тебя почти никогда не заступаюсь. Я подумала, что меня они послушают и хотя бы в этот раз не накажут тебя.

Дэнни с уставшей улыбкой приобнял сестру за плечи.

― Я скорее от демона сочувствия дождусь, чем это произойдёт, ― холодный вечер стал чуточку теплее. ― Но за попытку спасибо.

По трассе с грохотом промчался очередной грузовик, заглушая своим рёвом стрекотание сверчков в ближайшем перелеске. В воздухе появились новые запахи ― сигаретного дыма и подгоревших блинчиков из круглосуточной закусочной. Официантка, которая там работала, выглядела немногим лучше любого среднестатистического обитателя мира духов. Кажется бедолагу, пашущую в две смены даже родители приняли за покойницу, тайком включив сканер призрачной активности, когда заказывали ужин.

― Может всё не так уж и плохо будет с этой поездкой, ― предположила Джесс, поделившись с братом тёплым одеялом и глядя на ночное небо, полное маленьких ярких звёздочек.

На горизонте неспешно плыли тяжёлые дождевые облака, подсвечиваемые бледным светом луны.

Бу!
 
Speret Дата: Понедельник, 30.05.2022, 01:18 | Сообщение # 3
освоившийся

Группа: Проверенные
Сообщений: 402
Репутация: 498
Награды: 8
Страна: Российская Федерация
Город: Санкт-Петербург
Дата регистрации: 07.01.2010
Статус: Покинул призрачную зону
***
Замок Дэнни заприметил издали. Он не был похож на американскую мечту или остатки колониального стиля первых переселенцев. Видеть его было бы логичнее где-то в Европе, но не тут. Здание оплетённое плющом выглядело куда более древним, чем следовало бы. Вид остроконечных башенок и узких окон-бойниц особняка под небом, затянутым грозовыми тучами заставлял лёгкий холодок пробежать по спине.

Дэнни сделал пару фотографий на телефон чтобы отправить Сэм. “Ей такое должно понравится” ― думал он, поправляя лямку рюкзака на плече. Брать вещи было не обязательно, но когда рядом сумка с термосом, ему было спокойнее. Это место выглядело так, будто его населяли только призраки.

― А мы точно туда приехали? ― Джесс нервно переступала с ноги на ногу, пока Дэнни, перебирал фильтры в чате.

― Да, милая, ― Мэдди разминала затёкшие ноги и потягивалась, хрустнув позвонками. ― Мастерс всё таки не плохо устроился.

― Вопреки всему, ― хозяин поместья оказался бледным и худым, но едва ли на столько старым, каким его себе успел представить Денни. На вид ему сложно было дать больше двадцати пяти. Пожалуй только полностью седые волосы, собранные в аккуратный хвост и манера держаться выдавали истинный возраст. ― Вы прибыли первыми. Добро пожаловать, ― мужчина пригласил их в дом плавным жестом. На тонких губах едва заметная дежурная улыбка.

― Столько лет прошло, а ты ничуть не изменился, Влади! ― слова Джека отражались от каменных стен громким эхом. На мгновение Дэнни показалось что Мастерс дёрнулся, по какой-то старой привычке стараясь уклониться от медвежьих объятий Джека, но сдержал этот позыв в последнюю секунду, просто чтобы не показаться грубым.

На фоне загорелого улыбчивого толстяка Джека Мастерс казался ещё более бледным аристократом из прошлого века. Сдержанным, если не сказать чопорным и тесный контакт с “однокашником” скорее терпел.

― Больше так не делай, пожалуйста, ― вежливо попросил Мастерс, высвобождаясь из кольца чужих рук и поправляя лацканы пиджака. Он всё ещё улыбался. Грубым назвать его было бы очень сложно, хоть и очень хотелось по какой-то причине.

В просторном холле в изобилии был зелёный и золотой. Дэнни потребовалось немного времени чтобы сообразить, что хозяин поместья фанат Пэкерс. Однако в интерьер собственного холла Мастерс категорически не вписывался. Элегантная тонкая фигура в чёрном костюме слишком выделялась на фоне жизнерадостных цветов, пока они с родителями о чём-то беседовали, подходя к широкой парадной лестнице.

― Он же неприлично богат. Неужели не мог пригласить нормального дизайнера? ― Шепнула Джесс на ухо брату, который наконец-то удовлетворился видом фотографии мрачного замка и отправил её Сэм.

Мастерс взглянул на девочку с другого конца зала так, словно не только услышал всё что она сказала тихим шёпотом, но и оскорбился. Джесс нервно закусила нижнюю губу под этим острым взглядом, спрятавшись за спину брата. Костяшки её пальцев побелели от того, как сильно она сжала томик трудов Фрейда.

― Основное мероприятие начнётся завтра, ― голос Мастерсра был ровным и меланхоличным. ― Позвольте я провожу вас в комнаты для гостей, чтобы вы могли привести себя в порядок после долгой поездки.

― Ну что ты, Влад. Не стоит, ― попытался отмахнуться от предложения Джек. ― Наш семейный вездеход достаточно вместителен и...

― Я настаиваю, ― Мастерс улыбнулся чуть шире, глядя на Фэнтонов и жестом прося их следовать за ним. ― Было бы ужасно негостеприимно с моей стороны позволить вам заночевать в машине, особенно когда надвигается дождь.

Снаружи послышался далёкий раскат грома, заставив Дэнни напрячься. Кажется точно так же начинался один из любимых готических романов Саманты. Старый особняк, мрачный хозяин и надвигающаяся непогода, которая не позволит им выйти из дома. Подросток сглотнул, почувствовав медный привкус, похоже он прикусил кончик языка. Мастерс остановил на нём взгляд чуть дольше нужного.

― Детям нужен хороший отдых после придорожных мотелей. К тому же, Мэдлен, я бы хотел обсудить с вами кое-что из вашей области специализации. Мои собственные изыскания зашли в тупик и взгляд со стороны был бы кстати.

Манера речи Мастерса ставила Дэнни в тупик. До этого дня он не думал, что сможет когда-нибудь хотя бы допустить мысль о том, что человек может быть слишком вежливым.

― Ох, я думала ты всё забросил после того инцидента, ― изумлённо ахнула Мэдди. Сложно сказать, что именно она имела в виду, но Дэнни определённо был заинтересован. Похоже что родители далеко не со всем в прошлом справлялись так хорошо, как любили говорить, читая ему нотации.

― Изменил курс, только и всего, ― Мастерс передвигался почти бесшумно. Стука каблуков его лакированной обуви не было слышно либо он был настолько тихим, что тонул в звонком эхо чеканных шагов Мэдди и тяжёлой поступи Джека. Мужчина казался блёклым, почти чёрно-белым. На мгновение в голову Дэнни пришла мысль о том, что вся эта яркая атрибутика и интерьер парадного помещения были оформлены исключительно для вечера встречи выпускников. А возможно эта мысль посетила его голову потому, что коридоры второго этажа были куда сдержаннее: никакого золота или зелени, никаких кричащих изысков.

― Эх, вспомнить старые добрые времена, когда мы втроём раздвигали границы науки, ― Джек мечтательно прикрыл глаза. ― Какая ностальгия.

― Не принимай близко к сердцу , Джек, но я бы не хотел давать тебе доступ к оборудованию, ― голос Мастерс не изменился. Не дрогнул, но заставил Дэнни похолодеть и старательно начать убеждать себя в том, что это просто сквозняк.

― Влад, прошло столько времени...

― И, тем не менее, я бы хотел подстраховаться, ― он перевёл взгляд на женщину. ― Если, конечно, Мэдлен не возражает, ― жест вежливости, не более.

Дэнни проигнорировал ответ Сэм на отправленное фото. Сейчас чат с подругой казался ему недостаточно важным, чтобы отвлекаться от диалога родителей. Он перевёл телефон в беззвучный режим и убрал его в карман джинс, сделав отметку в памяти, “ответить позже”. За узкими окнами всё отчётливее слышались раскаты грома.

― А если возражаю? ― осторожно спросила Мэдди, старательно анализируя реакцию Влада. Впервые Дэнни видел то, на сколько осторожно мама выбирает слова в общении с кем-либо.

― Скажу: жаль, что атомарный состав эктоплазмы ни с кем не удалось обсудить. И пожелаю приятного отдыха после ужина.

Дэнни заметил в отражении небольшого зеркала как улыбка Мастерса стала шире, когда родители начали переглядываться, посылая друг-другу какие-то безмолвные сигналы. Мальчик позволил себе ненадолго выдохнуть с мыслью: “Этот тип хотя бы в зеркалах отражается”.

― Хорошо, Влад. Идёт, ― Мэдди выглядела потерянной, соглашаясь на условия хозяина поместья. Пустого поместья в котором Дэнни до сих пор не увидел ни одного слуги.

― Я уже жалею, что заикнулась о прошлом родителей, ― шепнула Джесс на ухо брату, на грани слышимости, но от чего-то Дэнни был уверен, её слова услышал не только он.

― Не ты одна, сестрёнка.

***
После ужина Мэдди удалилась вслед за хозяином замка оставив семью в неловком молчании перед огромным разожжённым камином. В окна ритмично стучал дождь заставляя Дэнни придвигаться поближе к огню. В маленькой гостиной после горячего чая ему становилось только холоднее. Кончики пальцев немного побелели и экран смартфона отказывался нормально реагировать на их прикосновения. Чат с Сэм хоть немного отвлекал подростка от напряжённой вязкой тишины, но сейчас стал недоступен.

Джесс с ногами взобралась в мягкое кресло и периодически поглядывала поверх страниц на отца, мерившего широкими шагами небольшую гостиную. Дэнни активно растирал руки, глядя как танцуют на стенах длинные чёрные тени от предметов в желтоватых бликах огня. Эта комната куда больше подходила Мастерсу: тёмные тона, очевидно дорогая, если не антикварная мебель, закуски оставшиеся нетронутыми лежать на кофейном столике походили на готовую композицию для натюрморта. Всё настойчиво намекало на то, что здесь живёт не просто эксцентричный богач, а самая настоящая аристократия.

― Эм... ― Дэнни не знал как правильнее задать интересующий его вопрос. Да и стоило ли его задавать вообще. ― Пап, всё в порядке?

― Могло быть и хуже, ― Джек рухнул в кресло, как подкошенный. Ножки мебели жалобно скрипнули, проехавшись по каменному полу. Звук заставил Дэнни сжать челюсти крепче. Он старался выбросить из головы назойливую мысль о том, сколько будет стоить ремонт этого антиквариата, если он пострадает от подобного небрежного обращения.

― Когда я говорила, что неплохо было бы “ознакомиться” с вашим прошлым, я не думала, что в нём будет фигурировать мрачный тип из Висконсина, ― Джесс взяла расспросы на себя, за что Дэнни был ей благодарен. ― Есть ли что-то, что нам следует учитывать при общении с этим Носферату?

― Не называй его так, Джезмин, ― мужчина потянулся за стаканом сока. Голос у него слегка хрипел то ли от непрекращающейся болтовни по дороге в этот особняк, то ли от натянутого общения с бывшим однокашником. ― Он не всегда был таким мрачным. В университете я вообще знал его как самого жизнерадостного человека на планете. Впрочем, у него есть весомые причины быть такой ледышкой.

― Это что-то слишком личное? ― осторожно спросил Дэнни, протягивая замёрзшие руки к огню, опередив с вопросом немного прямолинейную и иногда бестактную сестру.

― В университете мы втроём занимались изучением прото-порталов и, к сожалению, наш первый образец, собранный не из самых хороших материалов, повёл себя не так как ожидалось.

Дэнни почувствовал как по спине пробежал холодок. Нервное ощущение чего-то нехорошего усиливалось с каждым сказанным словом отца. Подросток вновь потёр ладони в жалкой попытке согреть руки, когда за окном прогремел тягучий раскат грома.

― Когда я запустил прототип он сработал, но не остался стабильным даже на секунду. Произошел всплеск эктоплазменной энергии под который угодил Влад. Проход в призрачное измерение схлопнулся прямо на его голове. Благо он отделался обесцвеченными волосами и обострением акне, но под капельницами его держали довольно долго. Не уверен что знаю как и от чего конкретно его лечили, но сработало это, видимо, не сразу. Учёбу он заканчивал уже заочно, да и с нами надолго оборвал контакты. Мы с Мэдди думали, что он забросил все исследования и всё своё прошлое, поэтому обрадовались, когда он пригласил нас на встречу. Я подумал, что мой просчёт он простил, но, видимо, не до конца.

Поганое чувство холода преследовало Дэнни до самой ночи и никак не собиралось исчезать, сколько бы он не грелся в душе, выкрутив на всю горячую воду. Сколько бы не кутался в пуховое одеяло. Призрак внутри него рвался наружу, обдавая глотку потоками ледяного воздуха, от которого сводило зубы. За окном всё ещё лило как как из ведра. Дождь становился сильнее и явно не собирался останавливаться, когда подросток, завернувшись в одеяло с головой, уступил своему второму “Я”.

Покойник не чувствовал пронзающе ледяного сквозняка. Ему был безразличен непривычный интерьер и окружение. Он мёртв, а для мёртвого в этом мире практически не существует по настоящему пугающих вещей. В какой-то мере быть наполовину мёртвым ему даже начинало нравиться. Приятно когда на мир полный скорбящих теней можно смотреть незамутнённым взглядом.

Тени гуляли по особняку практически всюду. Невидимые глазу человека, но отчётливо различимые для глаз Мертвеца. Казалось даже странным, что не один из приборов родителей до сих пор не подал сигнала тревоги в таком скоплении потусторонних сущностей.

Скорбящая женщина в старомодном платье сидела на широком подоконнике глядя на вспышки молний и безмолвно рыдала, шепча одними губами что-то о мёртвом первенце. Сумасшедший, возомнивший себя королём и водрузивший на плечи самодельную мантию из обрывков штор, сжался в маленький комочек в углу коридора, безумно вращая выпученными глазами. Тени слуг повинуясь старым привычкам убирались: подметали, мыли и протирали все поверхности, создавая впечатление самых адекватных из мелких бесов, населявших это место. Одна из горничных, светловолосая девушка со следами от верёвки на шее, прошла сквозь него, оставив на комбинезоне мокрое пятно от половой тряпки.

“Зря я ждал от этой поездки хорошего”.

Одна из сущностей этажом выше показалась Дэнни куда плотнее обычных Теней и, кажется, пока что его не заметила. Выглядело это существо странно. Голубая кожа с прожилками синих вен, навевала мысли об утоплении, но одежда его была сухой. Легко парили в воздухе полы белого старомодного плаща с красным подкладом и медными пуговицами на патах рукавов, который чем-то напоминал Дэнни медицинский халат. Дух был погружён в чтение книг, следовавших за ним по воздуху словно стайка птиц и сухо шелестящих страницами. Тетради, слишком толстые из-за множества подклеенных листов не закрывались до конца и периодически теряли страницы, которые всё также продолжали левитировать в воздухе.

Пролетев чуть дальше по коридору, призрак скрылся за двухстворчатой дверью библиотеки, пройдя сквозь тёмное дерево вместе со всеми книгами.

У призрачной сущности были и свои определённые минусы. Она делала Дэнни более бесстрашным, но и более любопытным. Как человек он бы никогда не решился последовать за пугающим нечто в закрытую комнату, но как призрак...

Осторожно и бесшумно, невидимкой подросток проник в библиотеку, скрывшись в самой глубокой тени. У призрака оказались красные глаза без единого намёка на зрачок. Нельзя было даже сказать наверняка куда он смотрит и заметил ли присутствие лишнего существа в комнате. Чёрные волосы, собраны в аккуратный хвост, в тонких пальцах из ниоткуда появился механический карандаш. Скрип грифеля в тетрадях и на страницах заставил Дэнни поёжиться, книги начали парить по комнате, занимая свои места на полках и заменяясь новыми. Их движение выглядело завораживающе и успокаивающе.

Красивый книжный танец резко прервался когда в невидимого мальчика со спины влетела тяжёлая книга и с оглушающим грохотом свалилась на каменный пол. Два красных глаза теперь абсолютно точно смотрели прямо на него. Один за другим десятки томов полетели ему в лицо. Острый уголок окованный железом разбил губу. Отвлёк от призрака, заставив отвести от бледной фигуры взгляд лишь на одно короткое мгновение.

Этого хватило чтобы допустить тонкие цепкие пальцы до своей глотки. Дэнни не мог сказать точно что сделал дух, но чувствовалось это как пригоршня тлеющих углей силой засунутых ему в рот. Его призрачное “Я” отправили в глубокий нокаут быстрее чем он успел это осознать.

Глаза он открыл стоя посреди комнаты, когда хозяин замка осторожно похлопывал его по щекам, пытаясь привести в чувство. У ног лежало скомканное одеяло и толстая книга, которую одолжила ему Сэм на время поездки.

― Я же не мог... Я же не спал, ― бормотал подросток себе под нос, рассеянно оглядываясь по сторонам.

― Часто с тобой такое происходит? ― Мастерс в светлом домашнем халате с красным подкладом стоял перед ним довольно сильно наклонившись, чтобы заглянуть в глаза. Пожалуй в первый раз за этот день Дэнни увидел на лице хозяина поместья что-то отдалённо напоминающее искреннюю эмоцию. Нечто среднее между сочувствием и раздражением.

― Я ходил во сне? ― язык поворачивался с трудом, а губы болели.

― Даже пораниться успел, ― Влад достал из нагрудного кармана халата чистый белый платок и приложил к саднящей губе ребёнка. Образ мрачного Духа в памяти стал слишком нематериальным, какими обычно становятся сны после пробуждения.

― Простите, ― платок заглушил сказанные слова. Дэнни невольно ссутулился, опуская взгляд. ― Со мной такого не было очень давно. Наверное просто устал и... Простите.

― Твоим родителям не стоило тащить в такую даль кого-то, у кого поездки вызывают сильное душевное беспокойство, ― сказал после недолгого молчания Мастерс, поднимая лицо паренька за подбородок. Подобный жест обычно не сулил ничего кроме выговора или пощёчины. Подросток нервно дёрнулся и Влад поспешил убрать руку.

― Я в порядке, ― начал оправдываться Дэнни по привычке.

― Ты врать не умеешь, ― вздохнул Мастерс выпрямляя спину и поправляя лацканы халата. Даже его ночная пижама выглядела похожей на костюм достаточно приличный, чтобы появиться перед малознакомыми людьми. ― Отдыхай Дэниэл. Мы поговорим завтра.

Такие слова от взрослых не сулили ничего хорошего, не могли иметь позитивных значений. Дэнни мысленно молился чтобы этот человек не увидел ничего лишнего, о чём следовало бы рассказать родителям. Влад выскользнул из комнаты бесшумно, даже не скрипнув дверью с массивными железными петлями, которую подросток про себя окрестил самой драматичной дверью в своей жизни.

Бу!
 
Speret Дата: Понедельник, 30.05.2022, 01:19 | Сообщение # 4
освоившийся

Группа: Проверенные
Сообщений: 402
Репутация: 498
Награды: 8
Страна: Российская Федерация
Город: Санкт-Петербург
Дата регистрации: 07.01.2010
Статус: Покинул призрачную зону
***
Гости начали прибывать. Череда неправдоподобно радостных и улыбчивых взрослых изредка разбавлялась мрачными скучающими подростками, которых они притащили с собой. Впрочем ни с одной категорией у Дэнни не получилось даже подобия нормального диалога. Детей его возраста не интересовала ни техника, ни призраки, ни мрачные готические книги, написанные либо своенравными барышнями в турнюрах, либо депрессивными алкоголиками со склонностью к суициду. Взрослые же люди всё это, понятное дело, осуждали по очевидным причинам. Пареньку оставалось только тихо завидовать Джесс, нашедшей себе наконец компанию для дискуссии. Её хобби всегда были более социально приемлемыми (или же умело подавались как таковые).

Взрослые отдельно.

Дети отдельно.

Дэнни остался где-то посередине. Сидел на широком подоконнике, глупо болтая ногами и потягивая холодный лимонад. Краем уха слушал разговор родителей о малопонятных исследованиях Мастерса, в которые Мэдди вчера бегло посвятили. С расспросами о ночном приступе лунатизма к нему никто не приставал, значит висконсинский Дракула держал язык за зубами. За что Дэнни ему был благодарен. Минус один неприятный разговор и минус один его новый недостаток в которые родители потенциально могли бы ткнуть.

Взрослые стали активнее когда на столах появился алкоголь. В разы более шумными и дурашливыми. Хотя подросток так и не смог проследить как и кем заменялись блюда. Казалось, стоит только моргнуть, отвести взгляд лишь на секунду, чтобы проверить как там родители или Джесс, гуляющая в саду за окном, и почти пустой стакан в котором оставались лишь кубики льда уже оказывался вновь полон. Возможно быстро пьянеющие взрослые подобными вопросами не задавались, а возможно это просто он слишком большой параноик.

Перед самым носом остановился брошенный кем-то мяч для регби. Дэнни даже вздрогнуть не успел, отвлёкшись на самостоятельно наполнившийся стакан. Этот предмет коллекции с чьей-то неразборчивой подписью точно разбил бы ему нос, если бы не Мастерс.

― Я вижу ты ещё не забыл старые приёмы! ― воскликнул Джек, широко улыбаясь.

― Нельзя забыть то, чего не знал, ― Дэнни почудилось, что кожаная шнуровка мяча угрожающе скрипнула под пальцами Влада. Хотя его голос оставался всё таким же спокойным и ровным. ― Но, я стараюсь держать себя в форме.

Острый взгляд Мастерса переключился на мальчишку и был таким же странным как и тогда, когда он застал его посреди комнаты ночью с разбитой губой.

― Говоря о форме. Ты выглядишь даже хуже чем вчера, сынок.

― Дэнни, ― поправил его подросток, обхватив полный стакан обеими ладонями. ― “Сынком” меня только родители называют.

― Разумеется, ― произнёс Влад на выдохе, всё ещё не сводя с подростка тяжёлого пристального взгляда, как делала Мэдди в далёком детстве, если подозревала своего сына в очередной шалости, когда он старательно прятал под измазанными в земле штанинами разбитые коленки.

― Я в норме, правда, ― прозвучало куда более эмоционально чем он планировал.

― Ты врать не умеешь, но я тебе подыграю, так и быть, ― Влад как-будто бы не умел улыбаться нормально. У него было только два режима: натянутая дежурная улыбка, которая выглядела плюс-минус нормально и то, что подросток сейчас видел перед собой ― кривая усмешка одним уголком губ. ― Здесь становится слишком шумно для ребёнка.

― Я не ребёнок, ― обиженно буркнул Дэнни, отставляя стакан в сторону.

― Не буду спорить, но всё же, хотел бы попросить тебя пройти за мной.

Дэнни обернулся на родителей. Мама мягко кивнула ему, безмолвно намекая на то, что ему действительно лучше уйти. Не смотреть на то как “неправильно” развлекаются взрослые и не брать с них дурного примера.

Не мешать.

Нехотя он слез с подоконника и поплёлся вслед за Владом, вернувшим непринуждённым жестом мяч за стеклянную витрину основного зала.

― Тебе следует быть повнимательнее Дэниэл, ― на лестнице по пути на второй этаж стало гораздо тише. У взрослых не было привычки разбредаться по чужому дому за пределы обозначенной хозяином территории, в отличие от его сверстников на шумных и, в абсолютном большинстве случаев, не согласованных с родителями вписках. ― Иначе с тобой может случиться что-нибудь плохое. Например разбитое лицо.

― Знаю, ― Дэнни старался не пересекаться взглядами со взрослым. ― Наверное просто немного голова болит из-за того, что я плохо спал, ― за окнами виднелся сад, в котором весело проводили время его сверстники. И Джесс. Судя по широкой улыбке ей было искренне весело, значит хоть кому-то достанутся хорошие воспоминания об этом мрачном месте.

― Могу дать бесплатный совет для профилактики боли в голове, Дэниэл, ― прохладные руки развернули сутулые плечи мальчишки, заставив держать осанку и автоматически поднять голову. ― Выпрями спинку и не смотри всегда себе под ноги. И голова будет меньше болеть, и на затравленную овечку похож не будешь.

Мастерс жестом пригласил Дэнни войти в небольшую, но очень хорошо оборудованную лабораторию. Чистую, светлую, аккуратно прибранную. Творческий хаос, свойственный Фэнтонам, здесь определённо был крайней редкостью.

― Странно, когда ты прокрался вчера в библиотеку, назвать тебя осторожной тихоней язык не поворачивался.

― Не понимаю о чём вы, ― по спине пробежал холодок. Единственный адекватный путь отступления отрезал Влад, закрыв за ними двери и всё ещё стоя позади.

― Понимаешь. Ты мальчик не глупый, ― голос Мастерса за спиной отдавал лёгким потусторонним эхо.

Изо рта подростка вырвались густые клубы ледяного пара, оседая на ближайшей блестящей столешнице инеем. В голове пронёсся минимум десяток возможных действий и оправданий, вплоть до самых нелепых, но его опередили.

― Мне лишние потасовки не нужны, ― бледный красноглазый призрак возник перед ним в чёрной дымке, подняв руки в примирительном жесте. ― Хотя мне известно, что твоя вторая половина их довольно сильно любит.

― Что вам нужно, ― Дэнни отступил на шаг назад и упёрся в грудь Влада. Второго Влада, который вернул себе человеческий вид прямо у него на глазах.

― Поговорить, ― произнёс первый призрак, растворившись в воздухе. ― Не каждый день есть возможность провести диалог с подопытной свинкой собственных родителей, ― закончил за копию речь Мастерс.

― Я не... ― сердце билось слишком часто от возмущения и испуга. ― Это не... ― мысли никак не хотели адекватно формулироваться в слова. Подросток чувствовал себя загнанным в угол. ― Они не виноваты!

― Не буду спорить, ― Влад положил тяжёлые ладони на плечи мальчишки и подвёл к ближайшему стулу. ― Но на веру полностью не приму, уж не обижайся, ― сам он сел напротив мальчика, расслабленно положив ногу на ногу. ― Впрочем, я с удовольствием выслушаю твою версию событий.

В этот момент Влад напомнил подростку учителей, директора и одного из тех социальных работников, которых в дом Фэнтонов вызывали социальные опеки после очередной жалобы соседей на неподобающее обращение с детьми или какого-нибудь особо громкого взрыва химикатов в лаборатории. В их компании всегда нужно было следить за языком чтобы не стать причиной множества проблем и бумажной волокиты, которые будут долгое время отвлекать родителей от работы. А что-то внутри подсказывало Дэнни ― “проблемы” это самое безобидное что может устроить родителям влиятельный человек с кучей связей и десятизначной суммой на банковском счете.

В горле пересохло. Придумать что-нибудь хотя бы отдалённо правдоподобное и никак не связанное с родителями не получалось. Влад сидел напротив, держа спину ровно и терпеливо ждал, не выражая никаких особых эмоций. Кажется, даже не дышал.

― Дэнни? ― голос мягкий и даже сочувствующий. ― Ты побелел. Тебе нехорошо?

Подросток нервно закусил губу, случайно сорвав тонкую корочку со вчерашней ранки. Мастерс устало вздохнул и протянул ему свой носовой платок. Как и вчера.

― Наша первая встреча не задалась и я бы хотел за неё извиниться. Понимаю твоё недоверие. Мне не стоило быть таким резким.

― Всё нормально, ― Дэнни снова ссутулил спину, прикладывая к кровоточащей ране белую ткань. ― Обычно призраки куда более грубые.

― Парк Мира магнит для аномалий. Полагаю именно поэтому твои родители решили там обосноваться, ― Мастерс поддерживал вежливую беседу. Обычный трюк более или менее профессиональных соц-работников. Сделать вид что ты в чужом доме просто так. Прикинуться твоим другом чтобы ты болтал побольше.

― Хотите устроить родителям неприятности? ― спросил Дэнни прямо.

― Они их сами себе успешно устраивают, Дэниэл, ― Влад звучал слишком формально. Как и при первой их встрече он казался СЛИШКОМ вежливым и корректным. ― Просто хочу узнать насколько серьёзно их проблемы повлияли на тебя. Конкретно в моём случае всё не закончилось хорошо, и речь даже не о жизни одной ногой в мире мёртвых.

― Не понимаю, ― рассказ отца и то что Дэнни увидел сейчас своими глазами никак не складывалось в стройную картину. Не было похоже на то, что случилось с ним в лаборатории родителей. В тот день ему чертовски повезло, что их вообще не было дома. Чтобы вернуть себе человеческий вид ему потребовалось время. Много времени. А Мастрес... ― Родители знаю сделали вас частично мёртвым?

― Нет, конечно, ― тонкие губы растянулись в дружелюбной дежурной улыбке, в которой и капли искренности не было. ― Посмертие настигло меня уже под многочисленными капельницами.

― Я не пострадал, если вы об этом. Ни ожогов, ни переломов, ни ушибов ни отравлений химикатами.

― Даже если проверить твою историю болезни в городском госпитале? ― Мастерс скептически приподнял одну бровь.

― Я там оказался потому, что случайно задел неисправный выключатель. Родители не велели его трогать, но я запамятовал это когда спускался в подвал, ― Дэнни мысленно похвалил себя за правдоподобность. Это не была полная ложь, но и правдой не являлось.

― Значит удар током, ― уточнил Влад, не отрывая от мальчика внимательного взгляда.

― Даже не сильный.

― Ты провёл в больнице больше недели, на сколько мне известно. Многовато для простой травмы.

― Мама настояла. Хотела убедиться что со мной всё в порядке, ― сорвалось с языка быстрее чем он успел осмыслить сказанное. ― Чего вы хотите добиться этими расспросами?

― Хочу понять есть в твоём случае какие-либо ещё “побочные эффекты”, ― Влад звучал честно, пусть и немного отстранённо. ― В моём всё обесцвеченными волосами и малоприятным воспалением кожи не ограничилось. Поверь, это не то чего я бы желал испытать кому-то вроде тебя, ― мужчина устало выдохнул, проведя рукой по волосам. Казалось впервые за всё это время он хотя бы пытался быть более искренним. ― Дэнни, я не желаю ни скандалов ни проблем лично для тебя. Мои мотивы для ведения этого диалога довольно прозаичны - не дать тебе усугубить собственное положение так как это однажды сделал я. Дестабилизировать самого себя как призрака проще чем кажется, и последствия этого тебе могут не понравиться.

Подросток молча слушал Влада. Отняв от лица окровавленный платок он отложил его на стол, не сводя глаз с Мастерса. Джесс окрестила его висконсинским Носферату, но это прозвище в данный момент ему совершенно не подходило.

― Не буду больше настаивать на том, чтобы ты выдал всё здесь и сейчас Дэниэл, ― Влад улыбнулся. Искренне. И даже не криво. ― Но если ты захочешь поговорить или попросить совета, ты знаешь к кому обратиться.

***
Встреча выпускников закончилась довольно поздно ночью. Долгое отсутствие хозяина вечера не заметила даже назойливая журналистка, приехавшая сюда не ради диалога с бывшими однокурсниками, а ради потенциально эксклюзива. От чего-то она была уверенна в том, что провела практически весь вечер в диалоге с “миллиардером года”.

Влад ничем не выдал предмета их общего диалога во время короткой беседы за завтраком с родителями на утро перед отъездом. И даже коротко махнул рукой отъезжающему семейному вездеходу Фэнтонов.

― Не знаю о чём вы там говорили, сынок, но спасибо, ― Джек воспринял жест Мастерса на свой счёт. ― Похоже что он хоть немного оттаял.

― Да не за что, пап, ― откликнулся Дэнни с заднего сидения. Открыв чехол-книжку своего смартфона, чтобы привычно залезть в чат с друзьями на время поездки, он заметил в нём визитку Мастерса, с дописанным от руки, очевидно, личным номером мобильного. ― Не за что.

***
Пока множество теней убиралось в замке после шумной вечеринки, Влад неспешно потягивал через трубочку человеческую плазму из медицинского пакета для хранения крови и рассматривал успевшие засохнуть бордовые пятна крови мальчишки на забытом им носовом платке. Причудливо размазанное по ткани пятно было чем-то похоже на кляксы из теста Роршаха, которым его успели изрядно задолбать некомпетентные психотерапевты в своё время.

Звонок телефона прервал его первую нормальную трапезу за последние два дня.

― Как всё прошло? ― спросил с ходу приятный женский голос на другом конце.

― Не на столько бесполезно как могло бы, ― уклончиво ответил Влад.

― Фэнтоны смогли дать хоть какую-то полезную информацию? ― на том конце провода был слышен ритмичный стук ноготков по поверхности столешницы. ― Мои источники оказались также полезны как и полицейские на правозащитных митингах.

― Нет, они от нас очень сильно отстают. Но кое что интересное у меня всё таки есть.

Бу!
 
Speret Дата: Вторник, 14.06.2022, 21:35 | Сообщение # 5
освоившийся

Группа: Проверенные
Сообщений: 402
Репутация: 498
Награды: 8
Страна: Российская Федерация
Город: Санкт-Петербург
Дата регистрации: 07.01.2010
Статус: Покинул призрачную зону
Выражение доверия

Дэнни чувствовал острую необходимость в диалоге с кем-нибудь более вовлечённым в жизнь призраков, чем его родители, видевшие в вопросе только одну сторону ― немедленное уничтожение таким образом, чтобы останков было достаточно для изучения и создания ещё более эффективного оружия. Друзья бы отлично подошли, но не когда они в очередной раз перешли в боевой режим из-за нововведений в школьном меню. Снова.

― Такер, ты безнадёжно устарел! ― Сэм походила на большую кошку. Грозную, жестокую и, по какой-то нелепой случайности, не желающую сожрать свою жертву заживо. Только убить. ― Повышенный холестерин, диабет и усугубление хронических болезней. Малая часть того на что ты обрекаешь окружающих, сопротивляясь новому!

― Расскажи это тем тихоням с малокровием и недобором веса, у которых сил без мяса не хватает, чтобы противостоять твоим тупым идеям! ― Такер подскочил со своего места, и только сидевший между ним и Сэм Дэнни не дал ему накинуться на гордую готессу.

― Слабость всего лишь последствия интоксикации от многих лет потребления трупов!

― Знаешь, до этой секунды я считал тебя умным человеком!

Дэнни разнимал их уже почти неделю. Становился между ними в коридоре, самостоятельно растаскивал в учебных кабинетах, извиняясь перед учителями за друзей. Кажется даже Деш начал поглядывать на него с почти физически ощутимым сочувствием.

“Я их, конечно, люблю и ценю, но в такие моменты хочется убить обоих”, ― думал он, устало кинув рюкзак на пол после тяжёлого дня и взглянул на перевязанный палец. После сегодняшнего урока физкультуры пришлось заглянуть к медсестре, когда не рассчитавший свою медвежью силу Деш, случайно выбил ему фалангу во время игры в вышибалы. Кажется футболист успел побледнеть когда Дэнни самостоятельно поставил на место сустав, согнутый под неправильным углом в сторону мизинца.

― Вот чёрт... ― промямлил он, поёжившись от глухого хруста. ― Ты мог бы этого и не делать сам, знаешь?

― Да ну, от медсестры в больницу, потом в рентген кабинет, потом в травму и всё из за фигни которую можно в три секунды исправить? Ты счета эти хоть себе представляешь? ― в тот момент необходимость в диалоге хоть с кем-то проявила себя особенно остро. Он всё никак не мог остановить поток слов, из своего рта. ― Ну конечно нет. Это же не тебе достаётся. После каждой травмы ещё и перед школой отчитаться нужно. Перед родителями. Получить наказание от учителей за то, что им пришлось оправдываться перед медиками и социальными службами за “твою криворукость”. Без этого обойдусь!

Деш выглядел куда более серьёзным чем обычно. Он парень простой как полено. Уверенный в том, что в дальнейшей жизни такого кайфа как от сегодняшнего дня он больше не получит. В тот момент Дэнни подумал что футбольный воротила его изобьёт, ведь даже учителя не позволяли себе его отчитывать, а тут он, какой-то хлипкий одноклассник ростом на две головы ниже него. Но нет, верзила просто молча взял его за плечо и потащил к медсестре, не особо слушая протесты.

Смотря на свой перебинтованный палец он просто тихо радовался тому, что из-за этого не пришлось возиться с кучей суетливых взрослых карьеристов, которых больше заботит собственная репутация, чем объект их неискреннего сочувствия, который получит от них нагоняй, когда рядом не будет свидетелей.

Он упал на кровать лицом в подушку думая о том, как бы ему хотелось научиться создавать свои копии. Так же как это делал Мастерс в вечер встречи выпускников. Чтобы они за него оставались вместе с родителями во время его ночных вылазок. Чтобы прикрывали его когда очередной заблудший дух решит прогуляться по школе в поисках того, кто по глупости и незнанию его спровоцировал на возвращение в мир живых. Чтобы вместо него оставались на скучных ужинах и уроках требующих только присутствия, а не активного участия со стороны учеников, в конце концов.

Номер Влада, написанный синими чернилами на визитной карточке был довольно простым, но набрать его не хватало духу. Хотя казалось бы, это ведь самое простое решение, если он хочет научится паре новых призрачных “фишек”. Как бы Дэнни не убеждал сам себя, сколько бы раз ни повторял в голове, что Влад сам дал ему номер. Всё бес толку.

Снизу раздался голос мамы, которая звала семью ужинать.

Сама женщина не ела в тот вечер. Склонившись над столом, собирала какой-то новый прибор по примерным чертежам отца, дорабатывая его в процессе. Вообще после встречи выпускников родители почти поселились в лаборатории, одержимые какими-то новыми мыслями, которые успела почерпнуть Мэдди из недолгого диалога с “Висконсинским Носферату”. Отец в гораздо большей степени пылал энергией, но, как казалось Дэнни, только лишь из-за того, что периодически отвлекался на какие-то мелкие проекты. Из-за этого они с Мэдди стали ссориться чаще. И это подростка пугало.

― Эм... мы можем поговорить, мам? ― на голос Дэнни устройство под паяльником Мэдди отреагировало мерзким писком. Сигналом тревоги, в котором он отчётливо услышал свой собственный голос, повторяющий только что сказанную фразу.

― Давай чуть позже, солнышко, ― плата под руками Мэдди задымилась. Наверное загорелась бы, если бы женщина не отключила питание. ― Или это что-то срочное?

Она выглядела уставшей и в край задолбавшейся. Под глазами залегли тёмные круги, волосы растрепались, на руках виднелись следы новых ожогов от паяльника, а один из ногтей потемнел, по видимому от неудачного удара молотка. Дэнни всё время ужина держал руку с повреждённым пальцем под столом. Чтобы мама не нервничала лишний раз. Папа может этого даже и не заметит, но не она.

В её тёмно-синих глазах он видел только усталость и кучу матерных слов, которые она не могла произнести вслух при детях. Его родители люди одержимые и очень занятые. Разве это не эгоистично с его стороны, отрывать их то работы? Да ещё в в такое нервное для них обоих время.

― Нет, не срочно, ― он улыбнулся, вновь уткнувшись носом в тарелку. ― Просто так, глупости.

Толкая горошину вилкой по краю тарелки он задумался над тем, что хочет ещё и научиться передвигать предметы не касаясь их. Как делал Влад с теми книгами в библиотеке. Вид толстых томов, кружащих вокруг изящной фигуры в белом до сих пор был тем, что успокаивало его перед сном. Танец предметов, парящих по воздуху был чем-то волшебным и недостижимым. Он пытался это повторить, честно и упорно, но не выходило. Чтобы хоть на сантиметр сдвинуть карандаш ему требовалось колоссальное усилие воли.

На скучном уроке у него получилось заставить письменную принадлежность балансировать на острие на пару секунд, но и то ровно до окрика учителя, заметившего как он ловит мух на его важнейшем во всей школьной программе уроке. Он ничего и никого не слышал в момент, когда удалось заставить карандаш не падать. Ему настолько сильно требовалось сосредотачиваться на предметах, которые пытался перемещать, что в какой-то момент даже подумал, что именно поэтому Влад его не заметил тогда в библиотеке. Но быстро отбросил эту мысль. Мастерс определённо был увлечён изучением содержимого книг, а тем как удержать их в воздухе.

После ужина он попробовал снова. С предметом поменьше. Вытащил из подушки пёрышко и начал заниматься с ним. Не бог весть что, но вроде бы получалось. В запертой комнате. В полной тишине, отгороженный от внешнего мира наушниками. Успехом он сам для себя это мог назвать с большой натяжкой.

На дополнительном проекте по астрономии Дэнни не мог сосредоточиться как следует. На книге китайского фантаста про далёкое будущее в далёком космосе тоже. В чат с друзьями даже заходить не хотелось. Обновления приходили почти каждую секунду, только по сегодняшнему дню в школе Дэнни слишком хорошо понимал, там сейчас идёт жаркая перепалка Такера и Сэм. И лезть в неё в роли ментального регулятора ему хотелось меньше всего.

Пёрышко повалилось на пол после очередного оповещения. Дэнни раздражённо выключил уведомления чата на телефоне. “Без меня разберутся”, ― думал он устало откинувшись в кресле, когда визитка Влада снова попалась на глаза.

Подросток в упор смотрел на экран мобильного телефона. Курсор мерцал в конце текстового сообщения после точки (а ведь раньше он точки в конце не ставил). Равномерно и нервирующе одновременно. Он трижды перечитал сообщение на предмет грамматических ошибок. Пару раз переписывал и снова проверял. Но даже сейчас не был до конца доволен текстом, которым собирался отвлечь занятого и крайне богатого человека от важных дел.

“Стоит ли оно того?” ― стоит ли чужое время достаточно дёшево чтобы потратить его на подростка, наделённого сверхъестественными силами, которые он даже контролировать нормально не в состоянии?

“Это же просто сообщение!” ― Дэнни злился на самого себя. За нерешительность. За трусость. За неумение принимать решения сразу. Возможно проблема и правда в нём, а может взрослые правы когда говорят, что у всего его поколения проблемы с общением.

Когда он наконец нажал на кнопку отправки легче не стало. В какой-то степени он даже начал надеяться на то, что все слова Мастерса ― стандартная лож взрослого человека, который, по каким-то своим внутренним установкам не может не сделать вид, что окажет помощь.

***
Телефон зазвонил буквально через полчаса. Как раз тогда, когда Дэнни пытался заставить себя сосредоточиться на учёбе.

“Мог бы и сам справиться”, ― подумал подросток, ответив на звонок и произнося тихое “ало”.

― Добрый вечер, Дэнниэл, ― голос на том конце казался спокойным и размеренным, как и во время их последнего разговора. Даже немного радостным, насколько это позволял Мастерсу сдержанный и прохладный темперамент северянина. На фоне его голоса слышалось пение сверчков и кваканье лягушек. Это показалось немного странным, ведь рядом с замком в Висконсине он не заметил пруда или озера. ― Извини что долго не отвечал, ― пол часа это не долго по мнению подростка. Обычно время ответа могло быть и дольше. В переписке с друзьями он обычно брал в расчёт то, что они могли устать от общения или банально уснуть. ― Скажи, чему именно ты пытался научиться?

Вспоминая этот их первый разговор Дэнни обычно начинал понимать почему даже учителя называли его мямлей. Как бы ему ни хотелось убедить самого себя в том, что он умеет общаться, не получалось. Он долго и слишком путанно отвечал на один простой вопрос. Зашёл издалека, отняв у и без того занятого человека ещё больше времени чем планировал. И ещё немного сверху на извинения.

― Я, наверное, слишком много говорю, ― В горле пересохло то ли от мысли о последствиях собственной болтливости, то ли от того насколько сильно его могли отругать родителей за счёт телефонного разговора с Висконсином.

― Этот диалог и начался с целью того, чтобы я тебя выслушал, разве нет? ― приятный тембр звучал мягко, если не сказать смешливо. Таким тоном обычно говорила с ним тётя Алиса, когда он делал милое по её мнению. Это льстило в какой-то степени, особенно с учётом того, насколько редко тётя считала что-то милым. ― Кстати, почему ты написал, а не позвонил? ― Влад звучал немного удивлённо и энергично. По телефону эмоции его голоса было определить гораздо проще чем по выражению лица.

― Не хотел случайно помешать, ― честно ответил Дэнни, пробуя вновь поднять в воздух пёрышко силой мысли. Получилось почти сразу и оказало на него какой-то слишком успокаивающий эффект. ― Вы ведь человек занятой, наверняка.

― Не на столько чтобы не уделить время тому, кому я его обещал, ― Дэнни понравилось то, как это прозвучало. Хотя представляя себе образ Влада он всё равно видел богача, не способного выражать эмоции с помощью мимики. ― У тебя есть ещё какие-нибудь вопросы?

Подростку казалось странным, что диалог одним только голосом был для этого человека очевидно куда более естественным, чем встреча тет-а-тет. А ведь он ровесник родителей, для которых личное общение это всё. Живая мимика мамы и активные жесты отца делали их речь куда более живой чем акценты расставленные голосом. В этом плане общаться с Мастерсом оказалось немного проще, чем с родителями, но Дэнни всё равно предпочёл бы текстовый чат для начала. Так проще контролировать то, что хочешь сказать собеседнику.

― Эм, знаете, во время поездки на встречу выпускников я так и не понял кем вы работаете, ― собственный голос казался далёким. Ему удалось поднять в воздух два пера одновременно. Смотреть как они кружатся в воздухе, образовывая знак бесконечности, было редким удовольствием. Почти таким же как хрустнуть корочкой льда на поверхности лужи поздней осенью. ― Если это, конечно не секрет.

― Не секрет, мальчик мой. Содержу исследовательские центры и продаю патенты крупным производствам. Ну, или организую небольшие исследования по заказу партнёров, ― голос в телефонной трубке стал немного активнее, как если бы Дэнни слушал учащегося, тараторившего стихотворение у доски. Кажется вопрос был для Мастерса не столько привычным, сколько надоевшим. Наверняка этот ответ ему приходилось повторять не один раз в различных вариациях. ― С меня оборудование. С моих сотрудников продуктивная работа. Всё как обычно. С чего такой интерес?

Дэнни заставил пёрышки опуститься в ладонь. Он пытался прикинуть их вес, размышляя над словами Мастерса. Над тем как мог бы ещё человек обладающий его способностями сколотить состояние.

― Просто стало интересно, ― ответил он несколько бесцветно, сдув пёрышки с ладони и вновь заставив их парить в воздухе. Быстрый полёт лёгких предметов распутывал клубок мыслей. Как маятник гипнотизёра, успокаивал сердцебиение, но не усыплял. Впервые за это время Дэнни чувствовал собственные мысли чётко и ясно.

***
В лабораторию родителей он спускался не часто после инцидента с порталом. Не потому что боялся прохода в мир духов, а скорее из-за количества оружия, способного уничтожить его вторую половину. Боялся даже не он, если подумать, а призрак внутри него.

Они мыслили одинаково. Думали об одном и том же. Они части друг друга, как левая и правая рука части одного тела, но до сих пор, спустя уже почти четыре месяца после частичной смерти, Дэнни так и не привык думать о них, как об одном целом. Он пытался, конечно, в слух всегда говорил “я, меня, моё”, но в мыслях всё равно было только “мы, нам и наше”.

“Надо себя переучивать” ― думал он, преодолевая страх от прикосновения к очередному неведомому оружию, которое призрака пугало больше всего. Кончики пальцев дрожали и в голове невольно вспыхнул голос отца, во время демонстрации этого чуда-ствола: “Снимает с призрака стружку атом за атомом”.

― Не так у и страшно, видишь, ― тихо сказал он сам себе, положив оружие обратно. До сегодняшнего дня он старательно избегал использования любых приборов родителей, из числа тех, которые умеют стрелять (кроме термоса). Возможно зря только себе жизнь усложнял, а возможно и правильно всё делал. Система предохранителей в руках отца обычно работала через коленку, а случайно выстрелить в себе в ногу не хотелось.

Портал в Зону Духов имел неприятную особенность ― периодически открываться против воли техники и вопреки всем запертым замкам. Увидев медленно разгорающееся зелёное свечение потустороннего вихря Дэнни подошёл поближе. Друзья до сих пор не рассказывали ему как он выглядел в момент открытия портала. Тот день он помнил плохо, но точно знал что рядом была Сэм. Дэнни был уверен что именно её приглушённый электрическим гудением и скрежетом металла крик он слышал в момент смерти. Но готесса молчала, словно немела когда он задавал ей этот вопрос. Становилась белее мела и прятала взгляд.

Эктоплазменная воронка медленно закручивалась в открытом портале, издавая лёгкое гудение, похожее на далёкое жужжание осиного роя. Им было любопытно... Ему. Ему было любопытно. Но человеческой своей половиной он решил сначала сунуть в портал левую руку. Не ведущую. Просто чтобы не переучиваться в случае чего.

По ту сторону ничего не ощущалось кроме лёгкого электрического покалывания на кончиках пальцев. Это показалось ему даже приятным в какой-то степени. Температура в портале ни чем не отличалась от той, что была в лаборатории, равно как и плотность воздуха, и его влажность. Он попробовал пошевелить пальцами, как обычно делал, чтобы убедиться что вода в ванной не слишком горячая.

Ни какой разницы.

В этот момент он решился заглянуть внутрь. Закрыл глаза и задержал дыхание как перед погружением в воду. Кончик носа зачесался, как будто его защекотали лёгким пёрышком, из-за чего он едва не чихнул. Открыв глаза Дэнни увидел место рождения своего второго "Я". Зеленоватое пространство полное непонятных, нарушающих законы физики переходов и лестниц как на картинах Корнелиуса Эшера. Множество подвесных мостов заканчивались закрытыми дверями или арками, в которых кружились вихри, походившие на новые порталы. В тех проходах, где подобного не было, виднелись другие миры, не в зелёных тонах, в каких было это дикое нагромождение лестниц и воздушных переходов, а другие: жёлтые, красные, разноцветные, как в реальности или монохромные.

С губ сорвалось облачко ледяного пара, когда открылись одни из двухстворчатых высоких дверей, больше напоминающих вход в древний замок. Из них показался призрак в белом военном кителе и чёрных лакированных сапогах. В тени от полей шляпы пряталось не человеческое лицо, а череп с огромными горящими алым огнём глазами.

― Untermensch, ― вырвалось из зубастой пасти черепа вместе со сверкающим раскалённым пеплом, когда существо подняло свой горящий взгляд на Дэнни.

Адское создание заставило живое сердце подростка дрогнуть и убраться обратно в свой мир. Дёрнуть рубильник портала, затушить этот потусторонний свет в лаборатории. Хотя испугались они оба: и человек, и призрак. В монохромной фигуре было что-то неправильное во всех смыслах. Что-то страшнее чем просто загробное, что-то хуже чем адское. Унизительное “Untermensch” отражалось в черепе гулким потусторонним эхо.

Бу!
 
Speret Дата: Вторник, 14.06.2022, 21:38 | Сообщение # 6
освоившийся

Группа: Проверенные
Сообщений: 402
Репутация: 498
Награды: 8
Страна: Российская Федерация
Город: Санкт-Петербург
Дата регистрации: 07.01.2010
Статус: Покинул призрачную зону
***
Дэнни стал замечать, что родители в лаборатории ругались чаще. Что-то у них явно не складывалось в работе и это выливалось в ссоры. Хотя, если так подумать, то за последнее время они создали гораздо больше, чем обычно. Некоторые приборы до сих пор ждали патента, большинство даже исправно работали, доказывая не только прямоту рук Фентонов, но и существование призраков. Их звали на конференции, приглашениями была завалена вся небольшая тумба у входной двери. Но, судя по всему, проблема была глубже чем просто мелкие неурядицы их совместной работы. И Дэнни пугало то, что он никак не мог уловить причины.

Из рук снова всё начало валиться. Только пёрышки по прежнему спокойно кружились в воздухе, подчиняясь его воле. Он даже успел научиться поднимать предметы потяжелее и похвастаться новой способностью перед друзьями.

“Ещё немного и сможешь делать такие же крутые штуки как Кери”, ― сказала тогда Сэм. И мальчишке от этого до сих пор было обидно. Его сравнивали с самой бесящей до невозможности книжной неудачницей, которую в её истории пинали все кому не лень, а не с каким-нибудь крутым супергероем. Разве он этого заслужил?

Внизу опять слышались излишне громкие разговоры родителей. Опять ругались. Если бы Дэнни не был уверен в том, что сейчас сентябрь, то подумал бы что они опять спорят о том, кто есть Санта. К постоянным эмоциональным всплескам родителей за столько лет уже пора было бы привыкнуть, но увы.

Дэнни поднял в воздух пёрышки, отгораживаясь от шума наушниками. Дверь заперлась на замок по его воле без прикосновений. Он многому успел научиться за последнее время и Мастерс хвалил его за эти успехи. Такому сложно было сопротивляться, ведь раньше даже за хорошие отметки он получал максимум сдержанное “молодец” и мамину улыбку за ужином. Это, конечно, тоже было хорошо, но в учёбе он уже слишком давно не преуспевал. Периодически получал выговоры за хамство в сторону учителей, за драки со звёздами школьного футбола и различные мелкие неприятности в которые влезал вместе с не в меру активной и деятельной Самантой, жаждущей менять этот мир к лучшему, вне зависимости от желания мира. Он не возражал, но оказалось что простого “молодец” всё-таки слишком сильно не хватало.

За столом он не делал уроки, а рисовал. Сосредоточенно водил карандашом по бумаге, пока линеры и маркеры катались по столешнице, под его силой. Стук граней пластиковых корпусов напоминал щелчки чёток падре на воскресной службе, когда его ещё водила туда в детстве тётя Алиса. Это обычно был день-ритуал, правильный, неспешный, во всём последовательный и полный спокойствия. Тётушка выдавала им с сестрой самые чистые и красивые вещи, помогала Джесс заплести волосы в красивую причёску с множеством голубых ленточек, а ему завязать шнурки. Он был очень маленьким тогда.

Штрихи на бумаге складывались в картину, которую он видел в мире Духов. Множество беспорядочных лестниц и переходов. Пустых, безлюдных и застывших в полуразрушенном состоянии на вечность. В изображении любой сторонний наблюдатель при коротком взгляде увидел бы хаос, но для подростка, для его мёртвого “Я”, в нём была идеальная последовательность. Понятная, логичная и простая. Как человек Дэнни смог её полностью осознать, когда закрашивал рисунок множеством оттенков зелёного.

В дверь постучали. От внезапного испуга Дэнни случайно смахнул все художественные принадлежности на пол.

― Сынок, у тебя всё в порядке? ― раздался за дверью голос мамы, слегка приглушённый музыкой.

― Да, всё нормально, ― поспешил сдёрнуть наушники с головы Дэнни, направляясь к двери. ― Ты просто немного меня напугала, ― он пропустил мать в комнату, и поспешно начал собирать рассыпавшиеся по полу маркеры и карандаши. ― Ты что-то хотела?

― Хотела предупредить, что мне нужно уехать, солнышко, ― женщина опустилась на корточки, помогая сыну убирать случайный небольшой бардак. ― Это не на долго. Пара дней не больше. Хотела попросить тебя присмотреть за домом, пока меня не будет. Готовить и прибирать каждый день не нужно, просто следить чтобы твой отец его в параллельное измерение случайно не отправил, ― Мэдди поднялась и передала в руки сына собранные маркеры. ― Справишься?

― Куда ты собралась? ― подросток почувствовал как взмокла спина. Старательно сдерживал холодное дыхание покойника, которое рвалось из глотки каждый раз, когда он чувствовал что-то нехорошее.

― К сестре. Ты же помнишь тётю Алису? ― женщина кинула взгляд на рисунок. Плотный лист формата А3 со сложным рисунком привлёк её внимание. ― Очень красиво вышло Дэнни, ― она осторожно провела пальцами по волосам сына. ― Не думала что ты на столько усидчивый. В детстве ты был таким энергичным мальчиком. Пара минут одного и того же дела тебя ужасно утомляли.

― Зачем тебе уезжать? ― голос дрогнул. Дэнни надеялся что потока холодного воздуха из его глотки мама не почувствовала.

― Хочу немного побыть в тишине. Подумать, ― Мэдди взглянула в испуганные глаза сына и поспешила приобнять его за плечи. ― Не переживай солнышко. Это никак не связано ни с тобой ни с Джесс. Мне просто нужно побыть подальше от призраков и работы, чтобы с ума не сойти. Ты наверное заметил, что в последнее время мы с твоим отцом слишком во всё это погрузились. Даже о собственной годовщине свадьбы забыли, ― весь её вид был визуальным воплощением слова “УСТАЛОСТЬ”. Помятая, непричёсанная, в уголках глаз виднелась крошка размазанной туши для ресниц, как будто она уже успела расплакаться за сегодня.

― Зачем для этого уезжать? ― нутром он чувствовал что-то плохое. Очень-очень плохое. Призрак видел маму насквозь.

― Твой отец не устал в отличие от меня. Ему хочется продолжать работать и мешать ему в этом я не буду. Но хочу чтобы ты за ним присмотрел. Он бывает немного безответственным. ― Она что-то скрывала, от её слов разило горечью, оседавшей у основания языка и вызывавшей желание выпить побольше молока, чтобы её заглушить. Как после поедания острого тако, в которое не пожалели положить побольше перца чили. ― Я не оставлю тебя на долго, обещаю, ― она ласково обняла его за плечи, осторожно притянув к себе. В любое другое время он бы ощетинился, начал вырываться от этой удушливой ласки, но не сейчас. Она поцеловала его в макушку , вновь вернув взгляд к рисунку на столе. ― У тебя правда очень красиво получается рисовать, солнышко. Можно мне взять его с собой?

― Хочешь тёте Алисе на холодильник повесить? ― он всё ещё пытался шутить, хоть и выходило откровенно паршиво.

― Может быть, ― улыбнулась женщина, прикоснувшись к ещё не высохшему до конца листу бумаги кончиками пальцев. ― Хочу похвастаться перед сестрой тем, какой у меня талантливый ребёнок.

***
Мэдди уехала в аэропорт следующим утром на такси, успев ещё раз напоследок перекинуться с Джеком парочкой острых ругательств. Мужчина пытался её остановить: выхватывал из рук чемодан, вставал на пути, но всё бестолку. Если уж мама решила что-то сделать, мешать ей было бесполезно ― это то что Дэнни выяснил наверняка за всю свою жизнь.

Жёлтая машинка с чёрными шашечками и водителем с сильным южным акцентом быстро скрылась за ближайшим поворотом. Мама всё таки забрала его рисунок, аккуратно сложив в папку подходящего формата, чтобы не помялся. Даже попросила подписать как настоящую картину.

Отец суетился, поспешно заказывая билеты и ругаясь сквозь зубы из-за того, что на сегодняшние рейсы всё распродано. Собирал вещи, небрежно и совершенно бессистемно кидая в чемодан что попало. Запирал шкафчики с документами в лаборатории, но забыл закрыть за собой входную дверь. Направляясь в аэровокзал он надеялся либо перехватить там Мэдди, либо выкупить билет опоздавшего пассажира перед самой посадкой.

― Вы что нас одних тут бросите?! ― крикнула Джесс. Но дверца такси уже захлопнулась и очередная машинка с чёрными шашечками на крыше укатила дальше по улице, скрываясь за поворотом. ― Класс. Надо проверить сколько у нас денег и провизии, на случай если этот беспредел затянется, ― сестра бодро прошагала в дом и без зазрения совести полезла в оставленную матерью повседневную сумку за кошельком, пересчитать наличность.

― Мама сказала, что планирует уехать на пару дней, ― рассеянно буркнул Дэнни, закрывая входную дверь. ― Когда просила за домом и папой присмотреть.

― Что ж, значит только за домом, ― Джесс закончила подсчёт, сунула Дэнни парочку мятых двадцатидолларовых купюр, а остальные убрала обратно. ― План следующий: проводим ревизию холодильника, составляем список и с этой суммой идём в магазин. Вместе. Если поедем на моей машине, то больше чем на час это дело не растянется. Если спросят, наши родители просто очень заняты и послали нас за продуктами. Идёт?

― Идёт, ― вздохнул подросток, аккуратно складывая купюры в свой кошелёк, прикреплённый к поясу на цепочку. ― Только сначала в лабораторию спущусь. Вдруг отец в попыхах там что-нибудь из розетки не выключил и мы вернёмся к пепелищу.

― Хорошая идея, ― Джесс уже во всю суетилась на кухне с любимой розовой ручкой и маленьким блокнотом. ― Тебе пачки молока хватит на пару дней или лучше докупить ещё одну? ― крикнула она брату.

В подвале царил хаос. Дэнни успел похвалить себя за предусмотрительную предосторожность. Не дай боже один из брошенных на столе рядом с пачкой бумаг прибор пустит случайную искру. Да ещё и портал в зону Духов опять открылся добавляя хаосу немного зелёного цвета.

― А ты разве его не будешь? ― Дэнни не особо разбираясь сгребал бумаги в одну стопку, а потенциально опасный хлам в другую (желательно на невоспламеняющуюся поверхность). Пусть родители сами разбираются по возвращению. У самого входа в портал лежала небольшая коробочка с аляповатой пёстрой лентой и какой-то предмет, походивший на высокотехнологичный пояс в стиле киберпанк. Две определённо важные вещи, которые стоит прибрать подальше от призрачной зоны.

―Не, я обойдусь соком. Ты же всё равно молочку любишь больше меня.

― Тогда хватит. Я его всё равно только с чаем потребляю, ― усмехнулся Дэнни в ответ. Маленький коробок оказался подарком для мамы на годовщину свадьбы. Возможно именно из-за этой безделушки и произошла перепалка между родителями? Вряд ли, конечно, но вероятность этого подросток исключать не стал.

― Извращенец!

Этот выкрик сестры вызвал у Дэнни улыбку ровно до тех пор пока он не прикоснулся к поясу. Напичканный противопризрачной техникой предмет больно ударил его током. С болезненным криком подросток инстинктивно выкинул всё что держал в руках.

― Дэнни? ― обеспокоенная сестра начала спускаться в подвал, на его крик. ― Что случилось?

Пояс угодил на рубильник экстренного закрытия портала, а коробок... прямо в Зону Духов. Вход захлопнулся как только Джесс спустилась в лабораторию. Дэнни не успел даже дёрнуться в сторону улетевшего в портал подарка, когда он погас и захлопнулся окончательно. Пальцы жгло от удара током, а внутри всё похолодело от чувства того, что из-за собственной криворукости он только что испортил что-то очень-очень важное.

― Боже, твоя рука! ― Джесс потянула его к выходу из лаборатории. ― Нельзя тебе здесь находиться без защитного костюма. Никому нельзя!

Бу!
 
Speret Дата: Вторник, 14.06.2022, 21:42 | Сообщение # 7
освоившийся

Группа: Проверенные
Сообщений: 402
Репутация: 498
Награды: 8
Страна: Российская Федерация
Город: Санкт-Петербург
Дата регистрации: 07.01.2010
Статус: Покинул призрачную зону
***
Мастерса сложно было назвать навязчивым человеком. До сих про он вклинивался в жизнь Дэнни только тогда, когда этого хотел сам подросток, но сейчас был совершенно иной случай. Звонок от него раздался ровно в тот момент когда мальчик-призрак находился в одной из комнат мира Духов, посреди скупо освещённого огромного помещения в тёмно-фиолетовых тонах. Вокруг парило множество потерянных предметов от носков без пары и ключей, до машин и моторных лодок. Назойливое жужжание мобильного в беззвучном режиме, который он хранил в поясной сумке рядом с термосом в спокойную тишину этого места совершенно не вписывалось.

― Не бери трубку, ― посоветовал голос Сэм в наушниках.

― В последний раз когда ты сама так сделала, твои предки сорвались из рабочей поездки и испортили нам киномарафон, ― напомнил Такер. Его голос звучал чуть глуше и дальше.

― Это же не родитель, а просто человек, который периодически консультирует Дэнни по телефону, ― возразила Сэм, пока он сам гипнотизировал взглядом экран смартфона с высвечивающимся номером Висконсина.

― Он старый знакомый родителей, ― напомнил Дэнни, ― Вдруг мама или отец с ним связались, чтобы он проконтролировал нас с Джесс?

― Ты же сам говорил, что твои предки с ним почти двадцать лет нормально не общались, ― парировала Сэм. ― Да даже если так, откуда он узнает что ты не ответил потому что находишься в Призрачной Зоне, а не потому что, например, телефон дома забыл, когда в кино с нами пошёл? Расслабься, у этого типа определённо есть дела поважнее, чем к тебе через полстраны срываться.

― Меня больше напрягает не это.

Телефон замолчал. Вызов закончился и Дэнни, захлопнув чехол книжку, вернул гаджет в сумку. Чутьё, которое его обычно не подводило сейчас молчало. Возможно Сэм и была права.

― Вот видишь, ― хмыкнула она в наушник.

Вокруг подростка снова было тихо. Среди множества потерянных предметов он искал лишь один и надеялся что Призрак внутри него не ошибся с направлением поисков. Мир духов был понятен на уровне интуиции, но как живой человек он всё ещё сомневался. Слишком уж подозрительно легко было ориентироваться в этом месиве из проходов и дверей.

В доме призраков раздался звонок. Трель исходила от старенького телефонного аппарата прошлого века, в котором динамик и микрофон всё ещё являлись разными частями прибора. Звон был настолько громким и настойчивым, что Дэнни всё таки снял трубку, просто чтобы лишний звук вдруг не привлёк других духов.

― Какого чёрта ты забыл в Призрачной Зоне, Дэниэл!? ― голос Мастерса из слуховой трубки звучал кристально чисто и достаточно громко, чтобы его через микрофон смогли услышать даже Такер и Сэм.

“Не сорвётся, говоришь”, ― раздался тихий голос Такера в одном из наушников, которые подросток частично стянул с головы.

― С чего вы взяли что я здесь? ― нервно усмехнулся подросток, стараясь обернуть всё в шутку.

― Дэниел прекрати! У тебя была бы возможность соврать, если бы ты взял мобильный, а не телефонную трубку Чарльза Белла, ― Мастерс был зол. Определённо. И очень сильно. ― Твоя мать просила проведать тебя если будет такая возможность, а не вытаскивать из мира мёртвых!

― У меня есть оправдание, ― выпалил Дэнни, не особо думая о том как будет объясняться.

― Надеюсь достаточно хорошее, ― голос Мастерса приобрёл потустороннее эхо. Только ведь этого ему не хватало чтобы звучать ещё более грозно. Влад определённо его убил, если бы он уже не был частично мёртв.

― Да, ― мозг упрямо буксовал между правдой, полуправдой и откровенной ложью, за которую не только Мастрес, но и родители его прикончат, как только он выберется в мир живых. И очень повезёт если достанется только ему. ― Я хотел...

Рот зажала рука в кожаной перчатке, быстро оттащив от телефонного аппарата. Необитаемое пространство потерянных вещей оказалось не на столько необитаемым, как ему бы хотелось. С головы сорвали наушники и бросили на тёмный кафельный пол. Голос Влада, который звал его из древнего телефона становился всё глуше и дальше. Подросток пытался отбиваться. Достать термос из поясной сумки, но тяжёлые потусторонние цепи сковали тело словно клубок железных змей. Сумку сорвали с пояса и бросили на вслед за наушниками.

― Untermensch, ― эхом отразилось от предметов и пола. И в этот момент Дэнни понял на сколько крепко влип. ― Полукровки не должны бродить без поводка, ― Призрак в военной форме говорил на английском с сильным акцентом. Лишь для того, чтобы пленник в точности понимал всё. ― Существа второго сорта не имеют права ходить свободно. Таков закон.

Клубы раскалённого пепла вырывались из пасти черепа с каждым сказанным словом. Оседали на комбинезон подростка, обжигали. Цепи затягивались на запястьях туже, тянули его к полу, не давая сопротивляться. Ему не стоило сюда лезть. Чертовски не стоило.

***
Часть мира Мёртвых в которую его притащили была чёрно-белой, похожей на фильмы из военной хроники. С мрачного неба с низкими тёмными облаками постоянно сыпался серый снег, смешанной с пеплом, валившим из труб крематория. Фантом думал, что ему конец, когда его сунули в печь, захлопнув тяжёлую железную дверь. Серое пламя обесцвечивало призрачную кожу, сдирало мясо с костей. Он свалился на пол, обшитый листовым железом и покрытый пятнами от предыдущих предыдущих жертв. Цепи давили его к земле и раскалялись добела в огне, остатки плоти под ними шипели и покрывались чёрной корочкой.

Он думал что ему конец. Надеялся на это в какой-то степени, когда осознал, что язык обуглился на столько, что начал осыпаться пеплом на пол. Почти перестал что-либо ощущать, когда пламя оставило от него лишь кости и цепи, но всё ещё осознавал себя по какой-то причине. Осознавал до последнего, пока ошмётки его тела вылетали из труб крематория в мрачное небо и вместе со снегом оседали на серой холодной земле.

Покойник внутри него не собирался сдаваться так быстро. Он собирался вокруг своего ядра. Медленно восставал из пепла полный ярости и жажды мести. Пожалуй это единственное, что заставило подняться на ноги, когда охрана лагеря вновь окружила его, заковывая в цепи. Призрачные узники вокруг выглядели измождёнными и удивлёнными. Кажется среди них были знакомые ему духи, но он был не уверен.

― А ты крепче чем кажется, щенок, ― Призрак в белом смотрел на него со своего балкона. Горящие алым огнём глаза были единственным цветом в этом чёрно-белом пространстве и Фантом всем своим естеством хотел стереть их в ледяной порошок. ― Это не на долго. Ты смиришься, как и прочие.

Кандалы стали покрываться толстой коркой льда. Вырывавшийся из глотки ледяной пар попал на одного их охранников, на его руку. Существо завопило от боли, когда его конечность с треском рассыпалась. Кольцо холода вокруг него расширялось. Температура становилась настолько низкой, что одно из звеньев каналов всё-таки не выдержало и лопнуло от адского холода, частично освободив Фантома. Яростного, озлобленного и жаждущего справедливости куда больше чем обычно. Сорвавшийся с кончиков пальцев поток энергии уничтожил одного из охранников, что вызвало у пленных духов всплеск криков.

Дэнни плохо слышал что именно они скандируют. В ушах шумело, а к горлу подкатывал комок из переваренного и сожжённого до состояния пепла завтрака. Кажется Фантом потратил слишком много их общих сил и от перенапряжения кровь пошла носом. Или не кровь. На вкус ядовито-зелёная субстанция, тягучими каплями падающая на землю у его ног, кислила, как если бы он лизнул батарейку. Охранники опасались заступать за границы ледяного круга, которым Фантом обозначил своё личное пространство. Те кто пытались, лишались конечностей так же как если бы сунули их в жидкий азот.

Это выкачивало из Дэнни последние силы, ярость Фантома ― единственное что держало из обоих на в сознании.

― Что застыли? Усмирите его! ― крикнул Тюремщик со своего балкона.

“Дэнни!” ― Знакомый голос привёл его в чувство, заставив ярость немного угаснуть. ― “Стань человеком! Хотя бы сейчас послушай, что я тебе говорю!”

― Мастерс? ― Фантом озирался по сторонам, но не видел источника голоса. Хотя он, казалось, был совсем рядом.

“Стань человеком!”

Он стал и кандалы рухнули на землю, пройдя сквозь его тело. Охранники озирались по сторонам, под крики своего командира. Как будто не видели его.

― Угораздило же тебя попасть именно к Уокеру! ― подросток почувствовал как тёплые живые руки подхватили его и понесли прочь из чёрно-белого мира концентрационного лагеря. Мастерс выглядел как обычный человек. Чёрные брюки, белая рубашка на выпуск. Только волосы слегка растрепались.

― Почему они нас не видят? ― спросил подросток, сдерживая рвотные позывы. В лагере началась неразбериха. Заключённые устроили бунт, увидев как Фантом расправляется с охранниками и это, похоже придало им сил или вдохновения для сопротивления. Они пробегали сквозь него и Влада, совершенно не замечая их присутствия.

― Призракам в Зоне Духов так же тяжело воспринимать живых людей, как и людям призраков в нашем мире, ― ответил мужчина, проходя вместе с подростком за стены лагеря. В бесконечное пространство из лабиринта лестниц, ходов и мостов. Плотная чёрная дымка, окружившая его тело на короткое мгновение, явила привычного Носферату. Красные глаза смотрели на подростка со смесью злобы и жалости, когда мужчина подхватил их обоих и отнёс подальше от убежища тюремщика-садиста. Он вёл его к порталу Фентонов и Дэнни, осознав это, извернулся, высвобождаясь из цепких рук Мастерса, вновь давая выход Призраку.

Голова дико кружилась, да и после такой траты сил и эктоплазмы держаться в воздухе было не просто. Он он считал что должен. Ведь ещё не закончил то зачем пришёл.

― Не время геройствовать, ― из-за клыков речь Влада казалась чуть более шипящей. Он смотрел на подростка со странным выражением на лице. ― Я не скажу твоим родителям где ты шлялся. Просто дай вывести тебя отсюда.

― Мне надо забрать одну вещь, ― пошатываясь Дэнни уклонился от когтистой руки Носферату, пытавшегося схватить его за запястье. ― Если вам звонила мама, вы должны знать, что произошло. Мне нужно найти одну очень-очень важную вещь и вернуть её родителям.

― Дэниэл...

― Пожалуйста! Я не могу просто так взять и не попытаться помирить родителей, ― голос дрогнул. Он не хотел пускать слёзы при чужом человеке, но сдержать этот жалостливый тон не смог. Эмоции Фантом всегда чувствовал острее, в отличии от Фентона и выражал их куда более ярко. ― Они постоянно на взводе в последнее время. Уже неделю я их крики из лаборатории слушаю, а теперь ещё и мама уехала к тёте из-за того что отец перегрузил их обоих проектами. Они и раньше ругались, такие уж у них характеры, но мама никогда не уходила хлопнув дверью.

― Дэниэл, ― ещё одна попытка схватить его за руку и увести в мир живых.

― Пожалуйста, я очень не хочу их вот так оставлять, ― он стирал кулаком эктоплазму с губ и подбородка, ― Это из-за меня подарок на их годовщину оказался здесь и я обязан вернуть его назад. Сделать хоть что-то чтобы они помирились.

Красные глаза без зрачков смотрели на него с невыносимой жалостью. Влад устало вздохнул сдаваясь перед подростковым упрямством мальчишки.

***
Сэм и Такер в ужасе отшатнулись от Носферату, вместе с которым Дэнни вышел их портала. Это было странным, ведь к виду покойников они уже давно должны были привыкнуть. В особенности Сэм. Убедить их что конкретно этот клыкастый призрак не представляет опасности оказалось сложно но вполне выполнимо. Распрощавшись с друзьями подросток набрал сестру, ушедшую в библиотеку делать дополнительное домашнее задание, с сообщив что у него есть план, как вернуть родителей домой.

План наивный, но по своему трогательный. Как минимум мама должна была на него купиться и хоть немного оттаять.

― У вас есть подземелье, ― констатировал Мастерс, появившись на пороге его комнаты. Он успел немного привести себя в порядок: причесать волосы, заправить рубашку и стереть следы пепла призрачного мира с лица.

― Я знаю, ― отозвался Дэнни, сунув в рюкзак зарядку для телефона и термос.

― Там Железная Дева, ― голос Влада звучал отстранённо.

― Я знаю, ― подросток упаковал в рюкзак кое-что из сменной одежды и книгу, которую ещё не успел дочитать. В той глуши, в которой обитает тётя Алиса мобильная связь была редкостью, не говоря уже о выходе в интернет. А занять себя чем-то нужно будет, пока мама окончательно не отойдёт. ― Меня там запирали один раз, чтобы проверить влияет ли на способность человека воспринимать духов страх.

Лицо Мастерса выражало целую гамму эмоций от: “Я знал что они психи”, до: “Чёрт возьми, это даже для них перебор”.

― Да я пошутил, ― фыркнул Дэнни осознавая, что только что сказанул лишнего.

― Как скажешь, ― Влад окинул взглядом подарок с безвкусным бантом, который Дэнни осторожно положил в свой рюкзак.

Образ худощавого подростка в мешковатой футболке, который сейчас собирал вещи совершенно не вязался с тем демоном, что вмораживал в лёд своих обидчиков из потустороннего лагеря смерти. Из носа мальчишки до сих пор тонкой струйкой сочилась эктоплазма. Влад достал из кармана брюк платок и, взяв ребёнка за подбородок одной рукой, стал стирать потустороннее вещество с его лица. Обычно дети его возраста подобные жесты ненавидели, но этот уникум даже не сопротивлялся.

― Ты любишь своих родителей больше, чем они того заслуживают, ― вздохнул Влад, убирая полностью пропитанную эктоплазмой ткань в зип-пакет, чтобы не запачкать одежду. ― Может быть хотя бы Мэдлен это оценит.

Объятия подростка стали слишком большой неожиданностью для Мастерса. Он стоял неподвижно, неловко склонившись к пареньку, ростом почти на три головы ниже себя. Слишком маленький для своего возраста. Слишком худой, угловатый и нервный.

― Спасибо, ― радостно выдохнул Дэнни ему на ухо.

― Не за что, ― Мастерс с неловкой улыбкой похлопал паренька и выпрямился во весь рост, хрустнув успевшим заболеть от неудобной позы позвоночником. Из-за огромных голубых глаз Дэнни напоминал ему совсем уж маленького ребёнка, но никак не подростка четырнадцати лет. ― Ты из этой передряги выбрался почти самостоятельно. Но в Зону Духов без меня больше ни ногой, договорились?

― Договорились, ― мальчишка улыбался искренне. И возможно даже не попытается ему соврать и ещё раз сунуться в мир духов в одиночку. Особенно после всего что произошло сегодня. Хотя его призрачное “Я” обладало не только завидной силой но и раздражающим шилом в заднице.

Мастерс довёз на арендованной машине брата с сестрой в аэропорт. По легенде для родителей и Джесс он оказался в Парке Мира по делам чисто случайно. Вопросов возникнуть не должно было, да и Дэнни мог на любой из них развести руками со словами: “Без понятия, я же в его работу не лезу”. Влад посадил их на самолёт и велел мальчишке отзвониться по прибытию на место если такая возможность в глуши Арканзаса представится.

Вернувшись в машину Мастерс размял шею пальцами и, глубоко вдохнув, сказал сам себе:
― Больше никаких объятий.

Смартфон замерцал, напоминая о пропущенном звонке от абонента по имени Диана Брекли. Ей уже давно стоило перезвонить, что Влад и сделал, подключив к телефону беспроводную гарнитуру.

― Надеюсь этот парень стоил того, чтобы переносить нашу встречу с инвесторам, Влад, ― Сказал женский голос в наушниках вместо приветствия. Она звучала раздражённо, если не сказать озлобленно.

― Он выгодная инвестиция времени, мисс Брекли, ― Влад включил систему охлаждения бардачка и положил в него пакет с пропитанным эктоплазмой платком. За неимением холодильника на время сгодиться.

― Очень на это надеюсь, ― связь хрипела. В чёртовом мире Мёртвых сеть ловила лучше чем в Парке Мира.

― Разве моя интуиция нас хоть раз подводила? ― на фоне голоса Дианы мужчина расслышал отдалённые крики. ― Это что, звуки обезумевшей толпы?

― Похоже у нас завелась крыса. Конкуренты каким-то образом узнали, что для исследований мы используем чертовски редкий лишайник и натравили на меня всех самых отбитых эко-активистов Сиэтла, ― фыркнула женщина в трубку. Послышался далёкий звон разбитого стекла. ― Лучше бы тебе поторопиться, иначе новые образцы сыворотки синтезировать будешь сам.

― Держись подальше от окон и подготовь переносной холодильник. Буду через пару часов. ― Работы на горизонте резко прибавилось. Не так он рассчитывал провести этот вечер, но что поделать. Его жизнь уж точно никогда не отличалась особой стабильностью.

Бу!
 
Speret Дата: Четверг, 14.07.2022, 21:34 | Сообщение # 8
освоившийся

Группа: Проверенные
Сообщений: 402
Репутация: 498
Награды: 8
Страна: Российская Федерация
Город: Санкт-Петербург
Дата регистрации: 07.01.2010
Статус: Покинул призрачную зону
У детей всегда был особый запах, обычного кислый и незрелый, как от недоспевших ягод или почек только что проснувшихся весенних деревьев. Такие не вызывают чувства голода в отличие от взрослых. Лишь желание позаботиться как следует, как за небольшим деревцем черешни, которое только через много лет даст достаточно плодов, чтобы можно было наесться как следует. Но проблема в том, что в отличие от деревьев к живым существам слишком просто привязаться. Как к ягнёнку, которого изначально растил для рождественского ужина, но в день перед праздником так и не смог перерезать ему глотку.

Однако среди всех ягнят этот выделялся. От Дэниэла не пахло кислыми ягодами, молоком и свежей листвой, как от прочих детей. Его кровь не вызывала ни голода, ни аппетита, хоть и безвкусной зеленью от него не веяло, в отличие от его сестрицы, что всё ещё была наивным ребёнком, который лишь играл во взрослого человека.

Запах отца мальчишки, который ударил в нос когда толстяк по дурости полез к нему обниматься, был другим. Более нормальным. Аппетитным. Его кровь, пульсировавшая в теле с каждым ударом крупного сердца, напоминала ароматом стейк средней прожарки с множеством специй. Приготовленная в собственном соку самым лучшим поваром нежная мраморная говядина высшего сорта, которая тает на языке. С тончайшей хрустящей корочкой, поданная на фарфоровом блюде с долькой лимона и ароматной веточкой тимьяна. Простой и изящный обед, который потребляют только с пряным тёплым вином, украшенным звёздочками аниса.

Как же сложно взаимодействовать с тем, кого хочется употребить в пищу так сильно, что желудок сводит болезненной судорогой от мерзкой пустоты.

― Больше так не делай, пожалуйста, ― как можно более деликатно попросил он тогда, отодвигаясь подальше от глупой закуски, что сама лезла к нему на стол.

Запах женщины был больше похож на её ребёнка, но лишь в мелких трудно определяемых деталях. Такой тонкий, почти кондитерский, с нотками бадьяна и сладкого картофеля. Он сохранял между ними джентельменскую дистанцию, пока они беседовали на сугубо научные темы, просто чтобы не провоцировать своё тонкое обоняние и яркую фантазию. Женщина нервничала, крутила обручальное кольцо на тонком пальце с выступающими костяшками и белёсым старым шрамом, тянувшимся почти от самого ногтя до первой фаланги. Именно этот палец она повредила во время похода, когда они ещё учились в колледже, но тогда кроме запаха железа он мало что почувствовал, хотя тонкостью обоняния всегда отличался.

От нервного человека всегда начинало пахнуть лёгкой кислинкой, что оседала на кончике языка, а Мэдлен тогда была нервной до крайности. Взвешивала каждое слово, хрустела суставами пальцев, избегала говорить о прошлом в каком угодно виде. Спелое зелёное яблоко с дикого деревца в сладкой карамели. Или нет, скорее приготовленный на пару рисовый пигоди, только с начинкой из пюре сладкого картофеля с молоком и мёдом. Непривычный для европейского вкуса лёгкий десерт.

А ведь он так любил сладкое .

Однако в отличие от своей семьи Дэниел был другим. За кондитерской сладостью его кровь скрывала запах мертвечины сожжённой на электрическом стуле. Под ароматом невинного ребёнка скрывался мёртвый взрослый, застрявший в неудобной социальной роли и ледяной демон, придававший этому трупу более или менее свежий вид. Мальчишка пытался прятаться. Притворяться, что он нормальный, но сверстники на вечере встречи выпускников его очевидно избегали, хотя и вряд ли понимали, по какой причине этот рахитичный подросток был для их маленькой компании таким отталкивающим. Даже странно, что в итоге у мальчишки, как оказалось, всё-таки есть те, кого он называет своими друзьями.

Простой вердикт “Не съедобен”, не мог полностью описать всего, что исходило от крови паренька, стекающей из разбитой губы по подбородку. Осознание того, что мальчишку ему жаль пришло почти сразу, хоть он и старался отталкивать от себя это чувство, просто чтобы ненароком не привязаться к этому маленькому мёртвому ягнёнку.

***

В домике тёти Алисы было шумнее чем обычно. Пусть коек для гостей там всегда хватало, но само тихое место, казалось, отвыкло от такого наплыва живых существ, как и его хозяйка. Тётушка выглядела суровее чем обычно. Выдала им с Джесс по старенькому комплекту постельного белья, пахнущего какими-то горькими травами, которые женщина хранила между простынями, в небольших холщовых мешочках. Провела на поспешно прибранный чердак, с двумя кроватями, пыльным письменным столом и небольшими окошками, за которыми видно было ночное небо. Велела заправить постели и немного посидеть пока их не позовут на ужин.

Убедить папу немного ему подыграть оказалось просто. Кажется даже вышло правдоподобно, без лишней драмы и эмоций, так свойственных отцу. Мужчина опустился перед ней на одно колено, искренне раскаиваясь просил прощения, преподнося ей подарок в пёстрой обёртке. Мама выглядела растроганной и Призрак был уверен в искренности её чувств в отличие от самого Дэнни. Всё-таки после трогательных извинений ощущение неприятной мелкой поломки, которую обычно игнорируют до тех пор, пока не произойдёт новая катастрофа, осталось.

― Я говорила, что мама будет злиться только больше из-за того, что нас папа оставил одних, ― Джесс плюхнулась на кровать, скинув с себя потёртые чёрные балетки. На её лодыжках уже краснела парочка свежих комариных укусов. ― Может быть твоя идея была и не такой уж глупой, но я почти уверена, что нас тут тётя оставила, чтобы мы ругани их не слышали.

― Может они просто думают как нас наказать, ― Дэнни проверил связь на своём телефоне, сидя на стареньком стуле у кровати. Жалкая буква “Е” яркий знак того, что любая страница будет грузиться целую вечность, не говоря уже о чате. Он перевёл взгляд с экрана смартфона на мыски своих кед. Среди пятен травы и грязи всё ещё виднелись следы загустевшей и засохшей эктоплазмы, больше напоминавшей в таком состоянии остатки заплесневелой каши с плохо отмытой тарелки в школьной столовой.

― Это вряд ли, ― махнула рукой Джесс, поворачиваясь на бок. ― Ты же видел маму. Она сейчас самый растроганный человек на планете. Мне даже показалось, что она нас до смерти заобнимает. ― Длинные волосы девочки растрепались. Под глазами размазались тени для век и подводка из-за того что весь путь она тёрла, уставшие от долгого чтения учебных пособий, глаза.

― Разве это не повод не ругаться на папу? ― Дэнни раздражённо кинул телефон на кровать. Треснутому защитному стеклу его техники уже, очевидно, было плевать на подобное варварское обращение. Сколом больше. Сколом меньше.

― Это повод не ругать нас, ― Джесс снова повернулась на спину, глядя через окно рядом со своей кроватью на ночное небо. На маленькие огоньки звёзд, периодически скрывавшиеся за лёгкими облачками. ― Если спросишь меня, то я на стороне мамы. Могу понять её раздражение, и как бы мне не было неприятно это признавать, но она злится на папу по делу.

― По какому ещё делу? ― Дэнни откинулся на спинку стула, оперевшись локтем на небольшой столик с пыльной подставкой для книг. ― Они просто оба на эмоциях поцапались, как делают каждое рождество. Просто в этот раз вышло хуже чем обычно. Каждый раз как они поднимают крик мне кажется, что это край. Однажды они просто разойдутся потому, что устанут от выяснения отношений.

Джесс повернулась к брату. В его позе было что-то за гранью обычного подросткового драматизма, а пустой желудок урчал так, что это было слышно даже в другом конце комнаты. Парень обхватил себя руками и снова согнулся вперёд, стыдливо стараясь заглушить рёв в животе.

― Нас просили не спускаться, но если я сейчас не поем, то начну жрать сам себя, ― Дэнни поднялся со стула и направился к лестнице вниз. ― Тебе что-нибудь захватить?

Девочка отрицательно замотала головой. Когда за братом закрылась дверь, а слегка шаркающий звук удаляющихся шагов перестал быть слышен, она встала с кровати, и потянулась за своей наспех собранной сумкой. Выудила из неё ручку с блокнотом и начала пролистывать свои записи. Из бессистемных перепалок родителей, которые вспыхивали между ними последние пару недель, ей удалось наскрести немного. Дэнни в чём-то оказался прав, в основном это были мелкие бытовые стычки, частое дело не только в их доме, но и вообще в жизни людей, которые живут в количестве больше одной особи в доме.

Брату анализ чужих эмоций всегда давался проще чем ей. Окружающих Дэнни понимал почти на уровне интуиции и то, что он сказал прямо сейчас заставило девушку насторожиться. Хотя рациональной частью сознания она понимала, что этот вывод ни на чём не основан. “Но может есть ещё что-то. Что я упускаю, а он не может нормально сформулировать,” ― думала она выводя на свободном листе рядом с именем брата ассоциативный ряд слов.

Кожа. Нерв. Рентген. Глаза. Холод.

С мамой он всегда общался проще. С ней он был ближе и долгое время Джесс ужасно ревновала братишку к матери, особенно когда они были совсем детьми. За то, что Мэдди больше ему доверяет. За то, что хвалит его даже за посредственные успехи в учёбе. За то, что чаще уделяет внимание. Только увлечение психологией дало ей немного спокойствия и поубавило желание сунуть мальчишке за воротник пригоршню холодного снега зимой или положить кнопку в кеды жестокой шутки ради. Рядом с именем мамы появился свой ряд слов.

Скалы. Маяк. Глубина. Сумрак. Руки.

Наверное давно стоило предположить, что Дэнни чувствовал примерно тоже самое глядя на неё и папу. Только недавно она начала присматриваться и заметила, что с отцом он общается с почтительной дистанции, как будто боялся подходить ближе. Этим его страхом неосознанно периодически пользовались учителя, чтобы припугнуть мозолящего глаза мальчишку: “Вызовем в школу вашего отца, мистер Фэнтон”. На семейных пикниках Дэнни обычно стоял в стороне, наблюдая за тем, как они с отцом кидали друг-другу фрисби, ведь стоило ему присоединиться, как пластиковая тарелка, брошенная папой, обязательно летела ему в нос из-за того что он не успевал её поймать, а Джек не жалел силы для броска. Джесс предположила, что это из-за того что Дэнни мальчик и отец просто не видел никакого смысла обращаться с ним так же осторожно как и с ней.

Медведь. Сила. Сердце. Кровь. Печь.

С собой всегда было сложнее всего определиться. Анализировать себя адекватно не способен, наверное, никто. Ручка застыла над частью страницы с её собственными именем. Небольшая схема семьи уже была почти полной и понятной. Не хватало только одной детали ― её самой. Если исключить это и делать вид, что она просто сторонний наблюдатель, то картина казалась более или менее понятной. Всё как по учебнику. Волноваться о чём-то серьёзном пока не было никаких причин. Да, они люди специфические, со своими тараканами. Ну а у кого их нет? Тётя Алиса до своего развода находилась в куда более сложных отношениях чем они, так что ничего нерешаемого Джесс пока не видела.

Дэнни вернулся с полной тарелкой бутербродов и огромной чашкой чая, в который, по примерным прикидкам, могло бы поместиться пол литра горячего напитка.

― Не лопнешь? ― спросила Джесс глядя на то как братец устраивает свой царский перекус на столе. В ассоциативный ряд Дэнни в своём блокноте она добавила “Голод” и “Худобу”, что было против правил, но она простила себе это. Просто потому, что подросток смотрелся уж слишком комично со своей “добычей”.

― Уверен что нет, ― Дэнни устроился за столом поджав под себя одну ногу. Один бутерброд был уничтожен менее чем за минуту. ― Видимо долгие путешествия это слишком энергозатратные мероприятия для меня.

― У Мастерса ты так на еду не бросался, ― заметила Джесс с лёгкой полуулыбкой. Странная мысль зацепилась за подкорку мозга в этот момент. ― Кстати, о нём, тебе ничего не показалось странным?

― О чём ты? ― Дэнни поспешно запил парой глотков чая половину второго бутерброда.

― Мама связалась с Мастерсом. После стольких лет молчания и попросила его за нами присмотреть, если у него будет такая возможность, ― Джесс записала в своём блокноте новое имя и отложила его в сторону, сунув ручку в железные кольца, скрепляющие бумагу.― Откуда у неё вообще его номер?

― Может обменялись телефонами на встрече выпускников, ― пожал плечами Дэнни, прикончив второй бутерброд с салями и хрустящими маринованными корнишонами. О того с каким аппетитом он ел невольно начинали течь слюнки. ― Они вроде долго болтали в лаборатории Влада.

― Да, ты прав. Это звучит логичнее, ― Джесс взяла с тарелки брата вкусность для себя.

― Эй! ― возмутился мальчик, глядя на сестру. ― Говорила же что ничего не хочешь.

― Ты слишком аппетитно ешь, ― улыбнулась Джесс, потрепав брата по волосам свободной рукой.

Бу!
 
Speret Дата: Четверг, 14.07.2022, 21:35 | Сообщение # 9
освоившийся

Группа: Проверенные
Сообщений: 402
Репутация: 498
Награды: 8
Страна: Российская Федерация
Город: Санкт-Петербург
Дата регистрации: 07.01.2010
Статус: Покинул призрачную зону
***

Кровь не останавливалась, продолжая вытекать из раны медленной тёмной густой жижей с зеленоватыми комками.

― Для тех, кто называет себя пацифистами, у них слишком много стволов, ― ядовитый сарказм сорвался с обескровленных губ вместе с болезненным вздохом. Сил девушке едва ли хватало на то, чтобы поддерживать себя в сознании.

Её кровь, была одной из немногих, которая не вызывала аппетита вообще. От неё пахло мокрым тёмным деревом благородной породы и сырой землёй, а любовь к спокойным свежим цветочным духам и вовсе делала этот запах идеальным воплощением кладбищенской скорби, старой эпохи романтичной смерти. Сложно сказать была ли она всегда такой, или же изменилась после многолетних опытов с лишайником, которые ставила на себе, пока он так удачно не подвернулся под руку после поражения эктоплазменной вспышкой. Но одно можно было сказать наверняка ― для Мастерса она была идеальным напарником. Не дразнила лишний раз его гастрономический вкус.

― Агрессивная доброта может быть опаснее ядерных боеголовок, ― от густой крови женщины начало тянуть кофейной горечью и драгоценными бальзамическими смолами. Так пахло желание оставаться в сознании. Желание жить. Так пахла вся их работа. Мастерс расстегнул пуговицы на манжетах и, небрежно закатив рукава до локтей, достал из медицинской сумки ножницы.― Тебе повезло, что в моей картине мира ты относишься к категории “несъедобно”, ― бросил он, разрезая пропитавшуюся тёмной жижей одежду женщины.

― Повезло человечеству, что ты не стал хирургом, как планировал изначально, ― Диана стиснула зубы, когда мужчина начал протирать края раны от тёмных сгустков того, что условно ещё можно было назвать кровью. ― А мне повезёт если пуля прошла на вылет.

― Не повезёт, ― Мастерс раздражённо сдул со лба прядь седых волос, потянувшись за щипцами.

***

Мэдди не ожидала увидеть сына, стоящего на открытой веранде посреди ночи. Босого в старой, полинялой пижаме бывшего мужа Алисы, которая была велика пальчику на несколько размеров. Слегка покачиваясь из стороны в сторону он повторял движения тонкого молодого деревца ели, посаженного Алисой ближе к дому чтобы было что наряжать каждое рождество.

― Дэнни, ― тихо позвала женщина, кутаясь в клетчатый плед. Ночи в этих местах были холодными. ― Солнышко?

Подросток не отзывался. Только подойдя ближе Мэдди услышала тихое сопение, её сын спал самым крепким сном. Глаза были закрыты, а руки безвольными плетями висели вдоль тела. Она стянула с себя тёплый плед и укутала в него дремлющего ребёнка. Мягко положила руки на его плечи и подвела к уличной скамейке. Чудо что он спустился по крутой лестнице чердака и ни разу не оступился. С пяти лет она не замечала за сыном снохождений и искренне надеялась, что так будет и впредь. А ведь она подумала что, когда Влад назвал её мальчика излишне впечатлительным и беспокойным, то просто хотел её слегка задеть в отместку за прошлые обиды.

Дэнни послушно сел на скамью, повинуясь жестам матери, но так и не проснулся. Женщина опустилась рядом нежно обнимая и положив его голову себе на плечо.

― Зачем ты вышел на улицу, солнышко? Тут же так холодно, ― спросила она тихим шёпотом, поглаживая тёмные волосы своего сына. На ответ Мэдди не рассчитывала, поэтому хриплый голос Дэнни оказался для неё неожиданностью.

― Нам не холодно, ― Дэнни устроился на плече матери поудобнее. Его дыхание всё ещё было глубоким и ровным, но глаза под закрытыми веками начали двигаться, словно он озирался вокруг пытаясь понять где находится. ― На улице хорошая погода. Дома - нет.

Последний раз когда она застала его бродящим по дому был перед поступлением в дошкольную группу детского сада. Он хоть и был активным, но всё-таки очень домашним ребёнком и его пугали рассказы про школу, про экзамены, про то, что уже совсем скоро придётся знакомиться с толпой новых людей. Тогда он сидел на полу в гостиной перед включенным на нулевом канале телевизором. В свете чёрно-белых помех на экране крохотная детская фигурка выглядела пугающе неестественно. Тогда по незнанию она его резко разбудила и случайно спровоцировала истерику, испугав пятилетнего ребёнка до нервной икоты. Джек диагностировал одержимость, но Мэдди всё равно тайком от мужа сводила сына к детскому психотерапевту. Сеансы экзорцизма только ещё сильнее его пугали и лишали сна в отличие от лёгких успокоительных и сеансов со специалистом. Тогда она свернула все потусторонние исследования до тех пор, пока к Дэнни не вернулся нормальный сон. Никакой соблазн контакта с духами с помощью ребёнка-лунатика не смог быть сильнее желания вновь видеть его спокойно спящим в своей кровати. Хотя возможность продвинуться в исследованиях паранормального, как казалось сама пришла к ним с Джеком в руки.

― Почему ты не в кровати? ― шёпотом спросила Мэдди, легонько поцеловав сына в макушку.

― Дома всё горит, ― Дэнни с трудом ворочал языком. ― Нас сожгли и собраться было сложно. Теперь есть охота.

Бормотание бессвязное и бессмысленное. Искать логику в словах лунатика дело сложное. Попробовать, конечно, можно, но вот только зачем? Повторять ошибки прошлого, как тогда, когда они повстречались с Владом? Только заселившийся в общежитие в одну комнату с Джеком Мастерс иногда говорил во сне. В одну из долгих и не совсем законных ночных посиделок Мэдди в мужском общежитии, спящий Влад приподнялся на локте и, указав на дверь, велел им с Джеком уступить кому-то стул. Именно последующие за этим инцидентом ночные откровения сомнамбулы натолкнули ещё юных исследователей на идею портала и чем всё закончилось... Нет, своего ребёнка на алтарь науки Мэдди была не в силах положить.

― Проснись, солнце. Нужно возвращаться в дом, ― женщина ласково погладила сына по щеке. Его дыхание стало чаще, а глаза под сомкнутыми веками забегали активнее. Так выглядела последняя фаза сна, как объяснял ей врач десять лет назад.

***

Тётя всегда готовила много и сытно, накладывала на тарелку Дэнни порцию гораздо большую, чем следовало бы. И утро нового дня не было исключением по наблюдению Мэдди, но когда подросток не просто съел всё что было ему положено на тарелку, но ещё и попросил добавки, она задумалась.

― Давно бы так, парень, ― улыбнулась Алиса, глядя на то с каким аппетитом племянник поглощает её стряпню, слизывая с губ капельки соуса от фрикаделек. Женщина разливала по чашкам свежесваренный кофе, процеживая его через старенькую, немного погнутую сетку-фильтр.― А то я уж думала что ты никогда расти не начнёшь.

― Начну, но разве что в ширину, ― Дэнни стёр с подбородка капельку соуса. Манеры его сегодня не интересовали. После неприятной прогулки по миру духов голод всё никак не утихал полностью.

― Такое тебе точно не светит, ― Алиса передала чашку с кофе племяннице и, обратив внимание на стоящую в проходе кухни сестру, спросила ― Будешь?

― Не откажусь, ― Мэдди села рядом с детьми, сонно зевнув.

― Выглядишь неважно, ― заметила Джесс, отложив книгу в сторону. ― Всё в порядке?

― Да, солнышко, всё хорошо, ― Мэдди следила за тем, как сестра делает новую порцию кофе для неё и себя. Засыпала в старенькую турку молотые зёрна с ярким запахом вместе с сушёными горькими травами, заливала свежую воду и ставила на плиту. Дэнни смущённо опустил глаза в тарелку, продолжая поглощать завтрак. После пробуждения на веранде он ещё долго извинялся перед матерью и просил никому не говорить о том что случилось. А сама Мэдди явно весь остаток ночи не могла нормально уснуть, старательно прислушиваясь к случайным шорохам на чердаке через храп Джека. ― Как вы сами? Поездка сюда вас наверняка утомила.

― Да вроде бы нет, ― ответила Джесс, повышая голос, чтобы перекричать шипение кофеварки. Бурлящие ингредиенты внутри источали специфический аромат, которым обладал только тётушкин кофе. ― Хотя судя по аппетиту Дэнни, энергии ему категорически не хватает.

― Дома ничего не случилось? ― Мэдди осторожно взяла из рук Алисы свою порцию горячего напитка и сделала первый осторожный глоток.

― Всё нормально, ― ответил Дэнни, проглотив последний кусочек завтрака. В желудке места уже не осталось и он искренне надеялся на то, что хотя бы на ближайшее время голод призрака оставит его в покое. ― Лаборатория заперта. Приборы обесточены. Двери заперты на все замки.

― Надеюсь не забыли перед уходом предупредить своих учителей, что в школе сегодня не появитесь? ― Алиса окинула строгим взглядом племянников.

― Ой, ― Джесс неловко покраснела спрятав лицо за книгой.

“Лэнсер меня убьёт”, ― подумал Дэнни, чувствуя лёгкий холодок на затылке.

Счастье что мать не стала их ругать за эту оплошность. Вместе с тётей они лишь посмеялись, но весьма недвусмысленно намекнули на то, что по возвращению за свои проколы им придётся отвечать самостоятельно.

Интернет ловил откровенно паршиво. Только устроившись на третьей ветке старой раскидистой груши смартфон Дэнни поймал более или менее приличный сигнал для того чтобы можно было написать друзьям пару сообщений о том где он. И с парочкой важных просьб. Мастерс типом казался скользким и подозрительным. Если его попытки держать подростка подальше от Мира Духов можно было списать на его собственный печальный опыт с порталом родителей в прошлом, то желанию прихватить с собой частичку его призрачной крови объяснения пока не находилось. Равно как и тому, как этот человек вообще хотя бы предположить смог, где он находился.

“Может изучает твой случай”, ― предположил Такер в переписке. Сообщения приходили долго и от скуки Дэнни начал жевать сочную грушу, сорванную с ближайшей ветки и небрежно вытертую о майку. “Вроде Мастерс предупреждал тебя во время встречи выпускников о том, что призрачную половину можно как-то дестабилизировать. Знаю, звучит тупо и поведение этого старика всё равно подозрительное, но может дело в этом? Когда ты из портала вернулся, у тебя эта зелёная дрянь из носа лилась водопадом!” ― продолжил Такер. Звучало логично, но не до конца убедительно.

“Меня в мире духов сожгли. Понятия не имею как мне собраться назад удалось, но именно после этого эктоплазмы я потерял много. Теперь ужасно хочется есть. Призрак стал чертовки прожорливым. Клянусь, если бы соревновались сейчас с тобой в поедании мяса, мы бы тебя уделали”, ― переписка шла медленно. Каждое сообщение отправлялось минимум минуту. Об отправке файлов и фото речи вообще не шло. На всякий случай Дэнни даже смайлики не ставил, не то чтобы эти пиксели что-то весили, но с таким плохим сигналом рисковать не хотелось.

“Лучше возьми авокадо! В нем куда больше калорий чем в трупах бедных животных”, ― сообщение от Сэм заставило его закатить глаза. Готесса в своём репертуаре.

“Я в глуши Арканзаса. В деревушке на месте бывшей резервации индейцев. Здесь интернет можно поймать только на высоком дереве, через раз и если не особо шевелиться. Ты правда думаешь что здесь хотя бы знают что такое “авокадо”!?” ― от сладкой груши осталось только плодовая ножка. Прожорливый призрак не побрезговал даже горькими косточками фрукта. Радовало что после каждого приёма пищи он требовал всё меньше и меньше. Ещё бы выспаться как следует и может быть Фантом восстановит их силы и больше не будет его беспокоить. В это хотелось свято верить, от постоянного жевания начинала побаливать челюсть.

“Да ладно. Не может быть, что такие глухие места и такие дремучие люди всё ещё существуют в 21-ом веке”, ― перечитывая пару раз сообщение подруги Дэнни осторожно потянулся, чтобы размять позвоночник и не упасть при этом с пятиметровой высоты дерева. Можно было бы, конечно забраться повыше. Может быть связь там ловила бы получше, а груши были бы сочнее, но балансировать на совсем уж тонких ветках старого дерева не хотелось. Оно того явно не стоило. На Сэм хотелось бы разозлиться, но искренне этого сделать не получалось. Она с детства жила в достатке. В большом доме с кучей удобств и множеством спортивных снарядов, с помощью которых поддерживала мускулы в тонусе и имела доступ практически ко всем вкусным и полезным лакомствам мира. Хорошо уже то, что из неё не получилась женская версия Дэша, задирающая всех, кто не одет по последней моде или пользуется стареньким андроидом с разбитым экраном.

“Ох уж эти розовые очки богатых людей”, ― Дэнни позволил себе малость в виде этой маленькой порции яда. Недостаточно чтобы по настоящему обидеть готессу, но чтобы сбить пафос хватит. “С меню разберусь сам. Лучше попробуйте поискать что-нибудь о том, с чем работает Мастерс. Он говорил, что держит лаборатории, может не все их исследования секретны”.

***

В лаборатории “Плазмиус-Генетик” с самого утра царило нервное молчание. После вечерних новостей об одном из соучредителей и главном специалисте, Диане Брекли, сосредоточиться на работе не получалось практически ни у кого. Исследования которые вела женщина в основном проводились исключительно в интересах самих владельцев и их дочерних компаний, посвящено в них даже частично было минимальное количество людей. А после покушения на исследовательницу стало слишком очевидно, что эта сфера деятельности лабораторий много кому не давала покоя.

В комнате отдыха для сотрудников обитало несколько кошек разных пород. Пушистые считались руководством полноценными сотрудниками и содержались за счёт фирмы чтобы, согласно официальным документам, снижать уровень стресса сотрудников. Некоторые особо циничные учёные считали, что нагловатые кошки лишь отвлекают их от работы, но сегодня даже они готовы били признать, что кофе в компании мягколапых психотерапевтов куда более приемлемый способ прокрастинации, чем просто непродуктивная работа.

― До сих пор ничего не слышно, ― Мира была невысокой полной девушкой, стриженой под машинку. Огромные очки и круглое лицо делали её больше похожей на недавно выпустившуюся аспирантку, а не ассистентку одного из глав компании. ― Надеюсь с ней всё будет хорошо, ― девушка почесала за ухом запрыгнувшую на кофейный столик белую кошку с выразительными голубыми глазами.

― На твоём месте я бы лучше о себе беспокоился, ― Кристиан один из тех циников, которые компанию пушистых не особо жаловали. Мужчина поморщился, отпив из своей чашки немного излишне сладкого и уже порядком остывшего кофе. ― Журналисты с самого утра твою машину облепили как пираньи, почуявшие свежую кровь. Спорю они уже в курсе того, что именно ты помогала мисс Брекли в её исследованиях. А значит в курсе и те, кто вложил ствол в руки того отбитого эко-активиста, которому трава дороже человеческой жизни, ― мужчина поднялся со своего места, чтобы вылить невкусный кофе в раковину.

― Как думаешь, меня уволят? ― спросила Мира после недолгого молчания. Голубоглазая кошка продолжала смирно сидеть на краю стола и внимательно смотреть на женщину. Тихо мурлыкая от удовольствия, подставляла свою маленькую голову с нежной шёрсткой под её ладонь.

― Брось. Ты ведь не была в курсе всех подробностей и помогала мисс Брекли как генетик и специалист по старению клеток, ― мужчина вымыл свою чашку, вытер её бумажным полотенцем и поставил в шкафчик. ― Откуда тебе было знать, что этот дурацкий лишайник редкий, а зелёных этот факт на столько взбесит? К тому же, ты последнюю неделю в больнице провалялась со своими запущенными миомами. Не думаю что в числе подозреваемых в утечке информации ты стоишь на первом месте.

― Эх, давно нужно было догадаться, что не спроста мисс Брекли так скрупулёзно подсчитывала все затраченные образцы, ― Мира устало сняла с носа крупные квадратные очки и потёрла раскрасневшиеся глаза. ― Да ещё этот сбор спор... Она явно не деньги экономила.

― Эй, не раскисай, ― Кристиан опустился радом с Мирой на мягкий диван и слегка подтолкнул её плечом. ― Ещё ничего не случилось. Просто продолжай работать в том же режиме. Когда мисс Брекли вернётся к работе то наверняка потребует полный отчёт по новому препарату и ещё немного сверху о состоянии всех растений в теплице.

― Да, ты прав, ― Мира слегка похлопала себя по щекам и вновь надела очки. ― Нужно будет забрать материалы у Джонсона. Вроде бы он помогал мисс Брекли с бумагами, пока я была на больничном.

Кошка спрыгнула со стола и быстро скрылась за дверью комнаты отдыха. В коридорах лаборатории на неё пару раз прикрикнули нервные сотрудники, которым она едва не поставила подножку всем своим телом. Маленькое юркое животное спешило в кабинет директора и закрытая на несколько замков дверь не стала серьёзным препятствием для Тени, вновь ставшей частью белого плаща высокой призрачной фигуры, парящей над полом в тёмной комнате, с плотно зашторенными окнами.

***

Дэнни пришлось запастись мелочью для телефона-автомата. Поддерживать связь сидя на дереве долго было невозможно, да и присутствовать при неприятных разговорах родителей не хотелось. Не то чтобы они ругались, нет определённо ситуация стала немного поспокойнее, но лишний раз мельтешить перед их глазами не хотелось. Пусть пока потихоньку разбираются сами, а он встрянет когда это действительно снова понадобиться.

В маленькой деревушке была всего одна телефонная будка и та стояла у самого въезда в поселение, на значительном расстоянии от домов. Одному Сатане известно с какой целью аппарат установили именно здесь, но уединение сейчас было подростку на руку. Внутри кабинки было душно, воняло прокисшим пивом и дешёвыми сигаретами так сильно, что закрывать дверь означало добровольно запереться в этой газовой камере.

― Значит так, вот что я нашла, ― голос Сэм на том конце провода звучал немного хрипло из-за помех на лини связи. Удивительный контраст с идеальной чистотой связи древнего телефонного аппарата в Мире Духов. ― Изначально Мастерс унаследовал дело своего дяди, которого в шутку прозвали “Сырным королём Висконсина”. Мне удалось узнать, что в самом начале карьеры он стал тесно сотрудничать с небольшой косметический фирмой, зарегистрированной на имя Дианы Брекли. У них обоих есть образование и степени в области медицины и инженерии, которые они получили в одном университете, а общего бюджета хватило на разработку аппаратов и запуска производства клонированной донорской крови. Это стало стартом их общего бизнеса в фармакологии, хотя во многих других смежных сферах они оставались конкурентами. Техника стала революцией в медицине и спасла множество жизней, когда в экстренных случаях в отсутствие донора стало возможно просто воссоздать нужное количество очищенной от различных инфекций крови самого пациента, нуждающегося в переливании. Однако подвох увидели в том, что продаёт их фирма не только оборудование, но и саму кровь, причём странным образом. Не только медучреждениям или лабораториям, но и практически любому юридическому лицу, готовому платить указанную в контракте сумму. Мне удалось найти сведения о том, что лет семь назад на них пытались подавать в суд религиозные общественные организации, обвиняя в пособничестве каннибалам, но в суде с такими абсурдными обвинениями и слабыми доказательствами им изначально ничего не светило.

― Интересно, ― протянул Дэнни, старательно анализируя сказанное подругой. На улице стояла совсем не осенняя жара. ― Это может быть как-то связано с его интересом. Эктоплазму тоже можно считать кровью в какой-то степени. Но какой в этом смысл? Не будет же его уважаемая контора “кровь духов” продавать, ― к липкой испарине на лбу липли кончики отросшей чёлки, а майка неприятно промокла от пота. Дэнни не удержался от соблазна остудить немного тело холодным дыханием Призрака, хотя и предполагал что за лишнюю трату сил в ближайшее время ему придётся поплатиться новой порцией калорийной еды. ―За информацию спасибо. С местным интернетом я бы это пол года искал. Будем держать в уме, хоть пока и не ясно для чего.

― Есть ещё кое что. Из новенького, ― голос Сэм звучал излишне активно. Казалось, поиск информации был для неё своеобразным развлечением, хотя нетсталкером её назвать было сложно.

― Выкладывай.

― Вчера в Сиэтле подстрелили Диану Брекли, совладелицу “Плазмиус-Генетик”. Это сеть исследовательских центров, которыми владеет и Мастерс. Арестованные эко-активисты сообщили, что по их информации фармакологическая фирма использовала в своих исследованиях на столько редкий вид лишайников, что микроскопический в масштабах планеты ареал его произрастания до сих пор держится в секрете, как и причина интересна мисс Брекли к этому растению.

― Странно, ― Дэнни улыбнулся своей случайной мысли. Под телефонным аппаратом он заметил написанное от руки объявление на криво оторванном листке в клеточку, приклеенном к кабинке на скотч. ― Не слышу ярости в твоём голосе.

― Знаю, вы с Такером считаете меня помешанной веганкой, но я не на столько тупая, как человек, решивший попытаться застрелить учёную, ― в голосе девочки слышалось оскорблённое раздражение. ― Мисс Брекли явно не идиотка, раз в своих отчётах юридически потребовала засекретить место происхождение исследуемых ею образцов. С тем уровнем конкуренции, которая есть в сфере производства косметики многие другие коммерческие фирмы рванулись бы за такой сенсацией и в попытке обогнать наглого и более успешного конкурента полностью бы истребили исчезающее растение.

― Чем может быть ценен какой-то лишайник? ― задался вопросом Дэнни, изучая сделанное от руки объявление и закинув новую монетку в телефон-автомат.

“Лучшая в штате “Кровавая Мэри”. Бар у Алисы”.

― Не знаю, но нутром чувствую, что это важно, раз за ещё не озвученное открытие женщину попытались убить, ― Сэм звучала серьёзно. Её эмоция в электронном эквиваленте переданная на огромное расстояние всё ещё содержала в себе яркий вкус, который Фантом распознал как классический английский Эрл-Грей. Строгий, чёткий, педантичный. Она подошла к вопросу серьёзно и уже по собственной инициативе не пожелала бы оставить это дело нерасследованным.

Бу!
 
Speret Дата: Четверг, 14.07.2022, 21:38 | Сообщение # 10
освоившийся

Группа: Проверенные
Сообщений: 402
Репутация: 498
Награды: 8
Страна: Российская Федерация
Город: Санкт-Петербург
Дата регистрации: 07.01.2010
Статус: Покинул призрачную зону
***

― Эй, Джонс, ― сотрудник в хим-защите, только что вышедший из комнаты дезинфекции окликнул долговязого мужчину, списывающего показания одного из приборов в отчёт для старших научных сотрудников. Герметичный контейнер с новым образцом он оставил внутри изолированного помещения.― Не поможешь мне снять эту штуку?

― Да, секундочку, ― юноша закончил списывать показания, отложил документ начал помогать стягивать защитный костюм со старшего специалиста. ― Вы что опять молнию сломали? ― раздражённо спросил он, брезгливо отклеивая изоленту с молнии костюма, которую исследователь не мог снять самостоятельно из-за громоздких перчаток.

― Нет, просто решил перестраховаться так, ― старый химик расстегнул костюм и с удовольствием снял шлем, вдыхая воздух вне костюма. ― Этот газ штука чертовски летучая. В прошлый раз на мне начали плавиться пуговицы из-за того, что молния оказалась недостаточно герметичной. Я потому и попросил для своих разработок отдельное изолированное помещение. Если уж загорюсь, так в одиночку.

― Может всё дело в пуговицах? ― Джонсон смотал изоленту, бросил её в мусорную корзину, плотно завязав узел на пакете, и направился к раковине, чтобы как можно тщательнее вымыть руки.

― В первую очередь это проверил, ― ответил химик, стягивая с себя костюм и отправляя его в утиль, согласно протоколам безопасности. ― Не поверишь, реагировал вовсе не пластик, из которого они состоят, а нити, которыми они пришивались к халату. Оказалось, что газ вступил в реакцию с краской, которой окрашивали именно эти нити, а уже получившееся вещество начало разъедать пластик.

― Сложная схема, ― Джонсон как можно тщательнее прошёлся губкой под ногтями, чтобы не унести с собой ничего лишнего с защитного костюма. Мера излишняя, но рисковать он не хотел.

― Да уж, и не говори, ― хохотнул мужчина, сдерживая желание по привычке почесать лысину. ― Видел бы ты лицо моей жены, когда я весь вечер перебирал нитки в её швейном наборе, беря пробу красителей.

Джонсон был нервным и немного раздражительным лаборантом. В фирме занимал не самое высокое положение и в основном выполнял роль мальчика на побегушках, но, как и многие, хотел большего. Карьерист, хоть и относительно беззубый из-за своей нервозной педантичности.

― Ты так себе руки сотрёшь, ― заметил химик, глядя на покрасневшую кожу рук лаборанта. ― Полегче. Да, газ летучий, но не на столько. Ты так собственные отпечатки скоро сотрёшь.

― Не хочу рисковать, ― Джонсон успокоился только когда как следует обработал ногти губкой и тщательно смыл мыльную пену горячей водой. ― Да и без отпечатков жизнь была бы проще. надоело вечно отмывать пробирки от следов чужих пальцев. Хорошо хоть Мира вернулась со своего больничного и больше не придётся возиться с этими растениями.

― Эй, по легче. Это ведь приоритет руководства. Да и к тому же, разве ты не хотел продвижения по службе? Помощь мисс Брекли стала бы отличным шансом для тебя, ― химик принялся так же отмывать свои руки после того как запаковал комбинезон в герметичный пакет. Его короткие пальцы были покрыты пигментными пятнами, застарелыми и относительно свежими следами химических ожогов. Целость собственной кожи престарелого энтузиаста беспокоила не так сильно как собственная исследовательская работа.

― Не думаю что в этом месте мне что-то светит, ― Джонсон тщательно вытирал руки бумажным полотенцем. ― Да и приоритеты мисс Брекли не в моей компетенции.

― Разве? Ты же биохимик по образованию, разве нет? ― удивился мужчина, по локоть погрузив руки в мыльную пену. ― Специальность более чем подходящая под основные исследования наших руководителей.

― Думаю это всё же не моё, ― Джонсон выбросил использованное бумажное полотенце и принялся тщательно осматривать руки, пытаясь найти на них какие-либо следы нечистот. ― Кристиан Оуэнсон, который частенько, как это сейчас говорят, подкатывает к Мире, свёл меня с парочкой заинтересованных лиц из числа лабораторий Пентагона. Думаю в разработках для нашей армии участвовать будет интереснее, чем в этой коммерческой компании.

― Опасная мысль, молодой человек, ― покачал головой старик. ― Мой отец когда-то мыслил так же, работая на проекте “Манхеттен”, а теперь жалеет, что вообще связался с военными. Да и я на эту же удочку в молодости попался.

― Может мне там будет спокойнее работаться. Да и глаза этому Донжуану мозолить перестану. С Мирой я довольно часто контактировал в последнее время из-за того, что пришлось подменять её на время больничного. Наверное он видит во мне конкурента, раз так недвусмысленно предложил новое место работы, ― молодой человек удовлетворённо хмыкнул, удовлетворившись чистотой рук. ― Да и если бы дело было только в этом.

― Ты всё равно с этим не спиши, Джонс, ― химик принялся вытирать свои жилистые руки. ― Дай себе время подумать. Военные ребята ещё более мутные чем кажутся. Моргнуть не успеешь, как с помощью твоих работ выжгут население какой-нибудь небольшой страны ради очередной политической интриги. И, поверь моему опыту, они даже из безобидных открытий в состоянии соорудить что-нибудь похуже водородной бомбы.

Сотрудники в белых халатах покинули помещение, прихватив с собой отчёты, парочку тетрадей с записями о ходах экспериментов и примерными расчётами результатов. Стройная фигура Мастерса в чёрном костюме появилась в дальнем углу лаборатории, стоило только закрыться входной двери за двумя работниками “Плазмиус-Генетик”. О ревности Влад знал достаточно, чтобы сказать наверняка, она может толкнуть на вещи абсурдные и жестокие, но в собственном понимании видел подобный сложный путь избавления от конкурента слишком уж сложным. Хотя с другой стороны слишком маловероятно что причастные к утечке информации сотрудники сейчас будут откровенничать со всеми подряд. В подобных делах он уже привык доверять своей интуиции. Обострённому чувству, доставшемуся в комплекте с силами призрака и дикой жаждой крови.

Влад облизнул длинные острые клыки, прикидывая план действий и личное меню на вечер.

***

В придорожном баре тёти Алисы удивительно было встретить маму, да ещё и сменившую привычную глазу голубую спецовку на джинсы, заправленные в её рабочие чёрные ботинки, и в клетчатой рубашке на выпуск. Женщина возилась с электрощитом в кладовой рядом с барной стойкой. Одежда была ей велика, да ещё и застёгивалась на мужскую сторону. Наверняка это комплект вещей покойного деда, надетый по настоянию тётушки, чтобы не марать “приличные городские вещи”. А ведь смехотворная спецовка родителей всё ещё была приличной одеждой в глазах простых деревенских людей. С кухни уже слышалась возня и звон посуды. Повара готовились к приходу первых постоянных посетителей: трудяг с ближайших ферм и скотобоен.

― Пробуй, ― скомандовала Мэдди сестре, выходя из подсобки, и та щёлкнула кнопкой на пульте управления. С улицы донесся металлический скрежет открывающихся ставен.

― Работает, ― весело констатировала Алиса.

― Конечно работает, ― Мэдди небрежно бросила отвёртку в ящик с инструментами. ― Ещё бы детскую машинку починить попросила. Привет, солнышко, ― махнула она рукой своему сыну, скромно ждавшему у барной стойки когда на него обратят внимание. ― Надеюсь уже придумал как будешь оправдываться перед мистером Лэнсером? Завтра мы отправляемся домой.

― Даже пытаться не буду, ― махнул рукой подросток, облокотившись о столешницу. ― Он всё равно не станет меня слушать.

Тётя выставила перед своими единственными посетителями две порции бледного молочного эля. Бутылки из коричневого стекла быстро покрылись холодной испариной сделав название на этикетке плохо читаемым.

― Алиса! ― возмутилась Мэдди, отодвинув пиво от сына подальше.

― Да брось, в нём градусов столько же, сколько и в той хлебной бурде, которую хлестал твой университетский приятель, ― тётя демонстративно закатила глаза. ― К тому же, разве парень плёлся за тобой через пол страны, чтобы остаться без минимальной награды, после того как подговорил твоего муженька хотя бы сделать вид что ему жаль?

― Никого я ни на что не подговаривал! ― попытался было парировать Дэнни, но тётя оборвала эту попытку.

― Не заливай. Я Джека знаю гораздо дольше тебя, ― махнула рукой Алиса, словно отгоняла от себя назойливую муху. ― Подобные романтические жесты не в его стиле.

Мэдди повержено вздохнула и после небольшого раздумья вернула Дэнни предложенное сестрой пиво.

― Не больше пары глотков, ― предупредила она строгим тоном. ― И не вздумай рассказывать об этом отцу.

― Я секреты хранить умею, ― с готовностью отозвался Дэнни, взяв в руки прохладную холодную бутылку. Смахнув с названия испарину он наконец-то смог прочитать название “Молоко Амнезии” и небольшую метку со знакомой фамилией одного висконсинского Носферату. “Пафосный придурок”, ― подумал он, взяв бутылку по примеру мамы, тремя пальцами у середины горлышка, и отхлебнув немного. На языке не почувствовалось хмельной горечи как в тот раз, когда он по дурости перепутал отцовское пиво в стакане с лимонадом. Ему тогда было всего-то года четыре, но мерзкий вкус тёплого пойла он помнил до сих пор. Это же холодное пиво ощущалось иначе: мягче и неожиданно сладковато-сливочным. Пузырьки газов приятно щипали кончик языка, оставляя на нём чувство приятного онемения и лёгкую кислинку. На нёбе осела тягучая горечь жжёной карамели, как от яблок на хэллоуинском фестивале.

“Пафосный придурок с чувством вкуса”, ― поправил себя Дэнни, облизнув губы от хмельной пенки.

― Вкусно? ― спросила тётушка с хитрой ухмылкой.

― Ага.

― Не привыкай, ― осадила его мама. ― До двадцати одного тебе подобное больше не светит на легальной основе.

― Думаю, что он и так это знает, если бывал на вечеринках. Ты ведь бывал? ― спросила тётя и от этого вопроса разило подвохом который с лёгкостью распознал даже смакующий молочный эль призрак.

На тусовке Дэша, куда его позвали просто за компанию с сестрой, было шумно и разило спиртным. Не из разряда того что он пил сейчас, а по проще. Такого, которое в тёмную и только за наличку с дикой переплатой продадут подросткам из-под полы. Ходили слухи, что наркотики достать в их возрасте проще, чем выпивку. Пробовать смердящее пойло он так и не решился в тот вечер, как и Джесс, которая от начала и до конца не выходила из образа послушной приличной старшеклассницы, которая в компанию учеников средней школы попала по ошибке. На той вечеринке было до-смерти скучно и не с кем поговорить. От вечера встречи выпускников, на который его через пару недель потащили родители, это отличалось только качеством спиртного и возрастом приглашённых, которые уже просто не могли себе позволить того же, что и школьники. Даже под градусом.

― Наблюдал издалека, ― угрюмо ответил Дэнни, отхлебнув ещё немного пива.

― Бедолага, ― сочувственно покачала головой Алиса, со скорбным видом.

― Знаю, ― скучающим тоном ответил Дэнни, подперев рукой подбородок. Призрак хмелем наслаждался. Впитывал каждый процент алкоголя и умножал его на четыре. Было ли дело в том что раньше подросток ничего подобного не пробовал, в по-летнему жаркой погоде, в обманчивой сладости пива или же во всём сразу, сказать было сложно. Но чувство расслабленности быстро коснулось кончиков его пальцев.

― Эй, здорово Мэдди! ― крикнул со стороны входа прокуренный голос одного из деревенских мужиков и мама безмолвно махнула рукой в знак приветствия. ― Можешь мой пикап глянуть пака ты тут?

― Пятьдесят баксов и твои материалы, ― лениво отозвалась Мэдди, с неохотой обернувшись в сторону входа. ― Сотня если ты опять сжёг сцепление, пока газовал перед светофором, Джаспер.

― Да как ты могла такое обо мне подумать, ― оскорблённо ответил толстый парень с недостатком зубов и множеством крупных веснушек.

Мэдди сделала ещё пару крупных глотков пива и, отставив бутылку, бросила сестре: “Вернусь с сотней через пятнадцать минут. Не дай этой шпане выпить больше ни капли”, ― на что Алиса естественно удовлетворительно кивнула, подмигнув Дэнни, когда его мама отвернулась.

Дэнни с улыбкой пригубил ещё немного пива и задумчиво повертел бутылку в руках, глядя на то, как белёсая жидкость плескается внутри.

― Тётя Алиса, а ты хорошо заешь знакомых мамы с универа? ― спросил он чувствуя лёгкую раскованность.

― Более или менее, ― уклончиво ответила женщина. ― Не то чтобы их было много, но уверена, сестра даже мне никогда не стремилась о них рассказывать.

― О Мастерсе знаете? ― уточнил Дэнни объект своего интереса, отхлебнув ещё немного пива. В азарт он вошёл на столько быстро, что тётушка сама забрала бутылку из его рук и сделала пару крупных глотков прежде чем вернуть ему спиртное.

― О нём она в особенности не захотела бы тебе рассказывать, ― сказала женщина, доверительно наклонившись к нему поближе, оперевшись сильными руками с жёсткими тёмно-рыжими волосками о барную стойку. ― Они серьёзно повздорили в своё время.

― Но это же не помешало ей попросить Влада за нами присмотреть, ― Дэнни сосредоточил внимание на узоре радужки в глазах тёти. Сине-зелёная с множеством мелких коричневых вкраплений. Совсем не такие синие и чистые как у мамы.

― Врешь, ― Алиса прищурилась глядя на паренька, что спокойно сделал ещё один глоток.

― Он оказался в Парке Мира по делам и довёз нас с Джесс до аэропорта в тот день, ― наблюдать за тем как пульсируют зрачки тёти было занятно. Не зря на уроках биологии учителя сравнивали глаза с линзами профессиональных фотоаппаратов. Призрак с удвоенной энергией анализировал эмоции женщины и наверное только из-за хмеля он проявлял такую активность.

― Мда, ― протянула Алиса вновь сделав пару глотков из его бутылки. ― А ведь при мне же зарекалась с ним общаться. После случая в университетской лаборатории ещё долго не могла его имя слышать, а тут на тебе... Неужели Влад и правда с вами возился? Он мне всегда казался тем высокомерным типом, который никогда бы к детям не приблизился и на пушечный выстрел.

― Не то чтобы возился, ― Дэнни старался обойти всё то внимание, которое ему успел уделить Мастерс, стороной, сосредоточившись только на одном эпизоде. Пиво быстро нагревалось в широких горячих ладонях Алисы, но всё ещё сохраняло приятный сливочный вкус. ― Просто поинтересовался как мы и довёз до самолёта. Да и то только потому, что я его очень попросил.

Тётя выглядела потерянной. Призрак чувствовал горечь, которая перебивала нежный вкус напитка и неприятно отрезвляла, вырывая из флегматичной хмельной расслабленности.

― Я недавно узнал, что вчера его коллегу попытались пристрелить. Диану Брекли, ― Дэнни сделал ещё один глоток пива, чтобы вернуть своему телу чувство лёгкой неги, что делала его речь чуть более непринуждённой. ― Может слышали это имя. Они вроде в универе вместе учились.

― Звучит знакомо, но не думаю что сестра близко общалась с кем-то с такой фамилией, ― задумчиво ответила Алиса, забрав у Фэнтона пиво и в этот раз уже явно не собиралась возвращать. ― Да и после взрыва в лаборатории Мэдди вообще мало говорила о том, как у неё идут дела на учёбе. Особенно после того как её приятеля посадили на карантин. ― лицо тётушки помрачнело. ― Какая-то экспериментальная терапия или вроде-того. Не знаю чем конкретно занималась моя сестра, но из-за их опытов Владу досталось какое-то серьёзное заражение. Вряд ли они тебе об этом рассказывали, но, кажется, всему университету после этого влетело. Началась просто какая-то чёрная полоса, я даже в какой-то момент подумала, что твоя мать учёбу бросит так и не получив диплом.

― Неужели всё было так плохо? ― Дэнни слегка икнул. Газы выпитого пива щекотали пищевод.

― Ага, ― кивнула Алиса. Короткая рыжая чёлка чуть колыхнулась от резкого движения. ― После случая в лаборатории в университетском городке какой-то маньяк завёлся. Труп нашли только один, но зато какой. Почти мумия. Шуму на всю страну было. А потом и вовсе случился пожар. Сгорел дотла весь исследовательский корпус вместе с аттестационной работой Мэдди. Сколько слёз было. Ух...

В мутнеющей из-за хмеля голове яркой вспышкой возникли острые клыки Мастерса, которые он старательно прятал за сдержанной улыбкой и сомкнутыми губами. Призрак соображал плохо, но чувствовал всё так же остро, один за другим подкидывая Дэнни образы диких лесных хищников и яркого пламени пожара. Мёртвое “Я” всеми силами пыталось выжечь эти детали в их мозгу.

― Говорила же что вернусь с сотней, ― голос мамы весёлой трелью разнёсся в баре. ― Уже довольно поздно, ― взглянула она на свои наручные часы, быстрыми глотками прикончив свою бутылку пива. ― Думаю нам пора, ― Мэдди приобняла сына за плечи. ― Ещё ужин готовить и вещи собирать. Ты наш уговор помнишь?

― Ни слова папе и Джесс, ― повторил условия Дэнни. В бар начали заходить первые вечерние посетители из числа деревенщин, работающих на ближайших фермах и скотобойнях. Пивной хмель начал стремительно выветриваться из головы когда Дэнни заметил острые клыки посетителя, заказавшего у тётушки тёплый стейк, почти без прожарки, и “кровавую Мэри”. Мужчина снял кепку и положил рядом с собой на стол, потягивая из стакана щедрую порцию густой алой жидкости. В воздухе подросток почувствовал запах металла, но Фантом на посетителя никак не реагировал. То ли не чувствовал угрозы, то ли из-за того, что это существо призраком не являлось.

― Увидимся ближе к ночи, ― крикнула Алиса вслед уходящей с сыном сестре.

На выходе из бара Дэнни показалось, что в сгущающихся сумерках глаза некоторых работяг, выгружавшихся шумной компанией из рабочей машины скотобойни и личных автомобилей, сверкали алыми исками в коротких вспышках фар, проезжающих по трассе грузовиков, гружённых свежайшим мясом.

***

― Мисс Мэнсон!

Сэм раздражённо выдохнула, услышав голос человека, который уже несколько дней не давал ей прохода, и прибавила шаг, стараясь как можно быстрее скрыться со школьного крыльца. Залезть на скутер и как можно быстрее оказаться дома, подальше от этого рыжего традиционалиста, который достал её со своей одержимостью мясом хуже Такера.

― Прошу, задержитесь на минутку! ― рыжий, бледный, зеленоглазый и покрытый мелкими веснушками парень сдержанно улыбался плотно-сомкнутыми губами из-за чего искренняя эмоция больше походила на гримасу.

Вэс Вэстон ― аналоговый Дэш, из команды баскетболистов. Квотербек школы, конечно пытался заполнить собой все спортивные ниши, но когда выяснилось что одной только силы в этом виде спорта не достаточно, быстро слился. Против ловкого, увёртливого и высокого Вэса шансов у было маловато даже у такой горы мышц как Бакстер. Ожидаемо, что у такого парня тоже было своё окружение. Перед Сэм он появился в компании трёх чирлидер, таких же мясоедок как и он сам: рыжей Софи, брюнетки Катрин и блондинки Элис. Готесса чувствовала этот трупный запах, какой обычно исходил от мясных лавок и коробки для ланча Такера, который демонстративно начал есть при ней свою жаренную свинину сегодня за ланчем.

― На школьном совете у нас как-то плохо сложился диалог, ― парень поднял руки в примирительном жесте. Красный школьный бомбер с символикой Каспер-хай был ему великоват и смотрелся слишком громоздко вместе с узкими. Несколько пальцев были заклеены пластырями, видимо повреждения он получил на сегодняшней тренировке.

― Не сложился, слишком мягко сказано, ― огрызнулась Сэм. Оказалось что круг знакомств Вэса куда шире чем кажется. Он не Дэш и “под своё крыло” брал различные категории учащихся, на которых потом мог оказывать влияние. И в этом списке оказалось немало её знакомых веганов, которые сегодня наперебой просили Саманту выслушать своего “покровителя” и пойти на предложенные уступки. Это было натуральным предательством.

― Послушай, Саманта, я же не для разборок здесь, ― Вэс слегка ссутулился чтобы быть с девочкой взглядом примерно на одном уровне. Хотя всё ещё был слишком высоким и смотрел на неё сверху вниз. ― Да и на школьном совете не планировалось ничего из того, в чём ты мня обвиняла. Наоборот, я поддерживаю разнообразии и вовсе не хочу лишать тебя и твоих друзей возможности питаться растениями. Но не хочу и того, чтобы те, кому подобная диета не подходит по ряду причин испытывали в школе дискомфорт от подобного ограниченного меню.

― Вэс, ультра вторичное вегетарианское меню подходит абсолютно всем, ― настаивала на своём девушка. ― Весь “дискомфорт” о котором ты говоришь, лишь дело привычки. Немного времени и твои вкусовые рецепторы привыкнут к новой пище. А по калорийности предложенное мной меню ничем не уступает мясной пище.

― Дело не в калорийности или вкусе, Сэм, ― Вэс достал из нагрудного кармана солнцезащитные очки и нацепил их на макушку, прихватив ими длинную чёлку, на манер ободка. ― Дело в свободе выбора, которого ты лишаешь окружающих.

― Выбор в этом только один, ― девушка натянула на голову шлем и уселась на скутер. ― Быть пособником массовых убийств или нет. Боюсь ты не в состоянии понять в полной, какого это, отнимать чью-то жизнь ради глупого желания временно набить желудок. Я намерена нести в этот мир гуманность и начну с того, что откажу тебе и твоим глупым прихотям.

Готесса завела свой скутер и умчала как можно быстрее от Вэса и его свиты из девиц в коротеньких юбочках. Над городом уже сгущались сумерки, да и в душе девушки было ужасное смятение. Она с удвоенной активностью использовала большую перемену чтобы найти для Дэнни информацию о Владе Мастерсе лишь для того, чтобы немного отвлечься от Вэса. Отвлечься от того, что даже друзья похоже считают её лишь капризной богатой сучкой, которая хочет всех подстроить под себя только из-за собственного раздутого эго.

Столько видео активистов она пересмотрела, прежде чем встать на эту дорожку борьбы за гуманность и человечное отношение к животным. Скрытыми камерами её единомышленники снимали изнанку работы скотобоен. Страшные предсмертные крики коров и свиней. Особенно свиней ― они орут почти по-человечески, визгливо, громко и испуганно. На всех тех видео работники этих фабрик смерти улыбчивы и беззаботны. На крики и сопротивление животных им как будто бы наплевать. Эти люди даже не замечают как сопротивляются несчастные овечки, когда им вскрывают глотки и спускают пенящуюся кровь в огромные тазы. Нельзя же быть настолько бессердечным в поисках банальной еды?!

“Ох уж эти розовые очки богатых людей”.

Из глаз брызнули слёзы и девочка стёрла их тыльной стороной ладони, размазав по лицу чёрную подводку и белую пудру. Дэнни не никак не может понять этого. Да и как он поймёт, ведь ей до сих пор ни разу не хватило сил ответить, что же она видела там в портале. Что происходило с ним. Да и она сама старательно об этом не думает. Отгораживается от воспоминаний всеми возможными способами. А запах жареного мяса вновь заставляет вид обгоревшей почти до самых костей плоти лучшего друга встать перед глазами. Этот мерзкий запах слишком сильно был похож на свиное барбекю: сладковато-терпкий, с примесью озона.

Дороги стало почти не видно, слёзы слишком сильно стали застилать глаза. В последний поворот Она едва ли смогла вписаться, задев зеркалом заднего вида фонарный столб. Девочка остановила свой скутер, сняла шлем и продолжила путь пешком, изредка хлюпая носом и размазывая по лицу чёрно-фиолетовую косметику.

― Никаких альтернатив. Только гуманное будущее, ― сказала она сама себе. Вэс не отступиться. У него больше влияния масс, его будут слушать охотнее, если он решит настаивать на своём. Но без борьбы Сэм сдаваться не собиралась.

***

На вечерних улицах Сиэтла народа было мало. Сотрудники “Плазмиус-Генетик” уходили домой поздно, от работы людям увлечённым всегда было тяжело оторваться. Миру перехватил по пути к выходу Джонсон, с просьбой немного поговорить и девушка не могла отказать, особенно когда сегодня узнала, что молодой человек решил уволится.

― Очень жаль что ты уходишь, ― грустно вздохнула Мира. Ночной воздух становился холодным из-за чего женщина повыше подняла воротник невзрачного коричневого плаща. В парке почти не осталось людей. Молодые люди едва успели взять себе по стаканчику кофе, прежде чем последнее в округе заведение закрылось на ночь. ― Надеюсь мы с тобой ещё пересечёмся в будущем.

― Может быть, но я, если честно, не уверен, ― Джонс нервно растирал кончики пальцев. ― В той фирме, куда меня пригласили заинтересованы областью исследования мисс Брекли и мне бы не хотелось лишний раз мозолить глаза бывшему руководству. Особенно после того что случилось.

― Знаю, именно по этому и надоумила Кристиана предложить тебе эту возможность, ― девушка остановилась и развернула мужчину к себе лицом. Заставила посмотреть в свои глаза, полные решительности. ― Мне искренне жать, что это всё случилось. Но мисс Брекли сама, отчасти, виновата в этом. Нельзя же быть такой эгоцентричной и настолько серьёзные открытия использовать для какой-то там глупой индустрии красоты, ― Мара потянулась за пазуху, достала из внутреннего кармана небольшой герметичный контейнер и протянула его коллеге. ― В теории если найти способ грамотно приготовить из этого лишайника сыворотку то можно было бы не просто замедлять процессы старения, но и почти до минимума затормозить развитие опухолей, возрастных деменций мозга. Продлевать людям срок и качество жизни. Приблизить человечество к новому витку его развития. Это открытие которым она обязана была поделиться с миром, а не присваивать себе на пару с Мастерсом.

Девушка остановилась, всунув контейнер в тёплые руки мужчины, заглянула ему в глаза. Доверительно и нежно погладив короткими пухлыми пальцами его запястья, прижалась к нему всем телом и мужчина крепко обнял её в ответ. На улице были только они двое. Стоявшие в тени раскидистого дерева в самом дальнем уголке парка.

― Пообещай мне что ты сделаешь это открытие общественным достоянием, ― прошептала Мара.

― Обещаю, ― Джонс нежно улыбнулся в ответ, коснувшись прохладными губами её тёплого лба.

Приятное чувство близости двух верных своим идеалам и принципам людей. Женщина знала, что не ошиблась в выборе напарника для своего плана. Джонс тот самый человек, который будет рад стать для этого мира новым Прометеем. Принести им свет долголетия, здоровья и красоты. Стоить это будет всей Планете лишь малости.

― Лишайник и без того скоро исчезнет. И вместе с ним канет в небытие последний шанс не только на лучшую жизнь, для всего человечества, но и на то, чтобы стать в этом мире кем-то, ― выдохнула Мара, прильнув губами к гладко выбритой шее мужчины. ― Мир запомнит наши имена.

―Это вряд ли, ― голос Джонсона изменился. Стал более глубоким и тягучим, отдающим поистине потусторонним эхом в осенней темноте безлюдного парка.

Мара с криком отпрянула от синеватой шеи, покрытой паутинкой синих вен. Её возлюбленный лежал на остывающей земле без чувств, а вместо него она обнимала жуткое существо с горящими красными глазами, без единого намёка на зрачок. Нечисть широко улыбалась. Острые белые клыки были последним, что увидела женщина, прежде чем лишилась сознания.

Бу!
 
Speret Дата: Понедельник, 19.09.2022, 11:38 | Сообщение # 11
освоившийся

Группа: Проверенные
Сообщений: 402
Репутация: 498
Награды: 8
Страна: Российская Федерация
Город: Санкт-Петербург
Дата регистрации: 07.01.2010
Статус: Покинул призрачную зону
Мэдди долгим пристальным взглядом гипнотизировала телефон, практически не обращая никакого внимания на уборку в лаборатории, которую они затеяли вместе с Джеком по возвращению домой. Да, их дети растащили огнеопасные химикаты и бумаги по разным углам, но на убранное помещение это было совершенно не похоже. Обычно за подобную халатность их следовало отругать, но в свете последних событий, Джек даже не заикнулся об этом.

― Чёрт, ― раздражённо прошипела Мэдди. Противопризрачный пояс в её руке пустил искру, заставив убрать мобильный в набедренную сумку.

― Всё в порядке? ― Джек, всё это время не отрывавший взгляда от жены, скрутил чертежи в рулон и засунул в тубус.

― Да, ― отстранённо отозвалась женщина, вытаскивая из прибора блок питания. ― Это никуда не годиться, ― она убрала батарею в настенный шкаф, а пояс небрежно бросила в коробку с “хламом”. Он чувствовал лёгкую обиду на жену за то что она так легко отнесла его часть работы в категорию хлама, но ничего не сказал. Скандалов ему хватило.

К тому же женщина до сих пор выглядела как-то не так. Джек не мог сказать как конкретно, ведь “мужское” чутьё подсказывало ему только то, что “Не так”. Для себя он смог определить поведение супруги следующим образом: словно она всё ещё обижена и не простила его за последний прокол. Приостановила все исследования, чтобы больше времени можно было уделить детям. Это казалось странным, они ведь живут вместе, каждое утро завтракают и ужинают вместе. Вместе проводят выходные. Даже на встречу выпускников не так давно вместе съездили. Паршиво признавать, но похоже сестрица благоверной права: он чурбан и понять до конца даже собственную жену не способен. Ещё обиднее было от того что для того, чтобы понять слова этой старой совы, ему потребовалась серьёзная ссора с любимой.

― Я отойду не на долго, ― Мэдди обернулась к нему, посмотрев прямо в глаза. ― Позвонить, ― уточнила она, как будто бы на что-то намекая. ― Обесточь пока все портативные приборы, которые находятся в разработке. До Хэллоуина они всё равно не пригодятся.

В последний раз Мэдди была так непреклонна в отношении их небольшого перерыва в экспериментах очень давно. Кажется во время какой-то первой серьёзной болезни Дэнни, но точнее он не помнил. Тогда он точно настаивал, уговаривал, убеждал, но сейчас безропотно соглашался со всем, хоть и не видел в её действиях как смысла, так и серьёзной необходимости.

Джек проследил взглядом за тем, как жена поднялась на первый этаж, набирая на ходу чей-то номер.

“Всё что угодно, но не разговор с этой Алисой”, ― думал Джек отстранённо, отложив тубус с чертежами в сторону. Решив подняться в след за женой, он всё же остановился на середине лестничного пролёта, прислушиваясь к тихому звучанию голоса с кухни и на мгновение задумавшись над тем, что собирается сделать прямо сейчас. До ушей донёсся смешок Мэдди. Вряд ли есть что-то по настоящему секретное в разговоре человека, когда он смеётся, пусть и так натянуто. Джек тряхнул головой и поднялся по ступенькам выше.

― ...Согласна, нервный. Надеюсь они не доставили проблем. ― Мэдди стояла у кухонной раковины, под тонкой струйкой холодной воды держа свой, обожжённый искрой от противопризрачного пояса, палец.

― Приятно это слышать, конечно, но я это и так знаю, ― усмехнувшись она прижала телефон к уху плечом и принялась осторожно вытирать руки бумажным полотенцем. ― Но Дэнни на самом деле склонен преувеличивать неприятности, а мне бы не хотелось чтобы из-за этой его черты создавалось неправильное впечатление. И...

Кажется собеседник перебил её. Не особо тактично, но Мэдди лишь громко вздохнула, кивнув скорее самой себе, чем тому, кому она звонила.

― Я и сама не подарок. Отвлекла тебя из-за ерунды от дел... Хорошо что не сильно, но это слабое утешение, ― женщина на мгновение задумалась, подув на покрасневший палец, на котором уже начинал вздуваться волдырь. ― Скажи, а с ним что-нибудь ещё успело произойти? ― Мэдди выбросила бумажное полотенце в мусорное ведро под раковиной. Голос в телефонной трубке был слышен, но не достаточно чётко для того, чтобы определить, кому он принадлежал. ― Не думаю что об этом этично рассказывать и тем более спрашивать.

Женщина отошла от раковины, поудобнее перехватив телефон. Всё ещё стоя спиной ко входу в лабораторию она тихо слушала голос в телефонной трубке, устало потирая висок свободной рукой. У неё никогда не было особых друзей ни в этом районе, ни в этом городе, ни среди родительского совета в школе, которую посещали их дети. Им всегда вполне хватало общества друг-друга. Так по крайней мере думал Джек, силясь сейчас хотя бы предположить с кем говорит супруга.

― Что ж, пожалуй это и правда очевидно для такого проницательного человека как ты. Что ж, спасибо за информацию, ― произнесла Мэдди на выдохе. ― И ещё раз за то что присмотрел за ними, Влад. Это правда было очень мило с твоей стороны.

Джек отступил на пару шагов в глубину подвала, по инерции цепляясь за перила. Холодный металл под пальцами ощущался обжигающим из-за того, на сколько сильно вспотели ладони.

Он не считал себя ревнивым человеком. И старательно себя в этом убеждал прямо сейчас.

Бу!
 
Speret Дата: Понедельник, 19.09.2022, 11:43 | Сообщение # 12
освоившийся

Группа: Проверенные
Сообщений: 402
Репутация: 498
Награды: 8
Страна: Российская Федерация
Город: Санкт-Петербург
Дата регистрации: 07.01.2010
Статус: Покинул призрачную зону
***
― И так, на доклад о семейной истории вам отводится неделя, ― учитель, невысокий мужчина средних лет с труднопроизносимой фамилией поправил очки с толстыми стёклами, сползшие на кончик носа. ― Более чем достаточно если грамотно распределить своё время, а не делать всё в последний момент. Надеюсь что к концу недели Бодрого Духа, к столетию нашей любимой школы вы подготовите достойную работу и узнаете больше не только о своей семье, но и о себе.

Звонка Дэнни ждал сильнее чем собственного дня рождения. Следующим был перерыв на обед и всё ещё голодному призраку натерпелось наполнить чем-нибудь их общий желудок. Благо для этого сейчас потребуется меньше.

― Друг, когда ты говорил о голоде, я не представлял на сколько будет у тебя выть желудок, ― Такер хлопнул его по плечу. ― Надеюсь травы тебе хватит, если ты не взял с собой ланч.

― Травы? ― уточнил Дэнни, с недоумением глядя на друга. ― Разве Сэм не успокоилась?

― Нет, только сильнее ударилась в своё ультрафторичное веганство, ― устало вздохнул Такер, продемонстрировав другу несколько контейнеров с его любимым мясом и гарниром. ― Хочешь поделюсь. Маман на выходных была в ударе, как на роту наготовила.

Дэнни принюхался к ароматам из рюкзака Такера. Салями, стейк средней прожарки с косточкой, полной костного мозга, и множество различных специй и трав, которые боготворила миссис Фоули. От приятной немного полноватой женщины всегда пахло приправами. На её кухне было развешано множество сушёных букетов из трав с которыми она делала обеды, варила чаи и лимонады, которые настаивала, делая микстуры от головной боли. В этом она до боли напоминала ему тётю Алису. Женщины наверняка бы подружились, если бы была хоть малейшая возможность для них встретиться. Казалось, ароматы трав впитались и в Такера. Странно что Дэнни не ощущал этого так чётко раньше.

Запах жаркого перебило холодное дыхание призрака.

За небольшим мутным окошком двери кабинета школьного психотерапевта мелькнула аморфная тень, окутанная потусторонним свечением.

― Займи мне место, ― бросил Дэнни, скрывшись за дверью туалета.

― Постой, ты забыл... ― Такер было бросился вслед за другом, но в туалете уже было пусто. ― Термос, ― растерянно закончил предложение паренёк. ― Это хорошим не кончится.

***
И если бы Дэнни услышал Такера до того как начать гоняться за духом, то был бы согласен с ними на сто процентов. Призрак его вымотал, а без термоса не было возможности усмирить его быстрее. Мелкий бесформенный бес менял своё тело как ему хотелось, словно был сделан из ожившего пластилина. Ловкий, вёрткий, выносливый и, в отличие от самого Дэнни, очевидно, сытый. Сложно сосредоточиться на атаках и добыче, когда урчание желудка перебивает почти все мысли. Он устал, выдохся и пропустил обед.

Призрак хотел еды и отдыха, а не гоняться за мелкими вредными тенями. Пусть бы жил себе и пакостил школьникам, а они бы отдохнули. Но, к сожалению для них обоих Дэнни позицию своего Альтер-эго не разделял.

― Можно потише, мистер Фэнтон! ― раздражённо рявкнул Лэнсер, после очередного “воя кита” из желудка подростка, чем вызвал смешки одноклассников. От неловкости хотелось провались под пол и только страх раскрытия не позволил его призрачной половине воплотить это желание в жизнь.

― Грёбаный пропущенный обед, ― на грани слышимости произнёс Дэнни, закрыв ладонями пылающее от стыда лицо. Щёки ощущались неправдоподобно горячими, под холодными руками.

― Даже если бы ты сожрал всё в столовке, ничего бы не поменялось, ― голос Дэша прозвучал почти над самым ухом. Школьный квотербек даже перегнулся через свою парту, ради разговора с Фэнтоном, который бы не услышал учитель.

― Чего? ― шепнул подросток в ответ.

― Твоя подруженция всю школу посадила на принудительную диету, вот чего. Приходи после уроков в спорт-зал, поймёшь о чём я, ― Бакстер звучал серьёзно. А поскольку призрак молчал, продолжая лишь отчаянно просить пищи, Дэнни решил, что с новое изощрённое избиение после уроков ему не угрожает. По крайней мере пока.

― Мистер Бакстр! Ещё вам не хватало выговаривать! ― рявкнул Лэнсер, резко отворачиваясь от доски, на которой расписывал какие-то важные по его мнению моменты изучаемого ими сейчас произведения Шекспира.

― Извините, мистер Лэнсер, ― Только сейчас, присмотревшись, Дэнни заметил, что скулы футболиста стали чуть более острыми, а под голубыми глазами залегли серые тени.

***
Пока в зале разогревались игроки баскетбольной команды, чирлидерши уже перешли к более сложным элементам своей стандартной программы. Дэнни любил смотреть за их выступлениями, искренне наслаждаясь не только акробатикой. Но сейчас, спортсменки представляли собой жалкое зрелище.

Рыжая Софи ― второй по значимости участник команды после Полины (справедливо отвоевавшей себе должность капитана), постоянно спотыкалась. Уже после разминки она стала белее мела и дышала только ртом, издавая странные свистящие хрипы, который слух Призрака улавливал даже с большого расстояния. Под глазами девушки залегли тёмные тени, бескровные губы совершенно перестали выделяться на лице и даже несмотря на то, что визуально Софи нисколько не потеряла в весе, вид у неё был весьма болезненный.

Брюнетка Катрин то и дело подтягивала юбку. Пояс стал слишком свободен. Кажется из-за нововведений в диете она пострадала сильнее всего, потеряв в массе куда больше остальных. Фигура стала более сухой и угловатой. Хоть девушка и старалась поддерживать прежний уровень активности, но это определённо лишь сильнее её иссушивало, постепенно превращая фигуристую черлидершу в анорексичную модель с подиума, на которой любая одежда висела, как на вешалке.

Блондинка Элис старалась держать саму себя и была в числе тех, кто, очевидно, может себе позволить заморочиться и приготовить обед утром. Дочка фермеров, на сколько помнил Дэнни, жила от города на приличном расстоянии, готовила на не только на себя, судя по всему, но и на подруг по команде. Такер сказал, что сердобольная добрая душа подкармливает подружек, но сама от этого также питается хуже. Впалые щёки и следы недосыпа на лице слишком явно говорили о том, что она и так жила в таком режиме слишком долго.

И это были только самые истощённые из девушек. Пирамида черлидерш рухнула. Нижние участницы оказались просто не в состоянии удержать вес товарищей по команде.

― О, боже! ― девочкам бросился помогать Уэс и прочие баскетболисты, забыв о собственной разминке. Они так же представляли собой внешне ничуть не менее жалкое зрелище.

Дэнни удивился самому себе. Неужели он настолько погрузился в семейные проблемы, что перестал замечать даже такие значимые изменения в окружающих.

― Жалкое зрелище! ― громогласный голос мисс Тетслав разлетелся по залу. ― И как вы намерены с такой подготовкой выступить во время празднования столетия Каспер Хай, слабачки?

― Не смейте так говорить о моих девочках! ― растрёпанная после падения с вершины пирамиды Полина больше походила на озлобленную гарпию. Очень красивую озлобленную гарпию. ― Это и ваша вина! Лишили нас нормальной еды, перегрузили тренировкам. Потакаете этой чокнутой готке и её мамаше как...

― Поосторожнее с выражениями, мисс Санчес. Вы ещё слишком юны, чтобы так набрасываться на взрослых.

― За-то нас прессовать вы можете по поводу и без, ― Полина швырнула помпоны не глядя и Дэнни, сидевший на третей скамейке трибуны, едва успел увернуться от этого шуршащего шара.

― Довольно! ― гаркнула Тетслав, заставив весь зал замолкнуть до тех пор, пока гулкое эхо её голоса не затихло где-то под высоким потолком. ― Ваш новый рацион не проблема. Виноваты в своём состоянии только вы, а если хотите потолковать на эту тему, общайтесь к мисс Инновации, а не ко мне.

― Мы с и ней потолкуем и с вами, мисс Тетслав. Будьте уверены, ― Полина резким жестом стянула с запястья резинку, наспех собрала волосы в хвост и развернулась на пятках так резко, что кончики её волос, хлестнули учительницу по носу. Удивительно как вспыльчивая женщина оставила эту наглость без ответа, отпустив Санчес, помогать своей команде, привести себя в порядок.

Дэнни, осмысливал услышанное с тихой тревогой. Стоило догадаться о том, что к хорошему не приведёт ни упрямство Сэм, ни её радикализм. Но о масштабах проблемы он, до сегодняшнего дня, лишь догадывался. Надеясь, где-то глубоко в душе, что на простых стычках с несогласными однокашниками всё и кончится. Что серьёзно это ни на кого не может повлиять. Ведь это же всего лишь школьное меню.

― Твоя подруженция, Фэнтон, взяла на себя слишком много, ― голос Дэша совсем рядом, заставил даже Призрака нервно потереть ладони о джинсы. Они оба слишком хорошо понимали к чему всё идёт. ― Не в моих правилах бить девчонок, но вот за Полину я не ручаюсь.

Санчес хлопотала рядом со "своими девочками". Она никогда не жаловала людей не из своего круга, презирала ботаников, свысока смотрела на таких неформалов как Сэм или Такер, а сам Дэнни очевидно был для школьной красавицы метафорическим призраком. Невидимкой недостойной внимания. Однако глядя на то как она помогает отряхнуться после падения членам своей команды, осматривает свежие ссадины и синяки, иструктирует пострадавших, Дэнни чётко осознал, что как минимум в этой школе есть люди, ради которых она не побрезгает попортить свой маникюр.

― Дай мне времени хотя бы до конца недели, ― Фэнтон слышал в собственном голосе лёгкое потустороннее эхо. ― Я постараюсь её вразумить.

― Вразумить, ― передразнил его Дэш, усмехнувшись. ― Постараюсь, но ничего не могу обещать. Сам видишь, Полина даже учителям глотку перегрызть уже готова, не говоря уже о твоей подружке.

― Она не моя подружка, ― отрешённо ответил Дэнни глядя на спортсменок, которых было достаточно много, чтобы выбить пару зубов даже у такого как Дэш Бакстр.

Бу!
 
Speret Дата: Понедельник, 19.09.2022, 11:46 | Сообщение # 13
освоившийся

Группа: Проверенные
Сообщений: 402
Репутация: 498
Награды: 8
Страна: Российская Федерация
Город: Санкт-Петербург
Дата регистрации: 07.01.2010
Статус: Покинул призрачную зону
***
За ужином в доме Фэнтонов царило нервное молчание, прерываемое чавканьем. Джесс от еды отказалась, ограничившись чаем и снеками, которые она быстренько утащила в свою комнату вместе со стопкой книг и новой записной книжкой, с которой ещё не успели снять заводскую плёнку. А Дэнни...

Мэдди с чувством лёгкой тревоги поглядывала на то, с каким зверским аппетитом её сын поглощает жаркое, забыв о столовых приборах и манерах в целом. Запихивал его в рот и проглатывал практически не прожёвывая, облизывал лоснящиеся от масла и жира пальцы. Прерывался от поглощения пищи только чтобы с общей чашки добавку или сделать пару глотков молока. Джека, казалось, это нисколько не смущало. Он продолжал смотреть исключительно в свою тарелку, а Мэдди начало откровенно мутить от странного чувства, застрявшего в глотке.

― Всё в порядке, Дэнни? ― сказала она первое что пришло в голову. Подросток перегрыз куриную косточку, с жадностью голодного зверя всасывая её содержимое. От этого хруста у женщины заболели зубы.

― Да, ― мальчишка вытер рот бумажным полотенцем. ― Почему ты спрашиваешь?

― Эм... ― Мэдди опустила взгляд в тарелку, не зная как бы помягче сказать всё то, что у неё на уме. ― Да так. Просто думаю когда ты успел так оголодать? Как будто у вас в школе обеды отменили.

― Можно и так сказать, ― Дэнни бросил на тарелку осколки опустевшей косточки и не поднял глаза чтобы не смотреть на мать. ― В школе опять еду на траву заменили. Сэм постаралась. Не то чтобы там теперь есть что поесть, но я и сам в последний месяц как-то на обеды забил. Не знаю почему.

Мэдди неловко прикусила губу, вспоминая то, с каким зверским аппетитом сын поглощал угощения у Алисы. Отложив вилку с ножом женщина отодвинула тарелку, взявшись за стакан тёплой воды и спросила, грея резко похолодевшие руки о стекло:

― Почему же ты раньше не сказал, что тебе нечем в школе питаться? Я бы хоть ланч тебе с утра посытнее делала. С директором школы поговорила, в конце концов.

― Да ну, на такую ерунду тебя отвлекать? ― Дэнни улыбнулся, закинув в рот оставшуюся тонкую косточку и с хрустом перегрыз её, прожевал и проглотил. ― С этим-то я как-нибудь разберусь. Это же всего лишь еда.

― Мы могли бы помочь тебе, Дэнни. Верно Джек? ― муж оторвался от тарелки и взглянул на неё с явным непониманием в глазах. Мэдди только коротко вздохнула. ― Если не хочешь чтобы мы встревали в школьные дела, то могли бы хотя бы с Мэнсонами пообщаться на тему излишней инициативности их дочери. Они не самые приятные люди, на мой взгляд, но если это может помочь...

― Не стоит, ― прервал её Дэнни, активно замахав руками. ― Я разберусь со своим другом, правда, ― он ненадолго замолчал, окинув взглядом родителей. ― Мне больше от вас другая помощь нужна. С одним докладом на тему семейной истории.

― Замечательная возможность рассказать о традиции охоты на ведьм, ― воодушевился Джек. ― Наша семья не одно поколение славилась своими умениями в охоте на нечисть. Взять хотя бы...

― А есть что-то более гуманное? ― перебил отца Дэнни. Мэдди на мгновение почудился зеленоватый отблеск в его голубых глазах. ― Не связанное с линчеванием и инквизицией?

***
― Ещё раз, почему мы просто не можем поставить Сэм перед фактом? ― сквозь голос Такера в телефонной трубке прорывалась щёлканье кнопок контроллера. Видимо друг перед сном решил немного поиграть в Гало. ― Так было бы проще. Либо она прислушивается к окружающим и идёт на уступки, либо её Полина с подруженциями зажимают после школы. Никто в здравом уме не захочет доводить дело до драки, даже если в уверен, что его не побьют. Даже у Дэша, оказывается, такое понимание есть.

― Уверен её это только больше раззадорит, ― Дэнни плюхнулся на кровать по привычке поднимая в воздух пёрышки. При ближайшем рассмотрении вокруг них можно было заметить лёгкое потустороннее свечение, но обычный человек , скорее всего не обратил бы на эту мелочь внимания. ― Мы же давно с ней общаемся, ты и сам должен это понимать. Так же было с этой готикой. Она всё делает вопреки. Такой характер.

― Дерьмовый характер, если спросишь меня, ― на фоне голоса Такера раздалась характерная для смерти персонажа, музыкальная тема. Друг раздражённо выдохнув в трубку и, скорее всего выключил игру. ― Я всё же настаиваю на том, чтобы всё сказать ей как есть. Она презирает "классизм и игру на привилегированное меньшинство", но сама сейчас поступает не лучше. Давай ты отключишь на время свой пацифизм и мы окунём её головой в реальность. До этого она только смотрела на то как тебя пинали школьные задиры, а сейчас у неё есть реальный шанс испытать всё на себе. Либо мы сделаем больно её самомнению, либо кое-то сделает больно её лицу. Ты сам знаешь, что на самом деле хуже.

Дэнни молчал, обдумывая ответ. Откинувшись на подушки он следил за плавными поворотами пёрышек в воздухе. Общался с Призраком таком образом, прислушиваясь к чувствам их обоих. И кое в чём не мог не согласиться с Фантомом.

― Дэнни, ты ещё здесь? ― позвал Такер.

― Мы не можем её ломать окончательно Так. Она ведь тоже знает. Вдруг расскажет другим если мы обидим её слишком сильно?

В этот раз надолго замолчал Такер.

― Помнишь сколько раз мы с тобой ссорились, Дэнни? ― голос друга казался немного хриплым. ― До крика. Даже подрались когда в меня вселился Джин. Но я ведь тебя не выдал, хотя это был бы лёгкий способ оставить силы духа себе.

― Это ты, Так, ― усмехнулся Дэнни. ― Мы знакомы с детского сада.

― Сэм этого не сделает. Я уверен. Такие приёмы ниже её готического достоинства.

С губ Фэнтона сорвалось облачко пара. Связь стала хуже. Призрак обернулся и выглянул в окно, скорее инстинктивно, чем на самом деле что-то успел в нём заметить боковым зрением. Среди крыш домов через улицу металась уже знакомая бесформенная зелёная тень.

― Поговорим завтра. Тут призрак по соседской крыше гуляет.

― Чтобы ты опять полетел махаться с нечистью без термоса? ― Такер слегка хмыкнул и это было очень хорошо слышно даже сквозь помехи на линии. ― Дай мне пару минут, хоть компанию тебе составлю.

Раньше Дэнни не представлял как можно взять и не позвать с собой на приключение Сэм. Но сейчас, в данный конкретный момент, никой компании кроме лучшего друга иметь не хотелось. Взрослые не поймут детских разборок, даже не вникнут в суть, скорее всего. А одно лишь присутствие Сэм будет давить на мозг и совесть. Только глядя на аватарку подруги в общем чате Дэнни представлял перед собой осунувшиеся и болезненные лица некоторых чирлидерш.

Бу!
 
Speret Дата: Понедельник, 19.09.2022, 11:50 | Сообщение # 14
освоившийся

Группа: Проверенные
Сообщений: 402
Репутация: 498
Награды: 8
Страна: Российская Федерация
Город: Санкт-Петербург
Дата регистрации: 07.01.2010
Статус: Покинул призрачную зону
***
На следующий день в школе Дэнни почти спал на ходу. Голодный призрак внутри ― единственное, что не давало ему провалиться в маленькую кому от усталости после ночной охоты. Изворотливый призрак вымотал его куда больше чем Такера. С утра он почти не заметил завтрака, настолько маленькой показалась ему порция. Он игнорировал замечания учителей, пропускал почти весь рассказанный ими материал, нетерпеливо поглядывая на часы в ожидании обеда. Однако трава на бутерброде вместо буженины и малоприятная субстанция, по цвету напоминавшая землю, окончательно убили надежду подростка насытиться хоть немного.

Призрака сожгли дотла пару дней назад и с тех пор в желудке словно образовалась чёрная дыра. Но покойник, даже не смотря на этот факт не спешил приниматься за еду. Руки Дэнни слегка онемели, мышцы отказывались нормально работать и положить в рот хоть кусочек, чтобы ненадолго заглушить голод.

"Ну же" ― уговаривал он сам себя, с усилием берясь за столовые приборы. ― "У тёти Алисы ты так не вредничал. И овощами не брезговал". Что-то было не так в этой еде и чувствами Призрак не мог объяснить это живому.

― Попробуй, Дэнни, ― уговаривала его Сэм, осторожно протягивая кусочек бутерброда с травой, наколотый на вилку. ― Это настоящая вторичная органика. Всё живое, что могло бы пострадать, было исключено из цикла производства и приготовления пищи. Никаких следов живых существ и никакого насилия над жизнью.

― Никакой жизни, ― Дэнни зачерпнул ложкой малоприятную субстанцию, похожую на кашу из грязи. Принюхался. Ничего. Никакого запаха, никаких чувств. ― Вот что ему не нравится.

Он заставил себя попробовать пищу. На языке это ощущалось точно так же как и на вкус. Ничего возведённое в абсолют. Он зачерпнул вторую ложку, третью... Тарелка опустела за мгновение, но чувство голода стало только сильнее. Еда провалилась в желудок как какой-то лишний, чужеродный элемент, вроде бумаги или пригоршни камешков, но подростку хотелось верить что в таком состоянии он переварит что угодно.

― Вкусно ведь! ― Сэм казалась довольной тем, как друг поглощает обед.

Дэнни икнул вместо ответа. Призрака мутило. Последний кусочек пошёл не в то горло и мальчик закашлял, пытаясь избавиться от комка пищи в глотке.

― Ты в норме, друг? ― Такер осторожно похлопал его по плечу. ― Как-то побелел.

Фантом отказывался принимать пищу. Наотрез. И тело чётко давало это понять. "Да ладно тебе, это ведь тоже пища. А мы голодны!" Но уговаривать мёртвую часть себя оказалось бесполезно. Голова кружилась, желудок скрутило болезненной судорогой, а к горлу начала подкатывать тошнота. Обострившийся нюх уловил запах еды.

Нормально еды.

Такер принёс что-то с собой, чтобы не питаться этими органическими помоями. Стейк. Салями. Плавленый сыр. Куриные ножки в панировке. От запахов затошнило сильнее. Он, казалось, может ощущать эти вкусы облизнув только воздух. Столько вкусной еды вокруг. Столько кожи, крови и костей. Запах белой пудры и смуглой кожи: раньше он не представлял что есть и такой аромат.

Дэнни мотнул головой:
― Еда так не пахнет.

Кислый привкус рвоты резко появился у самого основания языка. Дэнни сорвался с места и выбежал из столовой во двор. Подальше от людей, которым окончательно мог испортить аппетит.

― Браво, Мэнсон, ― хлопки за спиной заставили готесу обернуться. Полина саркастично аплодировала, криво усмехаясь. ― Даже твой парень эти помои не переваривает.

― Он не мой парень, ― мрачно буркнула Сэм, уткнувшись взглядом в тарелку.

― Теперь уже точно нет. И тебя некому прикрывать, ― голос Санчес звучал угрожающе. Она не издевалась, как делала это обычно. ― До пятницы, выскочка.

***
На свежем воздухе желудок немного успокоился, но всё же пару раз его вырвало собственной желчью. На языке было горько и мерзко, а пища, которую он сел буквально минуту назад, словно испарилась из желудка. Дэнни привалился спиной к холодной кирпичной кладке и медленно осел на траву.

Он не выспался.
Он голоден.
Он устал.

В голове звенела оглушающая пустота. За последние пару дней произошло слишком много. А весь предыдущий месяц он медленно лишался сил разнимая друзей, примиряя родителей и отвлекая себя то ловлей духов, то тренировками, которые теоретически могли помочь ему ловить духов эффективнее. Впереди ещё неделя и ежедневно возрастающая вероятность того что вместе Сэм изобьют его самого.

― Дайте мне передышку, хоть ненадолго, ― выдохнул он, глядя в небо.

Прикосновение тёплой шерсти к руке заставило вздрогнуть и вернуться в реальность. Белая кошка с выразительными голубыми глазами легонько бодала его под локоть своим высоким лбом. В зубах маленький хищник держал умирающего воробья. Птичка всё ещё изредка дёргала когтистой лапкой. Кошка сжала челюсти на шее добычи покрепче, щёлкнув позвонками, и опустила её перед подростком, слегка толкнув лапой в его сторону.

― Дожил, меня жалеют кошки, ― на языке всё ещё горчило. Дэнни пару раз провёл пальцами по чистой белой шёрстке.

― Ты выглядишь ровно на столько хреново, ― Такер появился со своей коробочкой для ланча в руках. ― Примешь её подношение или мои куриные ножки?

― А как же ты? ― кончиками слегка онемевших пальцев Дэнни почувствовал как тихо замурчала от ласки кошка.

― Не отощаю, не переживай, ― усмехнулся Фоули, впихнув в руки друга коробочку для ланча.

Судок оказался на самом деле полон куриных ножек в панировке. Матушка Такера была специалистом в приготовлении мяса любого сорта и в любых количествах. Дома у друга всегда кормили вкусно и как будто бы на убой. Дэнни вгрызся зубами в сочное мясо, давая призраку то, чего ему так хочется ― кусочек жизни, хорошенько прожаренный в собственном соку.

― Спасибо, друг. Чтобы я без тебя делал, ― пробормотал Дэнни сгрызая с косточки всё, включая хрящи. Кошка, увидев что её подношение больше не актуально, сама принялась за трапезу, начав с головы.

Звонкий хруст куриной косточки заставил Такера скрипнуть зубами.

― Это даже по моим меркам перебор, ― смотреть на то как Дэнни по собачьи поглощает кости, прожёвывая их с той же лёгкостью, с которой их одноклассники хрустели чипсами после школы, было непривычно. ― Ты, явно, ОЧЕНЬ голоден.

***
― Мистер Мастрес? ― голос личного водителя вывел Влада из небольшого транса. Машина уже стояла напротив отделения его лаборатории в Парке Мира. ― С вами всё в порядке?

С момента приезда в это олицетворение американской мечты мужчину изнутри точило мерзкое чувство чего-то, что может в ближайшем будущем обернуться лишней грязью. И после того, что он увидел глазами кошки за застенками Каспер Хай помогло точнее определить источник этого чувства.

― Всё в порядке, ― Мастерс смахнул с плеча невидимую пылинку и, выходя из машины, добавил. ― Подождите здесь, надеюсь беседа не затянется надолго.

У парадного входа уже стоял до неприличия позитивный доктор в компании своей молчаливой дочери с гигантским шрамом, пересекавшим всё её лицо. Он всегда так встречал своего нанимателя: дышал энергией и жизнью так, что даже воздух вокруг него казался наэлектризованным. Что, впрочем, неудивительно, учитывая направления его работы. В этот филиал Мастерс лично назначил его управляющим, ведь в отличие от поганки из Чикаго (пропавшей без вести по официальным данным), у этого человека было много полезных талантов и то что его дочь всё ещё дышит ― прямое подтверждение его способностей.

― Добрый день, мистер Мастерс, ― поприветствовал его мужчина с широкой улыбкой. Девочка вежливо кивнула. Она и её воспитание были слегка старомодными.

― Добрый, ― сдержанно ответил Влад, ― Оставим формальности. Что вы хотели мне продемонстрировать?

Спешить ему было совершенно не за чем. Полчаса не сыграли бы в его жизни никакой роли, но дикое урчание подросткового желудка заставляло его относительно размеренный темп ускоряться. Мальчишка может в таком состоянии вскоре выдать сам себя, а этого ему не хотелось. Отец паренька ― человек одержимый и в том, что собственного сына он не пустит на органы, Мастерс уверен не был. Отдавать в чужие руки ценный образец он никогда не жаждал. Пусть и на столько проблемный образец.

Бу!
 
Speret Дата: Вторник, Вчера, 18:34 | Сообщение # 15
освоившийся

Группа: Проверенные
Сообщений: 402
Репутация: 498
Награды: 8
Страна: Российская Федерация
Город: Санкт-Петербург
Дата регистрации: 07.01.2010
Статус: Покинул призрачную зону
Мэдди почувствовала тихий скрип под пальцами. Она слишком сильно стискивала в руках небольшую старую записную книжку в кожаном переплёте, альбом и деревянную шкатулку. Не самая идеальная часть её прошлого, если сравнивать с Джеком, «чистокровным» потомком первых переселенцев, но всё ещё тепло любимая. Мэдди ещё раз взглянула на инициалы своего прапрадеда, вырезанные на шкатулке, вспоминая раздражённый огонёк в глазах сына, когда Джек заговорил о салемских процессах. Эта не та семейная история, которой принято хвастаться в школах.

После её короткого стука за дверью послышалась небольшая возня, как будто снова что-то рассыпалось по полу, и щелчок замка. В последнее время сын напоминал ей не члена семьи, а тихого квартиранта, который старается лишний раз не попадаться владельцам жилья на глаза. Запирает двери, не мелькает в окнах, ходит на цыпочках, лишь бы не быть услышанным.

В щели между дверью и косяком появилось лицо Дэнни, почти комично набившего рот очередным бутербродом. У него с самого детства были большие глаза и высоко посаженные брови из-за которых на лице, казалось, навечно застыло удивление вперемешку с испугом.

― Что это? ― спросил он, едва проглотив пищу и кивнув на предметы в её руках.

― Ты говорил о докладе по семейной истории и я подумала, что если ты не хочешь писать об охотниках на ведьм, то может индейцы тебя заинтересуют, ― Мэдди почувствовала, как под внимательным взглядом подростка похолодели кончики пальцев.

― У нас в роду были индейцы? ― он смахнул крошки с уголка рта и немного нахмурился, словно ожидая подвоха. Вцепился в ручку двери обеими руками, чтобы удобнее было захлопнуть её прямо перед носом родителя, как он делал обычно, спасаясь от роли помощника в их с Джеком исследованиях. Жест, который раньше казался лишь милой дурашливостью, начал пугать.

― Да, ― Мэдди едва сдержала облегчённый вздох, когда сын открыл дверь в комнату шире, чтобы она смогла пройти.

Внутри царил лёгкий хаос, как и обычно. Множество плакатов, висевших вкривь и вкось, детали от новой модели космического корабля из неизвестного ей научно-фантастического фильма лежали на столе в нескольких стопках, на прикроватной тумбе пустая грязная тарелка. В руках Дэнни держал несколько деталей и кисточку. Судя по всему именно их он уронил, перед тем как открыть ей дверь. Раз за разом она ожидала увидеть за дверью нечто иное. Что-то более свойственное его возрасту. Но, видимо он либо он ещё не начал интересоваться чем-то более взрослым, либо очень хорошо заметал следы (Мэдди откровенно подозревала второе).

― Если хочешь, сделаю нам чай и расскажу чуть больше, чем тут написано, ― предложила Мэдди, вручив в руки сыну дневник, альбом и шкатулку.

― Хорошо, ― Дэнни отложил кисточку и детали. ― Только стол освобожу.

По какой-то причине Мэдди всегда была рада хоть не на долго попасть в «логово» сына. Готовя чай на кухне она мысленно настраивала себя на то, чтобы побыть там немного дольше чем обычно. Комната Дэнни с момента его поступления в среднюю школу постепенно становилась каким-то отдельным от всего дома Фентонов местом. А в последние пару месяцев дверь с наклейками звёздочек, ракет и надписью «Keep out» больше походила на дверь в иной мир. Слишком уж чувство от её открытия походило на то, как в первый раз распахнулась перед её глазами дверь призрачного портала.

В тот день Джек был в восторге. Радовался искренне и почти по-детски, когда на месте нерабочего тоннеля с кучей электроники разгорелся эктоплазматический вихрь. А она со стыдом лишь имитировала радость, на деле не ощущая ничего кроме тревоги. От зелёной воронки слишком сильно несло горелыми волосами и кровью, чтобы радоваться.

Чайник закипел и Мэдди нетерпеливо залила кипяток во френч-пресс. Чтобы удобнее было процедить горькие травы, что сестрица сунула ей с собой перед самым отъездом со словами «позже пригодиться».

В комнате сына уже было практически идеально чисто, когда она вернулась. Казалось, что даже лишней пыли она не найдёт при всём желании. На кроватном покрывале ни одной лишней складки, грязной посуды и след простыл, как исчезло и множество деталей сборной модели звездолёта. Оставалось только гадать, куда и как он их дел, чтобы потом снова не раскладывать стопками по цветам. Дэнни терпеливо сидел за столом. Придвинув к нему ещё один дополнительный стул, судя по всему с кухни. Хотя она и не могла вспомнить чтобы он спускался вниз, пока она готовила его любимый чай с молоком.

«Может он и место преступления с такой же скоростью приберёт?» ― подумал Мэдди и слегка тряхнула головой, чтобы прогнать эти глупые мысли.

― Это дом тёти Алисы? ― спросил Дэнни, указывая на самое первое групповое фото из шкатулки, когда они уселись вместе за стол. Он выглядел немного напряжённым, но в целом нормальным. Наверное такими были все дети в пятнадцать, хотя женщина не была в этом уверена.

― Да, ― она не спеша пригубила чай. ― Это фото даже печатали в газетах. Семья Макдауэллов была очень скандальной для своего времени. Твоего прапрапрадеда даже хотели отлучить от церкви за брак с одной из представительниц местных племён. Но он был настроен на столько решительно, что даже переехал в резервацию и отстроил там свой дом, ― Мэдди указала на женщину в самом центре фото. Смуглую, с грубыми чертами лица и чёрными волосами. ― В своих дневниках он называл её Чокки, но никаких официальных документов у неё не было к сожалению.

Эта женщина была единственной, сидящей на стуле из всех присутствующих на фото. Отличалась она и платьем, которое слишком очевидно носилось без корсета. Смотрела она не в камеру, как все, а куда-то немного в сторону, крепко сжимая ткань юбки в больших кулаках.

― Сколько в ней роста? ― закономерный вопрос Дэнни не заставил себя ждать. Слишком очевидно было то, что сидящая на стуле женщина была почти одного роста со всеми остальными людьми на фото. Стоящими на своих двоих людьми.

― Восемь с половиной футов, ― с готовностью ответила Мэдди, ― Там, где-то должно быть фото с ростовой шкалой. Макдауэлл бал врачом и изначально заинтересовался Чокки и её семьёй как любопытным феноменом. Они все были такими высокими. Но в процессе, как это бывает, влюбился в свою подопытную.

Мэдди внимательно наблюдала за тем, как Дэнни вытащил из шкатулки следующее фото. Он казался слишком уж грустным для мальчишки, которого по идее ничего кроме холодного космоса, физики и симпатичных одноклассниц интересовать не должно. Вглядывался в черты лица Чокки, скребя ногтём по краю фотокарточки, на которой она была изображена на фоне ростовой шкалы вместе с ещё одним членом семьи Макдауэл, для сравнения. На фоне великанши женщина ростом почти пять футов и десять дюймов казалась ребёнком или лилипутом.

― В своих дневниках он называл её музой: умной, склонной к естественным наукам и полиглотом, ― всматриваясь в фото высокой женщины Мэдлен всегда испытывала лёгкий трепет. В её роду последняя, кто отличался высоким ростом была бабушка. Тонкая длинная и строгая как надзиратель в тюрьме. ― В своём дневнике Макдауэл говорил, что в родном племени Чокки недолюбливали. Говорили, что и она и её семья это Вендиго, мифические великаны, питающиеся человеческой плотью. Но на деле они ели обычное мясо. Оленину и крольчатину в основном. От неё в нашей семье и появился рецепт стейков с кровью и травами, какие мы ели сегодня на ужин.

Мэдди взглянула на сына. При упоминании ужина он быстро облизнул уголок губ кончиком красного языка, напомнив ей помесь человека и собаки. За ужином подросток с удовольствием поглощал мясо, игнорируя пренебрежительные комментарии сестры, относительно вида спёкшейся крови, от которой обычно стараются избавиться в дорогих ресторанах из-за непрезентабельного внешнего вида. Оно и понятно. Желеобразные сгустки слишком сильно напоминают простым обывателям червей или пиявок. Но Дэнни не сказав ни слова съел всё до последней капли. Кажется, что удерживаться от того, чтобы не вылизать тарелку, ему было очень тяжело.

― Тебе понравилось? ― спросила она осторожно, отставив в сторону чашку чая.

― Ага, ― ответил он с готовностью. ― Я бы хотел и на обед такое завтра. Если можно.

― Посмотрю что можно сделать, ― улыбнулась женщина, приобняв сына за плечи и попытавшись чмокнуть в щёку. Он активно вырывался, стараясь избежать тесного контакта. Мэдди улыбнулась, отпустив его. Это было уже куда больше похоже на её мальчика.

Дэнни снова взглянул на фото высокой женщины на фоне ростовой шкалы. Более расслабленно и непринуждённо отхлебнул чая с молоком. Мэдди до сих пор не понимала, как эта дрянь оказалась ему по вкусу и почему именно эту привычку он решил скопировать у деревенских жителей и Алисы в частности.

― А это кто? ― спросил он, указывая на девушку рядом с Чокки.

― Это Сара. Сестра близнец твоего прапрапрадеда, Джереми Макдауэлла, ― девушка на фото широко улыбалась и смотрела прямо в камеру, что было необычно для фотографий того времени. На лице была заметна россыпь крупных веснушек. Волосы, заплетённые в косы, собраны на затылке в какую-то замысловатую причёску, а спереди подхвачены лентами на манер ободка.

― Она похожа на Джесс, ― Дэнни улыбнулся собственным мыслям. ― Тётя Алиса ей такую же причёску делала.

― Кто похож на Джесс? ― девочка с любопытством заглянула в комнату брата через открытую дверь. ― Сплетничаете? ― она сурово сдвинула брови к переносице.

― Ты слишком скучная, чтобы о тебе сплетничать, ― Дэнни демонстративно отвернулся, расправив плечи, и отпил ещё немного чая. На что Джесс показала ему язык в ответ.

Казалось, что всё прошло. Всё как раньше. Мэдди улыбалась, вытягивая из шкатулки следующую фотографию.
Сообщение отредактировал Speret - Вторник, 04.10.2022, 22:33

Бу!
 
Speret Дата: Вторник, Вчера, 18:38 | Сообщение # 16
освоившийся

Группа: Проверенные
Сообщений: 402
Репутация: 498
Награды: 8
Страна: Российская Федерация
Город: Санкт-Петербург
Дата регистрации: 07.01.2010
Статус: Покинул призрачную зону
***
Когда Джезмин взглянула на часы, было уже далеко за полночь. Завтра она встанет помятой, невыспавшейся и целый день будет напоминать самой себе комок переваренных макарон. Но в этом есть и один плюс ― она наконец-то хоть немного рассортировала по датам разрозненные рассказы отца на тему «семейного ремесла». О Джереми Фентоне он мог говорить, казалось часами, цитируя то его личные работы, то «Молот Ведьм». Джек никогда не отличался особым умением систематизировать информацию, а думая об этом сейчас девочка вспомнила педантично разложенные по нескольким стопочкам старые фотографии маминой родни на столе у брата.

― Выбрал самое лёгкое, ― Джесс устало потянулась, хрустнув позвоночником, и облегчённо вздохнула. Мысль связаться с архивами Салема, чтобы проверить кое- какие не особо правдоподобные байки папы крепко засела в голове.

Из-за полуприкрытой двери в коридор раздались тихие шаркающие шаги. Девочка невольно прислушалась, не узнавая эту походку. Отец топал громко, наступая сразу всей стопой на пол, усугубляя собственное плоскостопие. Мама чеканила шаг, словно военный на параде. Брат же частенько крался словно тень, подошва мягких кед практически никогда не издавала шума, утопая в коротком ворсе ковров. Но эта поступь была иной: болезненная, шаркающая, словно идущий подволакивал за собой раненую ногу и спотыкался едва не падая.

Так никто из членов её семьи не ходил.

Стараясь не издавать лишнего шума Джесс осторожно подошла к двери, выглянув в тёмный коридор из небольшой щели.

Фигура была небольшой. Её тонкие ноги подкашивались, словно колени отказывались служить бедняге. Тень то и дело застывала, не в силах поднять ногу и сделать шаг, а спустя пару неудачных попыток оторвать стопу от земли подтаскивала босую конечность, шурша коротким ворсом ковролина. Голова с растрёпанными волосами заваливалась то на один бок, то на другой, в зависимости от того, какая нога была опорной в данный момент. Кисти рук и пальцы беспорядочно подёргивались, напоминая из-за этого какой-то чужеродный организм, приклеившийся к телу. Из темноты коридора слышался скрип зубной эмали и неясное тихое бормотание. Джесс закрыла рот руками, чтобы не издавать лишнего шума, когда скрипнула, слегка приоткрывшись, дверь родительской спальни.

Фигура уже дошла до самой верхней ступени лестницы, ведущей на первый этаж, когда свет фар одинокой машины проник в дом через большие окна прихожей и осветил лицо Дэнни. Не какого-то скрюченного монстра как в дешёвых ужастиках, а её родного брата, уже готового сделать первых шаг на подкашивающихся ногах вниз по лестнице.

Из спальни родителей тихо выскользнула мама, осторожно схватив подростка за плечи и мягким жестом отведя от края лестницы. Она что-то шептала ему на ухо, осторожно подводя мальчишку к дверям его собственной комнаты и бесшумно закрыла за ними дверь с множеством наклеек. Глаз мальчик так и не открыл.

Джесс отвернулась от двери, оперевшись спиной о косяк, и сползла на пол, стараясь переварить увиденное. Её брат ― лунатик. Как давно это происходит? Почему родители ничего не говорят? Её брат болен, разве не логичнее всем об этом знать, чтобы не дать ему покалечиться во время ночных прогулок?

Воображение нарисовало яркую картину того, как в ночи тело братика лежит на последних ступенях лестницы со свёрнутой шеей. Джесс тряхнула головой, похлопывая себя по щекам, стараясь отогнать эти жуткие мысли.

«Сомнамбулы одержимы духами. В момент ночных походов их слабую душу подавляет призрак захватчик, по крайней мере так говорилось в работах Джереми Фентона ― известного в Салеме своим умением безошибочно определять, кто из больных одержим, а кто пустил злых духов в своё тело намеренно».

«Если это очередной ваш тупой эксперимент по исследованию призраков…» ― девочка вцепилась пальцами в волосы и слегка потянула их, сжимая покрепче кулаки. Сердце колотилось слишком часто от медленно тлеющей в глубине мозга злости.

***
― Не нравиться мне это всё, ― глядя на остроконечные башенки замка мужчина нервно начал барабанить пальцами по рулю служебного автомобиля, пока напарник заряжал оружие и прятал его в кобуру под белым пиджаком.

― Опять скажешь, что это напоминает тебе замок Хомса? ― на смуглом лице читалось лёгкое раздражение. ― Ты на каждое жилище эксцентричных богачей так реагируешь. Соберись.

― Думаю наши напортачили, ― мужчина поправил манжеты рубашки и подтянул белые перчатки. ― Зря только рискуем.

― После нападения на совладельца Плазмиус-Генетик без вести пропал наш информатор. Да ещё и вместе с обещанными образцами. Единственный свидетель сейчас в лечебнице под барбитуратами, что-то мямлит про мумий. Этот тип наверняка приложил ко всему руку, ― в ночной темноте глаза напарника казались почти полностью чёрными. ― Если и найдём хоть какие-то зацепки, то только здесь. Максимум проблем, которые нам может доставить эта сырная рожа – пара незначительных исков. Пошли уже.

― Там же есть ещё гражданские? ― мужчина присматривался к чёрным окнам пустого замка, надеясь уловить внутри хоть какое-то движение. ― Уборщики, повара, прочая прислуга. Говорю тебе, наши прокололись. Не может в таком огромном доме жить только один человек.

― Да расслабься ты уже, ― напарник устало вздохнул, выходя из машины и мужчине пришлось последовать за ним. ― Максимум работники фермы, но проживают они в мелких лачугах поблизости. Внутри нет живых людей. Да и даже если бы Мастерс пускал грязных пролетариев в свой замок на время отъезда, в чём я сильно сомневаюсь, чем они нам могут помешать?

Боковым зрением мужчина увидел, как пробежала у дальней стены тень. На столько быстро, что это можно было бы списать на «показалось», но только не на их работе. Он поправил лацканы белого пиджака, нащупав под тканью кобуру с оружием. От этого жеста стало немного спокойнее. На первом этаже, северного корпуса оказалось открытое окно. Лёгкие тюлевые занавески вытянуло на улицу сквозняком и они уже успели изрядно испачкаться от недавнего дождя и налипших на ткань осенних листьев с ближайшего дерева.

Мужчина достал своё оружие и взвёл курок, глядя в черноту открытого окна. В округе было слишком тихо. Ни птиц, ни животных не было слышно. Казалось, что даже ветер притих. В наступившем безмолвии он мог расслышать собственное биение сердца.

Удар по затылку. Зрение поплыло. Кажется напарник ещё что-то кричал ему или нападавшим. Пытался вступить в схватку. Но расплывчатые тёмные силуэты обступили их со всех сторон, заломив руки за спину и натянув им на головы холщёвые мешки. После ещё нескольких ударов мужчина отключился с мыслью о том, что это слишком чистая работа для деревенщин с фермы.

***
Глядя на два бесчувственных тела перед своими ногами Диана со стоном перенесла половину своего веса на костыль. В глазах вампиров отблески электрических ламп горели тревожным кроваво-красным блеском. Редкие визиты посторонних этих существ никогда не радовали. И даже перспектива разрешения испить настоящей человеческой крови из всё ещё живых тел их явно не успокоила бы. За прошедшие века охоты на ведьм и святой инквизиции они слишком хорошо понимали, что бывает после того, как незваные гости пропадают без вести на их угодьях.

Молодняк высовывал из-за двери свои любопытные носы, время от времени облизывая воздух раздвоенными языками. Словно они и правда могли попробовать на вкус запах крови из разбитой головы белого мужчины, витавший в воздухе.

― Гримли, помоги мне добраться до лаборатории, ― попросила Диана опираясь на плечо одного из работников фермы. ― У Влада должен был оставаться прагматоамнестик на подобный случай. Остальные разделитесь. Часть пусть следит за этими гениями, остальные - обыщите округу. Нужно убедиться, что подмога за ними не придёт. Если найдёте их машину, поступим как обычно.

Бу!
 
Speret Дата: Вторник, Вчера, 18:44 | Сообщение # 17
освоившийся

Группа: Проверенные
Сообщений: 402
Репутация: 498
Награды: 8
Страна: Российская Федерация
Город: Санкт-Петербург
Дата регистрации: 07.01.2010
Статус: Покинул призрачную зону
***
Если бы не очередная ночная прогулка, Дэнни мог бы назвать это утро идеальным. Он ощущал себя отдохнувшим и сытым. Немного не выспавшимся, но это казалось такой мелочью по сравнению со вчерашним днём. Вкус крови до сих пор ощущался на языке вместе с приятной горечью специй. Выглядел тёплый, практически полностью сырой стейк непривычно. Джесс даже отказалась есть вчера, глядя на то, как он слизывает со столовых приборов комочки крови. Впрочем это интересовало его не так сильно что сейчас, что вчера за ужином. После того как в школе он едва не выплюнул собственный желудок из-за несъедобного обеда, всё что было способно насытить призрака его устраивало вне зависимости от внешнего вида.

Мэдди передала ему два контейнера с ланчем.

― Он сегодня чуть более острый чем вчера, ― сказала она, указывая на тот бокс, от которого подросток острее всего чувствовал запах мяса. ― Знаю, тебе понравилось, но такой стейк быстро пропадает, так что если вдруг почувствуешь, что еда испортилась, не жадничай и выброси, хорошо?

Женщина обняла его, осторожным жестом сунув в руки небольшую визитку.

― Ты записан к мисс Глумель на четыре тридцать. Смотри не опаздывай, ― прошептала она ему в ухо. Очередная маленькая тайна о которой, как в детстве, нельзя было знать папе. Мелочь в сравнении с тем, каких монстров он уже прячет у себя в шкафу.

― Не опоздаю, ― Дэнни старался выпутаться из удушливых объятий, пряча ланч в рюкзак.

«Даже если опять появится этот надоедливый сгусток эктоплазмы, я не опоздаю», ― Дэнни слегка кивнул собственным мыслям. В его интересах прийти к мисс Глумель вовремя сегодня и не задерживаться в школе.

Она занималась с его лунатизмом очень давно, в детский разум врезалось её яркое платье в оранжево-чёрных треугольниках и цветастый платок, под которым прятались дреды, похожие на толстых чёрных змей. От неё пахло сладостями, а тёмные глаза всегда смотрели на пациентов ласково из-за больших стёкол розовых очков. Мама всегда переговаривалась с ней тихо, чтобы он не слышал. И всегда говорила, не называть её имени при отце, который не особо жаловал «мозгоправов».

Дэнни запрыгнул в школьный автобус и тут же плюхнулся на сидение рядом с Такером, занявшим ему место.

― Сегодня выглядишь получше, ― голос с заднего сидения, заставил подростков обернуться. Уэс облокотился на спинку их сидения, сдвинув солнцезащитные очки на макушку. Его как обычно окружала свита из трёх чирлидерш. Изрядно похудевших и болезненно бледный, но всё ещё чертовски красивых.

― Только не говори, что и ты к нам будешь докапываться из-за Сэм, ― Такер закатил глаза, поправив очки, сползшие на кончик носа из-за тяжести стёкол.

― Я уже сказал Дэшу, мы с ней разберёмся сами, ― Дэнни кинул рюкзак на сидение между собой и Такером, слишком поздно подумав о том, что от такого неподобающего обращения откроется контейнер с ленчем и на сегодня он опять может остаться голодным.

― Эй, спокойнее, ― Уэс поднял руки в примирительном жесте. ― Не знаю, что там вам наплела мисс Мэнсон, сделав выводы из моего рациона, но это точно действительности не соответствует, ― парень улыбался сдержанно, особенно если сравнивать с Дэшем, демонстрировавшим голливудскую улыбку по поводу и без.

― Такие как ты просто так с такими как мы не заговаривают, ― Такер смотрел на баскетболиста в упор слегка прищурившись. ― Вчера здоровье Дэнни тебя не интересовало и сейчас скорее всего тебе плевать. Давай к делу, что тебе нужно?

― Такер, это было грубо, ― Дэнни слегка толкнул друга локтем в бок. Софи тихо захихикала, прикрыв ладонью рот. Популярных девочек всегда веселило то, как они с Такером взаимодействуют по какой-то причине.

― Ты зря думаешь, что мне наплевать, ― Уэстон нервно поскрёб ногтем потёртую спинку сидения. ― Об интересах тех, у кого от идей мисс Инновации желудок выворачивается на изнанку я забочусь искренне.

― Будешь как и Бакстер, просить нас на неё наехать? ― Дэнни провёл рукой по волосам, убирая отросшую чёлку со лба. ― Я думал у нас время до пятницы.

― Предлагаю сотрудничество, чтобы осадить инициативную леди способом гуманнее, чем традиционное избиение, ― Уэстон выглядел серьёзным. ― С Мэнсон беседы проводить бесполезно. Она настолько в своей правоте уверена, что никакие аргументы слушать не будет. В отличие от взрослых, которые боятся юристов и адвокатов вроде моей матери, ― Уэс хитро улыбнулся. Не сложно было догадаться, что он задумал. ― Мне нужна твоя помощь, Фентон. Всё вернётся в норму до пятницы, если только вы не брезгаете скучной бюрократией.

***
Кабинет Пенелопы Спектры был тем самым местом, с которым в Каспер Хай связано множество слухов. Как хороших, так и не очень. Поговаривали, что сам кабинет появился после одной особо примечательной смерти в стенах школы. Способ упокоения ученика по имени Сидни менялся от случая к случаю, но неизменным оставалось то, что именно после него администрация сподобилась взять в штат человека вроде Спектры. Некоторые же поговаривали, будто бы эта мадам сидела на своей должности с самого основания кабинета. А это уже больше полувека. Глядя на женщину в старомодном ярко-красном костюме с огромными наплечниками Полина была почти готова в это поверить.

― И так, мисс Санчес, надеюсь вы понимаете, почему оказались здесь? ― голос психотерапевта был наполнен сладостью, от которого невольно начинали скрипеть зубы. Она улыбалась широко и, казалось, слишком уж старательно изображала дружелюбие. Намеренно повышала тон голоса, чтобы казаться милой как делали обычно не самые популярные девочки, чтобы парни почаще называли их милыми.

― Потому что наехала на Теслав, ― Полина поёрзала на стуле с неудобной спинкой, стараясь усесться хоть как-то. В кабинете Спектры не было ни кресла, ни удобной кушетки, какие обычно показывали в фильмах. Всех посетителей она сажала на самый неудобный деревянный стул в мире.

― Верно. Хорошо, что вы осознаёте свой проступок, ― Спектра смотрела на школьницу поверх стёкол своих старомодных солнцезащитных очков. ― Думаю мы с вами сможем проработать эту немотивированную агрессию.

― Она мотивированна, ― Полина села почти на самый край стула, выпрямив спину и оставив попытки сесть комфортно. ― Тетслав и до этого слишком часто оскорбляла моих девочек. Вам следует заняться этой ведьмой а не мной.

― С чего такая уверенность? ― Пенелопа улыбалась. Тон её голоса напоминал об учителях детского сада. Она обращалась к своей посетительнице с лёгким снисхождением.

― Велела следить им за весом. На тренировках она может ударить кого-нибудь из них по ляжке и сказать, что ноги настоящих чирлидерш не должны трястись как желе. Уж не этой женщине о чужом жире беспокоиться. А с тех пор как в школьный совет влезла эта Мэнсон и вовсе стала её ярой защитницей. Мало того, что мы теперь питаемся каким-то веганским мусором, так ещё и моим девочкам даже специально порции в столовых стали давать меньше по её указке.

― Дорогая, это же проявление заботы, ― Пенелопа сняла очки и отложила их в сторону. ― Ваша учительница беспокоиться о вашем же здоровье. Лишний вес – это новая раковая опухоль общества. Проблема с которой нужно разобраться и чем раньше, тем лучше.

― Ни у кого из моих девочек нет лишнего веса и не было, ― Полина чувствовала, как в груди зарождается обида. Её девочки как и она сама – самые лучшие и красивые. Об этом шептались за их спинами. Об этом говорили завистливые разговорчики невзрачных фриков вроде Мэнсон. Это доказывали восторженные взгляды мальчишек на их выступлениях.

― Проблему тяжело заметить у своих друзей и ещё сложнее заметить её за собой.

― На что вы намекаете? ― колючая обида заставила голос девочки дрогнуть.

― Ни на что, честное слово, ― Пенелопа подняла руки в примирительном жесте. ― Вы очень симпатичная девушка, мисс Санчес. И очень уверенная в себе. Такие короткие юбки обычно не могут себе позволить девушки размером больше XS. Новые веяния феминизма, очевидно помогли вам чувствовать себя комфортнее, но это не отменяет того, что в будущем подобное выльется в проблему для вас в первую очередь.

Полина взглянула на свои ноги. Пара новых синяков после недавнего падения на тренировке уже стали фиолетовыми. Она ненавидела синяки, но любила свои ноги. Их любили и мальчишки. Даже тот странный парень, который вечно крутится с фриковатой Мэнсон засматривался на неё, наивно полагая, что делает это незаметно. Да ей и самой нравилось рассматривать себя в зеркале. На то как резинка гольфов слегка врезается в кожу над коленками. На складку груди в вырезе спортивного топа, который она немерено вырезала ещё глубже самостоятельно. На то как линия кожи на сгибе бедра начинала напоминать изящное крыло чайки, когда она садилась в купальнике, наклоняясь немного вперёд.

― Мисс Санчес, надеюсь вы не держите на меня обиды, ― голос Спектры вернул её в реальность. ― Не мне указывать вам, как нужно выглядеть, но я и ваша учительница искренне беспокоимся о вашем здоровье и не желаем вам дурного. В конце концов вы популярная девушка и заслуживаете больше, чем скользких взглядов ваших одногодок. Поверьте моему опыту, они перестанут на вас так смотреть, когда на горизонте появиться девушка стройнее.

Полина вцепилась в край стула так сильно, что побелели костяшки пальцев.

― Мисс Мэнсон, можно сказать, эталон хорошей фигуры и вам бы следовало взять с неё и её диеты пример. Стройная, жилистая сильная. Она успевает заниматься и спортом, и учёбой, и даже активизмом. Вы же понимаете, как нелегко? Её намерения благородны – избавить нашу школу от вредной пищи, а спортсменов от лишнего веса. Надо сказать, что она по сути взяла на себя вашу работу. Вы ведь, очевидно, оказались не в состоянии следить за питанием собственной команды.

Под ногтём едва слышно скрипнуло дерево. Полина так сильно вцепилась в край стула, что почувствовала, как под сидушкой хрустнул ноготь мизинца. Острая боль подстегнула её ярость. Воображение нарисовало ей яркую картинку того, как трещина на розовом лаке наполняется кровью. Если Мэнсон эталон, то почему за ней не бегают толпы обожателей? Почему даже голубоглазый тихоня Фентон предпочёл её позвать на прошлогодние танцы, а не свою подружку? Почему, если она такой идеал, ей приходится сейчас даже обедать в одиночестве?

― Мисс Мэнсон в своё время прислушалась к моим рекомендациям и достигла так многого. И я искренне надеюсь, что вы поступите как же и добьётесь ещё больших вершин чем она. Возьмите жизнь в свои руки, так сказать.

Полина глубоко вдохнула, прикрыв глаза. Сердце в груди стучало слишком громко. Медленно выдохнула, глядя школьному психотерапевту прямо в глаза. Зелёные и яркие, как радиоактивное болото в старых мультиках. Дружелюбная улыбка медленно сползла с её покрытого несколькими слоями тонального крема и пудры лица.

― Вы правы, ― Полина медленно поднялась со своего места, подушечкой большого пальца ощупав скол ногтя на мизинце, мокрый и горячий. Ноготь она сорвала до мяса. Осмотрела повреждение, небрежно и почти лениво. ― Я в ответе за своих девочек и за их питание я тоже должна отвечать, а не помешанная веганка.

В голове прочно засела мысль о том, что посетить своего мастера маникюра после школы было бы куда полезнее, чем этот кабинет.

***
До обеда Сэм вела себя тише мышей в подвале школы. Забрав свою порцию ушла из столовой во двор, провожаемая множеством взглядов людей, демонстративно отказавшихся от школьного обеда сегодня и поедавших домашние блюда. На первом уроке был переполох из-за того, что больше половины учащихся опоздали на автобус и добирались до школы своим ходом. С утра много кто потратил почти в два раза больше времени на готовку самому себе из-за занятости собственных родителей, а не только Элис из команды чирлидерш. Учителя были в ярости, первый урок почти никто не довёл до конца, потратив уйму времени на диалог с опоздавшими.

«Все претензии к мисс Инновации» ― короткий ответ всех задержавшихся на вопрос о том, почему же они решили тратить с ура время на ланч, если готовые обеды подаются в школе.

Дэнни было почти жаль подругу, сидящую на ступеньках крыльца в одиночестве и уныло ковыряющую порцию еды вилкой. Такер коротко кивнул другу. Этот разговор должен был состояться в любом случае: сейчас только между друзьями или же вечером после собрания школьного совета, который усилиями Уэстона может её добить полностью. Не то что бы это парень был плохим человеком, даже наоборот. В отличие от того же Деша не страдал звёздной болезнью и сам предложил поговорить с подавленной готессой, увидев, как над ней посмеиваются во время перемены. Но друзья решили сделать это сами.

― Привет Сэм, ― Дэнни осторожно подошёл к подруге, сжимая в руках коробку всё ещё пригодного к потреблению стейка. Не самый удачный выбор пищи для подобной компании, но подумал он об этом только сейчас. ― Ты не против, если мы присядем?

Девочка кивнула, шмыгнув носом. Кажется ей было совершенно не до ланча сегодня. Порция еды так и осталась нетронутой. Разве что немного более подсоленной её слезами.

― Приятно вот так пообедать в тишине, да? ― Такер старался поддерживать непринуждённую беседу, но не смотрел в лицо подруги. В поле зрения показалась белая кошка, которую они уже видели вчера. Любопытное животное очевидно пришло на запах мясного рулета Такера и паренёк не скупясь отрезал маленькой хищнице кусочек. ― Славная киса. Интересно, откуда она взялась в школе?

― Сэм, я бы хотел поговорить о вчерашнем, ― Дэнни неловко поскрёб ногтем засохшее пятнышко крови на крышке контейнера с ленчем. Стейк Чокки, как назвала его мама, заставлял его облизываться в предвкушении обеда, но сперва дело.

― Думаю мне стоит извиниться сначала, ― Сэм отложила нетронутый ланч в сторону. Кошка, уже разделавшаяся с угощением Такера, принюхалась к содержимому её тарелки и брезгливо фыркнула, мотнув головой. ― Я так сильно хотела всё изменить. Думала, что делаю лучше, а по факту… ― девочка замолкала, утерев нос тыльной стороной ладони. ― Тебе хоть лучше сегодня? Вчера ты выглядел так, как будто умер после обеда.

― Ну, технически я умер ещё летом, ― Дэнни со вздохом открыл коробку с ленчем. В нос ударили запахи горьких трав, специй и железа. ― Но я в норме, особенно после того как стал больше прислушиваться к нашим пожеланиям. У нас, оказывается странные вкусы.

― Да уж, ― готесса отвернулась, едва заметив спекшиеся сгустки крови на мясе. ― Я ведь тебя чуть второй раз не убила. Летом уломала в портал залезть, а теперь… А ведь Уэстон предупреждал меня, что не всем эта диета подходит.

― Никогда не поздно сдать назад, ― Такер отрезал новый кусочек рулета и отправил его в рот.

― Уэс разнесёт меня на сегодняшнем собрании, ― вздохнула Сэм. ― Опять придётся идти к мисс Спектре после занятий.

― Это наш школьный мозгоправ? ― уточнил Такер. ― Так ты тоже их посещаешь?

― Ага. После случая с порталом долго не могла нормально спать, ― Сэм устало провела рукой по заплаканному лицу, но резко остановила это движение на середине, подняв взгляд на Такера. ― Постой, что значит «Тоже»?

Парень молча указал на Дэнни, медленно жующего кусочек жёсткого стейка. Волокнистое мясо поддавалось плохо, но в это была его особая прелесть, насыщающая призрака куда сильнее хорошо прожаренной курицы.

― Лунатизм, ― пояснил подросток, проглотив кусочек мяса. ― Давно такого со мной не случалось и вот опять. Поход в зону Духов на меня не очень хорошо повлиял, судя по всему. Почему ты не сказала, что тебе снятся кошмары?

― А ты почему молчал? ― Ответила девушка вопросом на вопрос.

― Повода не было. Да и началось это снова буквально пару дней назад. Но Так всегда был в курсе ещё с тех пор как мы познакомились, ― Дэнни старательно отрезал себе новый кусок мяса, водя ножом вдоль волокон мышц. Удобнее было бы делать это за столом. Но в кафетерии сейчас не самая приятная атмосфера.

― Когда я впервые остался у него на ночёвку нам было лет по пять. Я думал, что кони двину от страха, когда этот чудила встал посреди ночи и начал бродить по комнате как зомби, ― Такер рассказывал это с улыбкой. К жутковатым причудам своего друга он успел давно привыкнуть. И даже с его частичной смертью свыкся быстро. Начал частенько рассказывать ему байки своей бабули, что родом из Орлеана, про Вуду и прочую чернуху в которую верили в общине старушки, когда она была ещё девочкой.

― А давно ты с этой Спектрой общаешься? ― Дэнни ели заметно выдохнул, про себя радуясь тому, что разговор проходил легче, чем о ожидал. ― Меня обычно отправляли к специалисту со своим кабинетом в центре города, но может быть со школьным было бы проще? Но эти слухи… знаешь, о ней говорят много странных вещей.

― Да, знаю, ― вздохнула девочка, опустив взгляд на белую кошку, переключившую всё своё внимание с обедающих подростков на какую-то сонную букашку. ― Сейчас мне кажется, что я зря её послушала.

― В чём послушала? ― Такер отложил ланч в сторонку, насторожившись. Дэнни тоже это почувствовал. Лёгкий холодок, пробежавший по спине.

― После того случая с порталом мне каждую ночь снились кошмары о том что Дэнни жарят на электрогриле. А все эти запахи мяса так похожи на то как он там внутри запекался. Я рассказала мисс Спектре только о том, что мне сняться горелые люди, не уточняла, что это был именно ты и она посоветовал мне избавиться от раздражителей. Поддержала идею ультра вторичного меню на школьном совете. Говорила во время наших бесед что я действую правильно, что это будет полезно для всех и я верила, ― девочка опустила лицо в ладони.

― Ох, Сэм, ― Такер успокаивающе приобнял подругу за плечи.

Дэнни окинул взглядом здание школы. Окна кабинета психотерапевта были видны отсюда и, как всегда, плотно зашторены. По школе ходило множество слухов о Пенелопе Спектре один из которых говорил, что она занимала эту должность с тех самых пор, как подобная появилась. Фантом зацепился за эту абсурдную сплетню сильнее, чем за все прочие. В ней было что-то прилипчивое. Маленький комочек мерзости, от которого невозможно избавиться.

Уэс, всё это время слушавший диалог друзей и готовый вмешаться, только что осознал, что определённо влез не в своё дело куда сильнее чем планировал изначально. Фэнтон всегда был пареньком странным, но он бы никогда не подумал, что на столько.

Бу!
 
Danny Phantom - Призрачная зона » Дэнни Призрак: Народное творчество » ДФ Фан-фики » Шахматы (AU, вероятно ООС, но кому как)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск: