Приветствую Вас, Гость
  • Страница 2 из 2
  • «
  • 1
  • 2
Модератор форума: Melidiadus, Кайто  
Danny Phantom - Призрачная зона » Дэнни Призрак: Народное творчество » ДФ Фан-фики » Шахматы (AU, вероятно ООС, но кому как)
Шахматы
Speret Дата: Понедельник, 07.11.2022, 14:23 | Сообщение # 21
освоившийся

Группа: Проверенные
Сообщений: 440
Репутация: 498
Награды: 8
Страна: Российская Федерация
Город: Санкт-Петербург
Дата регистрации: 07.01.2010
Статус: Покинул призрачную зону
***
Сын в кои-то веки вернулся домой вовремя. Даже не опоздал, приехав на машине одного из школьных знакомых, судя по всему. Мэдди подросток показался слишком уж бледным, напуганным и почти болезненно худым. Но говорил и жестикулировал вполне бодро. С улыбкой попрощался с Дэнни, на последок сказав что-то об «Особом школьном клубе». Но уточнять о чём шла речь женщина не стала.

Напряжённый ужин прошёл быстро. Мэдди старательно не замечала запах сварки и химикатов из подвальной лаборатории, только ради того, чтобы не давать сыну лишние поводы нервничать и лишаться сна.

Уже лёжа в кровати она неспешно листала свою старенькую книгу о фольклоре индейцев. Самиздат, выпущенный минимальным тиражом не продавался нигде, кроме её родного Арканзаса. И никому, кроме коренных обитателей тех земель, по сути он был не интересен. В детстве они с сестрой зачитывались этими легендами делая множество пометок, чтобы зафиксировать свои мысли и сейчас было самое время придаться воспоминаниям.

Легенда о людях со множеством душ сейчас привлекла внимание женщины сильнее чем раньше. В ней рассказывалось о девушке с двумя душами, что раньше жили мирно и во всём помогали друг-другу, скрашивали недостатки и подчёркивали достоинства. Но позже, когда несчастная влюбилась в недостойного человека, изменившего ей, потеряла покой и сон. Душа, что правила телом днём горевала, но жила обычной жизнью. А та, что просыпалась ночью, жаждала мести, захватывая тело, пока скорбящая душа спала.

Однажды ночью, одержимая душа, не в силах больше терпеть дневные страдания близнеца, с которым делила тело, встала со спального места, захватив над телом полный контроль. Взяла острый нож и отправилась к обидчику, который должен был физически страдать так же, как страдала дневная душа.

Дверь в супружескую спальню слегка скрипнула, отрывая Мэдди от рассказа о мстительном сноходце. От Джека разило одеколоном и гелем для душа. От холодных капель воды, в которой он так любил мыться, бросало в дрожь, когда они срывались с кончиков его седеющих волос, затекая за воротник пижамы. Мужчина тянулся к ней чтобы поцеловать в шею, что-то говоря привычным басом. Отвлекая от чтения сильнее.

«Знаешь, тебе нужно быть осторожнее. А то твой муж тебя тоже на костре сожжёт за то, что ты со мной разговариваешь».

― Давай не сегодня, дорогой, ― попросила Мэдди отстраняясь и отодвигаясь на край кровати. Стараясь не смотреть мужу в глаза и как можно меньше думать о приятном запахе дорогого кофе и драгоценных смол.

Не думать о том как нос сына был разбит на последнем пикнике, пластиковой тарелкой для фрисби, брошенной со всей силы. Как она прикладывала лёд к опухшему лицу, подростка, старательно убеждавшего её, что всё в порядке. И что она сам виноват. Что сам не уследил.

Не думать о том, что виновник этой травмы даже не извинился.

«Он же мужчина Мэдс. Переживёт! Шрамы таких как мы, красят».

Сосредоточиться на истории девушки с двумя душами не получалось. Смысл концовки ускользал из сознания как хвост скользкого угря. А текст было почти не разобрать из-за подступивших слёз обиды. Мэдди сморгнула влагу, покосившись на мужа, устроившегося поудобнее на кровати спиной к ней. Так он обычно делал если был чем-то расстроен. И обычно после такого жеста она откладывала книгу, журнал, тетрадь, что угодно. Ложилась рядом, прижималась к широкой тёплой спине и, неторопливо проводя рукой вдоль позвоночника, спрашивала что случилось.

Обычно, но не сегодня.

«Полагаю он считает своё молчание благом для всех, но если в ходе работы выяснится что-то из ряда вон выходящее, наш с вами разговор может перейти не в самую приятную плоскость».

***

Мать не заметила оставшиеся следы зубов на руке только благодаря длинным рукавам ветровки, слегка испачкавшейся после того, как она побыла подушкой для Катрин. С одной стороны ничего серьёзного но с другой… Призрак был зол. Все его естество говорило о том, что за зубастой амёбой переростком стоит кто-то ещё.

Дэнни не спешно набрал знакомый номер, как следует заперев дверь в свою комнату. Между долгими гудками вызова казалось проходила целая вечность. Он неспешно провёл пальцами по повреждённой крышке термоса, с запертыми в ней остатками призрачного «тела». Аморфное создание ему не нужно. Отдавать его родителям, на данный момент он не планировал. Равно как и возвращать его в мир Духов.

― Добрый вечер, Дэниэл. Не ожидал получить от тебя звонок.

Голос Мастерса на той стороне звучал почти скучающе. Казалось будто его оторвали от заполнения какие-то очень нудных бумажек, шелест которых было слышно на фоне.

― Я и сам не думал беспокоить, но мне нужно кое-что. И я надеюсь живого призрачного тела хватит для оплаты.
Сообщение отредактировал Speret - Пятница, 18.11.2022, 07:06

Бу!
 
Speret Дата: Понедельник, 07.11.2022, 14:24 | Сообщение # 22
освоившийся

Группа: Проверенные
Сообщений: 440
Репутация: 498
Награды: 8
Страна: Российская Федерация
Город: Санкт-Петербург
Дата регистрации: 07.01.2010
Статус: Покинул призрачную зону
***
Утром за завтраком давящее молчание прерывалось стуком приборов. В этом безмолвии Дэнни мог расслышать не только чавканье своих родных но и тихий, едва уловимый стук их сердец. Мамино билось особенно неспокойно, воспоминая ритмичные постукивания мышиного хвоста по полу тётушкиного сарая, когда мелкие грызуны попадались в ловушки. Он старался не присоединяться к этой какофонии из звона приборов и чавканья, но даже отрезание куска мяса от стейка сопровождалось тихим скрипом разрезаемых волокон.

Ещё с вечера он закинул термос в рюкзак вместе с новой пустой ловушкой. Просто на всякий случай. Это ещё никогда не оказывалось лишним. Мастерс уверял его что подобный «обмен» это лишнее, но принять подобную помощь не отплатив хоть как-то подросток не мог себе позволить.

Призрак не мог этого допустить.

― Знаете, меня на прошлой неделе рассматривали как кандидата, для произнесения торжественной речи в честь столетия школы, а в начале этой подтвердили участие в празднике, ― Джес неловко отложила вилку на стол, изредка кидая взгляды на кровавый стейк брата. Сестрица боялась крови и со вкусами брата скорее мирилась, чем принимала.

Дэнни отвёл от девочки взгляд, уткнувшись в тарелку и желанием проглотить стейк побыстрее и не выглядеть при этом как дикое животное.

― Это замечательно, дорогая, ― Мэдди улыбалась натянуто. Завтрак на её тарелке казался почти нетронутым. ― Уже репетировала?

― Да, вчера после школы поэтому и задержалась, ― Джес слегка отодвинула от себя тарелку, схватившись за чашку холодного чая обеими руками. Стеклянная посуда покрылась мелкой испариной на которой тут же отпечатались пальцы девочки. ― А вы почему задержались?

― Дела, ― Дэнни не дал матери даже попытки ответить. ― Хотели с мамой после школы за пиццей сгонять, но по дороге наткнулись на «Птичек». Одной плохо стало.

― Птичек? ― Джес посмотрела на брата с недоумением.

― Так себя называет группа черлидерш которая должна была перед твоей речью выступать. Софи, Катрин и Элис. Они ещё на играх баскетболистов всегда присутствуют, ― Дэнни быстро проглотил последний кусочек стейка, подавляя в себе дикое желание слизать с тарелки все оставшиеся кровавые сгустки, смешенные с остатками соуса и картофельного пюре. ― Кажется их так загоняли, что Катрин в обморок упала.

Мэдди по прежнему молчала, медленно потягивая утренний кофе и стараясь не смотреть в сторону мужа. Она никак не комментировала речь сына.

― Боже, надеюсь всё обошлось, ― Джес отставила кружку, и облокотилась обеими руками на стол. ― На вчерашнем школьном совете наша команда выглядела неважно.

― Ты трудишься над неделей духа добровольно, а они, в каком-то смысле, добровольно-принудительно, ― развёл руками Дэнни, старательно игнорируя отсутствующий вид родителей. ― Можешь сегодня меня до школы подбросить? Хочется приехать пораньше и встретиться с Такером и Сэм.

― Да, конечно, ― девочка согласилась легко, в тот же момент отставив чашку недопитого чая, подорвалась со своего места, наспех протараторив слова благодарности за вкусный завтрак. И удалилась в комнату, собирать вещи.

Дэнни ещё пару минут посидел в удушающей тишине кухни, быстрыми глотками заливая в глотку горячий чай. Обжигая корень языка, который наверняка на пол дня потеряет всю чувствительность. Быстро собрался, сложив грязную посуду в посудомоечную машину и выскользнул из кухни. Подальше от неловкого молчания взрослых.

Джес стоило бы сделать замечание по поводу неуместных вопросов при отце. Но сначала нужно было убедиться, что папина дочка не станет рассказывать ему лишнее.

Уже сидя в машине, пристегнув ремни сестра возобновила диалог, старательно подбирая слова, из-за чего речь казалось излишне медленной. Лишённой всякой живости.

― Скажи пожалуйста, где ты был на самом деле?

― Отцу растреплешь, ― Дэнни облокотился на ручку двери. За окном пробегали пустые утренние улочки маленького спального района, с редкими прохожими и собачниками на прогулке.

― Это как-то связано с тем, что ты во сне ночью ходишь?

― С чего ты взяла что я так делал? ― Дэнни перевёл взгляд с городского пейзажа за окном на сестру. Рыжие волосы девочки сегодня были заплетены в тугую косу, но голубая тканевая лента всё ещё убирала короткие пряди от лица. Джес, как примерная девушка и аккуратный водитель держала обе руки на руле. Не отрывалась от дороги даже сейчас, когда ей очевидно хотелось взглянуть на брата.

― Слушай, Дэнни, я видела, как ты ночью ходил пару дней назад и мама, очевидно, в курсе всего этого. Но по какой-то причине не в курсе я, ― голос девочки слегка дрогнул.

― Чем меньше членов нашей семьи в курсе, тем лучше, ― уклончиво ответил подросток, рассеянно стирая ногтем кусочек эктоплазмы, присохшей к лямке рюкзака после вчерашней драки.

― Послушай, если это очередной опыт родителей, я…

― Это никак с их исследованиями не связано, ― Дэнни поднял взгляд на сестру, поняв, что она притормозила у обочины, желая смотреть подростку в глаза при разговоре. ― И эту проблему я уже решаю. Именно поэтому мы с мамой вчера задержались на самом деле. Были у врача, закупались лекарствами. Всё под контролем.

― Но почему ты тогда отцу соврал? Мне? ― в голубых глазах девочки плескалась колючая обида и непонимание. Дэнни и рад был бы сказать правду, если бы не знал, что она сделать только хуже. Она не присутствовала при сеансах экзорцизма, проводимых над ним отцом в далёком детстве после первого приступа лунатизма. И слава небу.

― Ты же знаешь, папа больше сторонник альтернативных методов и с «мозгоправами» не особо считается. Боюсь что они с мамой опять разругаются на этой почве, ― это не была полная ложь, но и не вся правда.

Джес ненадолго отвела взгляд и покачала головой в ответ собственным мыслям. Он надеялся, что его история будет достаточно убедительной и безобидно звучавшей, но слабо представлял, что ещё нужно сделать, чтобы сестра не копала слишком глубоко. В их семейных шкафах слишком много скелетов, а она слишком ранимая и явно была не готова видеть их все.

***

― И так, следующий у нас мистер Фентон.

Дэнни никогда не любил публичные выступления. Дело было вовсе не в боязни сцены или подобной фобии. На небольших сельских ярмарках у тётушки он с удовольствием мог оказаться в центре всеобщего веселья. Но в школе… Толи собственный голос вдруг становился слишком тихим, толи публика никогда не была заинтересована в его речи, а может быть и сам он был на редкость душным, но результат всегда был один. Обычно его доклады не слушал никто кроме учителя и друзей.

На первом слайде презентации размещалось большое семейное фото Макдауэллов, на фоне старого домика, одно из первых, которых ему самому показала мама. Не успел подросток открыть рот как класс загудел.

― Что за великанша там в центре? ― выпалил кто-то с последних рядов.

― Вендиго, ― не задумываясь выпалил Дэнни. Класс замолк. Учащиеся смотрели на него с непониманием, как обычно смотрят на главу семейства Фентонов все, кто слышит его идеи впервые. ― Так по крайней мере называли её суеверные жители Арканзаса в конце девятнадцатого века, ― поспешил исправиться подросток, неловко улыбнувшись. ― Но вообще к семье Магдауэллов в то время было приковано слишком много дурного внимания из-за того что это был открытый официальный брак «белого человека» и представительницы местного племени индейцев.

― Так ты получается по-настоящему коренной американец? ― Дэш звучал на удивление заинтересованно, пусть всё же лёгкий сарказм в его голосе никуда не делся.

― Получается так, ― Дэнни развёл руками продолжил рассказ переключив слайд, на котором было фото поселения резервации. ― Этот посёлок уже давно не считается резервацией, но случилось это в основном благодаря стараниям Джереми Макдауэлла, члена медицинской академии, который, пользуясь связями освещал проблемы подобных поселений. Но нормального интернета и связи там до сих пор нет.

― Наглядная иллюстрация того как из-за каких-то глупых расистских предрассудков тормозиться общий прогресс, ― Сэм выглядела гораздо лучше, учитывая вчерашний срыв. Или по крайней мере хорошо держалась.

― Даже не начинай, ― Дэш со стоном закатил глаза. По классу прокатился гул тихого неудовольствия. Кое-кто из сидящих ближе к окнам потянулся к створкам, чтобы запустить в помещение немного свежего воздуха. Дэнни стоило больших усилий не засмеяться, чтобы не обидеть подругу.

Полненький учитель строго постучал по столу ручкой, давая ученикам понять, что те слишком расшумелись:

― В общем и целом мисс Мэнсон права, но я бы попросил её не перебивать своего одноклассника во время доклада замечаниями не по теме, ― учитель поправил свои очки с толстыми стёклами. Давая жестом понять Дэнни, что он может продолжать, когда в класс без стука зашёл мистер Ленсер. ― Чем обязаны? ― без особого интереса спросил преподаватель своего коллегу.

― Хочу ненадолго забрать мистера Фентона, ― тон голоса Ленсера казался слишком ровным. Лишённым тех обычных эмоций, которые в неё вызывал подросток, стоящий у доски в данный момент.

― Это не может подождать окончания урока? ― преподаватель казался явно раздражённым. ― Вы что не видите, что сейчас ученик занят?

― Вижу, но директор требует, чтобы он посетил кабинет миссис Спектры немедленно.

В классе стало слишком тихо, только Понина нервно стучала ноготками по столешнице. Дэнни заметил на её мизинце окровавленный пластырь, на месте одного из розовых ноготков. После инцидента в спортзале её первым делом повели к местному «мозгоправу», иначе школьного психотерапевта никто не называл. Он надеялся что эта рана и посещение специалиста никак не связаны, но Призрак был уверен в обратном.

― Ладно, ― раздражённо выдохнул историк, резким жестом снимая очки и массируя переносицу. ― Но вы могли бы и своим уроком ради подобного мероприятия пожертвовать, мистер Ленсер. Идите, ― коротко махнул он подростку, ― на следующем уроке мы вас обязательно дослушаем.

Ленсер казался странным. Шёл по коридору молча, то и дело подталкивая Фентона в нужном направлении. Всегда стоял за спиной, что бесило призрака. На обожжённом утренним чаем языке оседал ледяной воздух из глотки, заставляя подростка пожалеть от том, что запасной термос так и остался лежать в шкафчике. С классным руководителем что-то было не так. И Призрак был в этом уверен на сто процентов.

Кабинет Пенелопы Спектры был пуст и холоден. Клубы пара вырывались из ноздрей подростка и он уже прекрасно понимал, что это не от холода. Когда дверь закрылась на замок, тело Ленсера рухнуло на пол бесчувственной тушей, а на его месте стояло тёмное существо. Стаканное из теней и зеленоватого фосфоресцирующего сияния, исходящего из пасти, полной коротких острых зубов. Существо не дало подростку права на первую атаку, и хлёстким ударом выбило из лёгких весь воздух.

Удар был достаточно сильным, чтобы паренька отбросило в дальний угол комнаты и впечатало в стену, на которой висели какие-то фотографии в стеклянных рамках. Осколки оцарапали кожу даже через ткань футболки, но мальчик отреагировал быстро, дав волю второй сущности.

Фантом бить в ответ не стал. Нырнув под пол он первым делом хотел добраться до своего шкафчика. Когтистая лапа вцепилась в его волосы и швырнула в сторону окна пустого класса. Дэнни едва успел стать не осязаемым, чтобы не выбить собой стекло и вылетел на школьный двор со стороны столовой.

― Это хотел забрать? ― Существо повертело в когтях его термос, оставив на корпусе пару неглубоких царапин, и сильным замахом бросила в сторону стадиона. ― Апорт!

Дэнни пропустил манипуляцию мимо ушей и бросился вслед за ловушкой, едва увернувшись от когтей призрака, оставивших на его ноге тонкий след, разрывая ткань чёрно-белого комбинезона. Через эту неглубокую рану словно начали выходить все силы. Перед глазами заплясали разноцветные точки, из за чего Фантом едва не вписался в штангу футбольных ворот.

Второй раз увернуться от хватки духа не удалось вовсе. Призрак схватил его за шею и широко открыл рот, прижимая к земле так сильно, словно весил не меньше Джека. В зубастую пасть вливались потоки зеленоватой энергии, вырываемые из его тела потусторонней пиявкой. Подростку всё же хватило сил собраться и нанести один точный удар в корпус духа, отправив его в долгий полёт с помощью экто-энергии, вырвавшийся из ладони.

Голова закружилась так же как и момент когда он заставлял себя есть веганский обед. Сфокусировать взгляд стало сложнее. Фентон-термос лежал на первой скамейке трибуны. Его хромированный корпус блестел даже в тусклых лучах солнца, прерываясь искажениями на свежих царапинах.

До ловушки оставалось всего пара метров, когда подростка вновь сбили с ног.

― Ну и где твоя сила, вендиго? ― прошелестело существо сквозь клыки, прижав мальчишку к земле, тварь вновь открыла пасть, чтобы тянуть из него силы.

Фантом, став неосязаемым, провалился под газон, давая себе пару секунд для передышки, прежде чем вновь вынырнуть на поверхность. Пиявка уничтожала его при каждом прикосновении и единственное разумное, что пришло ему в голову ― держать её на расстоянии. «Это было бы проще, будь термос при мне», ― подумал подросток, выныривая из под земли за трибунами.

Призрак потерял его из виду, безуспешно оглядывая стадион и трибуны, пока подросток прятался в тени под опорными балками. Существо специально не отходило далеко от ловушки, кружа над ней словно коршун. Оно явно знало, какую опасность термос представляет в руках Фантома.

«Думай, Дэнни. Думай», ― приказывал он сам себе, чувствуя, как из него раны на ноге вытекают силы зеленоватой струйкой пульсирующей эктоплазмы. Капли не падали на землю, а словно растворялись в воздухе, превращаясь в лёгкий дымок тянущийся прямо к тёмной твари. «Эта штука тебя пожирает прямо сейчас. Думай».

Он взлетел выше, к самым верхним скамейкам трибуны. Стараясь не торопиться, чтобы Пиявка заметила куда ведёт след энергии, которую она из него тянет. Старался дышать ровнее и собраться силами для рывка. Перед ним было животное. Умнее среднего представителя крупной фауны, но всё ещё животное. Принюхивалось, скалилось и шипело. Редкая человеческая речь не делало существо больше похожим на человека. Или хотя бы того, кто когда-то человеком был.

Существо его заметило, вцепившись взглядом красных глаз в будущую добычу и бросилось на него, выставив вперёд когтистые лапы.

В последний момент Фантом увернулся от этой хватки, нырнув обратно под трибуны и вылетел наружу, схватив термос. Но существо тянуло из него силы слишком активно. Острые когти добрались до него у ближайшего дерева и прижали к шершавой коре. Впились в кожу лица, не намереваясь отпускать и выбыли ловушку из рук размашистым жестом, полоснув когтями по пальцам. Острозубая пасть уже открылась, чтобы вновь начать тянуть из него силы, когда с дерева на тёмное лицо спрыгнула белая кошка.

Маленький зверёк царапал алые глаза существа скорее от испуга, но серьёзно отвлёк его от Фантома. Воспользовавшись этим подросток вырвался из хватки и подобрал термос с земли.

Призрак сорвал кошку с лица и яростным жестом швырнул животное так, что маленькое тельце ударилось в сетчатый забор с жалобным и болезненным писком. Недостойное даже звания пищи для призрачной Пиявки.

Фантом, воспользовавшись замешательством духа, активировал термос и затянул в ловушку ещё одного духа, принёсшего достаточно проблем для того, чтобы не вызывать у подростка ни малейшего чувства жалости. Поплотнее закрыв крышку термоса Дэнни огляделся, но от пострадавшей кошки и след простыл. Похоже бедолага не столько пострадала от рук существа, сколько испугалась. По крайней мере Фентону хотелось в это верить когда он, приняв человеческий вид, вновь скрылся за стенами школы. В желудке вновь было до болезненности пусто, но сегодня у мальчишки была небольшая надежда насытиться. Ведь даже отсюда он чувствовал запах сырого мяса в холодильниках на кухне школьной столовой.

Бу!
 
Speret Дата: Понедельник, 07.11.2022, 14:24 | Сообщение # 23
освоившийся

Группа: Проверенные
Сообщений: 440
Репутация: 498
Награды: 8
Страна: Российская Федерация
Город: Санкт-Петербург
Дата регистрации: 07.01.2010
Статус: Покинул призрачную зону
***
На следующий день в школе Дэнни появился в приподнятом настроении. Несмотря на лёгкое чувство сонливости из-за лекарств и на напряжённое ворчание отца за завтраком. Избавившись от потусторонних пиявок подросток чувствовал себя гораздо лучше. И это состояние улучшал вчерашний вечер.

Потягивая через трубочку ананасовый сок, Фентон лёгким жестом закинул в шкафчик рюкзак, перед этим прицепив фентон-термос к поясу на карабин. Вчерашний вечер в компании «Птичек» зарядил его энергией. Приятно видеть, как на глазах расцветают настолько уставшие и оголодавшие создания.

― Хэй, как дела чувак? ― Такер налетел на него со спины с дружеским объятием. ― Ты сегодня получше выглядишь чем вчера.

― Да, так и есть, ― Дэнни закрыл любимый «проклятый» шкафчик на замок и вновь потянул сок из пакета. Приятная кислинка щипала кончик языка, напоминая о вчерашней запах ужина, «Птичек»: лёгкий, живой и гуманный по отношению к реальным потребностям девочек.

Кода он кормил их с рук в их глазах не было ничего кроме искреннего обожания и готовности следовать за ним куда угодно ради такой банальной радости как еда. В тот вечер Фентон был готов поклясться что физически ощущал на себе зависть Уэстона.

Птички словно знали, что в данный конкретный момент он думал именно о них. Налетев на него с объятиями, они бесцеремонно оттолкнули Такера, ради того, чтобы чмокнуть самого Дэнни в щёку.

― Спасибо! Никогда себя такой сытой не чувствовала! ― Катрин обняла паренька крепче всех. Её мягкую грудь паренёк почувствовал даже через плотный трикотажный бомбер.

― Это было правда ОЧЕНЬ вкусно, ― Софи вторила подруге, оставляя на щеке паренька отпечаток своей губной помады. Девочки активно смеясь убежали дальше по коридору, оборачиваясь на подростка, покрасневшего до кончиков ушей.

― Не знаю, как ты это сделал, но спасибо, ― Элис оставила скромный поцелуй на виске паренька. ― Они расцвели.

Сэм выглядела куда более суровой чем обычно, глядя на то, как друг стирал с лица следы губной помады в форме губ черлидерш. Её взгляд чем-то был похож на взгляд Уэстона, когда вчера «Птички» пили кровь из медицинских пакетов в его руках.

― И так, я жду объяснений, ― Саманта брезгливо кинула ему влажную салфетку.

― Говоришь так, как будто ты его девушка, ― усмехнулся Такер, приняв из рук друга пакетик сока и начав внимательно изучать этикетку. ― Но если на нашего скромника у тебя всё-таки есть виды, я бы надеялся, что это никак не связано с «Птичками», ― Такер насмешливо указал Сэм на пакетик ананасового сока, пока Дэнни не отобрал его.

― Да что за фигню ты несёшь? ― воскликнул он, кинув использованную салфетку в мусорную корзину.

― А что это и правда работает, Фентоновски? ― Дэш навалился на плечи Дэнни всем весом, беззастенчиво разглядывая пакетик сока в руках подростка.

― Да о чём вы все говорите?! ― подросток покраснел сильнее чем раньше. Было бы проще жить, если бы он хоть немного поспевал за трендами и мифами, плодившимися в сети так же активно как и бактерии в чашке Петри в лаборатории родителей. Краем сознания он понимал, что это что-то неприличное. Но куда больший стыд испытывал от того, что не понимал, что именно.

***

Замок в Висконсине встретил Влада привычным мрачным величием, из недр которого тянуло тревогой страхом. Его клан был встревожен недавним вторжением и как ему удалось выяснить, не зря. Если верить информаторам, нарушители выжили. И хоть в строй они вернутся не скоро, хоть вся их память об особняке стёрта парамнестиками, они всё равно представляют из себя источник опасности для молодняка.

Диана встретила его сидя в удобном глубоком кресле напротив камина, изучая последние отчёты лаборантов на экране ноутбука. Устало сняв очки в тонкой металлической оправе, женщина обернулась на звук шагов. Окинула Влада с ног до головы задержав внимание на паре футуристических термосов в его руках. Потёртые, со следами когтей, они бы привлекали внимание даже без дополнительных кнопок на крышках.

― Что это? ― спросила она, брезгливо указывая на сосуды в руках мужчины.

― Наши новые подопытные крысы, ― ответил Мастерс с улыбкой, без стеснения демонстрируя остры клыки.

Бу!
 
Speret Дата: Воскресенье, 25.12.2022, 22:49 | Сообщение # 24
освоившийся

Группа: Проверенные
Сообщений: 440
Репутация: 498
Награды: 8
Страна: Российская Федерация
Город: Санкт-Петербург
Дата регистрации: 07.01.2010
Статус: Покинул призрачную зону
Мальчик-дух был хорош собой. Его зелёными бездушными глазами она невольно начинала любоваться, пока сжимала в когтистых лапах крепкое тело ― отражение сильного духа и неизмеримо огромной души.

«Будь со мной. Дай мне только немного времени» ― хотелось сказать, закричать. Но из клыкастой пасти дракона вырывался только дикий рёв со струями голубого пламени. Прекрасный дух вырвался из крепкой хватки когтей и за мгновение сорвал с чешуйчатой шеи медальон.


― Нет! ― Полина резко открыла глаза. Она по прежнему лежала в тёплой ванне, полной душистых трав, которые должны были её расслабить и напитать силой. Но всё чего удалось пока добиться с помощью старого бабушкиного рецепта ― это пробуждения болезненных воспоминаний об утраченном артефакте.

Девочка полной грудью вдохнула аромат терпкой полыни и сладкого инжира. Аромат тёмный и вязкий заставлял голову кружиться, а сердце биться медленнее. Она заставила себя успокоиться. Проникнуться старым ритуалом красоты. Одним из многих, позволивших бабуле не только водить за нос толпу подручных-кавалеров, но и дожить до почтенной сотни лет. Старушка охотно делилась с любимой внучкой рецептами своих кремов и помад, но с такой откровенной скукой рассказывала об истории переезда из Мексики в Штаты, что Полина на уроке сама читала доклад с нескрываемой скукой.

Девушка вздохнула ещё раз. Старалась сосредоточиться на аромате, дарующим сердцу столь необходимое блаженное спокойствие. Ведь стресс и нервозность ужасно старит. Но перестать думать о будоражащем душу белокуром мальчишке было слишком сложно.

Мыслями она всё время возвращалась к милому чёрно-белому духу и медальону дракона, с чьей силой так и не смогла совладать. К зелёным горящим глазам и потустороннему голосу, разносящемуся вокруг лёгким эхо. Сердца у него не было ¬― это она знала наверняка, но пульсацию силы пальцы помнили до сих пор. Такую яркую. Мощную. Неутомимую.

― Ах, если бы ты дал мне ещё немного времени, ― Полина вздохнула вновь погружаясь в душистую воду по самый подбородок. Мальчика-духа она краем глаза увидела совсем недавно из окна классной комнаты. Такого измождённого и уставшего. Если бы можно было, она бы сделала что угодно, чтобы его напитать силой. Чтобы увидеть, как зелёные глаза разгораются зелёным потусторонним огнём. ― Если бы я только справилась с медальоном раньше.

Бабушка говорила, что в ведьминой ванне нужно думать о том, что больше всего тревожит. Пропускать эти ситуации через себя, отпускать и переосмысливать, какую бы боль они не причиняли. Умение переживать тяжёлые моменты делает кого угодно сильнее.

Полина думала о школьном психотерапевте ― раздражающей старухе, от которой исходила вонь склизкой болотной пиявки. Паразита, жаждущего её силы и крови. Думала о призраках, что захватывали её тело однажды. Старалась отмыться от этого мерзкого чувства чужого контроля, растирая бёдра размокшими в воде сухоцветами, связанными в веник красной нитью. От этой мерзости хотелось содрать с себя кожу, чтобы вымыться изнутри.

Под больной сорванный ноготь на мизинце попала тонкая жёсткая веточка, вызвав новую вспышку боли. Она остановилась смотря как загипнотизированная на тонкую кровавую змейку, поднимающуюся к поверхности воды от раненого пальца.

― Я ведь могу сопротивляться, ― она вытащила из-под ногтя сухую веточку. ― Я ведь это уже сделала.

Всплеск силы резко сменился отчаянием и тяжёлыми мыслями: «Что такое сопротивляться штриге, которая тебя даже не коснулась? Бабушка назвала бы это сомнительным достижением, не сдерживая скрипучего смеха».

Мысли снова вернулись к медальону дракона и его утерянной силе. Вряд ли мальчик-дух вернёт артефакт такой как она. Он скорее предпочтёт, чтобы хранила эту тёмную мощь у самого сердца мрачная девица вроде Мэнсон. Духи любят хмурых девиц вроде неё. Тех кто носит цвета ночи, а не яркие топы и платья со стразами и корсетами.

Бабушка говорила, что ей суждено стать бруксой. Соблазнять слабых мужчин и заставлять их выполнять свои желания. Гадать на птичьих костях и потрохах, танцевать нагой и проклинать каждую дурочку, которая посмеет косо на неё посмотреть… А ещё лечить диких волков от ран, нанесённых охотниками. Диких белых волков с пронзительными зелёными глазами.

Полина погрузилась в ванну с головой, задержав дыхание и как можно крепче зажмурив глаза. Чёрные локоны волос мягко касались лица. Вились вокруг шеи словно живые змеи, ласковые и заботливые. Тёплая волна вокруг создавала ощущение безопасности. Прятала от окружающей жестокой действительности в которой она была всего лишь школьницей. Обычной девочкой, которая никак не могла оправдать предсказаний своей любимой бабушки.

«Если только не сделаю свой источник силы».

Она резко открыла глаза. Через мутную воду она видела очертания мантии из перьев сорок. Чёрно-белое произведение искусства. Такое же прекрасное как и мальчик-дух, так глубоко засевший в сердечке.

Девушка села в ванне, расплёскивая на кафельный пол душистую воду и стирая с лица прилипшие листочки инжира. Ведение исчезло вместе с той невероятной силой, что она ощущала лёжа под водой. Представить тяжесть мантии на плечах было так же легко как и исходящую от неё силу, наполняющую её до кончиков пальцев и позволяющую взлететь. Приблизится ещё немного к зеленоглазому духу как тогда, на крыльях дракона.

― Почему же ты забрал у меня тогда амулет, мой милый мёртвый красавец? ― Полина вновь откинулась на резиновую подушку ванной, готовясь погрузиться в приятную фантазию о собственных крыльях, когда в запотевшее окно ванной постучали со стороны улицы.

Она приподнялась на локтях почти лениво. Ожидая увидеть за мутным стеклом силуэт школьного квотербека, пришедшего к ней в поисках банальных удовольствий, до которых, как казалось девочке, её милый зеленоглазый дух не падёт с такой же скоростью, как это делают люди. Ну, или хотя бы не будет столь банален в этом стремлении. Будет хотя бы как тот нёрд Фентон, наслаждаться видом её тела, а не трогать грязными руками при любой удобной возможности.

Кафельный пол казался обжигающе холодным после горячей ванны. Санчес, завороженно глядя на две маленькие тени за окном, вылезла из ванной. С мокрых полос по телу лились струйки душистой воды, исходящей терпким паром. На полу оставались небольшие лужицы от её шагов, но это было не страшно. Прибраться можно будет позже.

Девочка открыла окно ванной комнаты, впуская прохладный вечерний воздух. На подоконнике сидели две сороки, держа в клювах по охапке чёрных перьев. Они смотрели на Полину маленькими умными глазами-бусинками, ожидая, примет ли она их маленькое подношение.

― Я никогда раньше не шила, ― в голосе появилась волнительная хрипота когда она брала мокрыми руками перья из птичьих клювов. ― Но я очень постараюсь.

Бу!
 
Speret Дата: Воскресенье, 25.12.2022, 22:49 | Сообщение # 25
освоившийся

Группа: Проверенные
Сообщений: 440
Репутация: 498
Награды: 8
Страна: Российская Федерация
Город: Санкт-Петербург
Дата регистрации: 07.01.2010
Статус: Покинул призрачную зону
До Хэллоуина оставалась ровно неделя. Ровно семь дней до момента, когда потусторонние сущности станут максимально активными по верованиям католиков, и Джек не мог себе позволить пропустить это время.

Мэди уступила ему с неохотой. Дэнни ещё не до конца восстановился и женщина всё ещё порой просыпалась от звука шаркающих шагов в коридоре. Вопрос что потреплет его сильнее потусторонние исследования или их с Джеком новый скандал, быстро отпал. Очевидно, что повлияет хуже.

В лаборатории стало на удивление холодно. Портал работал круглосуточно, закрытый гермо-воротами, стык створок которых уже покрывался едва заметным слоем инея. Словно по ту сторону находилось ледяное озеро Коцит, воды которого полны предателей и отступников. Мерное электрическое гудение раздражало, от него начиналась ужасная мигрень. Горстка железных гвоздей рассыпалась на пол, когда Мэди в очередной раз вздрогнула от потока холодного воздуха.

― Дорогой, может мы его всё же обесточим? ― женщина сдвинула на лоб гоглы с красными линзами и устало потёрла глаза.

― Ты же знаешь, что на включение и выключение портала требуется куда больше энергии, чем на его постоянную работу, ― Джек оторвался от паяния очередной схемы для противопризрачного пояса. ― Если мы будем его обесточивать каждый раз, то сожжём больше электричества, чем все наши соседи на улице. А может и в квартале.

― Гермо-двери уже инеем покрываются, ― Мэди принялась собирать рассыпавшиеся по полу гвозди. ― Скоро Самайн и по твоим прогнозам духи станут активнее. Уверен, что ворота выдержат?

― Хэллоуин, ― поправил мужчина, слегка зашипев от искры, упавшей на руку. ― Да, уверен. Эти двери выдерживают холод Антарктики и постоянное воздействие жидкого азота. Не вижу причин сомневаться в них.

Мэди крепко сжала гвозди в руке, глядя на створки портала. Металл оставлял на пальцах ржавые следы. Гвозди уже давно пора было списать, но природная прижимистость мужа не позволила бы этого сделать. Да и сложно было бы найти новый гвозди из чистого железа, а не сплавов. Она положила инструменты на стол, отряхивая руки от ржавчины. В висках стучала кровь, отдавая тянущей болью в основание черепа.

― Да, наверное ты прав, ― женщина нервно стянула гоглы с головы и кинула их на рабочий стол. Мигрень усиливалась, начав отдавать неприятной пульсацией в висках. ― Мне нужно немного отдохнуть. Я выпью чая и вернусь.

От холодного чая стало только хуже. Бросило в жар так резко, что закружилась голова. Женщина надеялась, что это просто обычное недомогание перед началом месячных. Свято хотела в это верить, но всё равно решила принять болеутоляющее, чтобы хоть немного унять тянущую боль в голове. «Это стресс» ― говорила она самой себе, поднимаясь в ванную на втором этаже. «Это просто стресс» ― уверяла себя она, разжёвывая горькую таблетку аспирина и проглатывая мерзкую субстанцию не запивая. Умывая лицо холодной водой, и подставляя горячую голову под струю из под крана. Позволяя капелькам затекать за шиворот.

― Это просто стресс, ― повторяла она, вытирая лицо.

― Это просто…, ― слова застряли в горле, когда, подняв глаза, она увидела на двери, на крючке для халатов маленькую куколку, сплетённую из веток и старой пряжи, потерявшей свой цвет от времени. Халаты валялись на полу перед дверью, небрежно скинутые на пол, как ненужные тряпки. Грубое подобие человечка источало лёгкое зеленоватое сияние, осенний холод и вонь гнилой листвы.

«Я же говорила, что покажу тебе куколку, когда смогу её сделать».

Смешливый детский голосок на грани слышимости отразился где-то в глубине головы. Такое знакомое и пугающее эхо её первой встречи с настоящим призраком.

«Тебе нравиться?»

Мэди заставила себя кивнуть, медленно ощупывая поясную сумку. Внутри были только инструменты и, как назло, никакого оружия. По правилам Шарлотту нельзя игнорировать. Нельзя грубить и делать что-либо, что может её расстроить. Ведь она такая обидчивая маленькая мёртвая девочка.

«Я рада! Это так приятно», ― за спиной раздался лёгкий смешок и хлопки в ладоши. ― «Не зря я старалась и запоминала к тебе дорогу».

Мэди с трудом сдержалась, когда увидела, как маленькие, грязные руки с чёрной землёй и полусгнившим мхом под ногтями обняли её за талию со спины. От чувства того как мёртвое существо прижалось к ней хотелось бежать. Сердце стучало так громко, что его удары отдавались с висках. Изо рта вырвались клубы пара. В ванной стало невероятно холодно.

«Ты мне ещё тогда о-о-очень понравилась. Чем-то была похожа на мою маму. А сейчас почти точная её копия. Хи-хи. Будешь моей новой мамочкой?».

Маленькие худые пальчики задёргались, словно призрак пытался играть какую-то мелодию, нажимая на невидимые клавиши. С каждым движением призрачного тела всё больше скрипели и хрустели её суставы, словно вместо костей и подвижных сочленений в теле духа были сухие ветки деревьев. Короткие грязные ногти заострились и росли на глазах, превращаясь в хищные когти.

― Мэди! ― голос Джека звучал из-за двери приглушённо, словно в уши женщины натолкали ваты. ― Ты должна это увидеть!

«Ох, ты всё-таки вышла замуж за палача», ― когти рвали плотную ткань комбинезона с такой лёгкостью, будто бы он был сделать из паутины. ― «Хотя, с ним будет веселее играть, чем с детишками».

Холод исчез резко. Стоило только рукам покойницы отпустить талию Мэди, как она сорвалась с места и вывалилась в коридор из ванной, едва не сбив с ног Джека, и тут-же захлопнула за собой дверь.

― Надеюсь ты закончила, ― Джек улыбался так широко, как только мог. В синих глазах горел азартный огонёк. ― Пошли скорее в лабораторию! Приборы буквально взбесились! Ты должна это увидеть!

Мэди пошла за ним лишь потому, что он тянул её за руку. Видеть показания приборов ей совсем не хотелось, ведь она и без этого уже прекрасно знала, что произошло.

Бу!
 
Speret Дата: Воскресенье, 25.12.2022, 22:50 | Сообщение # 26
освоившийся

Группа: Проверенные
Сообщений: 440
Репутация: 498
Награды: 8
Страна: Российская Федерация
Город: Санкт-Петербург
Дата регистрации: 07.01.2010
Статус: Покинул призрачную зону
Споткнувшись в коридоре о забытую кем-то на полу банку краски, Дэнни растянулся на полу. Первым делом он потянулся к термосу на поясе, чтобы убедиться, что крышка случайно не открылась и скользкий электрический угорь не вырвется на свободу, испортив будущую Самайновскую вечеринку. Он ещё плотнее закрутил чашку термоса, прежде чем его рывком подняли с пола, грубо схватив за воротник футболки сзади.

По швам дешёвенькой напольной плитки расползалась густая лужа оранжевой краски, следы которой остались на джинсах подростка и белых кроссовках Дэша. Разборки с квотербеком в планы не входили, по крайней мере до тех пор пока из крови не выветрится адреналин оставшийся после жаркой погони за призрачным угрём.

― …Хоть представляешь сколько это стоит?! ― Бакстер приподнял подростка за грудки над полом, но Фентон в лице почти не изменился. Пожалуй именно отрешённость мальчишки больше всего выводила из себя футболиста. Со временем этот чудила просто перестал реагировать так же как и все прочие до него и это бесило.

― Прости, я прослушал начало, ― Дэнни неловко улыбался, пытаясь нащупать пол мысками потасканных красных кед. ― Ты сейчас о чём? ― он старательно изображал вежливость, мысленно дезинтегрируя задиру с помощью призрачных сил вместе с его шмотками.

― Ты испортил мои фирменные кеды, ― прошипел Бакстер, опуская Дэнни ближе к полу и к своему лицу.

― Слишком близко для комфортного общения, без чувства гейской паники, ― произнёс Фентон со всё с такой же натянутой улыбкой, слегка отвернувшись от Дэша, чтобы вернуть хотя бы лицу немного личного пространства.

― Гроздья гнева! ― только знакомый до жжения в ушах голос учителя не позволил этой стычке перейти на новый уровень. ― Это уже ни в какие ворота не лезет, господа! Мне надоело постоянно отчитываться перед директором Ишимурой за ваше поведение и постоянные драки на территории школы!

Дэш вздохнул устало и немного раздражённо, отпуская Дэнни. Эта эмоция была настолько яркой, что Призрак успел её даже попробовать на вкус. Кислота прогорклого молока, смешанная с сахаром вызывала рвотные позывы. Мерзость возведённая в абсолют. Да и самому квотербеку очевидно была неприятна роль паиньки, которую всегда нужно отыгрывать перед учителем.

― Ваше счастье, джентльмены, что сегодня я в хорошем настроении и вместо стандартного наказания, которые на всё равно на вас не работают, попытаюсь перенаправить вашу энергию в более мирное и общественно полезное русло. Мне как раз были нужны два помощника для оформления традиционного праздника для учителей в честь Хэллоуина.

― А разве эксплуатация детей в качестве рабочей силы не карается законом? ― на всякий случай уточнил Дэш.

― Нет, если назвать её внеклассной работой, направленной на улучшение успеваемости и поведения учащихся, ― улыбка Ленсера казалась ещё более издевательской чем обычно.

― Мистер Ленсер, а можно меня просто наказать как обычно? ― Дэнни крепче сжал термос обеими руками. Ему было совершенно не до исполнения прихотей учителя, не до помощи в организации вечеринки грустных стариков, застрявших в школе до конца дней своих и дольше, если не повезёт столкнуться со стрелком Пойндекстером. Планы на Самайн у Фентона были расписаны почти по минутам и в этот плотный график внеклассная отработка не вписывалась.

― Не в этот раз, ― Лэнсер что-то начал бойко записывать в своём блокноте. ― Откладывайте свои планы. Я буду ждать от вас по одной страшной комнате к тридцать первому октября. ― мужчина вырвал из блокнота две страницы с адресом и протянул их подросткам. ― А чтобы у вас было больше мотивации не халтурить, господа, поступим так. Чья комната окажется страшнее, тот не будет отбывать дополнительное наказание за постоянные драки и периодические прогулы.

― Лучше бы ты запер меня в шкафчик, как обычно, ― буркнул Дэнни, пытаясь разобрать витиеватый почерк преподавателя. На Кленовой улице 117 находился старый, дом. Некогда часть культурного наследия, не ремонтировавшаяся так долго, что превратилась в настоящую Мекку, для любителей веселиться и не убирать за собой по самой низкой цене.

― Какой смысл запихивать в шкафчик человека, который выбирается из него через секунду, ― Дэш смотрел долгим тяжёлым взглядом в спину учителя, пока тот не скрылся за ближайшим поворотом коридора. ― Ты чёртов Гудини и портишь весь кайф от этой доброй традиции.

― Хэй, Дэнни! ― Уэстон словно материализовался из воздуха, подходя к мальчикам и сдвигая тёмные очки на макушку, небрежно прихватив ими пряди чёлки. ― Ну что, удалось достать рыбки для воков? Мэй уже предвкушает готовку, она лучшая в приготовлении лапши. ― Бакстера Уэстон словно не замечал, либо старательно делал вид что не замечает.

― Да, но есть проблема. Думаю, что мы не сможем организовать всё как положено. Лэнсер навесил на меня «внеклассную» работу, самый разгар которой придётся на Самайн. Мы так не сможем ни провести вечеринку, ни присутствовать на ней.

― Что за вечеринка? ― с недоумением спросил Дэш, пытаясь вклинится в разговор.

― Да брось, ― Уэстон улыбнулся шире обычного, читая адрес на бумажке в руках Дэнни. ― Мы же можем просто перенести мероприятие в новое здание, делов-то.

― Да ну… Мне же поручили оформлять «страшную» комнату для наших преподов. Даже если ученикам тоже можно учувствовать, ты правда думаешь, что будет весело проводить время с теми, кто на протяжении всего учебного года и семестровых экзаменов из нас кровь тянет? ― Дэнни на мгновение остановился. Кажется идея Уэса дошла и до него. Улыбка Уэстона стала ещё шире. Белоснежные клыки сверкнули между губ.

― А ты не рановато ли ты для Хэллоуина нарядился? ― Дэш указал на клыки Уэса с неловким смешком.

― Тестирую детали костюма в носке, ― Уэстон непринуждённо вернул очки на лицо. ― Ну так что, встретимся на Клиновой улице? ― Вновь обратился от к Дэнни.

― В шесть вечера, ― подтвердил Фентон.

― Скину тебе схему прохода к Мэй в телегу. Занесёшь ей угря, как время появится, ― сказал Уэстон удаляясь по своим делам. Которых с приближением праздников точно стало больше.

― Тебя что пригласили в клуб? ― с удивлением спросил Бакстер, вновь переключив внимание на Дэнни. ― Или ты пытаешься туда попасть, подлизываясь к крутым ребятам, Фентоновски?

― Нет, ― уверенно ответил Дэнни, уже мысленно представляя, как будет пробовать новые для себя блюда, от чего у Призрака заурчало в животе. ― Перед теми с кем мы на одном уровне, пресмыкаться не нужно.

Это была правда, но вероятность того, что Дэш в неё поверил была крайне маленькой. Подросток направился к выходу из школы, отряхивая колени от краски. Избавляться от въевшихся пятен грязи было гораздо проще с призрачными силами. Вообще многое стало проще, когда Дэнни распробовал собственные способности.

Бу!
 
Speret Дата: Воскресенье, 25.12.2022, 22:51 | Сообщение # 27
освоившийся

Группа: Проверенные
Сообщений: 440
Репутация: 498
Награды: 8
Страна: Российская Федерация
Город: Санкт-Петербург
Дата регистрации: 07.01.2010
Статус: Покинул призрачную зону
― Друг, а твоя призрачная чуйка не сломалась часом? ― Такер с удивлением отмахивался от очередного облачка холодного воздуха, вырвавшегося из горла Дэнни уже в третий раз за десять минут. Из-за осевшей на бумагу влаги поплыли чернила дешёвого линера и подросток, нервно вздохнув, вырвал испорченный эскиз, бросив его к остальным бумажкам в мусорной корзине, уже заполненной до краёв.

― Я не знаю, Так. Это происходит только дома и, кажется, из-за открытого портала родителей. У меня от вечной призрачной икоты уже голова кружится, но отец останавливать опыты не будет. Он верит, что на Хэллоуин что-то произойдёт, а у меня от близости с Зоной духов это, ― указал он на новое облачко, сорвавшееся с губ.

― Закрывать портал сам пробовал? ― Такер вновь привычным жестом отмахнулся от ледяного дыхания друга, чтобы очки в толстой оправе не запотели.

― Пробовал, ― Дэнни, сидя на кровати, откинулся на подушки, глядя на то как медленно иней оседает на покрывале. ― Из-за этого родители опять поругались. Отец подумал, что это сделала мама из-за какой-то своей прихоти. Слово за слово… в общем как всегда.

― Хреново, ― меланхолично заметил Такер, вытащив из мусорной корзины смятый и расправив его. На эскизе было изображение комнаты в проекции. За расплывшимися пятнами чернил угадывался стол в центре комнаты, куклы повешенные под потолком и множество свечей. ― Что тебе не понравилась тут? ― Такер указал на смятый рисунок.

― Слишком банально, а стол посреди комнаты не даст разгуляться. К тому же там будут учителя. Для них нужно придумать место и роль. Комната станет по настоящему страшной для них только если заранее вписать их в интерьер. ― Дэнни вновь взялся за рисование. ― Может заранее выдать им бейджики с указанием группы крови?

― А ты её знаешь?

― Пока что нет, ― Дэнни улыбнулся показывая Такеру новый эскиз в котором частично угадывался Лэнср. ― Но это можно быстро выяснить в процессе. Как тебе.

― Жестоко и негуманно. Мне нравиться, ― он вновь отмахнулся от облака пара изо рта друга. ― Как тебя ещё предки не спалили?

― Последние пару дней я ужинаю у себя в комнате, и не завтракаю. Но спать с вот этим ― мука. Мало мне лунатизма, так ещё и это, ― с первого этажа донёсся приглушённый хлопок входной двери и голос Сэм.

― Может хочешь сегодня заночевать у меня? ― дружеское предложение прозвучало как всегда непринуждённо и спонтанно. С Такером всегда было так. ― Хоть выспишься.

― Не боишься моих полуночных разговоров с призраками? ― Дэнни сел на кровати с хитрым прищуром глядя на друга. ― Вдруг узнаешь, что ночью по твоему дому будет ходить кто-нибудь кроме меня.

― Нашёл чем пугать, ― Фоули смеясь слегка толкнул друга в плечо, одной рукой опираясь на спинку стула, на котором сидел. На лестнице раздался глухой топот подошвы грубых ботинок Саманты.

― Я тут ещё вот о чём подумал, может сделать что-нибудь в стиле Дракулы? ―предложил Дэнни вновь уткнувшись в блокнот. ― Старые зеркала с серебром, в которых не отражаются вампиры. Пакеты с донорской кровью. Над этим даже заморачиваться особо не придётся.

― Последнее особенно в стиле Дракулы, ― фыркнула Сэм, входя без стука и захлопнув за собой дверь. Она небрежно стянула с плеча рюкзак в форме маленького чёрного гробика и плюхнулась в компьютерное кресло.

― Если у тебя есть идеи лучше, то я их с удовольствием выслушаю, ― Дэнни смотрел на подругу с вызовом.

― Назови это вечеринкой в стиле «Дневников вампира» и я больше лезть не буду, ― Сэм безразлично подала плечом, отрывая молнию рюкзака и начиная что-то искать среди книг.

Такер тихо вздохнул, закатив глаза. Иногда манера Сэм по поводу и без включать «Настоящего Гота», его бесила не меньше показного веганства. Дэнни легко коснулся плеча друга безмолвно прося его не проявлять открытой неприязни. В конце концов не так уж и давно Мэнсон плакала на их глазах, разочарованная собственными инициативами в отношении системы питания.

― Я нашла в своей любимой книжной лавке сборник историй о самых страшных призраках Европы, ― заявила она, продемонстрировав искусственно состаренный томик, когда на телефон Дэнни пришло сообщение.

― Это от Уэса, ― подросток соскочил с кровати, достал из рюкзака термос и прицепил его на пояс. ― Давай отложим твои истории на потом. Хочу сначала отнести живность знатоку восточной кухни.

― Это ты сейчас про кого? ― Сэм недовольно скрестила руки на груди, прижимая к себе книгу. ― Дэнни, неужели ты всё-таки принял приглашение в клуб от этого Уэстона?!

― Ну да, ― ответил подросток натягивая ветровку. ― Интересное предложение. Не отказываться же от него не узнав в чём суть и не попробовав даже.

― Мне стоит напоминать, чем закончилась твоя последняя попытка влиться не в свой круг? ― Сэм вскочила со кресла недовольно уперев руки в бока. Её милый рюкзачок в форме гробика с глухим стуком рухнул на пол. ― Танцами с драконом, в которого превратилась Санчес, если ты вдруг забыл.

― Во-первых, в дракона она превратилась по моей и только по моей глупости, ― Дэнни поймал брошенный Такером блокнот с линером, вдетым в пружину, и сунул его в карман ветровки. ― А во вторых, почему тебя вообще беспокоит где и с кем именно я хочу проводить свободное время? Мы ведь все состоим в разных клубах. Такер в компьютерном, ты в кружке готической поэзии. Я тоже хочу попробовать что-то новое для себя, а не хикковать до конца дней.

― И ты выбрал клуб местных снобов чисто случайно, хочешь сказать? ― Сэм вновь начала походить на грозную гарпию. ― Клуб любителей мифологии… Ты там ради связей Уэстона или ради коротеньких юбочек чирлидерш?

― Звучит так, как будто бы ревнуешь? ― Такер ухмыльнулся, поправив одним пальцем очки, стёкла которых коварно блеснули в свете солнечных лучей.

― Вовсе нет! ― воскликнула девочка. Её щёки покраснели так сильно, что это было видно даже через десять слоёв готического грима и белой пудры. ― Просто беспокоюсь что мы станем видеться реже. Ты ведь всегда с головой погружаешься в новое увлечение.

― С чего ты это взяла? ― Дэнни закатил глаза с лёгким смешком. ― Мы так же будем вместе ловить призраков. Гулять по городскому кладбищу и обедать в Тошниловке после уроков. Просто время от времени я буду задерживаться после школы в новом клубе. Мы не видим причин для таких страхов, ― подросток ещё раз взглянул на экран телефона, написав короткое сообщение. ― Если так боишься, что мы станем меньше общаться можем сейчас пойти вместе к Мэй, занесём ей угря.

― Серьёзно? ― оживился Такер, подскочив со своего места.

― Да. Я предупредил ребят о вас. Главное следуйте инструкциям, держитесь за мной и всё должно быть в порядке.

― Инструкциям? ― Сэм с сомнением смотрела на своих друзей. ― Вы чего-то недоговариваете? Это какой-то тайный бойцовский клуб или что?

― Ты почти угадала, ― Такер потёр руки в предвкушении, заглядывая в телефон друга через плечо. ― Мне нравиться как это звучит. Думаешь сработает? ― обратился он к Дэнни.

― Сейчас и узнаем, ― Дэнни застегнул молнию ветровки и спрятал телефон в карман. ― Ты с нами, Сэм?

Девочка переминалась с ноги на ногу, неловко ковыряя ногтем дырку в драной митенке с вышитыми паучками. Её кончики ушей, единственная видимая часть кожи, не покрытая косметикой, всё ещё были красными.

― Мы не заставляем, ― уточнил Дэнни с добродушной улыбкой. ― В конце концов там будут приготовление угря обсуждать. Хоть и призрачного. А это явно не твоё.

― Я пойду, ― твёрдо ответила она, поднимая рюкзак за лямку. ― Но только из любопытства и чтобы не дать вам извиваться над животным.

Такер и Дэнни с улыбкой переглянулись. Это уже было куда больше похоже на их прежнюю Сэм.

Бу!
 
Speret Дата: Воскресенье, 25.12.2022, 22:51 | Сообщение # 28
освоившийся

Группа: Проверенные
Сообщений: 440
Репутация: 498
Награды: 8
Страна: Российская Федерация
Город: Санкт-Петербург
Дата регистрации: 07.01.2010
Статус: Покинул призрачную зону
Мэди прислушалась к шагам на верху.

― Мам, я гулять. Вернусь к семи.

Голос сына и хлопок входной двери заставил женщину расслабленно выдохнуть. Дома детей не осталось. И они не появятся до самого вечера. Пожалуй впервые за всё бытие в роли родителя она искренне радовалась тому, что дети будут дома поздно.

Приборы в лаборатории зашкаливали. Мерный постоянный писк потихоньку начинал бесить. Сигнал тревоги был Джеком выключен намеренно, чтобы не мешать исследованиям и это грубое нарушение техники безопасности бесило женщину больше всего. Мало им призрака под боком, так ещё и сознательное увеличение рисков рано или поздно сыграет с ними злую шутку.

«Уже сыграло» ― думала женщина, нервно проводя рукой по коротким взъерошенным волосам. ― «Алиса ведь с самого начала просила тебя отказаться от этой идеи ещё в детстве».

― Не знаю заметила ли ты это или нет, ― начал Джек, распечатав новую схему измерений. ― Но значения увеличиваются каждый раз, когда Дэнни уходит.

― Наверное это просто совпадение, ― Мэди взяла из рук мужа папку с ежечасными показаниями и пролистала пару сраниц. ― Ты уверен, что здесь нет ошибки?

― На сто процентов. Эпицентр аномальной активности в нашем доме находится в ванной на втором этаже. Портал тут не при чём. Его экто-вспышки и близко не походят на это, ― Джек указал на схематичный график активности, привязанный ко второму этажу дома. ― А ещё я заметил, что ночью в комнате Дэнни повысились показатели. Не сильно, но в этот же самый момент они будто заглохли во всём остальном доме. Как раз в три ночи.

Мэди отлично запомнила это время. Именно в этот час её сын в очередной раз встал с кровати в приступе лунатизма и его пришлось мягко возвращать обратно в кровать. Тогда она увидела маленькую тень, заглядывающую из-за приоткрытой двери в комнату мальчишки, которого она сажала на кровать. И тоненькую струйку пара, вырвавшуюся у Дэнни изо рта. Нечто похожее случилось и с ней когда Шарлотта впервые показала себя накануне в ванной комнате. Только в тот раз холода она не почувствовала.

― Возможно приборы ошиблись и приняли потустороннюю активность в коридоре у комнаты Дэнни, за активность в комнате, ― размышляла она вслух.

― С чего ты это взяла? ― Джек взглянул на жену с недоумением. ― Ты что-то видела ночью?

Бу!
 
Speret Дата: Воскресенье, 25.12.2022, 22:52 | Сообщение # 29
освоившийся

Группа: Проверенные
Сообщений: 440
Репутация: 498
Награды: 8
Страна: Российская Федерация
Город: Санкт-Петербург
Дата регистрации: 07.01.2010
Статус: Покинул призрачную зону
― Слушай, а мы точно туда пришли? ― Сэм с недоверием смотрела на осыпающийся фасад старого здания с крошащимися грифонами на карнизе крыши. Один из старейших домов города находился на границе центра и заводского района, полного трущоб. Полузабытое и полуразрушенное, она не создавало впечатление достаточно солидного жилья для директора школы и её семьи.

― Точно туда, ― уверенно кивнул Дэнни. ― Тут мало жителей, больше десяти этажей и работающий лифт. Есть всё что нам нужно, одним словом, ― подросток уверенно шагал по потёртым ступенькам к неприбранному крыльцу, на широких бетонных перилах которого стояли пустые бутылки пива и валялось множество бычков.

― Странные у тебя критерии хорошего жилья, ― буркнула девочка, повесив рюкзак на одно плечо и вцепившись в него покрепче так, словно боялась что-кто-то может его обчистить.

― Так ведь нам нужен только лифт, а не конкретная квартира. Я ведь правильно понял? ― Такер первым вошёл в полутёмный грязный холл в котором лампочки горели через одну, а от былой роскоши остались только обрывки старых печатных обоев на стенах, побольшей части изрисованных граффити и покрытых плакатами различных панк-рок групп. Видеть у самого лифта фото давно погибшей солистки группы «Bitch Cat» с ярким начёсом голубых волос было не столько необычно, сколько удручающе. Лишнее напоминание о былой яркой жизни этого старого дома.

Такер с трудом нажал тугую кнопку старого лифта. Древний счётчик этажей загорелся, а из шахты лифта за закрытыми дверями раздался глухой скрип механизма.

― На всякий случай напоминаем правила, ― Дэнни достал из кармана телефон, чтобы зачитать друзьям самую важную часть сообщения Уэса. ― Нам кататься нужно будет долго, если всё сделаем правильно то на пятом этаже к нам зайдёт лифтёрша и вам нельзя будет ни смотреть на неё на разговаривать с ней. Даже если она к вам обратиться напрямую. Постарайтесь держаться за мной и смотреть в пол по возможности, пока мы не выйдем из лифта на нужном этаже. Хорошо?

― Есть шеф! ― шутливо отсалютовал Такер. Подросток буквально светился от распирающего его энтузиазма.

― Сэм? ― Дэнни на всякий случай обратился к подруге отдельно зная её сложный и своенравных характер.

― Да-да, я поняла. Общаетесь только вы, ― нервно махнула рукой девочка, покрепче прижав к себе рюкзак и оглядывая пустой холл. ― Это какой-то расизм покойников по отношению к живым.

― Люди ведут себя не лучше по отношению к мертвым. Вспомни хотя бы моего отца, ― Дэнни непринуждённо развёл руками.

Звон лифта, оповещающий о том, что кабина на месте показался оглушающе громким в пустом полутёмном помещении. С грохотом разъехавшиеся двери лифта вспугнули маленького черного таракана и он поспешил спрятаться под вздувшимся старым плакатом синеволосой девушки, пышный хаэр которой напоминал всполохи пламени. Свет в кабине лифта горел ровно, хоть лампы и издавали ненормальное гудение. В отличие о всего остального внутри было чисто и прибрано, как будто бы за лифтом в этом доме ухаживали с куда большим усердием чем за всем домом в целом.

― Держитесь за мной, ― напомнил Дэнни ещё раз, когда ребята оказались в лифте и створки дверей закрылись после того, как Фентон нажал кнопку четвёртого этажа.

Кабину слегка тряхнуло в начале движения. Внутри опасный скрип тросов было слышно куда сильнее чем в холле. Такер завороженно смотрел на потолок со скрежещущей лампой под мутным стеклом, за котором застряли на вечно маленькие трупики мошек и бабочек моли. Створки двери открылись на четвёртом этаже: таком же загаженном и покинутом как и холл. Дэнни жестом остановил Сэм, по привычке собравшуюся выходить, и нажал на кнопку второго этажа.

Створки двери закрылись прямо под носом у Сэм.

― Мы сюда просто покататься пришли? ― спросила она.

― Нет. Просто путь не близкий, ― ответил Дэнни, сверяясь с сообщением Уэса, пока лифт опускался на второй этаж. ― Главное не выходить на промежуточных этажах.

Створки открылись на втором. Коридор выглядел куда более опрятным чем, том, который предстал перед взглядами ребят на четвёртом. Но ковры были всё такими же пыльными, лежали вкривь и вкось. Обои были всё такими же ободранными, но плакатов панк-групп и граффити нигде не было видно. Дэнни нажал на кнопку шестого этажа и створки закрылись немного плавнее. Лифт пришел в движение резко, но без того рывка, который доставил ребят вздрогнуть, когда они поднимались на четвертый.

В этот раз они ехали немного дольше. Такер продолжал внимательно смотреть на светильник. Под мутным стеклом зашевелились бабочки, начав медленно переворачиваться на лапки. Насекомые отряхивали от пыли усики, словно просыпаясь. Да и свет лампы стал ровнее, электрическое гудение почти затихло когда створки лифта открылись на шестом этаже. За дверью ковры лежали ровно без заломов. Окна коридора были не заколочены, хоть и всё ещё очень пыльны. Сквозь них в помещение пробивался тусклый свет.

― Мне кажется или некоторые этажи и правда выглядят уютнее? ― Такер с недоумение почесал шею. Створки лифта вновь закрылись, когда Дэнни вновь нажал кнопку второго этажа.

― Слушай, это уже не смешно, ― закатила глаза Сэм.

Лифт почти не дёрнулся, когда они вновь начали спуск. Такер прислушался. Бабочки уже во всю шуршали крылышками под стеклом светильника.

― Вы слышите? Тросы скрипеть перестали, ― заметил он придвинувшись поближе к другу.

Двери лифта открылись на втором этаже. Сэм удивлённо моргнула пару раз и на всякий случай протёрла глаза. Ни следов пыли, ни ободранных обоев, ни заколоченных окон. Коридор перед глазами подростков выглядел почти нормально. Да, немного неприбранным: на ковре чётко виднелись следы босых ног, словно кто-то прошёлся по осенней грязи босиком из-за развалившихся ботинок и оставил эту дорожку из грязи пока шёл до своей квартиры.

― Значит мы всё делаем правильно, ― сказал Дэнни, нажимая на кнопку десятого этажа. Движение лифта вверх почти не ощущалось. Скрип тросов пропал вовсе. Лифт работал идеально, как новенький. ― Это последний этап. Сейчас доедем до десятого, потом нужно будет спуститься на пятый. Помните что нужно делать?

― Не смотреть и не говорить, ― Такер в последний раз мельком взглянул на аккуратный коридор десятого этажа. Чистый, светлый и просторный. В котором были целы все лампочки, а идеально чистые ковры будто только что пропылесосили. Когда Дэнни нажал на кнопку пятого этажа, Такер положил руки на плечи друга и зажмурился.

― Скажи когда можно будет глаза открывать, ― Сэм взяла Дэнни под руку, так же зажмурив глаза. На пятый этаж лифт ехал на удивление долго. Бабочки под стеклом светильника очнулись от мёртвого сна окончательно и уже во всю били по лампе тонкими крылышками.

На пятом этаже лифт уже ожидали. В кабину вошла женщина с длинном чёрном платье. Тёмные прямые волосы были распущены, а ноги, запачканные грязью, босы. Однако самая примечательная делать была на её лице. Глаза женщины были замотаны каким-то тряпьём, исписанным неясными мелкими иероглифами.

― Доброго дня, молодые люди, ― мягкий голос звучал настолько мелодично, будто женщина вот-вот запоёт. Кабина слегка просела под весом нового пассажира. ― Вы заблудились?

― Добрый день, я Дэнни, а это мои друзья, ― вежливо представился подросток, с губ которого сорвалось облако пара. Он почувствовал как ребята сильнее прижались к нему, старательно пряча взгляд. ― Мы хотим навестить семью Ишимура и передать им одну очень важную вещь. Вы нам очень поможете, если подскажите этаж на котором они живут, ― от избытка собственной вежливости Дэнни на мгновение вспомнил Мастерса. Ассоциировать себя с ним не очень хотелось но с духами стоит быть максимально вежливым. Ведь никто не любит хамов.

― С удовольствием вас провожу, молодой человек, ― женщина в слепую нажала на кнопу восьмого этажа и двери лифта плавно закрылись. ― Всегда рада помочь, особенно таком вежливым детям. Обычно в наш лифт заходят ужасные хамы. Снимают всё на свои странные маленькие камеры без разрешения, вечно кричат и пугают жильцов. Ну вы понимаете, эти Люди, ― лифтёрша деликатно засмеялась, прикрыв рот ладонью. Письмена на её повязке начали слегка мерцать алым, когда двери лифта открылись на нужном этаже. ― Прошу, ― она приглашающим жестом, пропустила детей вперёд.

Дэнни выходил из лифта неспешно, чтобы передвигающиеся вслепую Такер и Сэм случайно не споткнулись при выходе из кабины. Ковры были на удивление мягкими, обои на стенах блестели узором из старомодных позолоченных вензелей. Интерьер выглядел дорого, а растения в больших горшках из чёрного мрамора экзотическими и редкими. Из идеально чистых окон лился потусторонний алый свет.

― Вам прямо и налево. Апартаменты Двести восемнадцать, по правую руку, ― произнесла женщина, скромно сложив руки.

― Спасибо большое, мадам, ― Дэнни слегка неловко поклонился. Сказывалось волнение и непривычка соблюдать подобный строгий этикет.

― Рада была помочь, ― губы женщины с бордовой помадой растянулись в улыбке. Вместе с её вежливым поклоном закрылись створки лифта, скрывая за собой странную потустороннюю лифтёршу.

― Можно открывать глаза, ― дал отмашку друзьям Дэнни, с облегчением вздыхая и растирая затёкшую от стальной хватки Сэм руку. ― Чего ж вы в меня так вцепились?

― Ну прости, не каждый день мы в мир духов на старом лифте приезжаем, ― фыркнула Сэм, с интересом осматриваясь, пока Такер ушёл вперёд по коридору, ближе к окнам. ― Странные у них растения, ― она осторожно дотронулась до огромного чёрного листка по форме напоминающего гигантскую лапу монстеры с алыми прожилками.

― Ребята, вы только гляньте! ― Такер восхищённо прильнул к стеклу. Там за окном, вместо солнца светил огромный красный крест, освещавший множество высотных зданий соединённых друг с другом арочными переходами, закрытыми мостами и тросами линий электропередач.

Вид был ничуть не менее психоделичным, чем бесконечные лестницы и проходы за призрачным порталом в лаборатории Фентонов. Но обилие красного и чёрного было одним из самых ярких отличий двух потусторонних миров, которые отметил для себя Призрак.

― Дзигоку очень красив в это время года, ― мягкий голос одноклассницы, Мэй Ишимура, отвлёк подростков от созерцания видов.

Обернувшись Такер трусливо вскрикнул, спрятавшись за спину Дэнни, а Сэм вновь вцепилась в руку друга мёртвой хваткой. Перед ними парила только улыбающаяся голова одноклассницы, а бесконечно длинная извивающаяся шея уходила куда-то за угол полутёмного коридора, скудно освещённого тёплым светом настенных ламп. В том направлении, которое лифтёрша указала, как нужное им.

― И тебе привет Мэй, ― Дэнни снял с пояса Фэнтон-термос. ― Я принёс будущую закуску.

Бу!
 
Speret Дата: Воскресенье, 15.01.2023, 02:05 | Сообщение # 30
освоившийся

Группа: Проверенные
Сообщений: 440
Репутация: 498
Награды: 8
Страна: Российская Федерация
Город: Санкт-Петербург
Дата регистрации: 07.01.2010
Статус: Покинул призрачную зону
― Никак в толк не возьму, зачем ты занялся этой благотворительностью? ― Диана, опираясь на костыль, тяжело привалилась к дверному косяку на входе в лабораторию. Смотреть на переносной холодильник, наполняющийся пакетами с клонированной кровью, было бы делом привычным, если бы она не знала наверняка, кому он отправиться. ― Я понимаю, они слабые дети, у тебя к таким особая слабость, но не думается ли тебе, что это перебор?

― Дорогая Брекли, неужели мне и правда нужно объяснять? ― Влад старался держаться обыденно и слегка высокомерно, но болезненный тремор в кончиках пальцев выдавал его истинное состояние. ― Мне важно чтобы...

― Чтобы мальчишка тебе доверял, а его родители-охотники не задавали лишних вопросов. Эту сказку я наизусть уже знаю, ― грубо прервала Мастерса женщина, тяжело подволакивая за собой опухшую конечность, она подошла ближе. Раны на теле женщины ожидаемо заживали до неприличия медленно. В конце концов это было ожидаемая реакция организма, кровь которого уже много лет содержала в себе лишайник. ― Ты мог бы прополоскать его разум как следует, как ты любишь делать с нашими инвесторами и конкурентами. Надавить на эмоции в конце-концов. Он кажется достаточно сострадательным, чтобы этим можно было пользоваться. Разве поступить так не было бы проще, это ведь ребёнок? А его родители обычные люди, ― Диана осторожно опустилась на стул рядом с Мастерсом.

― Необычный ребёнок, ― поправил собеседницу Влад, закрыв на замок походный холодильник. ― Сын той единственной женщины, но моей памяти, которой, как и тебе, в мозги залезть вообще невозможно. Поэтому и действую по старинке. Не переживай так, нужно просто ещё немного подпитать его доверие и он начнёт нам помогать добровольно.

― До его добровольной помощи ты можешь не дожить! ― Брекли резко вздёрнула рукав кашемирового свитера Влада, обнажив россыпь мелких фосфоресцирующих воспалений на коже. Пульсирующие волдыри были похожи не столько на паранормальную сыпь, сколько на аномальные растения-паразиты, пустившие под кожей сетку тонких светящихся сквозь дерму корней, оплетающих руку мужчины. ― Судя по этим штукам времени у тебя мало, а мальчишка Фентон, согласно анализу образцов, твой последний шанс.

― Времени не на столько мало, ― Мастерс спокойно опустил рукав, спрятав светящиеся воспаления под плотной мягкой тканью. ― И я не стал бы нарочно растягивать его, если бы ситуация была настолько плохой.

― Твой клан на взводе, ― Диана нервно барабанила по холодной металлической столешнице аккуратными короткими ноготками.

― Это из-за новостей о том, что те двое ищеек в белом выжили после "автоаварии". Они сработали хорошо, жаль только пустынная трасса в тот день оказалась не на одну машину более загруженной, чем нужно, ― Влад выглядел почти раздражающе расслабленно. Спокойно оперевшись о столешницу смотрел на Диану сверху вниз с лёгкой улыбкой. ― Не на долго переберёмся в Колорадо, пока агенты и зелёные, устроившие перестрелку в Чикаго, не успокоятся немного. Стрессово для них, но не проблема.

― У тебя руки дрожат. Заражение уже вышло за пределы кровеносной системы несмотря на все попытки замедлить его распространение. Если это я заметила то они тем более, ― Диана раздражённо стукнула ноготками по столу в последний раз и сжала пальцы в кулак. ― Этот мальчишка хоть и особенный, но не на столько, чтобы тратить на него столько времени и ресурсов, ― сказала она кивнув на переносной медицинский холодильник.

― Он на всё это честно заработал, ― развёл руками Мастерс. ― На это и даже возможно больше.

― Предоставив нам подопытных крысок? ― фыркнула Диана, усмехнувшись. ― Не смеши меня. Ты и сам таких желеобразных зелёных мелких бесов достать мог из своего портала.

― Бесов да, но не штригу, ― Мастерс улыбнулся шире, и подошёл к небольшому сейфу достав из него слегка пыльный термос с заключённой внутри монструозной леди, и небольшую папку. ― Знаешь в чём отличие этой сущности от прочих? Они питаются не кровью, а жизненными силами людей. А при бесконтрольном поглощении всех подряд могут по дурости или невозможности себя контролировать прихватить ещё и парочку болезней. По этой причине эта дамочка, на сколько мне известно, с большим рвением обрабатывала относительно здоровых детишек из числа спортсменов и любителей здорового образа жизни.

Диана внимательно всматривалась в лицо Мастерса пытаясь понять шутит ли он или серьёзен. Действительно ли собирается сделать то, о чём она думает? В дневном свете ярких ламп лаборатории сверкнули белые клыки Влада, а в глазах загорелся алый огонёк.

― Ты же не собираешься использовать эту потустороннюю пиявку так, как я думаю? ― спросила Диана с опаской.

― Гримли в моё отсутствие будет занят переездом, я буду обрабатывать мальчишку, а ты возьми себе в качестве ассистента кого-нибудь из девочек и проведи пару тестов, чтобы убедиться, что всё сработает как надо. В теории к моему возвращению вы должны уложиться, ― он вручил невзрачную папку в руки Брекли, которая продолжала смотреть на него так, как обычно смотрят на психов. ― Если у вас всё получится, мисс Брекли, то мой таймер со временем мы откатим далеко назад.

Бу!
 
Speret Дата: Воскресенье, 15.01.2023, 02:09 | Сообщение # 31
освоившийся

Группа: Проверенные
Сообщений: 440
Репутация: 498
Награды: 8
Страна: Российская Федерация
Город: Санкт-Петербург
Дата регистрации: 07.01.2010
Статус: Покинул призрачную зону
Призрачный угорь метался по тесному аквариуму, извиваясь восьмёркой и периодически врезаясь в толстые стенки своей клетки, каждый раз при этом пуская по телу зеленоватые электрические искры. Пока друзья вели привычный диалог о предстоящем празднике, о школьных буднях и прошедшем тесте по литературе так, словно вовсе не находились при этом в потустороннем мире, Сэм кидала редкие взгляды на живность. Когда плоская мордочка в очередной раз наткнулась на стеклянную стенку, девочка, убедившись что собеседники заняты разговором и поеданием домашних онигири попыталась встать со своего места, протянув руку к аквариуму. Но наткнувшись на невидимую стену, резко обернулась на Дэнни.

Подросток лишь с улыбкой и хитрым прищуром кинул на подругу короткий взгляд, снова вернувшись к разговору. Мэй словно не замечала этих неловких гляделок просто подлила ей ещё немного ароматного чая в почти полностью опустевшую чашку.

Подростки сидели на мягких подушках на полу, спрятав ноги под низким столиком с электрическим одеялом. Из открытого окна здания Дзигоку тянуло холодом поздней осени, запахом сырости и ржавого железа. От чашек с горячим чаем поднимались тонкие змейки пара, а призрачное чутьё Дэнни оставалось на удивление молчаливым в потустороннем мире, полным неизвестных демонов и духов.

― Тебе не нравится? ― спросила Мэй слегка расстроенно, указывая на тарелку готессы с нетронутым угощением. ― Там нет ни мяса, ни рыбы. Если тебя это беспокоит.

― Это вкусно,... я наверное просто задумалась, ― неловко ответила Сэм, стараясь не смотреть на шею одноклассницы. На обычную вполне человеческой длины тонкую шею, в обрамлении накрахмаленного воротничка белой рубашки с эмблемой школы на нагрудном кармане. Форма не была обязательной, против её введения выступали бы все свободно мыслящие индивидуалисты, кроме Мэй, судя по всему. Хотя, если подумать, то в своей наглаженной рубашке и классической клетчатой юбке в складку она выделялась на фоне учеников Каспер Хай не хуже самой Мэнсон. Готов там было много, а вот любителей формы...

Сэм обернулась на глухой удам угря по стеклу. В закрытом аквариуме он выглядел беспомощно и обречённо. Загнанный в ловушку зверь. Яркий контраст с опасным духом, ещё утром заставлявшем волосы на их головах вставать дыбом от количества генерируемого им статического электричества. Поразительно что может сделать с сильным существом неволя. Девочка лишь коротко вздохнула, понимая следующее ― доносить свою мысль до друзей бесполезно. Они не видят в этом существе того, что видит она.

Попытавшись встать Сэм больно ударилась макушкой о невидимый потолок и, громко ойкнув, опустилась на своё место.

― Хватит уже! ― не выдержала готесса, потирая ушибленную голову.

― Что случилось? ― Мэй удивлённо склонила голову набок так, что одна из тонких косичек едва не окунулась в её чашку чая, которую она держала обеими руками.

― Дэнни прекрасно знает что, ― фыркнула девочка, сверля взглядом невинно улыбающегося друга, поедающего онигири так, будто и правда ничего не случилось. ― Я из-за тебя шишку набила! Дай мне встать и сходить в туалет. Не буду я трогать этого несчастного угря!

― Ну прости меня, Сэм. Я должен перестраховаться, ― Дэнни едва сдерживая смех смотрел на пантомиму подруги, осторожно поднимающуюся со своего места и на ощупь ищущую границы невидимой стены, между ней и аквариумом. ― Ловить его было сложнее, чем могло показаться со стороны. И повторять этот подвиг мне не очень хочется.

― Когда ты вообще этому успел научиться? ― раздражённо ворчала девочка, демонстративно громко хлопнув дверью уборной так, что парок над чашками чая устремился в сторону открытого окна.

― Она такая нервная, ― заметила Мэй, удивлённо глядя на тесный коридорчик, в конце которого виднелась входная дверь, а по левую руку от входа санузел.

― Не обращай внимания, это её гринписовская часть, ― махнул рукой Такер, надкусив своё рисовое угощение с тёплой мясной начинкой. ― Это в ней мало кто понимает.

― Она хороший человек, если узнать её получше, ― Дэнни неспешно потягивал чай, давая Призраку вдоволь насладиться потусторонним угощением. Удивительно на сколько быстро его призрачная часть подстраивалась под новое, переставая воспринимать всё вокруг как опасность, даже когда она сам не был в этом уверен. ― Главное пореже с ней затрагивать тему еды.

― Да, я это заметила по экспериментам в столовой, ― Мэй откусила большой кусочек рисового треугольника. Сырная начинка тянулась следом, чем-то напоминая её собственную шею. Которую, кажется можно было так же до бесконечности тянуть без риска для девочки.

― Прости за это, ― Дэнни говорил тихо, так чтобы его слышали только сидящие за столом. ― Мне стоило раньше обратить внимание на то, что ситуация может выйти из под контроля и как-то её осадить. Надеюсь тебе это не сильно навредило.

― Не извиняйся за других, ― Мэй с улыбкой наполнила чашку подростка. Аромат чая был таким тонким, медово-цветочным. Едва уловимым, но чётко выделяющимся на фоне потусторонних ароматов Дзигоку из-за окна. ― Хотя бы потому, что действия окружающих - это то, что ты не можешь контролировать. По крайне мере, если хочешь быть хорошим человеком, который не считает окружающих своей собственностью, обязанной делать всё так как он хочет. Всё равно все будут делать то, что считают нужным, не оглядываясь на остальных.

Такер взглянул в раскрытое окно. Со стороны квартиры Мэй огромного горящего креста, заменяющего в этом мире солнце, не было видно, однако его красный свет по прежнему проникал в окна. Если бы не цветовая гамма и пейзаж из бесконечных чёрных высоток, башен и мостов, то вид из окна на этот мир ничем не отличался бы от обычного мегаполиса с плотной застройкой. В каких-то зданиях уже можно было разглядеть горящие квадраты окон, а в самых ближайших, за тонкими шторами виднелись тени, так похожие на человеческие, хоть и не являющиеся ими.

― К тому же, обычная еда меня всё равно почти не насыщает, ― добавила Мэй с хитрой улыбкой. ― Это не самый желанный обед для рокукокуби.

― А чем же ты тогда питаешься? ― Такер отвернулся от окна, вновь вернувшись к беседе.

― Страхом и секретами, конечно. Это одна из причин по которой я работаю в школьной газете,― Мэй весело хихикнула. ― Когда ты увидел мою шею, то очень вкусно завизжал, Такер.

― Я не визжал! ― щёки подростка ярко вспыхнули от смущения и возмущения, почти сравнявшись по цвету с его красным беретом, заставив Дэнни улыбнуться, вспоминая как друзья прятались за его спиной.

― Ещё как визжал, ― в своей обычной слегка надменной манере сказала Сэм, закрывая дверь уборной, за которой ещё слышались звуки воды, наполняющей смывной бачок.

― Ваш испуг тоже был очень сытными, мисс Мэнсон, ― голова рокурокуби развернулась на сто восемьдесят градусов с громким хрустом позвонков. Мэй смотрела на Сэм прямо, широко улыбаясь и ловя каждую её эмоцию от вида свёрнутой шеи. Широко распахнутые глаза за толстыми стёклами больших круглых очков придавали виду девочки безумные черты.

Такер едва не захлебнулся чаем при виде существа, так просто сломавшего сейчас самому себе шею, и Дэнни пришлось слегка похлопать дуга по спине, чтобы помочь откашляться. Его человеческую часть тоже в дрожь бросало от хруста костей, но немного по другой причине. Это было слишком похоже на звук, которым обычно сопровождались все разборки с духами и школьными хулиганами. А хорошего в этом было мало.

― Естественно, в-ведь тебе повезло. Я... Я редко пугаюсь, ― Сэм побледнела даже под гримом, но старательно не подавала вида, не желая кормить демоническую одноклассницу. Избегая зрительного контакта, она прошла на своё место и снова опустилась за стол, тут же взяв в руки чашку чая.

― Ну конечно, ― в голосе Мэй слишком отчётливо слышалось издевательство. Её шея вернулась в нормальное состояние.

Вместе с последним щелчком позвонков со стороны прихожей раздался звон ключей и два женских голоса, один из которых, очевидно принадлежал директрисе Ишияма:

― Мэй я дома, ― женщина в строгом костюме с юбкой-карандаш вошла в комнату, неся в руках пакеты с продуктами, и дочь бросилась помогать матери с покупками. Видеть строгую директрису в домашних тапочках было почти так же странно, как и наблюдать за тем, как Мэй изображает из себя одержимую сову. ― Добрый вечер ребята. Дэнни, за тобой пришли.

― К-Кто? ― удивлённо спросил подросток, поднимаясь с нагретого места. Призрачное чутьё молчало, не предвещая никакой опасности или угрозы, но в последнее время из-за постоянно открытого портала он начал слабо ему доверять.

Осторожно заглянув в прихожую он увидел довольно молодую женщину в белом костюме в котором вместо брюк или юбки были прямые шорты до колена с небольшими поворотами. Коротко остриженное до плеч каре чем-то напоминало Дэнни стрижку его матери. Её волосы были настолько светлыми, что тонких редких бровей почти не было видно, но вот на лбу красовались два симметричных тёмных пятна, как на старых гравюрах на экспозиции японской живописи в местном музее искусств. Комичная замена бровей была частично скрыта пышной чёлкой.

― Добрый вечер, господин Дэниэл. Надеюсь вы хорошо провели время, ― голос незнакомки звучал мягко, почти мурлыкающе растягивая рычащие согласные. Но в добродушной на вид женщине было слишком много потустороннего.

― А вы...? ― неловко протянул Дэнни, всматриваясь в голубые глаза, подведённые красным карандашом.

― Меня прислал господин Мастерс, убедиться, что вы не попадёте опять в неприятности в Ином Мире, ― в цепком взгляде женщины было что-то опасное, что Призрак пока что либо игнорировал, либо не замечал.

Короткую мысль: "Лучше бы я ему ничего не говорил" ― прервал голос директрисы:
― Не знала что Вы знакомы с господином Мастерсом, мистер Фентон.

― Он мой..., ― Дэнни на мгновение задумался, как лучше было бы представить этого человека так, чтобы это не выглядело слишком уж странным. На фоне всех произошедших за месяц событий говорить что это просто знакомый? Друг родителей? Человек к которому ты обращаешься не зная как справиться с собственными силами и проблемами? ― Учитель, в каком-то смысле, ― наконец-то решил Дэнни.

― Приятно видеть как кто-то на столько заботиться о своём подопечном, ― голова директрисы на удлинившейся шее плавно влетела в прихожую, пока тело всё так же монотонно разбирало пакеты с продуктами на кухне, заставив Такера и Сэм торопливо начать завязывать шнурки. ― Лифтёрша сегодня явно не в духе, так что хорошо что с вами будет проводник. Увидимся завтра в школе.

― До завтра, Дэнни, ― Мэй вышла проводить гостей целиком. Вопросов странному сопровождению никто не задавал.

Дэнни неспешно сунул ноги в кеды. Завязывая шнурки он не сводил взгляда с выразительных голубых глаз с острыми вертикальными зрачками. Следившими за ним, за каждым его движением внимательно и плавно, как за маленькой-маленькой мышкой. "И почему только призрак молчит?" ― думал он, следуя за нечистью, посланной Владом до лифта.

― Неужели Мастерс и правда нанял кого-то чтобы нас по домам развезти? ― спросил Дэнни, когда дверь квартиры Ишияма закрылась на замок.

― Только до Мира людей, ― отозвалась женщина с готовностью. ― Он уверен в том, что дальше вы можете с правиться и сами. А ещё просил напомнить, что пробудет в городе пару дней до Хэллоуина и вам следовало бы зайти по этому адресу, ― она протянула Дэнни небольшую минималистичную визитку.

Пока кабина лифта поднималась на их этаж, подросток перевёл взгляд с визитки на свою сопровождающую, пока друзья, готовясь ко встрече с лифтёршей вновь вцепились в него мёртвой хваткой.

― А как вас зовут? ― поинтересовался подросток.

― Мадлен, ― с улыбкой и лёгким поклоном представилась женщина.

Бу!
 
Speret Дата: Воскресенье, 15.01.2023, 02:12 | Сообщение # 32
освоившийся

Группа: Проверенные
Сообщений: 440
Репутация: 498
Награды: 8
Страна: Российская Федерация
Город: Санкт-Петербург
Дата регистрации: 07.01.2010
Статус: Покинул призрачную зону
Джек тоже видел Шарлотту, но никак не мог точно её разглядеть, чтобы описать подробнее. Маленький силуэт в белом появлялся где-то на периферии зрения и исчезал, стоило хоть немного больше повернуть голову в его сторону. Мелькал на краю отражений зеркал, в изгибах пузатых колб и пробирок. Один раз за сегодняшний день Джек даже рассказал, что видел бледное детское лицо в отражении на поверхности кофе, скрытое в молочной пенке. Он рассказывал ей об этом с восторгом первооткрывателя, ведь в живую с призраками не сталкивался никогда, только изучал образцы тканей, добытых из портала с помощью дронов, да видел несколько раз в новостях размытый силуэт мальчика-призрака в чёрно-белой одежде.

Мэдди восторга не разделяла. Светлая тень вызывала чувство тревоги, воспоминания об острых когтях, что угрожающе рвали её комбинезон, и холодных руках, обнимавших её за талию. Маленькая деревянная кукла с остатками эктоплазмы сейчас была бережно помещена под стекло самой большой герметичной чашки из всех, что у низ были в наличии и скудно мерцала зелёным в свете электрических ламп.

Ситуация в доме стала слишком быстро выходить из под контроля спустя всего час после ухода детей. Началась всё с мигающего света ― обыденного явления в доме Фентонов после активации портала. Продолжилось чередой случайных сбоев измерительных приборов и парочкой потёкших аккумуляторов. Банальные скачки напряжения всё усиливались и закончилось всё тем, что во всём доме резко погас свет. Призрачный портал испустил мощную вспышку энергии, не дав гермодверям полностью закрыться после включения аварийного режима.

Тёмную лабораторию пару минут освещал только потусторонний зелёный свет от воронки не до конца закрывшегося портала. Гермоворота быстро покрывались тонким слоем белёсого инея, а кафельный пол начал застилать густой туман, активно врывавшийся в мир живых из потустороннего ядовито-зелёного ада. Портал продолжал работать скорее вопреки, чем по какой-либо логичной причине, выпуская в лабораторию адский холод, заставивший даже закалённую Мэдди слегка поёжится.

― Резервный источник питания отключат портал через пятнадцать минут, ― Джек стянул с руки прожжённую электрическими искрами перчатку. ― Удачно что эта вспышка не задела генератор. От такого импульса он должен был сгореть.

― Отключи портал полностью, а я пойду посмотрю, что случилось с электричеством, ― женщина стянула с головы защитные гоглы, взяв со стола прототип противопризрачного шокера, в котором бала более или менее уверена. Маленький прибор, похожий на смесь пневматического пистолета и тайзера по принципу действия, и сунула его в набедренную сумку. ― Не хочу чтобы лаборатория покрывалась коркой льда ещё пятнадцать минут.

Джек молча кивнул, направившись к пульту управления. Клубы густого потустороннего тумана уже совали свои лапы в коробки с макулатурой, покрывая их блестящим льдом. Температура быстро падала. Угрожающе начали трещать жидкие препараты в колбах и чашках Петри. Лишь образцы зеленоватой эктоплазмы, собранные с маленькой грубо сделанной из веточек куклы, как ни в чём не бывало продолжали оставаться нетронутыми, испуская зеленоватое сияние. В этом холоде и темноте их как будто даже стало больше. А может это лишь иллюзия созданная их ярким свечением, более заметном в темноте.

Мэдди включила наплечный фонарик, поднимаясь по лестнице на первый этаж. Из кухни хорошо просматривался просторный зал. Полуприкрытые шторы впускали в помещение узкие полоски света алого закатного солнца. Знакомые предметы отбрасывали длинные тени, а второй этаж практически полностью скрывался в непроглядной темноте. Создавалось впечатление что широкая лестница ведёт не к привычным спальням и гостевым комнатам, а в бесконечно чёрное пустое пространство в котором прячется нечто злое.

Проходя через кухню к двери на задний двор женщина невольно потянулась за оружием в набедренной сумке. Просто чтобы проверить на месте ли оно. Электрощиток они с мужем перенесли в отдельное помещение в сарае за гаражом, с тех пор как в доме появились любопытные дети, норовившие трогать всё что можно и нельзя.

Мысли Мэдди зацепились за Джесс и Дэнни. Детей следовало бы вообще отослать куда-нибудь на время, пока они разбираются с незваным гостем из другого измерения в их доме. Но куда? В гостиницу чтобы были рядом и продолжали вести более или менее нормальную жизнь? К родственникам мужа? К сестре? Проблема была в том, что нигде они не были бы по сути в достаточной безопасности. В Парке Мира они бы по-прежнему были слишком близко к источнику потусторонней угрозы, прицепившейся к их семье и дому. У Алисы находились бы в опасной близости от места первого появления этой угрозы. А у родителей мужа... про последний визит к чете старших Фентонов Мэдди до сих пор вспоминала с содроганием. Это были охотники старой закалки, не чурающиеся поистине страшных методов первых Пилигримов и салемских охотников на Ведьм. Оставлять с ними Дэнни во время его приступов лунатизма было бы плохой идеей. Очень плохой.

Предохранители полностью сгорели. Из электро-щитка валил едкий чёрный дым из-за которого на глаза наворачивались слёзы, а горло царапал сухой кашель.

― Хорошо что ничего не загорелось, ― сказала про себя Мэдди, отключая их щиток от общей системы электроснабжения, чтобы заменить сгоревшие элементы, и отмахиваясь от клубов чёрного дыма, вонявших жжённым металлом и оплавившимся пластиком.

Приходясь между рядами полок сарая в поисках нужных инструментов и запасных предохранителей Мэдди заметила в окне силуэт мужа, стоящего на крыльце.

― Ты уже разобрался с порталом, дорогой? ― спросила она гремя ящиком с инструментами.

Ответа не последовало. Чёрный силуэт лишь медленно покачивался из стороны в сторону, словно маленькое деревце на ветру. Только сейчас женщина заметила тонкие струйки чёрный дыма, исходящие от тучной фигуры мужа.

― Джек, тебя что разрядом задело?! ― Мэдди бросила всё, выбежав из сарая на улицу, но тёмная фигура исчезла, стоило ей лишь на мгновение потерять его из виду. Она застыла в дверях сарая. Мозг анализировал увиденное со скрипом. Стоило ей сделать шаг за порог маленького бытового домика, как дверь с силой захлопнулась за ней, едва не защемив капюшон комбинезона.

Женщина выхватила из сумки оружие и направилась к дому с одной единственной мыслью: "Хоть бы не попасть в домашних". Оружие тестировали мало из-за того что дети очень остро реагируют на противопризрачное оружие.

Пальцы застыли на ручке двери. "Может не стоит? Может сначала включить свет?" ― задумалась буквально на мгновение Мэдди. Потусторонние сущности хитры. Не имея возможности напрямую взаимодействовать с живыми людьми из плоти и крови они способны на многое, ради достижения своих целей, а тёмное помещение, в котором зрение людей обязательно начнёт давать сбои ― будет играть на руку маленькому злобному призраку.

Приглушённый закрытой дверью крик мужа заставил её отбросить раздумья и ворваться в дом. Джек висел под самым потолком гостиной, почти на уровне второго этажа вместе с мотком бесцветной пряжи, обвившейся вокруг шеи.

Мэдди прицелилась и выстрелила дротиками в потолок рядом с самым крупным мотком пряжи. Ещё раз нажала на курок и потолок озарила яркая вспышка зеленоватого электрического разряда, подсветив контуры маленького тельца, бьющегося в агонии. Болезненный душераздирающий детский крик резанул по ушам, когда тело Джека рухнуло на пол, разбив стеклянный столик.

― В операционный центр, ― прохрипел мужчина, когда Мэдди складным ножом срезала с его шеи на редкость прочные нити. ― Нужно включить защиту дома.

Взвалив на одно плечо тело мужа, Мэдди поспешила подняться на второй этаж, через раз оглядываясь на искрящее тело маленького духа. Моток серых ниток разматывался и разматывался, словно был бесконечным. Шарлотта, даже контуженная разрядом она продолжала источать зловещее зеленоватое сияние и оплетать всю гостиную своей потусторонней паутиной, словно демонический арахнид.

Нити настигли их у самой лестницы на крышу. Перекрывая проход, и хватая за ноги, повалили их на пол.

"Думал сбежать?" ― призрачное эхо детского голоса звучало в их ушах на столько громко, что заставляло невольно поморщится, закрывая уши руками. В тупиковом коридоре с перекрытой лестницей бежать было некуда. У протопопа противопризрачного шокера был только один выстрел.

― Я дома! ― раздался голос Дэнни с первого этажа.

Шарлотта исчезла как дурное видение, стоило только моргнуть. Словно и не было этой паукообразной твари в обличии маленькой девочки в коридоре. Мэдди подскочила на ноги, бросившись на первый этаж, но застыла на лестнице. В зале было пусто. О недавнем происшествии напоминал разве что разбитый стеклянный столик.

― Почему тут так темно? ― спросил Дэнни, щёлкнув выключателем. Свет загорелся сразу. будто бы не было никаких перебоев с электричеством последнее пару часов. Не было полностью сгоревших предохранителей и чёрного дыма в электрощите.

― Что здесь случилось? ― Джесс с ужасом оглядывала комнату из-за спины брата указывая на разбитый стеклянный столик, осколки которого разлетелись по всей гостиной.

― Собирайте вещи, вы сегодня ночуете не здесь, ― командным тоном велела женщина.

Бу!
 
Speret Дата: Воскресенье, 15.01.2023, 02:17 | Сообщение # 33
освоившийся

Группа: Проверенные
Сообщений: 440
Репутация: 498
Награды: 8
Страна: Российская Федерация
Город: Санкт-Петербург
Дата регистрации: 07.01.2010
Статус: Покинул призрачную зону
От ночёвки в доме Такера пришлось отказаться. Сбивчивый рассказ отца о сумасшедших духах во время короткой поездки был куда менее информативен чем следы на его шее, который не заметил бы только слепой.

Осознание того, что все эти дни Призрак реагировал вовсе не на открытый портал больно ударило по нервному подростку. Отец успокаивал их, со свойственной ему энергией и оптимизмом говоря, что они справятся и уже к Хэллоуину дух не будет им докучать. Смелое заявление от того, кого невидимое нечто явно хотело задушить. Призрак чувствовал пустую браваду, да и только. Мама хранила напряжённое молчание пока они собирали свои вещи, прерывая его лишь для того, чтобы выдавать указания о том, что брать и как защищаться в случае непредвиденных обстоятельств. Почти весь путь до мотеля она лишь молча смотрела на детей через зеркало заднего вида.

― Можете хоть немного рассказать о том, что это за дух? ― не выдержал молчаливой поездки Дэнни.

― Не думаю что вы поверите. Но я почти уверена в том, что это Шарлотта Вебстер. Та, которую обычно призывают во время пижамных вечеринок, просто немного реже чем Кровавую Марию. По крайней мере она сама так представилась, ― Мэдди грустно отвела взгляд от детей на дорогу.

― Не важно как её зовут и что она задумала. Важно как от неё избавиться, ― фыркнул Джек. ― Сегодня и завтра мы будем проводить полную зачистку дома. Вытравим это потустороннюю нечисть как таракана, да и дело с концом.

― Может тебе сначала в больницу стоить сходить? ― спросил Дэнни осторожно, глядя на линии синяков на шее отца. ― Мы можем вместе пока выехать в отель, а затрат вы на свежую голову со всем разберётесь.

― Хорошо бы, но боюсь что за ночь эта призрачная тварь может поднакопить сил и выйти на улицы города. А мы этого допустить никак не можем, ― отрезал Джек, поворачивая на парковку недорогого отеля. Мама выглядела потерянной и уставшей на фоне отца, пылавшего боевым настроем. ― Сейчас мы поможем вам разместиться в номере, расставим необходимое оборудование и вы сможете переночевать спокойно.

Уже в номере, сидя на не расстеленной кровати, нервно теребя в руках визитку Влада Дэнни пытался сложить в голове план того, как помочь родителям и при этом самому не оказаться под их скальпелем. Ситуация казалась патовой. Кем бы ни был призрак, при нём он себя не проявлял толи из чувства конкуренции, то ли из чувства очень своеобразной солидарности. Во второе хотелось бы верить куда больше.

Подросток прошёлся уголком визитки под ногтем большого пальца, стирая из под него остатки чернил линера, которым ещё днём в своей комнате рисовал наброски страшной комнаты. И как за такое короткое время всё могло настолько круто поменяться.

― Дурацкий Призрачный Портал, ― Дэнни в сердцах швырнул визитку на прикроватный столик и плюхнулся на кровать, закрывая лицо руками.

― Согласна, ― подала голос Джесс, последние пол часа молча копавшаяся в каких-то своих записях. ― Если бы не он, мы были бы сейчас дома, старательно изображая нормальность.

Девочка опустилась на кровать рядом с братом и ласково потрепала его по волосам.

― Хочешь я поделюсь с тобой кое-чем? ― шепнула она, низко наклонившись над самым его ухом, как делала обычно в моменты, когда они пытались что-то утаить от родителей. ― Я, кажется, видела эту Шарлотту вчера ночью, когда ты опять ходил во сне.

― И? ― поспешил уточнит Дэнни вновь садясь на кровати, чтобы оказаться с сестрой лицом к лицу.

― Не уверена что ты мне поверишь..., ― Джесс сжала папку в своих руках чуть крепче, раздумывая давать ли её брату или нет. ― Когда мама вернула тебя в комнату я заметила, буквально на секунду, как у твоей двери появилась маленькая девочка, лет восьми или десяти. Тогда я ещё подумала, что мне показалось, но... Помнишь в прошлом месяце была Неделя Духа? ― спросила она, решив зайти издалека.

― Ну и что? Как это связано? ― Дэнни нетерпеливо подсел поближе к сестре.

― Тогда почти всем учащимся задали стандартное задание, которое дают почти каждый год, - доклад о прошлом семьи. Предки папы жили в Салеме, и я, ради достоверности решила обратиться в местные службы за справкой о Салемских процессах, ― Джесс сунула в руки Дэнни раскрытую папку с отксерокопированными документами. ― Папа тогда рассказывал о своём дальнем предке, Джереми Фентоне, который был одним из экспертов Салемских процессов. Папа говорил, что он, якобы, мог вычислить одержимого по снохождениям, ― Джесс сделала небольшую паузу глядя в испуганные глаза брата. ― Я ничего не рассказывала папе о тебе, честно.

Дэнни уткнулся носом в доклад сестры. Выверенный и чёткий, как и она сама. На аккуратно разлинованных страницах была приклеена копия стенограммы суда над ведьмой с двойной фамилией "Вебстер/Фентон". Знакомое слово привлекло его внимание, заставив вчитаться в неразборчивый почерк стенографиста. В этот момент он был рад, что мама настаивала на изучении скорописи, бесполезной в современном мире при машинном письме на планшете и клавиатуре.

― Я думала, что имя этого призрака мне только показалось знакомым, ― Джесс продолжила, дёрганными движениями заплетая в косу длинные рыжие волосы. ― Но судя по всему несколько веков назад в Салеме наш предок отправил на костёр свою жену Эстер. Их дочь, Шарлотта Вебстер, пропала при невыясненных обстоятельствах, но как мне кажется во время процессов над ведьмами все просто забыли о ней и в итоге с ней что-то случилось.

На вклеенном в доклад листке была приложена копия карандашного рисунка маленькой девочки. На вид ей было не больше девяти. Пышные светлые волосы, круглое лицо, простое платье, какое обычно носили все пилигримы в то время. Такая милая и трогательная, её рисовали наспех, что было заметно по резкой штриховке, но с большой любовью, или как минимум старанием.

― Она похожа на то, что я видела, ― голос Джесс упал. Она резко начала хрипеть. Дэнни поднял глаза от копии карандашного портрета на сестру. Девочка была сама не своя: коричневые веснушки резко контрастировали с нездоровой бледностью кожи. Голубые глаза тревожно вглядывались в лицо брата. ― Но наверное это невозможно. Если духи существуют, то какова вероятность того, что именно обиженная случайная жертва салемских процессов прицепится к семье охотников за призраками? Да?... Да ведь?

Дэнни молча переваривал услышанное. Призраки существа странные, в человеческом понимании. Он это знал наверняка, ведь его мёртвое "Я" полно сюрпризов о которых, он уверен, до сих пор ещё не знает. Каков шанс того, что много лет назад один из его предков создал монстра, который веками ждал и набирался сил ради одной единственной цели?

Ради мести.

― Ты показывала это родителям? ― Дэнни смотрел на сестру серьёзно.

― Нет. Думала это просто совпадение и, если честно, надеялась что ты это подтвердишь, ― Джесс выглядела подавленно. Ссутуленные плечи и затравленный взгляд, какой бывает того у те, у кого школьные хулиганы пару минут назад отобрали деньги на обед.

По спине пробежал холодок. Призрак внутри едва не выпустил из глотки облако холодного пара, что осел бы прямо на длинных ресницах сестрицы.

― Я ненадолго. Отнесу эту штуку родителям, ― Дэнни вскочил с кровати и бросился к вешалке у входной двери на ходу прицепив к поясу Фентон-термос. ― Если что звони.

― Куда?! В службу спасения? ― Джесс встревоженно схватила брата за край ветровки, которую он натягивал на себя в этот момент. ― Давай просто позвоним родителям. Они уже должны быть дома.

― И должны были выключить электричество и телефоны. Если ты помнишь процедуры обработки, то по схеме родителей они должны выключить все работающие электроприборы, ― напомнил Дэнни, застёгивая ветровку и накидывая на шею серый поношенный шарф. ― Я быстро, глазом моргнуть не усеешь, ― улыбнулся Дэнни, закрывая входную дверь.

― Дэнни, ты же не пойдёшь туда один?! ― только и успела крикнуть Джесс, в захлопнувшуюся перед её носом дверь. ― Это не то, что нужно поручать младшему брату, ― фыркнула она, спешно натягивая осеннее пальто и побежав за братом, закрыв дверь номера только на один оборот ключа.

Подросток уже скрылся в конце коридора, но бежал он вовсе не к лифту, а к пожарной лестнице, деликатно скрытой за поворотом. "Подожди меня", ― только успела бросить девочка, но брата уже и след простыл, дёрнув за ручку двери она с удивлением обнаружила пустой проход к лестнице. Брата не было ни по пути в низ, ни на улице за перилами небольшой открытой лестничной площадки.

В небе над головой девочки мелькнула чёрно-белая тень, знакомая ей по вырезкам из газет в лаборатории родителей, которые отец хранил в отдельной специальной папке. Безымянный мальчик-призрак, ставший небольшой достопримечательностью Парка Мира и появляющийся в местах в которых скоро должно было произойти или уже произошло нечто необъяснимое. Отец называл его вестником несчастья наравне с человеком-мотыльком из Пойнт-Плезант, размытые фотографии которого коллекционировал их дед. Но глядя с относительно близкого расстояния на быстро удаляющуюся худощавую фигуру духа Джесс думала вовсе не о несчастьях, которые он якобы сулит.

Бу!
 
Speret Дата: Воскресенье, 15.01.2023, 02:21 | Сообщение # 34
освоившийся

Группа: Проверенные
Сообщений: 440
Репутация: 498
Награды: 8
Страна: Российская Федерация
Город: Санкт-Петербург
Дата регистрации: 07.01.2010
Статус: Покинул призрачную зону
В доме было темно и тихо. Свет от химических ламп скудно освещал помещения и коридоры нездоровым синеватым и зеленоватым светом. В момент когда Джек начал настраивать оборудование Мэдди всё чаще посещала мысль о том, что идея детей переждать какое-то время в отеле, а главу семейства отправить к врачу, была не так уж и плоха, и не так уж труслива, как говорил о ней Джек. Её саму преследовали головные боли и постоянный холод. Подвал превратился в место, в которое она не спускалась во время настройки оборудования без рабочей куртки с множеством светоотражающих нашивок, слепящих Джека в отблесках химических ламп. Хоть портал и был уже закрыт, но толстая корка льда таяла медленно.

А ещё это напоминало ей страшилки бабушки, которыми она пугала непоседливых внучек. "Если вдруг почувствуешь в лесу холод - сразу беги назад. Ты подошла слишком близко к границе мира мёртвых", ― говорила строгая женщина, внушая детям страх перед лесной чащей. Раньше Мэдди думала, что это лишь банальная пугалка, чтобы малыши не заходили глубоко в чащу и не терялись там, но когда в её собственном доме температура начала скакать так резко, что даже пар изо рта шёл, слова бабушки приобрели совершенно иной смысл.

Она созвонилась с Алисой по пути домой, когда дети были уже в отеле. Старшая сестра на удивление спокойно выслушала её, посоветовав заготовить немного соли с розмарином и по возможности закрыть все зеркала. Глупые суеверия, родом из её родной глухой деревушки сейчас звучали немного более успокаивающе, хоть и учёный в ней упорно продолжал твердить, что это всё ересь и ничем не поможет.

― Как знаешь, но я уверен, что призрак мог приди только из нашего портала, ― уверенно сказал Джек, в ответ на её предложение избавиться от зеркал. Думать о том, что неуверенность после этих слов вызвана тем, что возможно стереотипы правы и мужчины куда больше годятся на роль скептичных учёных, была крайне неприятной. Но с другой стороны, как ей не появиться, когда ещё в университете преподаватели в крайне пассивно-агрессивной форме периодически указывали ей "настоящее" место.

"Не беспокойся так. Ты ведь знаешь что суеверия обычно не берутся из ниоткуда," ― успокаивающий голос в голове был слишком похож на голос Влада времён их учёбы в колледже: "Когда люди в прошлом говорили, что розмарин и полынь отпугивает нечисть, несущую болезни, то были частично правы. Хотя бы в том, что запах этих трав отпугивают кровососущих насекомых-переносчиков. Ничего не появляется просто так. И чем чаще следуешь им с холодным рассудком и острой внимательностью, тем больше вероятность, что ты поймёшь, почему они появились".

Удивительно, но в комнате Дэнни не оказалось ни одного зеркала. Единственными отражающими поверхностями были окна и монитор компьютера. С одной стороны это объясняло почему её сын не отличался особой опрятностью и частенько запускал себя, отращивая слишком длинные волосы или забывая причёсываться, но с другой вызывало вопросы. Разве мальчик-подросток не хочет быть уверенным в собственном внешнем виде, чтобы нравиться девочкам? Разве не хочет лишний раз посмотреться на себя в зеркало хотя бы ради того, чтобы оценить изменения собственного тела? В комнате сына было много рисунков и плакатов на стенах, но ни на одном из них не было людей. Лишь виды глубокого космоса в исполнении художников и снимки спутников НАСА. Дэнни словно был неинтересен сам себе. Мэдди ограничилась тем, что опустила жалюзи и накрыла монитор вафельным полотенцем, которое сын частенько использовал чтобы вытирать руки от клея и краски, пока собирал очередную модель космического корабля из нового научно-фантастического фильма, который посмотрел недавно.

Комната же Джесс была полной противоположностью. Зеркал там было в избытке: на дверце шкафа, на трюмо, на подоконнике, на прикроватной тумбе, на рабочем столе. Джесс словно хотела каждую секунду быть уверенной в том, что выглядит как следует. Ни одно из этих зеркал не было достаточно большим по размеру, чтобы оценить себя полностью, с головы до ног. Максимум того, что можно было рассмотреть в самом большом, висевшем на дверце шкафа, это свою фигуру по пояс. Джесс была девочкой смышлёной и очень подверженной саморефлексии. Её книжные полки были забиты книгами по психологии различных авторов: уважаемых и не очень. Учесть и заметить все отражающие поверхности в её комнате было намного сложнее. Казалось каждый предмет был выбран так, чтобы постоянно отражать лицо своей хозяйки. Даже удивительно что при таком обилии отражений Шарлотта появилась в ванной, а не в её комнате.

В их с Джеком спальне зеркала делились строго на два типа. Одно из них большое настенное зеркало, занимавшее стену от пола почти до самого потолка, принадлежало Джеку. Он любил по утрам смотреться в него, натянув оранжевый комбинезон, яркий и притягивающий взгляды. Он напоминал в нём яркий цветок, желающий привлечь к себе как можно больше внимания. Зеркалом он пользовался мало, но постоянно. Просто для того чтобы оценить свой общий внешний вид и тут же броситься на работу. Её же зеркало было небольшим. Маленькое, стоявшее на подоконнике рядом с небрежно брошенными тюбиком губной помады, чёрным карандашом для глаз и тушью. Больше косметики Мэдди на себя не наносила. Да и вместе все эти средства использовала не часто. В последний раз на вечере встречи выпускников и на собственной свадьбе. Здесь роль играла скорее привычка. Бабушка часто называла рассматривание себя в зеркале признаком тщеславия и всячески ограждала внучек от этой пагубной привычки. Даже активнее чем от курения или алкоголя.

― Ты готова, дорогая? ― бас Джека донёсся до неё из наушника как раз в тот момент когда Мэдди накрывала тканью последнее зеркало в доме.

― Да, ― коротко ответила она. Муж уже давно находился в операционном центре, в нетерпении желающий нажать на кнопку активации системы зачистки. Антипризрачный щит, который они включили ради того, что у Шарлотты не было и шанса убежать, за пределы дома и пакостить соседям.

Мэдди часто вспоминала лицо потусторонней гостьи, прочно засевшее в памяти со времён детства. Круглое, милое и немного запачканное землёй и сажей. Думать о ней как о таракане, которого нужно просто истребить и не задавать боше вопросов было сложно. Воспринимать её как объект для изучения проще, но увидеть на столе для вскрытия кого-то настолько человекоподобного не хотелось. Ещё в университете на уроках анатомии Мэдди поняла, что видеть под своим скальпелем лишь тело, не думать о нём как о чьём-то близком человеке, о ком-то, кого месяцами и годами искали как без вести пропавшего, было слишком сложно. На лицах трупов она всегда видела следы неумолимого времени которые отпечатывали на нём самые яркие и частые эмоции, будь то гнев, радость или горе.

Иногда она вспоминала обожжённое лицо Влада. Волдыри, опалённые брови, обесцвеченные волосы и запах подгоревшего мяса, смешанный с солёными слезами. Такую агонию запоминаешь на долго, хочешь ты этого или нет. Вспоминая об этом она каждый раз корила себя за трусость. Ведь ей так и не хватило смелости приди к нему в палату после всего что случилось.

Зеркала значат слишком много. У них над людьми есть гораздо больше власти чем им хотелось бы давать. В древности люди верили, что зеркала отражают человеческую душу. При чём отражение выделит по разному для наблюдателя и для того кто в зеркале отражается. В наши дни такое можно просто объяснить личностями наблюдателей, но Мэдди, направляясь в операционный центр, искренне начинала сомневаться в том, что форма отражения ― лишь причуда восприятия.

Мэдди уже ни в чём не была уверена, когда Джек нажал на рычаг и снизу раздался характерный скрежет электрических разрядов и детский крик. Говорить мужу, что сомневаешься в эффективности зачистки ― значило бы показать себя плохим учёным. Говорить что сомневаешься в необходимости зачистки своего жилья от злых духов как таковых ― значит показать себя плохим охотником. Или плохой охотницей.

Мэдди старательно игнорировала потусторонний крик с нижних этажей. Крик и скрежет электричества, она уже однажды слышала в университете Висконсина и надеясь избежать повторения. Старалась держать себя в руках и не показывать сочувствия к ребёнку, который снизу так отчаянно звал маму, что никогда не откликнется. Джек же казался спокойным. Даже удовлетворённым результатами зачистки.

Лишь на одно короткое мгновение Мэдди вспомнила момент, когда мужа душил маленький озлобленный призрак. Но иллюзия рассеялась вместе с затихшим криком. Глупо думать о том, что мёртвые действительно имеют право забирать с собой живых.

Глупо ведь, да?

Мэдди дёрнула за рычаг выключения чуть раньше Джека. Лишь на секунду его опередив. Рука мужа лежала поверх её, когда система зачистки была выключена. Они, должно быть, выглядели со стороны счастливой семейной парой настоящих охотников на нечисть.

― Пошили, надо всё проверить, ― Мэдди мягко освободила кисть из медвежей хватки Джека.

― Верно! Нужно быть уверенными, что эта эктоплазменная тварь точно мертва и собрать немного её останков для изучения, ― Джек бодро открыл герметичный люк операционного центра, ведущий в дом.

Из темноты коридора тянуло озоном и жарой. Это напоминало запах преисподней. Первого круга, если верить описанию Данте. Запахи человеческого пота, крови и слёз, пролитых в бесконечных попытках отмыть собственную душу от грехов. Попытках бесполезных у глупых с точки зрения самодовольного бога.

Мэдди похлопала себя по щекам, пытаясь прогнать богохульные мысли. Шаги Джека затихали в темноте прохода до тех пор, пока не загорелся свет. Тёплый, мягкий и матовый. Свет их родного и безопасного дома, который был до прихода потустороннего нечто.

― Можешь спускаться, Мэдди!, ― зычный голос Джека встревожил червяка совести, грызущего душу со времён университета. Она должна была пойти первой. Она хотела так сделать, но испугалась, позволив мужу сделать этот шаг.

Снова испугалась.

В коридоре светло и тепло. Не осталось и одного признака потустороннего холода в стенах уютного дома, который она так усердно драила каждый раз с наступлением весны за месяц до того, как отправиться с Дэнни в традиционный поход.

С кухни тянуло привычным пережаренным кофе из кофемашины. Из ванной комнаты доносился лёгкий аромат лимонного мыла, который периодически она, Дэнни и Джесс поливали лимонным соком чтобы избавиться от загара, чтобы не давать зло словным соседям и одноклассникам называть себя тупыми рэднэками.

― Мам! ― донёсся с первого этажа знакомый окрик, заставивший побежать на встречу.

Дэнни взмыленный и запыхавшийся стоял на пороге. От торчащих в разные стороны волос поднималась лёгкая дымка, распространяющая запах жжённых волос. Он протягивал ей папку, говоря о том, что Джесс что-то нашла. Настойчиво указывал на знакомую карандашную копию портрета детского лица. Дочка казнённой много лет назад салемской ведьмы смотрела на женщину со страниц школьного доклада Джезмин Фентон. Упрямое напоминание очередного чопорного и удушливого напутствия деспотичной бабушки:

"Не бойся ведьм, демонов и призраков. Бойся тех, кто отчаянно жаждет сжечь их заживо".

Бу!
 
Speret Дата: Воскресенье, 15.01.2023, 02:22 | Сообщение # 35
освоившийся

Группа: Проверенные
Сообщений: 440
Репутация: 498
Награды: 8
Страна: Российская Федерация
Город: Санкт-Петербург
Дата регистрации: 07.01.2010
Статус: Покинул призрачную зону
Вокруг была непроглядная тьма, запах гниющей листвы, холод и звериный рык преследователей. Она бежала спотыкаясь и задыхаясь от усталости. Голос пропал ещё в тот самый момент, когда она в последний раз звала маму, вдыхая сладковатый дым на главной площади Салема.

Мамы больше нет. Брат никогда не любил её, а отец своими руками поджёг хворост под мамой. В этом мире осталась только она, бесконечный тёмный лес и оголодавшие после долгой зимы волки, преследующие её по пятам. Сухие ветки драли волосы, вцепляясь в них словно пальцы людоедов, в которых верили индейцы. Подол платья и ноги в светлых шерстяных чулках изодрали шипы колючих кустов, ещё в самом начале бегства.

Волки рычанием переговаривались между собой, загоняя свою маленькую дичь. Люди потрепали стаю прошедшей зимой. Лишили пищи и дома. А сейчас одна из этих двуногих сама пришла в их лес, словно награда за страдания.

Нога зацепилась за толстый корень дерева и малышка полетела на землю. Солёный привкус крови на губах и саднящие ладони. Сейчас её мир стал ещё меньше и окрасился в цвета крови. Тощие волки окружали со всех сторон. В редких лучиках лунного света мерцали ярко-жёлтым их голодные глаза и острые клыки.

Волки не из тех кто будет ждать пока жертва умрёт, прежде чем приступить к трапезе. Особенно когда стая голодна. Они начали есть, отрывая куски плоти и перемалывая кости. Они ели всё и маленькой девочке не повезло присутствовать в начале живой, наблюдая за тем как звериные зубы отрывают на её руках палец за пальцем. Слушая хруст собственных костей, заглушаемый хриплым криком.

Бу!
 
Speret Дата: Воскресенье, 15.01.2023, 02:23 | Сообщение # 36
освоившийся

Группа: Проверенные
Сообщений: 440
Репутация: 498
Награды: 8
Страна: Российская Федерация
Город: Санкт-Петербург
Дата регистрации: 07.01.2010
Статус: Покинул призрачную зону
Джек подскочил на кровати. Странный сон про маленькую девочку и волков был слишком тревожным, чтобы продолжать валяться в кровати. Тяжело дыша он смахнул со лба мокрую прядь волос. Часы на прикроватной тумбе показывали три часа ночи. Время уже слишком позднее, так что видеть жену задремавшей за письменным столом не было удивительно. Она положила голову на руки, сидя на стуле полу боком и ровно дышала. Вокруг было множество книг, включенный планшет, на экране которого горела вкладка салемской библиотеки, а на подставке для книг стоял доклад Джезмин, принесённый Дэнни не так давно. По какой-то причине Мэдди считала важным знать личность того, с кем им пришлось разбираться, хотя лично он считал это ужасной глупостью. Какая разница кто это? Важно ведь только от как от него можно избавиться.

"Глупый доклад" ― пронеслось в голове мужчины: "Из-за него разыгралось воображение".

Дети всегда придумывали что-то. На то ведь они и дети. Весь смысл их существования до двадцати одного года заключается в том, чтобы делать очаровательные глупости, придумывать всякое и быть милыми. Разве нет?

Своих детей Джек обожал, но порой, когда они начинали слишком активно выдумывать и лезть в серьёзные исследования... С одной стороны он радовался тому, что они интересуются семейным делом, а с другой ― к призракам и нечисти они проявляли излишний неправильный интерес, а иногда, как сейчас, ещё и как будто бы сострадание.

Сострадание к потустороннему нечто, которое пыталось живого человека затащить на тот свет! Это ли не детская глупость?

Призраки и нечисть ― зло. А зло должно гореть так же как и ведьмы прошлого. Ведь никто не стал бы отправлять на костёр невиновного, который с нечистой силой и правда не имел ничего общего. Ведьмы общались с Той стороной. Водили связи с теми, с кем не стоило, возможно даже в мире людей помогали освоиться и замаскироваться под настоящего человека. За одно только это их стоило наказать. И с обычными иммигрантами многие до сих пор не могут разобраться, что уж говорить о потусторонних. Кто знает чего от них ждать, и что в их грязном родном мире считается нормой? Доброжелательность или поедание младенцев?

Джек со вздохом поднялся с кровати, по привычке подойдя к большому зеркалу. Всё ещё занавешенному тканью по настоянию Мэдди. Странная прихоть женщины, объяснявшую это тем, что в их доме так называемая "Шарлотта" появилась именно из зеркала в ванной комнате.

"Суеверие", ― он был уверен в этом, но расчехлять зеркало не стал, ограничившись тем,ч то поправил растрепавшиеся волосы вслепую. Кто знает, вдруг это правда.

В коридорах горел слабый тёплый аварийный свет ночников у самого пола в коридоре и слабо мерцающий свет химических ламп. Тускло, но вполне достаточно для того, чтобы чётко и явно всё видеть. Приборы в спальне и в коридоре молчали. Шкалы показывали нуль. Хоть в доме и не было больше никакой паранормальной активности, они с женой решили оставить детей ещё на пару ночей в отеле и провести несколько дополнительных сеансов очистки. Призрачная нечисть очень много общего имела с тараканами и клопами. Лучше перестраховаться.

В зале было так же спокойно. В глаза бросилось только отсутствие стеклянного кофейного столика, который не изрезал ему спину осколками лишь благодаря прочной ткани комбинезона. Сумасшедшая нечисть даже прекратив попытку его задушить попыталась причинить ему вред. Вспомнив обеспокоенно сострадание в глазах сына Джек старательно заглушил обиду на ребёнка. В конце концов детям ведь свойственно такие очаровательные глупости и наивность. Их не стоит воспринимать как предательство, ведь так?

Приборы ничего не показывали, кроме незначительного отклонения в пол деления, что скорее всего было простой погрешностью прибора, который реагировал пройм и на людей из-за своей чувствительности. Слоило бы его откалибровать ещё раз, когда настанет утро. Чистоту собственного дома мужчина не хотел доверять даже такой ничтожной погрешности.

Боковым зрением он заметил какой-то блеск рядом с диваном. Наклонившись поближе он заметил что это небольшой осколок столешницы, который они пропустили во время уборки. Блестящий и гладкий, лёжа на тёмном ковре он отражал в себе неровный мягкий и тёплый свет ночника вместе со светильником, как маленькое зеркало. Взяв осколок в руки, Джек немного повертел его в пальцах, мельком взглянув на собственное отражение в стекляшке, чтобы по привычке оценить внешний вид.

Вместе с его лицом в осколке отразилась тёмная тень Шарлотты с горящими голубыми глазами. Маленькая бестия стояла прямо за его спиной в сопровождении целой свиты зеленоватых сущностей, скалящих свои острые зубы, глядя на него из-за спины своей госпожи.

Бу!
 
Speret Дата: Воскресенье, 15.01.2023, 02:23 | Сообщение # 37
освоившийся

Группа: Проверенные
Сообщений: 440
Репутация: 498
Награды: 8
Страна: Российская Федерация
Город: Санкт-Петербург
Дата регистрации: 07.01.2010
Статус: Покинул призрачную зону
С трудом открыв глаза, Мэдди к своему стыду поняла, что заснула во время собственного дежурства прямо за рабочим столом, чего обычно с ней никогда не случилось. Страницы книги, на которой она отключилась, измялись, а судя по разводам букв, часть текста явно осталась на её щеке. Спина затекла и жутко болела. Спать в таком положении, скрючившись за столом подобно вопросительному знаку, плохая идея в любом возрасте. Шея хрустнула, стоило только женщине повернуть голову в сторону пустой кровати. Жар и лёгкое онемение какое-то время мешали ей осознать что кровать пуста. Джека не было в комнате.

На часах было уже шесть утра. Давно стоило бы подняться на ноги и проверить приборы. Наверное именно этим и занялся муж, пока она спала, видя тревожные и малопонятные сны с участием своих детей.

― Джек, ― позвала она, выходя в коридор. ― Прости, дорогой, я сама не поняла как уснула. Что там с показаниями?

Тишина в ответ.

Приборы в спальне и коридоре показывали строго на нуль. Нет поводов для беспокойства. Ни одного. Кроме тишины.

― Джек, ― сонливость сняла как рукой. Мэдди спустилась вниз, едва не поскользнувшись на экто-пенке, разлитой на ступенях лестницы. Склизкая субстанция тянулась на первый этаж как след гигантской улитки. ― Джек? ― нервно позвала она, стараясь спуститься как можно скорее и не упасть.

Вся гостиная оказалась залита зелёной пеной от пола до потолка. Пышные фосфоресцирующие комки эктоплазменного оружия жирными слизнями медленно сползали со стен и падали с потолка густыми каплями. Джек был на кухне с бластером, боязливо оглядывая пространство вокруг. С дула оружия экто-пенка капала прямо на обеденный стол.

― Они повсюду. В каждом углу, ― бормотал мужчина озираясь по сторонам. Наш дом полон этой потусторонней дряни.

Мэдди взглянула на показания приборов на кухне, осторожно подойдя к мужчине с оружием в руках. Все показания были на нуле. Полная тишина. Штиль.

― Джек, приборы говорят что в доме никого из духов нет, ― Мэдди внимательно осматривала мужа. Его кожа побледнела, седых волос на висках кажется стало немного больше, а глаза... Испуганный взгляд метался по кухне и периодически смотрел в зал позади женщины, едва ли обращая внимание на неё саму. Чёрные зрачки сжались до размера булавочной головки и нервно пульсировали как у человека под адреналином.

― Это они хотят чтобы мы так думали. Но я их раскусил. Я их всех отсюда вытравлю. Изничтожу молекула за молекулой.

Приборы молчали, отказываясь подтверждать слова мужчины. В доме всё было как обычно, если не считать бардака и грязи от экто-очистителя. Снаружи слышался привычный шум редких проезжающих машин и пение птиц в саду. Всё было как прежде, до вторжения духа.

Кроме Джека.

Бу!
 
Danny Phantom - Призрачная зона » Дэнни Призрак: Народное творчество » ДФ Фан-фики » Шахматы (AU, вероятно ООС, но кому как)
  • Страница 2 из 2
  • «
  • 1
  • 2
Поиск: