Приветствую Вас, Гость
Модератор форума: Melidiadus, Кайто  
Шахматы
Speret Дата: Суббота, 30.09.2023, 11:26 | Сообщение # 101
бывалый

Группа: Проверенные
Сообщений: 618
Репутация: 498
Награды: 8
Страна: Российская Федерация
Город: Санкт-Петербург
Дата регистрации: 07.01.2010
Статус: Покинул призрачную зону
Под тёмным чёрным шатром было на удивление прохладно. Света здесь было совсем немного и в лёгком сумраке заметно светились зеленоватые наросты на открытых участках тела некоторых рабочих, завершающих последние приготовления перед вечерним дебютом цирка “Готика” на новом континенте. В последнее время эти существа совершенно не могли работать при свете солнца и даже от эффектных ультрафиолетовых ламп пришлось отказаться после того, как во время одного из последних выступлений воздушные гимнасты начали дымиться в их свете. Публика осталась довольна, что безусловно хорошо, но из-за этого труппа лишилась двух артистов, зажарившихся почти до хрустящей корочки.

― Слабые твари, ― буркнул мужчина, сидя на большом деревянном гробу, обмотанном цепями. ― В старых легендах вампиры не знали усталости, болезней и боли, но что я получил вместо неутомимых сотрудников, рождённых чтобы подчиняться?

Он взглянул на одного их самых худеньких и инертных существ ― девочку, которой на вид нельзя было дать больше пятнадцати лет. Блондинка с двумя тонкими косичками и блёклыми серыми глазами, она больше напоминала мышь, а не одну из артисток цирка, которой обычно рукоплескал весь зрительный зал. Девочка собирала реквизит фокусника сидя на самой первой скамье зрительской трибуны. Дышала часто и только ртом. Эту девчонку подобрали в Румынии всего-то пару лет назад, а она уже загибалась, в отличие от самого старого экземпляра из трупы, что лежал в гробу прямо под ним.

― Детишки в наши дни совсем ни на что не годятся, согласен? ― произнёс мужчина, хлопнув пару раз по крышке гроба, из которого донеслось приглушённое рычание, вызвавшее у мужчины сухой смешок. ― Всё ещё показываешь характер? Ничему не учит тебя жизнь, верно?

Губы с нарисованной улыбкой растянулись в зловещем оскале. Алый набалдашник трости разгорелся сильнее, а туман внутри закрутился спиралью. Глаза девочки на скамейке вспыхнули кроваво-красным светом. Её руки, занятые сборкой сложного механизма ящика для фокуса с исчезновением, застыли, мелко задрожав. Все прочие члены труппы продолжали работать, низко опустив головы и стараясь не смотреть в сторону церемониймейстера.

― Сидеть на скамьях трибун могут только зрители, которые приносят нам доход, а не грязные животные, ― произнёс мужчина, пропуская все сказанные слова через хрустальную сферу, словно через микрофон.

Девочка медленно поднялась на ноги, слегка пошатываясь побрела к выходу из шатра цирка. Никто не посмел её останавливать когда она одёрнула полог, впуская под купол поток раскалённого летнего воздуха. Вставив левую руку под яркий белый свет полуденного солнца, она не кричала наблюдая за тем, как на коже образуются волдыри, словно на белую почти по прозрачности кожу лился крутой кипяток.

― Достаточно, ― лениво бросил церемониймейстер.

Алый вихрь в шаре потух и девочка резко отшатнулась от выхода из шатра, коротко вскрикнув. Отходя назад она не разбирала дороги и, споткнувшись о ящик с инструментами, рухнула на землю, механически стараясь держать на весу напряжённую обожжённую руку. Тихо стонала, сквозь стиснутые зубы, свернувшись клубочком и подгребая ногами пыль. Никто не отважился подойти и помочь ей, опасаясь стать тем, кто присоединится к чужому наказанию за компанию.

― Так будет до тех пор, пока ты продолжаешь сопротивляться приказам, ― обратился мужчина к чёрному гробу. ― Но не переживай, я не буду их убивать, пока они приносят пользу и деньги... Кстати о деньгах, ― он щёлкнул пальцами, располагаясь на крышке гроба поудобнее.

Рядом с ним в воздухе материализовался ребёнок в красном платье. Глядя на мир пустыми полностью чёрными глазами он не выражал никаких эмоций. Взгляд был направлен в одну точку где-то впереди и его явно не волновало происходящее.

― Ты был примером послушания для всех здесь присутствующих до вчерашнего вечера, Лю, ― мужчина коснулся пальцами виска призрака. ― Идеальная крепкая оболочка без намёка на волю. Удивительно что моя семья веками предпочитала усмирять жалких кровососов, а не нашла способа приручить зверушку повыгоднее и поинтереснее.

Он почти с нежностью прижал свою ладонь в черной потёртой перчатке к щеке духа, что так же стоял истуканом и даже не шевелился. От манекена или искусно сделанной восковой статуи его невозможно было отличить. Тонкие черты лица слегка подпортила смерть, а глаза такой красивой формы потеряли всю живость.

― Что случилась вчера такого, что ты не смог нормально выполнить мой приказ? ― со своим любимым рабом мужчина ворковал с особой нежностью, даже когда ругал его.

“Я выполнял приказ,” ― голос с лёгким эхо разнёсся по полумраку под куполом цирка. Дух не умел отвечать на вопросы. Не имел своих мыслей вообще. Идеальный инструмент, которого хозяин винил в собственной неудаче.

― Всё с тобой ясно, ― бросил мужчина слегка разочарованно, отталкивая от себя ребёнка, но тот даже не пошатнулся. Так и остался стоять нефритовой статуей, словно прирос ногами к земле. Не дёрнулся на его лице ни один мускул, не шевельнулся ни один волосок на голове и не колыхнулась ни одна складка красного платья. Только хозяин цирка раздражённо фыркнул. ― Ладно, так и быть, я прощаю тебе этот прокол. В конце-концов это первый твой проступок за последние десять лет верной службы. Я дам тебе ещё один шанс сегодня, но жду от тебя идеального результата, как и раньше.

“Слушаюсь”, ― голос духа звучал бесцветно и монотонно.

― Какое идеальное послушание, ― церемониймейстер вновь прильнул с призраку, взяв его за подбородок и проведя большим пальцем по холодным бескровным губам. ― Я подробно расскажу тебе что делать, но сначала...

Работники цирка старались не смотреть в сторону хозяина. Один из них воспользовался тем, что мужчина очевидно занят сейчас и тихонько помог подняться девочке с обожжённой рукой, что беззвучно плакала всё ещё лёжа на земле.

За Фриком наблюдала лишь одна пара красноватых глаз любопытной птицы, заглядывавшей под тяжёлый полог циркового шатра. Смотрела внимательно, стараясь не упустить ни одной детали. Слушала и запоминала каждое сказанное им слово.

Бу!
 
Speret Дата: Суббота, 30.09.2023, 11:26 | Сообщение # 102
бывалый

Группа: Проверенные
Сообщений: 618
Репутация: 498
Награды: 8
Страна: Российская Федерация
Город: Санкт-Петербург
Дата регистрации: 07.01.2010
Статус: Покинул призрачную зону
В окно тихонько постучали. Привычно звонкие удары твёрдого клюва по стеклу заставили Полину взволнованно улыбнуться.

― Наконец-то, ― на выдохе произнесла она, поднимая деревянную раму. Но подоконнике среди высаженных на улице горшочков с полынью, шалфеем и лавандой сидела запыхавшаяся от невыносимой дневной жары сорока, ― Заходи скорее, Пуговка, а то скоро получишь солнечный удар.

Птица быстро юркнула в прохладу комнаты, примостившись на протянутой руке хозяйки. Внутри тихо жужжала портативная электрическая плитка на рабочем столе девочки. В небольшом котелке на ней медленно кипел ароматный напиток, по виду напоминавший обычный чай. Булавка дремала в небольшом импровизированном гнезде из старой пушистой шали и лениво щурилась, наслаждаясь потоками воздуха от напольного вентилятора. Кондиционер Полина не включала, боясь что пернатые подружки могут заболеть.

― Ох, я уже начала за тебя переживать, ― поделилась своими эмоциями девочка, нежным движением почесав её под клювом. ― Осталось совсем немного. Надеюсь в этот раз всё получиться чётче.

Она протянула руку с Пуговкой над котелком. Птица погрузила голову в идущий от него белёсый пар, вдыхая его аромат. Красноватые глаза-бусинки быстро увлажнились и из них по острому клюву в котелок скатилась птичья слеза. Упав в кипящую жидкость она начала медленно окрашивать её в тёмный фиолетовый цвет. Густой и насыщенный, каким было воспоминание сороки.

― Теперь главное не торопиться, ― сказала Полина скорее самой себе, отпустив птицу к её близняшке. Она взялась за небольшую железную ложечку на длинной витой ручке и начала неспешно размешивать варево, наблюдая за тем как напиток медленно окрашивается фиолетовым полностью, делая все травы внутри белыми до прозрачности. Высасывая из них все оставшиеся соки.

― В прошлый раз я делала это скорее ради веселья. Хотела проверить можно ли таким способом немного подсмотреть ответы на годовой тест. Сейчас это кажется уже такой неактуальной глупостью, но всё же дало мне кое-какой опыт, верно? ― Полина наблюдала за тем как медленно растворяются в вареве все травы. Напиток из тёмно-фиолетового становился нежным лиловым и почти прозрачным. ― Я поторопилась в тот раз и ваши воспоминания растворились не полностью. Поспешила, что поделать. Так сильно мне хотелось уже всё попробовать, но в этот раз подобного допустить нельзя.

Она осторожно вынула ложечку из котелка, трижды стукнув ею о край посуды чтобы стряхнуть капли бесценного воспоминания. В этот раз её целью был не какой-то глупый тест, до результатов которого ей на самом деле никогда не было особого дела, а кое-что посерьёзнее.

― Тот призрак девочки в красном выглядел сегодня иначе, ― Полина неспешно выключила плитку и взялась за пару самодельных прихваток с вышивками в виде любимых сорок, которая вышла не слишком удачно и не годилась для украшения нового платья. ― Она вообще выглядела странно. Как пустая кукла... Странно что я об этом говорю сейчас, да? Пустой куклой ведь обычно называют меня.

Осторожно, стараясь не пролить ни одной капли, девочка наполнила лиловым отваром любимую фарфоровую чашку, любуясь тем как отражается солнечный свет от поверхности напитка. В этот раз она надеялась что сделала всё правильно и идеально.

― Когда я поспешила снять с огня отвар, воспоминания получились нечёткими и не последовательными. Мелькали в голове как раздражающее слайд-шоу и полезными оказались лишь от части. А потом у меня почти два дня болела голова. Вот что делает с вещами, которыми ты занимаешься несосредоточенность и плохая организация. Они начинают рушиться как человеческая пирамида, в самый низ которой поставили недостаточно сильных и подготовленных участниц команды.

Полина взяла чашку обеими руками и осторожно поднесла к губам, вдыхая аромат. От частички памяти пахло недожаренным мясом и солью. Сочетание которое заставило Полину серьёзно нахмуриться и, закрыв глаза, сделать несколько крупных глотков, залпом выпивая содержимое. Глаза под веками метались из стороны в сторону, анализируя то что видят, и с каждой секундой девочка становилась всё белее и белее, но продолжала смотреть. Стройные, последовательные и кристально чёткие, но в этот раз она этому качеству оказалась не рада.

― Какая мерзость! ― не выдержала она, начав отплёвываться от того что только что увидела. ― Чёртов извращенец, сколько тому мальчику было лет? Тринадцать?!

Увиденное развидеть обратно было уже невозможно. Мальчик в красном платье, под юбку которого забралась рука взрослого мужчины в мрачном гриме навсегда отпечаталась в её памяти и теперь она это не забудет, даже если полностью выблюет напиток из своего желудка. Равно как и не забудет то, что этот урод говорил ему в процессе приставаний.

― Чёртов фрик, ― процедила Полина, стирая слюну, смешанную с остатками напитка с уголка губ. Ярость и отвращение заполнили её целиком. ― Мало того что ты этого бедолагу послал делать для тебя грязную работу, так ещё и это. Удивлюсь ли я хоть немного, если узнаю как у тебя на коротком поводке оказался настолько послушный призрак?

Сороки тревожно вскочили на лапы, прыгая вокруг хозяйки и заглядывая ей в глаза. Фамильяры ощущали силу чужой вспышки эмоций и им это явно не понравилось, ведь обычно Полине была несвойственна подобная палитра чувств. Она жестом успокоила птиц, погладив их по мягким пёрышками на головах.

― Мне нужно посоветоваться с бабушкой, ― произнесла Полина, взглянув в окно. За низенькими домами и аккуратными крышами спального района виднелись тёмные дома старого города, на заброшенной железнодорожной станции которого расположился мрачный цирк “Готика”.

Бу!
 
Speret Дата: Четверг, 02.11.2023, 22:02 | Сообщение # 103
бывалый

Группа: Проверенные
Сообщений: 618
Репутация: 498
Награды: 8
Страна: Российская Федерация
Город: Санкт-Петербург
Дата регистрации: 07.01.2010
Статус: Покинул призрачную зону
От яркого летнего солнца всё ещё болели глаза, но сидеть в особняке до вечера было нельзя. Всё то, что Мастерсу передал Гимли говорило только об одном ― дела отлагательства не потерпели бы. Потому то он и решил вмешаться лично, несмотря на ухудшающееся здоровье. Взяв с собой помощников, благо среди членов клана было достаточно людей с медицинским образованием.

Осторожно потерев глаза в попытке избавиться от рези и затуманенности во взгляде, не повредив при этом контактные линзы, Влад вновь вернулся к изучению короткой сводки материалов, предоставленной южанами. Глава кланов не без гордости упомянула о том, что большой вклад в сбор информации внесли местные детишки уточнив, что парочку из них всё же следовало бы отругать за неоправданный риск и за то что они залезли на опасную территорию ничего не сказав взрослым.

“Читать нотации вашему протеже никто не стал, по крайней мере пока. У нас нет привычки лезть в чужие воспитательные процессы”, ― сказала ему миссис Уэстон, весьма недвусмысленно намекая на то, что излишне инициативному подростку стоило хотя бы сделать замечание. Естественно он намеревался обратить внимание на действия Дэниэла, пусть и не так, как того от него ожидают.

― Дэнни делает определённые успехи. Не лезет на рожон, не обладая минимальной информацией, ― рассуждал Влад пробегая глазами по новостным сообщениям о “Цирке Вампиров” на немецком. ― Однако он ещё ребёнок. Который, к тому же, не так давно выбрался из слишком серьёзной передряги для своего возраста. Пусть его сознание контролировать невозможно и он может не опасаться стать безвольной куклой,.... но если бы проблема была только в этом.

Влад устало вздохнул, отложив телефон и прикрывая глаза. Под закрытыми веками он видел множество цветных пятен, вспыхивающих перед внутренним взором пёстрым калейдоскопом. Солнечный ожог на кисти всё ещё горел и даже ускоренные процессы регенерации не помогали унять неприятное чувство зудящей новой кожи. После вынужденного контакта с антипризрачным дефлектором, задевшим и его и Мэдди, что до сих пор казалось странным, его состояние стало ухудшаться быстрее. К сожалению для себя, изучив очередную адскую машину Джека, он выяснил что эта разработка не только дестабилизирует эктоплазменных существ, но и нивелирует действие лишайника, замедляющего разрушительные процессы в его собственном теле. Вышло так, что старший Фэнтон собрал практически идеальное оружие против такого как он и ему подобные.

― У тебя всегда был ужасающе разрушительный потенциал, Джек, ― недовольно буркнул Влад, откидываясь на спинку кресла. ― Сложно сказать случайность ли это, или твой особый талант охотника.

Вспоминая отчаяние Дэнни, его апатию, замкнутость и подавленность пока мальчик был в его горном шале Влад начинал терзаться смутным предчувствием чего-то нехорошего. Нестабильный ребёнок со сверхъестественными силами в одном доме с человеком непонимающим сути этих явлений на столько, что видел лишь один выход ― уничтожать всё то, что ему непонятно. Как бы сильно Влад не старался ― этому парню он по факту никто и не может полноценно уберечь его от того, чтобы стать подопытной крысой для своего же отца однажды. В самом плохом смысле этого словосочетания. Да, Дэнни парень не глупый, прекрасно понимающий все детали своего непростого положения. Но, увы, дети порой любят даже тех, кто делает им больно. Особенно такие как он ― с широкой душой и чистым сердцем, в которое окружающие ещё нагадить не успели.

Мысли о Дэнни и Джеке невольно приводили к ней. Единственному на данный момент человеку со статусом охотника, которому он хотел бы доверять хоть немного. Единственному толковому специалисту, изучающему эктоплазменные проявления, помимо Джека, и добившегося в этом деле хоть каких-то весомых результатов. Единственный кто возможно, лишь может быть, не захочет испепелить потустороннюю форму жизни сразу после того, как узнает о его существовании. Об этом косвенно свидетельствовали её исследования, тема доклада на последней конференции.

― А возможно это тебе говорят чувства к этой женщине, а не логика и здравый смысл, ― Влад взглянул на собственную руку. Ожог от ультрафиолета почти прошёл, оставив после себя только слегка покрасневшую кожу, через которую виднелась тонкая сетка воспалённых капилляров с чёрной кровью.

Факт оставался фактом. Мэдди была единственным известным ему специалистом, который мог бы ему помочь стабилизировать самого себя. Насколько бы хороша ни была Брекли, её познаний было недостаточно, чтобы участвовать в исследованиях полноценно, а сам он уже давно зашёл в тупик, выбраться из которого ему не помогали даже образцы крови и эктоплазмы Дэнни, обладающие редкой устойчивостью и способностью подстраивать под себя даже живучий протоген его собственной болезни. Но если бы всё было так просто.

Мэдди сама сказала, что без Джека она не работает, а допускать настолько близко к себе кого-то вроде старшего Фэнтона было бы просто безумием. Страшно даже представить, что за мысли могут родиться в его недалёкой голове, если до него дойдёт сколько нечисти обитает буквально по соседству с ним? Сколько ещё таких сумасшедших как он выползет на свет с попытками избавиться от всего и всех, что вызывает у обычных ординарных людей страх и непонимание?

Просвещать в свои дела даже одну Мэдди ― слишком большой риск. Не столько для самого Влада, сколько для всех тех кто стоит за его спиной. Южные и Северные кланы, его ближайшее окружение, дети, Дэнни. В выборе доверенных лиц у Мастерса не было права на ошибку. Но если эту мысль продолжить, то в ещё большей опасности они все окажутся, если он в один день развалиться на части, превратившись в сгусток эктоплазменных наростов на истощённом теле.

Влад потянулся к небольшому холодильнику за водой, когда пилот объявил о том, что самолёт начал снижение и посадка в аэропорту Парка Мира произойдёт через двадцать минут. Совсем скоро ему нужно будет отложить хоть ненадолго сложные размышления о рисках и сосредоточится на деле. На текущей опасности, а не просто вероятной. Но пока что у него было ещё немного времени.

Внизу за лёгкими перистыми облаками начал мелькать прибрежный городок отделённый от всей остальной страны цепочкой невысоких холмов, лесами и болотистыми низинами. Он знал, что встретится с Ней там, даже если не будет желать этого намеренно. Так же как и впервые, когда она была ещё активной студенткой с химической завивкой.

Она была долгое время той, с кем приятно было проводить время, пусть и отдалялась с каждым днём, всё больше и больше предпочитая компанию шумного будущего охотника. Энергичного и умеющего заражать окружающих своими простыми и бесхитростными идеями. Умеющего захватить всеобщее внимание красочными историями и том, как его предки охотились на ведьм. Она была и осталась на стороне Джека даже после инцидента с прототипом призрачного портала, они ужасно повздорили случайно столкнувшись через несколько лет после окончания колледжа. Она была уже женой и матерью, беременной уже вторым ребёнком... И всё же он продолжал её любить несмотря на все доводы здравого смысла.

― Охотница и Вампир... Если так подумать, это было невозможно с самого начала, ― Влад отставил в сторону покрывшуюся испариной холодную бутылку воды так и не сделав ни одного глотка. ― Ну почему моей последней надеждой должна быть именно ты?

Бу!
 
Speret Дата: Четверг, 02.11.2023, 22:07 | Сообщение # 104
бывалый

Группа: Проверенные
Сообщений: 618
Репутация: 498
Награды: 8
Страна: Российская Федерация
Город: Санкт-Петербург
Дата регистрации: 07.01.2010
Статус: Покинул призрачную зону
Катрин гипнотизировала взглядом тёмный экран телефона в спящем режиме, нервно нарезая круги по комнате. Особо сосредоточиться на каком-то одном деле не получалось, да и список возможных занятый оказался сильно ограничен за последние пару часов.

Телевизор включать было нельзя, хотя ещё утром подобное казалось самым обычным делом. Лишь очередным способом скрасить досуг, пока не будет снят запрет на выход из дома. Всё как во времена пандемии, ничего необычного, нового или того, с чем она уже не сталкивалась. По крайней мере так было до тех пор, пока она, бездумно переключая каналы, не наткнулась на рекламу цирка “Готика”. Алый шар ― набалдашник трости церемониймейстера появился на экране крупным планом вместе с мягким голосом из динамиков который, как казалось Катрин, она до сих пор слышала где-то на периферии сознания.

“Посетите таинственный мир цирка Готика. Поддайтесь зову мрака”.

Катрин очнулась у распахнутой входной двери в объятиях отца, из которых вяло пыталась вырваться. Эти несколько минут от первого взгляда на рекламу до двери она не запомнила совершенно. Весь этот временной промежуток был поглощён алым туманом вместе с её собственными мыслями и волей.

Отец хотел уже было отказаться от идеи оставлять дочь одну даже на пару часов, но она убедила его, что всё будет в порядке. Что ему нужно быть на собрании общины, что она взрослая и справиться с тем чтобы побыть одной настолько недолго. Отключила от питания телевизор и пообещала даже к окнам не подходить, чтобы случайно не наткнуться на какой-нибудь билборд с изображением этого проклятого шара. Правда просидев в одиночестве и практически полной тишине больше часа уже начала жалеть о собственном упрямстве и желании казаться взрослой. Она не прикасалась к компьютеру, не заходила в социальные сети или куда-то кроме общего чата, в котором точно не будет никакой внезапной всплывающей рекламы цирка. Пыталась заниматься йогой но сосредоточиться на дыхании и ощущении собственного тела дольше пары минут не могла из-за постоянного фонового чувства тревоги.

В групповом чате появилось сообщение, подтверждающее появившийся страх перед интернетом. Младший брат бедолаги Спайка сказал, что едва смог привести его в чувство, едва удержав от того чтобы тот вышел на улицу через окно. Парочка друзей из готического книжного клуба прислали ему рекламу цирка с предложением пойти на такое интересное тематическое мероприятие. И наверняка обиделись не получив от парня ответа. После такого Катрин задумалась, а что если кто-нибудь из них под влиянием этого проклятого цирка начнёт массово рассылать своим эти гипнотические сообщения?

“Посетите таинственный мир цирка Готика”.

Она тряхнула головой, пытаясь избавиться от воспоминаний о навязчивом приглашении. Возможно то, что они услышали прошлой ночью, отчаянное “Не приходи” было проявлением единственной вспышки воли от тех, кого там сейчас держат.

Девочка почувствовала как тяжело стало дышать. Она одна в бетонной коробке на одиннадцатом этаже, в доме из окон которого открывается просто невероятно ужасный вид на старый район и полуразрушенную крышу заброшенной железнодорожной станции, на которой расположился цирк “Готика”. Замурованная со всех сторон и согласившаяся на это добровольно.

Она отбросила телефон на кровать и плюхнулась на расстеленный коврик для йоги. Обхватив голову руками и сжавшись в небольшой комок, Катрин прислонилась спиной к холодной железной ножке кровати. Почти физически ощущая как стены сжимаются вокруг неё, она вцепилась пальцами в растрёпанные волосы и до боли сжала кулаки.

Только хруст ногтей, впившихся в ладони, и короткая вспышка боли от разодранной кожи немного привела её в чувство. Катрин медленно отпустила пряди волос и взглянула на руки. К мокрым пальцам прилипли маленькие выдранные ею тёмные локоны и полукруглые следы от ногтей на которых быстро запеклась тонкая корочка чёрной крови. В одной из таких ранок застрял обломок ногтя с изрядно покрошившимся лаком.

― Посмотри что ты натворила, ― рассеянно пробормотала Картин. ― Мама ведь говорила, что ты ненормальная. Так только ненормальные делают, а ты ведь хотела ей доказать...

Катрин и не заметила как на запястье упала горячая прозрачная капелька. Шмыгнув носом девочка принялась отчаянно стирать слёзы с глаз и приводить себя в порядок. Поднялась с пола и на ватных ногах направилась в ванну, чтобы обработать ладони. Осторожно вытаскивая из собственного мяса изогнутый кусочек ногтя, вонзившейся в кожу на подобии рыбацкого крючка она думала только о том, как бы ей хотелось вновь оказаться в компании близких подруг. Софи и Элис наверняка не были полностью одни сейчас. Одна точно сидела с мамой на ферме, ведь родительница всё равно не могла появляться на улице до заката из-за своей аллергии на солнечный свет. А вторая сейчас скорее всего играла в монополию или UNO с двумя младшими братьями.

Она им завидовала в какой-то степени сейчас. Ведь что может быть хуже одиночества, особенно в такие моменты как сейчас?

Катрин осторожно закрепила на кистях повязки, чтобы в ранки не попала мелкая грязь и надела на руки легкие и короткие митенки из тонкого трикотажа, какие использовала обычно на тренировках, если повреждала руки и не хотела чтобы бинты съехали во время энергичных движений. Для ран не может быть ничего хуже случайно попавшей в них травы и грязи с кроссовок товарищей по команде.

В зале зазвонил телефон и она поспешила снять трубку, не особо задумываясь над тем, что может услышать на том конце рекламный обзвон, заказанный вездесущим цирком.

― Милая, как ты там? ― голос отца успокаивал.

― Всё нормально, ― соврала Катрин, ― асаны повторять пытаюсь.

― Спортсменка, ― мужчина слегка рассмеялся в трубке. ― Только не повреди себе ничего, ладно?

― Обещаю, ― она и сама не заметила как начала улыбаться. Покрепче взяв телефон обеими руками и как можно плотнее прислонив к уху, словно боялась, что может не расслышать что-то важное.

― Я звоню чтобы проверить как ты там и предупредить, что немного задержусь. Меня вызвали на работу, решить одно небольшое дело с документами. Это не займёт больше часа и в качестве извинений за то, что в выходные тебе пришлось долго сидеть одной я заскочу в магазин и возьму твои любимые рёбрышки. Сможешь что-нибудь к ним приготовить, пока я в пути?

― Конечно! ― с энтузиазмом откликнулась Картин. ― Сделаю картошку по-деревенски и чесночный соус.

― Тогда договорились, ― судя по фоновому шуму мужчина из помещения с сильным эхо вышел на улицу. Девочка прикрыла глаза и почти как наяву увидела папину улыбку, то как он открывает дверь машины и садиться на водительское кресло. ― Буду к пяти. Люблю тебя.

― И я тебя, пап.

Она положила трубку не сразу даже после того как услышала долгие гудки. На работе отец часто задерживался и из-за этого они с ним не так часто проводили вместе время. Но если бы он работал меньше, то после переезда в Парк Мира им бы явно не хватило денег не то что на досуг, но даже на приличное жильё.

Катрин натянула на руки перчатки, чтобы не замочить митенки и бинты, напялила фартук и принялась деловито хозяйничать на кухне. Сосредоточиться на чём-либо было проще если у этого была более определённая и понятная цель. Особенно если эта цель была связана с папой или их совместными посиделками.

В Парк Мира они переехали когда ей было лет семь, она только только начала ходить в школу. Сначала Катрин думала, что никого кроме папы в её мире больше никогда не будет, пока не познакомилась с Софи и Элис. Они стали всегда ходить вместе, стали почти что единым целым и даже в команде черлидерш отличались тем, что всегда были вместе. Были настоящими подругами, а не формальным, как это обычно бывает у людей, которые любят разбрасываться громкими словами, чтобы казаться дружелюбнее чем они есть на самом деле. А потом они встретили и Уэса, который взял на себя роль неформального лидера их небольшой группы. Связующего звена который делал их общую связь ещё крепче. Однако отец всё равно оставался чем-то более особенным и более близким. Обособленным от всех остальных. Даже если мысли её он чувствовать не мог, как делали это все её подруги, он всё равно каким-то образом всегда умудрялся давать ей понять что она не одна.

Пока Катрин тщательно мыла картошку и нарезала её на более или менее одинаковые дольки, она думала только об ужине, стараясь игнорировать неудобные повязки на кистях рук, в которых было ужасно жарко в такую погоду. Это был тот самый день, когда даже кондиционер не спасал. Потянувшись за приправой девочка слегка ойкнула от неожиданности, когда лёгкие травы сдуло с картофеля внезапным сквозняком.

― Где-то осталось открытое окно? ― с недоумением подумала она, чувствуя как лёгкий сквозняк пробирается под топик и вздрогнув от этого ощущения.

Закончив со специями Катрин тщательно отряхнула руки от приправы и обернулась. Оказалось, что окно открылось на кухне. Его слегка колыхало ветром вместе со шторой, часть которой зажевало в петлях створки.

Недовольно цокнув девочка принялась высвобождать несчастную светлую ткань прежде чем она порвётся. Да и окно нужно было закрыть, чтобы не смотреть в сторону старого города, в котором расположился дурацкий цирк.

“Скорей бы он уже уехал” ― подумала Катрин , наконец-то справившись со шторкой.

В отражении стекол она увидела то, что заставило её застыть от ужаса. На уровне одиннадцатого этажа в воздухе парила девочка. Под подолом её красного платья не было видно ног, воздух не колыхал складки пышной юбки с множеством безвкусных рюш, а короткие волосы были так же черны как и глаза.

Катрин хотела закрыть окно, задёрнуть шторы и забиться в какой-нибудь тёмный угол ванной, но не могла пошевелить и пальцем. В руках призрачная девочка держала трость с хрустальным шаром, внутри которого спиралью закручивался алый туман. Он заливался в её разум, заставляя тело становиться тяжёлым и будто бы чужим.

“Хозяину нужна новая акробатка”, ― голос ребёнка звучал в голове, хотя губы его не двигались. Алый шар разгорался всё ярче и ярче, пока его свет не заполнил собой всё видимое Катрин пространство. Не стал единственной частью её реальности.

“Хозяин велел найти акробатку и сказать, чтобы она отправлялась в цирк “Готика””.

― Хозяин велел отправляться в цирк “Готика”, ― повторила Катрин эхом. Её руки безвольно повисли вдоль тела, пока она медленно начала ковылять в сторону входной двери.

Она с трудом справилась с входным замком, ведь отец не оставил ей ключей. Молодая вампирша просто вырвала ручку вместе с частью замка из двери и бросила её на пол в прихожей. Дверь медленно отворилась от её небольшого толчка и девочка начала шагать в сторону лестницы в сопровождении невидимого призрака. Пастуха с алым хрустальным, который вёл маленькую овечку в её новый загон.

Бу!
 
Speret Дата: Четверг, 02.11.2023, 22:07 | Сообщение # 105
бывалый

Группа: Проверенные
Сообщений: 618
Репутация: 498
Награды: 8
Страна: Российская Федерация
Город: Санкт-Петербург
Дата регистрации: 07.01.2010
Статус: Покинул призрачную зону
Мэдди скопировала на внешние жёсткие диски всё что могла со старого компьютера. И в парочку дополнительных мест на облаке самое, как ей казалось важное, на всякий случай. Не сказать чтобы это было необходимо, наверняка бы Джек не стал ничего удалять раз уж не сделал этого до сих пор, но рисковать не хотелось. В основном из-за страха самой наделать ошибок на эмоциях, которых и так в сердце она ощущала с избытком.

Маленький демон оказался прав и не обманул, обещав показать, то из-за чего Джека можно было начать ненавидеть, но не до такой степени, чтобы отдавать на растерзание озлобленному призраку, в чьи намерения явно не входило благообразно читать ему нотации и наставлять на путь истинный до тех пор, пока условный грешник не начнёт что-то понимать. Однако размытые слава о “глобальных целях” стали чуть более понятны, пусть и не до конца. Во время Хэллоуинского инцидента Шарлотта нападала только на Джека, стараясь избегать прямой конфронтации лично с ней. При первом проявлении делала всё, чтобы разделить их с мужем, а после появлении Дэнни и вовсе отступила явно не потому, что подросток с копиями документов о салемских процессах её как-то напугал или сбил с толку.

Её целью изначально был тот, кого она много лет назад, явившись в зеркальном отражении перед ней и Алисой, назвала тем кто “сожжёт её на костре”. Сложно сказать имела ли тогда в виду Шарлотта обыкновенный костёр или же просто так интерпретировала для неё с сестрой, тогда ещё совсем детишек, противопризрачный дефлектор, который так невовремя начал сбоить после крушения самолёта в горах Колорадо и едва не сжёг ей и Владу кожу. Да и это было не особо важно на данный момент. Демоница явно любила хорошую драму, а с учётом её целей, верить мёртвой девочке до конца всё же не стоило. Однако даже такое лживое существо всё же имело на руках довольно серьёзные факты, спорить с которыми было попросту невозможно.

Белёсый старый шрам сына, который он ухитрялся так долго скрывать под одеждой, не снимая майки даже на пляже всё ещё периодически возникал перед глазами, пока последние файлы догружались на внешний жёсткий диск. С Дэнни ей предстоит долгий, очень сложный, но необходимый разговор. Записи и расчёты, которые она случайно увидела в его комнате, исправленные схемы и чертежи, раны о которых она не знала. Её мальчик оказался ещё более скрытным, чем предполагала Мэдди и при одной только мысли о том, что ещё он может скрывать, искренне считая собственное молчание благом, становилось не по себе.

― Дорогая, ты закончила? ― раздался голос Джека из лаборатории наверху.

От внутреннего чувства раздражения скрипнули зубы. Мэдди отсоединила от системника провод жёсткого диска. Для себя она уже решила всё, но дать Джеку слово, шанс объясниться и извиниться было необходимо. Дать человеку с которым она прожила восемнадцать долгих лет, которого так сильно любила, шанс. Последний шанс услышать её и понять. Проанализировать всё, что они вместе делали, и свои личные подходы к этому общему делу.

― Дорогая? Ты меня слышишь? ― повторил мужчина, заглядывая в старую часть лаборатории.

― Да, ― Мэдди со вздохом положила хард с проводом в набедренную сумку. Начать с чего-то было нужно и желательно прямо сейчас, пока она не позволила собственной саморефлексии заставить её передумать. ― Спустись, мне нужно с тобой поговорить.

Начинать это всё не хотелось. Откровенно не хотелось. Она бы предпочла занять себя работой. Загрузиться так, чтобы не было времени даже на полноценный сон. Но это было необходимо не столько для неё самой, сколько для благополучия детей. Пока муж спускался по крутой лестнице, Мэдди открыла папку с названием “Дева” на стареньком макинтоше и мрачно окинула взглядом древнее орудие пыток. Железная маска с тёмными провалами на месте глаз казалось смотрела на неё с некоторым сочувствием. Этот разговор будет той ещё пыткой и Мэдди это понимала слишком хорошо.

Бу!
 
Speret Дата: Четверг, 02.11.2023, 22:08 | Сообщение # 106
бывалый

Группа: Проверенные
Сообщений: 618
Репутация: 498
Награды: 8
Страна: Российская Федерация
Город: Санкт-Петербург
Дата регистрации: 07.01.2010
Статус: Покинул призрачную зону
― Нехорошее у меня предчувствие, ― поделился своими переживаниями Уэс, поставив перед друзьями небольшой поднос с закусками и холодным чаем.

Сэм не обратила на это особого внимания, продолжая что-то очень сосредоточенно искать с планшета Такера. Техник сразу взялся за закуски, а сам Дэнни успокаивающим жестом похлопал Уэстона по плечу, стараясь хоть немного приободрить, прекрасно понимая его чувство тревоги. Над ними всеми оно висело как лезвие гильотины над шеей приговорённого к смерти. Если Сэм, например, закрывалась в себе, в попытке от него спрятаться, то Такер налегал на еду, заглушая неприятное чувство гастрономическими приятностями.

― Катрин не отвечает всего-то пол часа, ― Дэнни попытался улыбнуться, хотя наверняка это выглядело ужасно фальшиво со стороны. ― Ей при нас недавно звонил её отец. Наверняка всё в порядке и она просто чем-то увлеклась, оставив телефон на беззвучном в другой комнате. Знаешь же как это бывает.

― А может просто задремала, ― Такер проглотил закуску, запив большим глотком холодного напитка. ― Вы же все сидите сейчас взаперти по домам, а эта та ещё скука. Не уснуть почти невозможно.

― Может вы и правы, ― Уэс выглядел совсем уж потерянно, плюхнувшись на свою широкую кровать. ― Простите что так нагнетаю. С утра сам не свой, да ещё и всё что мы нашли...

― Неудивительно, кому угодно было бы не по себе на твоём месте, ― Сэм отвлеклась от экрана, поправив тканевый цветок, что держал откинутую с лица шаль на голове. ― Не каждый день выясняется что в бродячем цирке в клетках держат не животных, а людей.

― Вампиров, ― поправил Уэстон как-то слишком уж автоматически, присев на край кровати рядом с готессой.

― Не вижу особой разницы, ― Сэм ободряюще приобняла Уэса за плечи, вызвав у него этим бесхитростным жестом благодарную улыбку.

― Хорошо что ты меня послушал заранее и установил себе нормальный блокировщик рекламы. Иначе далеко бы ты в своей части поисков не продвинулся, ― Такер на минуту задумался, очевидно пытаясь подобрать нужные слова. ― Эти ребята очевидно перешли определённую черту, это должно быть поводом к ним наведаться нам разве нет? Ну или как минимум Дэнни. На тебя ведь эти фокусы шарика не действуют?

― Повод, конечно, ― вздохнул Денни, становясь серьёзнее чем обычно. ― Если бы понимал с чего начать. Просто ворваться туда, значит без плана влезть на территорию психа, который контролирует разумы потенциально ни в чём не виновных заложников, которых он может начать использовать как живой щит. К тому же мы ещё до конца не знаем, работает ли эта штука на людей. Может через медиа вы с Сэм сейчас влияния и не ощущаете, может у неё есть определённый радиус действия для разных существ. Мы не знаем, что будет при непосредственном контакте с этой штукой.

― А если этими приколами можно контролировать и людей, то под удар может попасть целая толпа, ― закончил за друга мысль резко помрачневший Такер, отставив обратно на поднос стакан с чаем. ― Я об этом не подумал.

― Но придумать что-то нужно. Не оставлять же всё как есть, дожидаясь пока проблема просто переберётся в другой город? ― Сэм нервно постукивала пальцами по корпусу планшета. ― Это хуже рабства. И я сейчас не только о вампирах говорю, но и том призраке в красном платье.

― Хочешь сказать, ты что-то о ней нашла? ― Уэстон подвинулся ближе, сунув нос в планшет в руках готессы. ― Некролог?

― Хуже. Статью об убийстве из китайских источников, ― слова девочки заставили всех встрепенуться и начать заглядывать на экран планшета через её плечо. ― Некоторые назвали это делом о смерти “Мальчика в красном платье”.

На фотографиях предложенных к статье был заснят довольно бедный деревенский дом с с земляным полом. Никаких особых изысков или предметов интерьера внутри не было: старенькая и изрядно изъеденная ржавчиной керосиновая плита для готовки, стол с несколькими упаковками лапши быстрого приготовления, пара табуреток на которых лежал рюкзак и пакет со сменной одеждой скорее всего. Однако хуже всего выглядели фотографии мёртвого тела в красном платье. Тела с грузами на ногах, подвешенного за руки на одной из потолочных балок. С почерневшими от длительного передавливания конечностями и висевшее так долго и уже начало разлагаться, судя по тёмным пятнам на слегка смуглой коже. Красное платье было один в один похоже на то, что было на призраке, а когда они дошли до фотографий с лицом мальчика, то сомнений в личности покойника не сталось.

Чтобы умереть вот так, времени должно было потребоваться много. Очень много мучительно тянущегося времени. Дэнни закусил губу невольно вспомнив не только Шарлотту, но и кошку-оборотня: одних из самых жестоких и озлобленных созданий, с которыми он сталкивался лично.

― Судя по всему дело закрыли признав всё несчастным случаем во время “игры” двух подростков, а то и вовсе по вине самого покойного. Мол, он сам виноват в том, что решил заняться чем-то подобным и не рассчитал немного пути отступления, так сказать. Но общественность в эту версию не очень-то поверила, ― Сэм передала планшет обратно Такеру. ― Некоторые источники утверждают будто бы в деле была свидетельница, утверждавшая, что видела взрослого мужчину, который выходил из дома покойного, посреди ночи, но описать детально не смогла из-за плохого зрения. Возможно поэтому на её показания не сильно полагались во время расследования.

― Этот цирк с фриками мне нравится всё меньше и меньше, ― пробормотал Дэнни скривившись.

― Мда уж... хотела бы я знать заранее, что там за кулисами происходит, ― Сэм нервно теребила в пальцах край своей полупрозрачной шали. ― До этого они “подкупили” меня там, что не держат животных. Не верю что говорю это, но уж лучше бы они кичились дрессированными пуделями.

― По крайней мере то что ты сейчас откопала даёт больше представлений о том, с чего на самом деле стоит начать, ― Дэнни вздохнул, скрестив руки на груди. ― Насколько мне известно, чем хуже и болезненнее смерть, тем злее и непредсказуемее будет получившийся призрак. Если начнём с того, кто контролирует весь этот цирк и выведем его из строя, то подконтрольный ему призрак станет свободным и я лично не могу предсказать как он себя поведёт. Может быть он будет действовать как Шарлотта и направит весь свой гнев на виновного в собственной смерти. А может быть поступит как та нечисть, что к чертям опрокинула целый самолёт, попытавшись убить как можно больше тех, кто просто попался ей на глаза. А в случае с цирком в первый день выступлений...

― ...Это будет целая толпа людей, ― закончил за друга мысль Уэстон, схватившись за голову. ― Эта штука может устроить самую большую кровавую баню в истории!

― Что сделает нам всем только хуже и даст повод людям, вроде моего отца, развернуть полноценную охоту, ― резюмировал Дэнни. ― Они не станут грузить себя вопросами мотивации, особенно если ситуация выйдет из под контроля и превратиться в цирковое подобие Колумбайна.

― Значит первым делом будем избавляться от призрака? ― уточнил Такер с очевидным нежеланием лезть в противостояние с потенциальным озлобленным на всё человечество нечто.

― Именно. И желательно так, чтобы самим не подставиться. Так что лезть туда прямо сейчас будет глупо. ― кивнул Дэнни. Подросток задумался перебирая в голове варианты действий и выискивая среди них хотя бы не самый самоубийственный. ― Мы уже знаем, что этого духа отправляли на ограбления примерно сразу после закрытия закрытия магазинов, вероятно чтобы пропажу ценностей можно было при случае свалить на людей, которые отвечали за закрытие и включение сигнализации. Поймать в термос этого призрака из засады должно быть не так сложно. Возможно даже драки избежать получиться.

― В городе не один десяток ювелирных, ломбардов, музеев и банков, в ячейках которых могут храниться ценности, ― заметила Сэм, ― Ты раздваиваться не умеешь, твоя чуйка на призраков очевидно ограничена по радиусу действия, а только нас с Такером не хватит чтобы в такой короткий промежуток времени помочь тебе проверить ВСЁ.

Дэнни раздражённо потёр переносицу. Сэм права и его это начинало подбешивать. Единственный шанс перехватить самую большую потенциальную опасность и обезвредить её, и тот кажется недостижимым.

― В делах с ограблениями, которые вела мама сначала вычисляют район, в котором действуют банды, ― Уэстон открыл карту города и начал наносить на неё метки, обозначая магазины уже подвергшиеся нападению. ― Так ей не раз удавалось доказать, что её подзащитные не совершали преступлений других людей или банд из других районов города, которые на них пытались повесить прокуроры, ― Уэс показал друзьям получившееся место.

― Всё в районе улицы Ричи? ― уточнила Сэм глядя на карту.

― Мы как раз неподалёку от него, ― Такер поправил очки, сползшие на кончик носа. ― Райончик для богатых.

― Имеет смысл, ― Дэнни достал из одного из карманов джинс программку выступлений цирка “Готика” и, найдя нужную страничку, положил перед друзьями. ― Цирк проведёт в городе всего три выступления включая сегодняшнее. За короткий срок они явно хотят забрать побольше. Полиция за три дня не успеет ничего на них достать, а когда хоть какие-то доказательства будут их уже и след простынет.

― Времени мало, а попытки всего три, и то в лучшем случае, ― заключил Такер. ― Уверен что справишься?

― Это лучше чем ничего не делать. И безопаснее чем привлекать моих родителей или кого-то из взрослой нежити, которого могут взять под контроль, ― кивнул Дэнни. План оптимальный и не настолько самоубийственный, если действовать осторожно. ― Но сначала мне нужно будет заглянуть домой за оборудованием и парочкой дополнительных термосов для вас, ребят. Ну а Уэса я предлагаю попробовать подключать к полицейским переговорным каналам, чтобы в случае чего он нас предупредил о сработавшей где-нибудь сигнализации или патруле, который может нам помешать.

― Стоп-стоп! Вы двое умеете подключаться к полицейским каналам? ― с недоверием переспросила Сэм.

― Пока ты не влилась в нашу компанию мы много чем развлекались, ― беззаботно пожал плечами Такер.

― Есть у вас ещё какие-то незаконные хобби, о которых мне следует знать? ― серьёзно спросила Сэм, нахмурившись.

― Уж кто бы говорил о незаконных хобби, мисс Мэнсон, ― съехидничал Такер, глядя на готессу поверх очков с толстыми стёклами. Когда девочка перевела суровый взгляд на Дэнни.

― Я буду говорить только в присутствии адвоката, ― со смешком ответил он. ― Возьмёшь на себя его роль, Уэс? ― парень взглянул на Уэстона, ожидая что он подхватит шутку, как делал это обычно, но ответом было молчание. Молодой вампир сидел на кровати глядя куда-то поверх их голов, а взгляд его был слегка подёрнут странной алой поволокой, окрасившей радужку так, словно он смотрел на источник красного света. ― Уэс? ― снова позвал Дэнни.

Алые отблески в радужке исчезли, стоило Уэсу моргнуть. Подросток молча поднялся с кровати и направился к выходу их комнаты.

― Стоять! ― Сэм первой преградила ему путь, а Дэнни и Такер подхватили под локти с обеих сторон.

― Спокойно, ребята, ― смущённо замахал руками Уэс, ― Меня просто родители просили дверь открыть. Они ждут кое-кого.

― Они не могли тебя нормально об этом попросить? Без этих телепатических приколов? ― Такер выдохнул, поправив красный берет. ― У нас тут вроде как ЧП связанное.

― Простите, сила привычки, ― Уэс неловко поправил рыжие волосы, всё же выйдя из комнаты в сопровождении друзей, которые не сговариваясь решили, что отпускать Уэстона одного всё же не стоит. ― Это сложно контролировать даже взрослым, в этом-то и заключается проблема. Мы всегда тянемся так к своим, чтобы убедиться что они всё ещё рядом, делаем это на автомате, не задумываясь. Особенно в какие-то стрессовые моменты, когда быть одному совсем не хочется. Это почти так же как и глотание, вы просто делаете это и не задумываетесь особо до тех пор пока кто-то со стороны об не напомнит о том, что вы делаете это относительно сложное действие. После подобного напоминания вы начинаете обращать на это внимание и контролировать процесс. Начинаете думать как вы вообще делали это раньше, ведь раньше такими вопросами не задавались.

Дэнни почувствовал как во рту скопилась слюна, но после замечания Уэстона воспроизвести глотание не задумываясь оказалось как-то на редкость сложно.

― Ты козёл, ― наконец-то выдала Сэм, шумно сглотнув и пару раз похлопав себя по груди будто подавилась чем-то.

― Зато эффективно объяснил суть, ― развёл руками Уэс спрыгнув с последней ступени широкой лестницы и направившись к массивной деревянной двери через холл, что в резиденции Уэстонов чем-то напоминал бальную залу из какого-нибудь старого фильма.

Впервые побывав в доме товарища по клубу, Дэнни отчего-то вспомнил роскошный дом Мастерса. В какой-то момент он подумал, что все клыкастые в той или иной степени тянуться к роскоши, что на деле оказалось совершенно не так. Большая часть его знакомых обитала в местах более привычно обставленных, а кто-то вроде Спайка даже в откровенно убитых квартирках на границе старого города. Наверняка конкретно им сейчас сложнее всего из-за подобного вынужденного соседства и невозможности выйти из дома. Неудивительно что Уэс за них беспокоился и постоянно проводил своеобразную перекличку в общем чате. При их сплочённости потерять кого-то явно будет очень и очень больно.

― Добро пожаловать, мистер Мастерс, ― вежливо поприветствовал гостя Уэс, пропуская в дом мужчину, неспешно складывающего зонт. ― Сегодня для вас слишком солнечно?

― Можно и так сказать, ― тон Мастерса был таким же ровным и спокойным как и всегда.

― Дядя Влад? ― Дэнни удивлённо смотрел на Мастерса, спустившись с последней ступени лестницы. ― Что вы тут делаете?

― Дядя?, ― переспросила Сэм шёпотом, склонившись над самым ухом друга. Только после этого вопроса парень понял, что ляпнул что-то не то и поспешил отвести взгляд немного в сторону, почувствовав жар на кончиках ушей и почти нестерпимое желание почесать шею. Однако Мастерс сделал вид, что ничего сверх странного не услышал, ответив на обращение парня так же как и всегда: со свойственной ему сдержанностью.

― У меня к тебе аналогичный вопрос Дэнниэл, ― Мастерс передал аккуратно сложенный зонт Уэстону и аккуратно стянул с рук тонкие белые перчатки. ― Разве вы не должны были быть дома?

― Решили навестить друга, ― Дэнни почувствовал как с каждым новым словом всё сильнее горят уши после этой дурацкой оплошности. Да, может быть друзья на это прямо сейчас не отреагируют, он он был уверен наверняка, что потоком их шуточек его накроет с головой, стоит только м остаться наедине друг с другом. “Надо же было так облажаться”, ― думал он, нервно ковыряя заусенец у ногтя большого пальца.

― Да и для меня, например, компания вампиров лучше домашних, ― Сэм небрежно положила руку на плечо Дэнни, искоса поглядывая на него с хитрой улыбкой, не предвещающей ничего хорошего.

― Кстати об этом, ― Влад снял перчатки и убрал их во внутренний карман пиджака. ― Вас, молодые люди, следовало отчитать за то, что едва не залезли в самый эпицентр неприятностей, ― говоря это Мастерс смотрел на Сэм не отрываясь из-за чего её запал заметно поубавился, переключившись с Дэнни на мужчину. Но Влад продолжил прежде, чем готесса успела открыть рот. ― Однако на это можно закрыть глаза учитывая какую работы вы проделали. Из вас могли бы выйти отличные детективы.

― Да, мы талантливые, ― Такер любил покрасоваться, а похвала от одного из самых влиятельных людей страны явно грела его эго сильнее чем нужно.

― И больше никаких планов у вас нет? ― задавая этот вопрос Мастерс смотрел уже конкретно на Дэнни, очевидно прекрасно понимая кто в их небольшой компании является инициатором всех планов, несмотря на свой образ тихони. Возможно он понимал даже больше чем Дэнни хотелось бы.

Сэм крепче сжала плечо друга пытаясь этим жестом дать ему понять, что язык всё же стоит держать за зубами, если они не хотят чтобы им помешали и заперли дома как совсем уже бесполезных малышей. Но с другой стороны...

Бу!
 
Speret Дата: Четверг, 02.11.2023, 22:08 | Сообщение # 107
бывалый

Группа: Проверенные
Сообщений: 618
Репутация: 498
Награды: 8
Страна: Российская Федерация
Город: Санкт-Петербург
Дата регистрации: 07.01.2010
Статус: Покинул призрачную зону
Мэдди без особого интереса взглянула на давно затупленные штыри внутри железной Девы и слушала заверения о том, что она просто неправильно поняла то, что увидела. Что Дэнни эксперимент навредить никак не мог, что всё было безопасно, что всё было предусмотрено, что всё было “этично”, как нынче принято говорить. В какой-то момент женщина начала думать, что её либо держат за дурочку, которая всё это проглотит и не подавится, либо что Джек и сам забыл, что делал во время этого обсуждаемого ими эксперимента с участием их сына. Второе, конечно, было более вероятно, но совершенно не делало общую картину лучше. Особенно в свете того, что слова Джека расходились как минимум с тем, что он сам написал в своём же отчёте, который она скопировала и который не редактировался всё это время.

― Дэнни наверняка поранился где-то ещё, ― уверял её муж. ― Он довольно непоседливым был всегда. Вспомни как он лазал по деревьям у Алисы даже в прошлом году!

― Ты сам в отчёте указал на то, что Дэнни вышел из этой штуки раненным, ― она старалась быть спокойной. Правда пыталась списать всё на банальную забывчивость Джека, ведь он всегда был таким. То на предохранитель своё противопризрачное оружие не поставит. То забудет сделать ручку с внутренней стороны двери. Но сейчас, когда разговор лично ей казался максимально важным и серьёзным, подобное сложно было не воспринимать как ребячество и издевательство.

Она открыла перед Джеком материалы, все его фото, в том числе и ту, на которой была повреждённая футболка Дэнни со следами крови. Развернула во весь экран, чтобы мужчина получше рассмотрел доказательства того, что случилось уже более десяти лет назад. За такой продолжительный срок многое могло забыться. Воспоминания имеют свойство искажаться, особенно те, о которых помнить не хочется. Но по каким-то своим внутренним критериям Мэдди казалось что если бы она допустила что-то подобное, то забыть у неё этого не вышло никогда.

Мужчина растерянно смотрел то на фото, то на полностью затупленные железные колья внутри Девы, будто бы пытаясь сопоставить всё что видит. Внутри и правда не было ни одного острого объекта, который бы мог причинить их мальчику вред, он сам это отметил в отчёте и даже сделал определённые выводы в своём стиле, которые Мэдди разозлили ещё больше. Особенно то, как он их подавал, с низводя в документах их ребёнка до “субъекта”. Если бы речь шла о ком-то чуть более постороннем, то она наверняка бы испытывала определённый интерес, ожидая какой же ответ получит от своего собеседника. Как он выкрутится, как оправдается, но в моменте, глядя в глаза супруга, не испытывала ничего. Этот эмоциональный вакуум словно стал частью её самой во время этого диалога.

― Так значит мы не зря заинтересовались этим артефактом в своё время, Мэдди! ― Джек был... рад? Она не совсем понимала причины подобных эмоций и это на мгновение заставило её усомниться в собственной адекватности и способности анализировать ситуацию. ― Поверить не могу что просто забыл об этом! У нас под носом столько лет был артефакт с запертым призраком в инертной стадии и мы его даже не продолжили его активно изучать.

― Джек, ты запер в этой штуке нашего сына, ― радости от открытия чего-то потустороннего она не разделяла. Если бы речь не шла об одном из их детей, а о ком-то более взрослом, кто мог хотябы сознательно согласиться на подобный эксперимент, чётко осознавая риски, она бы ещё задумалась над тем, чтобы не поднимать шум. Но ребёнок... ― Ты запер нашего сына в средневековом орудии пыток, сознательно ожидая этим вывести из анабиоза призрака, и не видишь в этом проблемы?

― Это была важная часть эксперимента, ― мужчина и правда выглядел непонимающим. ― Дорогая ты ведь и сама понимаешь, что наука порой требует некоторых жертв и...

― Это наш сын! ― вакуум в душе наконец схлопнулся, породив яркую вспышку гнева, которой Мэдди сама от себя не ожидала. ― Ты на нашем ребёнке опыт поставил! В отчётах называл его “субъектом” словно он какой-то расходный материал, который легко заменить! Это ведь не случайность, что все записи датируются временем моей первой серьёзной командировки. Ты специально провёл этот “опыт” пока меня не было дома, зная наперёд как я к этому отнесусь. Но это тебя не остановило!

― Мэдди ты ведь понимаешь как важны наши исследования. Ты сама говорила, что ждёшь результата от каждого нашего опыта, но когда видишь его не можешь даже осознать его важность! ― Джек был серьёзен. Он не шутил, не увиливал, не пытался играть с ней, как это порой любил делать Влад ещё в колледже со свойственными ему уже тогда ядовитыми саркастичными шутками.

Нет.

Джек действительно говорил то, что думал. Он был так же прост и бесхитростен как и всегда. И от этого по спине Мэдди пробежали мурашки. Неловко наступив на больную ногу она слегка оступилась, оперевшись на пыльную столешницу. Это открытие было одним из самых неприятных за последнее время. Она всегда ненавидела намёки, просто потому что плохо их считывала, не умела в этику общения в принципе и будучи студенткой никогда бы не подумала, что именно прямолинейность и честность вызовет в ней нечто на грани ужаса и ярости.

― Ты и правда считаешь, что ничего дурного не сделал? ― тело ощущалось каким-то чужим, слишком лёгким и хрупким, а собственный голос звучал будто бы со стороны, с лёгким эхо отражаясь от пыльных стен подвала.

― Я считаю, что ты концентрируешься не на тех вещах, ― голос Джека звучал как-то непривычно и глухо. ― Мы с тобой прямо сейчас поняли, что у нас есть потенциальный новый объект для исследования, который, с нашим нынешним оборудованием будет гораздо проще изучать. Я не понимаю почему ты сейчас злишься на меня за травму, которую наш сын получил из-за призрака.

В какой-то степени Мэдди понимала, что этот разговор станет своеобразной точкой невозврата, но всё ещё надеясь на какой-то иной исход. На другие объяснения и выводы со стороны Джека. На понимание в конце-концов.

― Скажи, по твоей логике, если бы ты запер Дэнни в клетке с тигром и он бы пострадал от него, то я должна была бы злиться на тигра, а не на тебя, как на человека который в принципе допустил подобную ситуацию? ― Мэдди говорила ровным тоном глядя Джеку прямо в глаза. Наблюдая за тем как менялся его взгляд. На лице мужа всегда отражалось то, о чём он думал и что чувствовал. Этот раз не стал исключением. Живая, подвижная и порой даже чрезмерно яркая мимика всегда была его отличительной чертой.

― Тигр это неразумное животное, ― Джек, кажется не совсем понимал смысл слов Мэдди. ― Его нельзя сравнивать с призраком.

― Замени животное в моём примере на маньяка, психически больного, или любого другого нестабильного человека, чьи действия могут быть непредсказуемыми и опасными для окружающих, ― сердце Мэдди билось на удивление спокойно после последней вспышки гнева. Если раньше она надеясь на то, что её услышат и поймут, злилась встречая глухую стену чужой твердолобости, то теперь... Она просто потеряла надежду. ― Ничего не измениться Джек. Как ни крути, но свалить свою вину на призрака в этой ситуации не выйдет и я хочу чтобы ты это понял, потому что больше я объяснять не буду.

Женщина развернулась и неспешно зашагала по ступеням наверх, в лабораторию, ощущая нарастающую слабость. Этот разговор выпил из неё все силы. Надломил куда больше чем она предполагала.

― Я не могу так больше, ― пробормотала она, чувствую нарастающую головную боль.

― Что ты имеешь в виду? ― Джек слегка запоздало бросился вслед за ней.

― Я хочу развода, ― произнесла Мэдди, не зная что за их с Джеком разговором уже какое-то время наблюдал невидимый свидетель.

Возвращаясь домой в режиме невидимки, чтобы лишний раз не сталкиваться с родителями и при этом забрать всё необходимое, Дэнни не ожидал, что станет свидетелем их разговора, в котором ему была отведена очень значимая роль. Не ожидал что мама вообще когда-то узнает об этом, даже в далёком детстве понимая, что ничего хорошего из этого не выйдет. И вот это брошенное холодным тоном “я хочу развода” было подтверждением того, что все его страхи были обоснованы.

Ещё с тех самых пор как женщина сорвалась к тёте Алисе в прошлом году Дэнни подозревал, что всё однажды к этому и приведёт, хоть и в тайне надеялся на то, что это случиться хотя бы не так скоро. Или что хотя бы он не будет играть в развале собственной семьи серьёзную роль. Прижимая к себе дополнительные термосы и коммуникаторы для себя и друзей невидимый подросток парил под потолком, глядя на родителей и понимая, что наверняка бы сполз на пол, если бы стоял на полу, как нормальные люди.

― Что ты такое говоришь? ― пробормотал Джек севшим голосом, схватив Мэдди за запястье обеими руками. Он выглядел по настоящему сбитым с толку и даже испуганным в какой-то степени, но мама оставалась непоколебима.

Слушать продолжение Дэнни не стал. Пролетев через потолок лаборатории он сразу же завернул в свою комнату, где уже за закрытой дверью мог себе позволить едва ли не рухнуть на пол, выронив все вещи из рук. Шуметь не стоило, и рациональная его часть, Призрак, это прекрасно понимал. Однако потрясение было слишком сильным чтобы продолжать держать себя в руках. Именно из-за этого он не сразу заметил как покрылся инеем ковёр под ладонями. Он коснулся пальцами лица ожидая почувствовать мокрые дорожки от слёз, но их не было, как ни странно. Сидя на полу он тупо смотрел на разбросанные вещи и ждал, пока восстановится дыхание.

Бу!
 
Speret Дата: Четверг, 02.11.2023, 22:09 | Сообщение # 108
бывалый

Группа: Проверенные
Сообщений: 618
Репутация: 498
Награды: 8
Страна: Российская Федерация
Город: Санкт-Петербург
Дата регистрации: 07.01.2010
Статус: Покинул призрачную зону
Солнце уже почти село когда Фантом невидимкой поднялся в воздух в районе улицы Ричи. После того что Дэнни увидел у себя дома, сосредоточиться на текущей задаче стало гораздо сложнее. Стоило на секунду потерять сосредоточенность, как мысли с поисков потенциальной опасности съезжали на родителей, на образ матери заявившей что хочет уйти.

Горячий летний воздух обдувал лицо и тревожил короткие белые волосы, который после возвращения из Колорадо Денни старался больше не запускать и не отращивать слишком длинными. Он остановился, застыв в воздухе и устало вздохнул, разминая от чего-то затёкшую шею, вновь поняв, что потерял сосредоточенность и задумался о чём-то неважном и не относящимся к текущей задаче.

― Дэнни, у тебя точно всё нормально? ― голос Сэм в наушнике звучал слегка обеспокоенно.

― Как иначе? ― он почувствовал нарастающий внутри холод и постарался взять себя в руки, не позволив инею образоваться на кончиках пальцев белых перчаток. Призрак словно пытался “остудить” не его самого, а его излишне разбушевавшиеся чувства, после визита домой.

― Ну... Ты просто как будто бы сам не свой стал, как только вернулся. Как будто бы более рассеянный, ― осторожно начала готесса. ― Не знаю что произошло, пока ты был дома и не буду спрашивать, но ты уверен, что в таком состоянии сможешь справиться со своей “чуйкой”? ― здравый вопрос над которым и сам Дэнни размышлял.

― А есть выбор? ― Призрак знал ответ на свой вопрос лучше чем кто-либо. Никто кроме него не обладал подобным чутьём на паранормальное. Вампиры призраков учуять не могли, друзья тем более, а привлекать родителей с аппаратурой способной сделать тоже самое, что и его способности, можно было приравнять к изощрённой попытке самоубийства. Выбора нет и задачу выполнить необходимо, если он не хочет чтобы ситуация стала в разы хуже чем она уже есть на данный момент.

Глубоко вдохнув и закрыв глаза Дэнни сосредоточился на том ощущении, которое искал, прислушиваясь к глубокому рычанию зверя из темноты своего собственного сознания. На чувстве которое испытал, когда увидел призрачную “девочку” в первый раз на церемонии открытия цирка. Чувстве, на какое-то время затмившем проблемы живой части его существа. Не ауре банального мрачного тлена, какую пыталась создать вокруг себя основная аудитория цирка “Готика”, а нечто глубже, разнообразнее. Нечто с запахом разложения и ощущением боли в связанных конечностях. Нечто с запахом гари дешёвых свечей, подгнившего дерева и сырой земли. Чувство горечи в глотке заглушил поток холодного воздуха из лёгких.

Призрак рядом.

Резко открыв глаза Дэнни настороженно огляделся. Пытаясь определить источник призрачной активности.

― Он рядом, ― предупредил Призрак друзей. ― Неподялёку от дома 41А.

― На соседней улице, прямо за этим домом, находиться ювелирный “24К”, ― отчитался Такер.

Один из тех магазинов который вчера обнести призрачному воришке не удалось. И именно в него безвольного духа заставили вернуться сегодня. Совпадение ли это или глупость кукловода Дэнни не особо интересовало. Он быстро оказался на месте и уже хотел было ворваться внутрь, когда зверь из тёмного уголка его души предупреждающе зарычал. Подросток зажал рот рукой, поняв что грозный низкий звук исходил из его собственной глотки. Притормозил, осторожно облетев магазин вокруг. Ставни витрин были закрыты, свет внутри уже не горел, никаких людей явно не было, но назойливая мысль “не наделай глупостей, не веди себя так же импульсивно как отец” ― не отпускала, заставив напрячься и сосредоточить все свои чувства на текущей задаче, понизив звук в наушнике до минимума.

Осторожно заглянув внутрь, невидимка увидел нечто странное. Призрак в красном платье перемещался от ветрины к ветрине, стараясь коснуться стекла за которым на тёмных бархатных подложках сияли украшения с множеством драгоценных камней, но его руки с почерневшими воспалёнными ногтями каждый раз словно натыкались на какую-то невидимую преграду. Призрака это бесило и в очередной раз он попытался пробить эту преграду, ударив по ней кулаками. Но ничего не произошло. Лишь от повреждённого призрачного тела отлетели брызги фосфоресцирующей в полумраке эктоплазмы.

Присмотревшись Дэнни обнаружил на витринах между бархатной подложкой и стеклом тонкую цепочку чего-то похожего на соль, смешанную с травами. Его призрачная форма так же не могла проникнуть за пределы этого ограждения и кончиком пальца. Ощущалось это как невидимое, по текстуре напоминающее нечто похоже на сильно нагретое железо. “Это работает?!” ― удивлённо думал он про себя, продолжая наблюдать за растерянным духом в красном, направившемся в этот раз к дальней части магазина. К сейфу.

Только он хотел было двинуться вслед за ним чтобы задержать, как “Мальчик в красном платье”, резко остановился, упав на колени. От его платья поднимался едва заметный алый дымок, словно тело резко нагрелось.

“Какого чёрта!?”, ― Дэнни застыл, прижавшись к стенке и с непониманием глядя на то, как из глубокой тени, словно из воздуха появлялась Полина. Стоило девочке сделать пару шагов к призраку, как невидимый подросток заметил круг на полу, в котором девочка очевидно находилась всё это время. Он потёр глаза, со слабой надеждой на то, что его потустороннее зрение его просто случайно подвело. Мысль о том, что сверхъестественно обострённые призрачные чувства на самом деле можно на столько просто обмануть старенькими фокусами из древних легенд казалась невероятно обидной. Но ведь ещё год назад Влад сам говорил ему о том, что порой призракам так же сложно видеть живых, как и живым призраков.

― Это должно быть очень неприятно, но иначе помочь тебе не выйдет, ― Полина сняла с пояса портновские ножницы с длинными лезвиями. На железе едва заметно мерцали какие-то смутно знакомые символы, прочитать и воспринять которые у Дэнни не выходило. Они словно размывались в воздухе, ускользая от призрачного взгляда. ― Ты ведь не сможешь стоять на месте. Тебя заставят уйти.

Она щёлкнула ножницами в воздухе, обходя призрака, сидящего на полу, по кругу. Только сейчас Фантом заметил на потолке, прямо над призраком круг из кроваво-красных цветов, чем-то напоминающих розы, но определённо ими не являющимися. Чёрные стебли, покрытые шипами, сплетались вместе, образовывая подобие гигантского венка.

“Полина сделала это? Без помощи аппаратуры поймала призрака? С помощью этого реально можно поймать призрака?!” ― мысли путались в голове, пока Дэнни смотрел на то, как девочка вновь и вновь щёлкала ножницами, словно обрезая что-то, и продолжала ходить по периметру невидимой клетки, в которую заточила духа. Мальчик в красном пару раз дёрнулся, начав озираться по сторонам с недоумением. Чернота его глаз посветлела, стало возможно различить в них тёмные зрачки и радужку. Он сидел на полу глядя на собственные руки с остатками верёвки, на оборванный подол платья, медленно сгибая и разгибая почерневшие пальцы с которых испарялся красноватый дым.

Дэнни позволил призрачным глазам присмотреться к происходящему внимательнее. Полина медленно передвигалась по кругу, водя раскрытыми ножницами в воздухе и периодически щёлкая ими, смыкая лезвия. Подросток заметил как между лезвий ножниц попала едва заметная нить, похожая на ту, что использовала Шарлотта, чтобы захомутать отца и лишить его воли.

― Стой! ― крикнул он проявляясь, но слишком поздно.

Полина оборвала последнюю ниточку, контролирующую духа. Разорвала его связь с кукловодом, вернула волю, и последствия не заставили себя ждать. Осознавший наконец собственное положение мальчик затрясся словно в лихорадке. Вцепился в собственное платье и с криком начал рвать его. Потусторонний вой оказался настолько громким и отчаянным, полным энергии, сдерживаемой до этого момента “хозяином” призрака, что в магазине замерцал свет. Сигнализация то включалась, то выключалась, а оглушённая рёвом Полина, выронив ножницы, упала на колени.

Дэнни попытался заткнуть уши и удержаться на месте. Звуковые волны выталкивали его из помещения. Опустившись на пол, он пригнулся ближе к земле, чтобы не позволить от себя так просто избавиться. Наушник, кажется, заискрил от избытка энергии и слегка ударив его током пару раз.

Пол затрясся под ногами как во время землетрясения. Злоба духа давала о себе знать с каждой секундой всё больше. По потолку пошла трещина, разорвав круг из цветов. Осколки штукатурки посыпались на Полину и Дэнни. Стекло ближайших витрин лопнуло с диким треском. Дэнни едва успел переместиться к девочке и сделать их обоих неосязаемыми, избежав ранения от стеклянной шрапнели.

Призрак в изорванном платье наконец-то замолк, поднялся на ноги и схватил с ближайшей витрины крупный осколок стекла. Уже замахнулся на освободившую его от оков кукловода Полину, но Дэнни успел выбить импровизированное оружие из рук покойника. Направив на него термос, Призрак быстро запечатал в ловушку сопротивляющегося духа, ведомого одной лишь яростью.

Уши всё ещё были заложены, а звуковые волны отражались внутри черепа болезненным звоном. Фантом осторожно перезагрузил всё ещё сбоящий наушник. Голоса друзей звучали приглушённо и невнятно, но скорее всего из-за того, что вой полтергейста повлиял на его собственный слух.

― Всё под контролем, ― сказал он в микрофон, запоздало осознавая, что почти кричит в попытке вновь услышать самого себя. ― Ты как? ― спросил он у Полины, помогая ей поднятья.

― Что? ― Санчес явно была оглушена куда сильнее его. Она внимательно смотрела в его лицо, по движению губ пытаясь понять, что ей говорили. Полина зевнула, скорее всего пытаясь избавиться от заложенности в ушах.

― Освобождать духа из под чужого контроля, не зная как он умер было плохой идеей, ― Призрак говорил медленно и как можно более чётко чтобы его могли понять хоть как-то. Он отряхивал с волос девочки белую крошку штукатурки.

― Буду иметь в виду, ― Полина улыбнулась немного криво из-за очевидной головной боли после такого звукового удара. Только сейчас, когда слух немного восстановился, они расслышали сигнал тревоги, включившейся в магазине из-за ужасного погрома и вспышки энергии.

― Тебе нужно уходить, ― Дэнни поднял с пола портновские ножницы и протянул их девочке, держась за лезвия. ― Если не хочешь объясняться перед полицейскими.

― На счёт меня не переживай. Себе алиби я состряпаю, ― она взялась за кольца ножниц и взглянула прямо в его глаза. ― А вот тебе его придумать будет сложно, ― она поправила безнадёжно спутавшиеся волосы, перекидывая толстую косу через плечо. ― Спасибо.

― В следующий раз оставь разборки с мертвецами мне, ― Дэнни поднялся в воздух и, став невидимкой, покинул изрядно потрёпанный призраком магазин.

У владельца наверняка много денег уйдёт на то, чтобы вернуть ему презентабельный вид, но по крайней мере больше ничего из дорогих товаров не было украдено, а из людей никто не пострадал. Не так идеально как планировалось, однако стратегия сработала даже с учётом усложнения в виде Полины и её “ведьмовских” штучек.

― С призраком разобрались, ― голос Такера в наушнике наконец-то удалось разобрать. ― Остался цирк.

Дэнни улыбнулся, услышав голоса друзей. На одной из ближайших крыш он заметил фигуру, закутанную в лёгкий белый плащ. Мастерс находился рядом. Страховал но не вмешивался, как и обещал. Подросток направился к нему, повесив термос на пояс. У него получилось разобраться с призраком. Получилось воплотить в жизнь собственный план.

― Отличная работа, ― со сдержанной улыбкой похвалил его Влад, непривычным жестом открываясь для объятий, которые Дэнни всё ещё любил так же как и в далёком детстве. Особенно когда никто не видит. Удивительно что даже на жаре позднего вечера, на раскалённой за день крыше под плащом Мастерса было приятно прохладно. ― Я тобой горжусь.

После всего что Дэнни услышал дома, после того как ему вновь пришлось вспомнить всё то, что он испытал в далёком детстве, сидя в Железной Деве. После осознания того, что из-за него вот вот развалится его семья, слова Влада ощущались особенно ярко. Теплое чувство спокойствия, чего-то постоянного и надёжного, чего-то безопасного, согревало душу. Пусть Влад и определённо не был самым дружелюбным существом по определению, пусть очевидно мог быть опасным хладнокровным и, скорее всего, даже в чём-то жестоким, судя по его характеру, но в тот момент его руки с длинными и острыми когтями казались в разы менее опасными, чем руки его собственного отца.

― Ребята, у нас плохие новости, ― раздался в наушнике голос Уэса, к которому прислушался и Плазмиус, отпуская Дэнни. ― До Катрин добрались.

Бу!
 
Speret Дата: Четверг, 02.11.2023, 22:10 | Сообщение # 109
бывалый

Группа: Проверенные
Сообщений: 618
Репутация: 498
Награды: 8
Страна: Российская Федерация
Город: Санкт-Петербург
Дата регистрации: 07.01.2010
Статус: Покинул призрачную зону
Мэдди взглянула на часы. Цирковое представление, на которое собирался пойти Дэнни, должно было подходить к концу. Мальчик вернётся домой поздно, уставший и взволнованный увиденным, с множеством эмоций и, вероятнее всего почти сразу завалиться спать без задних ног. И это только при условии что он и правда вернётся вовремя, что крайне маловероятно, с учётом того как он любил задерживаться где-нибудь с друзьями или спонтанно оставаться у кого-то из них на ночь.

Поговорить с ним при любом раскладе удастся только завтра, а от перспективы портить его настроение и настрой, вытаскивая наружу прошлое, которое он так долго прятал в дальнем тёмном углу собственной души, сама Мэдди начинала чувствовать себя отвратно. Она закрыла папку, которую ей передал Влад ещё когда она лежала в больнице с сотрясением, и, тяжело вздохнув, откинулась на спинку стула. Сейчас было не лучшее время для того чтобы детально изучать его предложение, однако чтение деловых документов и условий её немного приводили в себя. Позволяли успокоиться в какой-то степени и сосредоточиться на деталях. По крайней мере так было раньше, однако сегодня Мэдди просто чувствовала себя уставшей.

Запустив в волосы пальцы и убирая чёлку от лица, женщина принялась массировать виски, сквозь зарождающуюся головную боль услышав хлопок входной двери и голос дочери:

― Надеюсь вопрос с насекомыми решился, ― Джесс, судя по звукам, бросила сумку на диван в гостиной и направилась на кухню. Однако, заглянув в помещение и встретившись взглядом с матерью, поспешила сменить свой боевой настрой на более настороженной. ― Что-то случилось, пока меня не было?

― Да, случилось, ― Мэдди внимательно и всматривалась в лицо дочери, встревоженной её серьёзным тоном.

Разговор с Дэнни в любом случае должен будет ждать до завтра, но ведь это не значит что только мальчик всё это время что-то скрывал от неё, в попытке выгородить оплошности одного родителя перед другим. В отличие от брата Джесс никогда не прятала собственное тело так же тщательно как и он. Каких-то особых подозрительных отметин на нём Мэдди не замечала по крайней мере, но ведь это ничего не значит, если так подумать. Может быть ей просто больше повезло и она не получила физический ущерб. По крайней мере пока что.

― Выглядишь... расстроенной, ― Джесс сделала небольшую паузу для того чтобы подобрать подходящее прилагательное, которое бы звучало корректнее чем то, что было у неё на уме на самом деле. ― Из-за этого? ― она кивнула в сторону папки с символикой “Плазмиус Генетик”, проходя на кухню.

― Нет, дорогая. Дело совсем не в этом, ― Она смотрела прямо в синие глаза дочери, пытаясь мысленно хотя бы немного продумать предстоящий диалог. ― Присядь пожалуйста. Я бы хотела с тобой поговорить. О тебе и твоём брате.

― Ты меня пугаешь, ― Джесс нервно начала теребить кисточку длинной косы. ― Я думала, ты просто поговоришь с Дэнни и попросишь его убрать пауков, а ты ведёшь себя так, словно намерена выгнать его из дома.

― Нет, милая. Дело в том...

― В том что твоя мама устала за сегодня, ― перебил её Джек, поднявшийся на кухню из лаборатории. Он смотрел ей прямо в глаза, едва заметно отрицательно покачав головой. Стараясь этим жестом дать ей понять, что с детьми говорить не нужно. По крайней мере так она это поняла, испытав лишь раздражение и лишний раз утвердившись в своём намерении провести с обоими детьми беседу.

― Джек не мешай, будь так добр, ― Мэдди поднялась, взяв со стола папку с документами, и обратилась к дочери, коснувшись её плеча. ― Джесс, пойдём наверх, к тебе в комнату.

Растерянная девочка поднялась со своего места и пошла куда велено. Очевидно её и так пугало происходящее, смысл которого был ей пока что непонятен, а Джек ситуацию не улучшал. Мужчина перехватил руку жены, отстраняя её от дочери и практически встав между ними.

― Принцесса, иди к себе пока одна, нам с мамой надо поговорить, ― он старался даже улыбаться и это от чего-то бесило Мэдди куда сильнее дежурной улыбки Мастерса, за которой не было ничего кроме формальной вежливости.

― Мы с тобой уже говорили, на сегодня хватит, ― она стряхнула руку мужа со своего плеча. ― Тебе уже было предоставлено слово, теперь же я хочу выслушать с других.

― Ты впутываешь детей в наши с тобой разногласия, ― Джек уже полностью оттеснил её от дочери, возвращая обратно на кухню. ― Это неразумно и лучше не сделает. Давай разберёмся сначала сами в этом недопонимании.

― Недопонимании? ― она начинала злиться. ― Ты называешь ЭТО недопониманием?

― Пожалуйста, не устраивай сцен при нашей дочери, ― он говорил с ней спокойным тоном периодически поглядывая на Джесс с виноватой улыбкой. Словно извиняясь за поведение её матери.

― Уж кто бы говорил об устраивании сцен, ― Мэдди грубо отпихнула супруга в сторону, выходя в зал, где уже стояла Джесс.

― Да что происходит? ― недоумевала девочка, глядя то на одного родителя, то на другого. Возможно до неё уже что-то начало доходить и она ждала хоть какого-то подтверждения собственных догадок. А возможно на самом деле была лишь наблюдателем, который совершенно не понимает что происходит.

Стоило Мэдди открыть рот, чтобы начать объяснение, как раздался оглушительный вой сирены. Противопризрачная тревога не срабатывала с самого первого появления Шарлотты в их доме. Особенно настолько чётко и единовременно по всему дому. Датчики словно взбесились. Была ли это вновь активизировавшаяся Шарлотта или призрак из Железной Девы, пробуждённый открытием железного саркофага спустя столько лет?

― Чёрт возьми! Экто-вспышка!, ― Джек бросился к экрану контрольного щитка сигнализации у входа в лабораторию. ― Где-то в городе мощный призрак.

― Что? ― резкая смена настроения мужа выбила из колеи уже саму Мэдди. Казалось бы всего пару мгновений назад он так сильно старался повлиять на их сложную семейную ситуацию и вот, по первому сигналу тревоги, готов броситься в погоню за призраком, которого можно будет изучить как следует. Он одержим призраками, а всё остальное было вторично.

― Дорогая, откладывай свои разговоры. Нас ждёт охота на эктоплазменую тварь, ― Джек бросился в подвал, судя по всему за оружием.

― Стой! ― слов Мэдди Джек уже не слышал, полностью погрузившись в подготовку снаряжения. Наверняка он захватит с собой этот до ужаса небезопасный арбалет и не дай боги, случайно попадёт в человека. О духах Мэдди даже не беспокоилась в отличие от мужа, который любой сигнал собственноручно разработанной системы датчиков воспринимал как реальную угрозу, а не очередной сбой, которых у них в течении всего прошедшего года было более чем достаточно.

Он не доработал пояс дефлектор, едва не поджаривший её и Дэнни. Он не доработал систему датчиков, и из-за этого они реагировали на пустоту и всё это время упускали из виду Шарлотту. Он выстрелил Владу в лицо эктопенкой, будучи уверенным после захвата собственного разума Шарлоттой в том, что уже отошёл и в состоянии отличать остаточный морок призрака от реальности. И он наверняка точно так же бестолково поступил со своим наскоро собранным оружием против “вампиров”. “Его нельзя отпускать одного”, ― единственная мысль, гудевшая в голове Мэдди в такт сигналу тревоги.

― Мама? ― Джесс выглядела ни на шутку испуганной.

― Всё в порядке, дорогая, ― Мэдди постаралась придать голосу как можно больше спокойствия, выключая сигнал тревоги. ― Я отлучусь не на долго, чтобы присмотреть за твоим отцом. Побудь пока дома и позвони Дэнни. Напомни ему чтобы сразу после шоу он шёл домой и не задерживался.

Бу!
 
Speret Дата: Четверг, 02.11.2023, 22:12 | Сообщение # 110
бывалый

Группа: Проверенные
Сообщений: 618
Репутация: 498
Награды: 8
Страна: Российская Федерация
Город: Санкт-Петербург
Дата регистрации: 07.01.2010
Статус: Покинул призрачную зону
Она услышала голос. Отличный от того, который раздавал приказы в первые за долгое время. Её звали осторожно и тихо, но настойчиво, помогая пройти через пелену красного тумана. Вели к приглушённому шуму людских голосов, что то и дело взрывался аплодисментами. Она подумала что её выведут на какой-то концерт или спортивное мероприятие, вроде чемпионата Европы по футболу. Она думала что найдёт себя где-то под трибунами в компании таких же потерянных и сбитых с толку сумасшедших.

К сожалению, открыв глаза она увидела себя на арене цирка, кланяющуюся публике, держа за руку кого-то в плотных перчатках. Зрители на трибунах были странными: основная их масса была одетые во всё чёрное, с мрачным макияжем, и видом неформальным на столько, что вызывал у едва очнувшейся девочки оторопь. Она застыла, в ужасе глядя на толпу пытаясь понять хоть одно слово из тех, что они кричали на незнакомом ей языке.

Уже готовая расплакаться, она почувствовала как её тянут за руку куда-то. Но не сопротивлялась. Просто не могла, у неё не было на это никаких сил. Толпа за спиной только ликовала, словно радуясь тому, как её тянут куда-то словно куклу. Уже на выходе за кулисы она столкнулась взглядом с лысым мужчиной в белом гриме, он улыбнулся ей, снисходительно потрепав по голове, словно собачку. Говорил ей что-то, но поняла она только слова “образ”, “игра” и “ангел”.

Ангел.

Окинув себя взглядом она поняла, что речь шла о ней. Ведь сама была одета как ангел, с маленькими белыми крылышками за спиной. Самый развратный ангел на планете, ведь полупрозрачное белое платье мало того что было неприлично коротким, так ещё и ткань его не скрывала совершенно ничего. Она буквально только мгновение назад стояла перед толпой рукоплескающих ей людей в одном белье. Её рука, неопрятно перемотанная бинтами, страшно болела, словно её окатили крутым кипятком.

“Тише. Тише. Не паникуй.”

Зов принадлежал мужчине и был единственным что она понимала. Единственным за что она могла зацепиться.

“Осмотрись вокруг. Постарайся себя вести так же как и все. Не выделяйся, чтобы тебя снова не уволокли в туман.”

Только сейчас она решилась в полумраке поднять глаза на того, кто утащил её за сцену и едва не закричала. Высокий мужчина в красном костюме дьявола был худ и измождён, его глаза сияли красным светом, ещё больше подчёркивая зияющий провал на месте носа. Его лицо напоминало обтянутый кожей череп, а мрачный грим лишь усиливал это впечатление. Она постаралась взять себя в руки и коснулась руки мужчины, слегка дёрнув за рукав. Никакой реакции не последовало, он продолжил стоять глядя прямо перед собой, словно безвольный истукан.

Девочка осмотрелась. Вокруг в полумраке так же стояли по стойке “смирно” другие существа. Артисты в различных костюмах. Части их тел некоторых из них, не скрытые гримом и одеждой порой заметно светились. Ей потребовалось время, чтобы понять, что это были не какие-то хитрые спецэффекты, а нечто под их кожей. Болезненные наросты на телах членов чудовищной труппы пульсировали, словно в такт сердцебиениям своих носителей. Они стояли не шевелясь и смотря прямо перед собой, а в их глазах отражался алый свет и густой туман.

Она заняла своё место рядом с мужчиной без носа, опустила взгляд в пол и закрыла глаза, стараясь не разреветься от страха и непонимания. Она ведь была дома. Помнила как мама, уходя на работу, попросила её не выходить на улицу и уложить спать младших после обеда. Как так вышло, что она оказалась здесь?!

“Давно у вас эти светящиеся наросты? Можешь сказать когда они появились у тебя?”

Голос задавал вопросы, сложные. Слишком сложные. “Как давно?” Она взглянула из под опущенных ресниц на свои руки, одна их которых была покрыта бинтами и ужасно болела. Через грязную ткань проступали пятна чёрной крови и зеленоватое нечто. То что у других было под кожей у неё вытекало из ран, которые она даже не понимала когда успела получить.

“Ты понимаешь где ты?”

Она только отрицательно покачала головой. Она смутно помнила, что зрители проходят по ночам после захода солнца, но не понимала какой сейчас день. Какой месяц... Какой год. Она больше не в Румынии ― единственная очевидная на данный момент вещь. Зрители кричали на другом языке. Страшный мужчина говорил на английском. Она в Англии? Или где ещё говорят на английском? Много где если начать размышлять, но от этого становилось только хуже. С ресниц на пыльную сухую землю сорвалась первая слезинка. Она потерялась в пространстве и во времени.

“Тише, тише. Потерпи немного, скоро всё закончиться.”

― Встречайте, наша новая звезда, Арахна! ― громкий голос со сцены принадлежал очевидно церемониймейстеру, лысому мужчина в мрачном гриме. Она понимала то, что он говорит с большим трудом. Глаза стоящей напротив девочки в обтягивающем полупрозрачном боди загорелись ярче. Её самые интимные части тела прикрывались вышитыми на сетчатой ткани пауками и больше ничем. Безвольная кукла вышла на сцену под бурные овации и свист возбуждённой толпы.

Конферансье вошёл в полумрак закулисья. Набалдашник его трости, с заключённым внутри алым туманом, засветился ярче и она услышала безэмоциональный, почти механический голос, требующий огромного силача “подойти и сопровождать”. И он подошёл, встав позади мужчины словно верный пёс.

― Ты смотришь на меня как-то слишком осмысленно, Ангелок, ― напомаженные губы растянулись в широкой улыбке, оскаливая непропорционально огромные зубы. ― Ты ведь знаешь как я не люблю, когда в тупом зверье просыпается воля.

Алый хрустальный шар оказался прямо перед её лицом. Туман внутри него заполнил голову целиком, вытесняя из мыслей Голос.

Бу!
 
Speret Дата: Четверг, 02.11.2023, 22:13 | Сообщение # 111
бывалый

Группа: Проверенные
Сообщений: 618
Репутация: 498
Награды: 8
Страна: Российская Федерация
Город: Санкт-Петербург
Дата регистрации: 07.01.2010
Статус: Покинул призрачную зону
― Мама велела тебе отправляться домой без задержек. Папины датчики засекли в городе толи призрака, толи ещё что. С ним вместе отправилась мама, но ты ведь знаешь, что она может просто не успеть выхватить у него из рук эту дурацкую пушку с эктопенкой. Отмываться от неё то ещё удовольствие, скажу я тебе, ― Джесс пыталась шутить, хотя голос слегка дрожал, пока она говорила. На фоне слышалась лёгкая возня и громкий отцовский голос. Значит родители ещё только собираются.

― Я тебя понял Джесс. Постараюсь, ― он попытался убрать потустороннее эхо из голоса, чтобы звучать человечнее, чем он сейчас выглядел.

― И ещё кое-что. Родители не в настроении. Не знаю что конкретно у них опять случилось, но они оба на взводе. Правда, постарайся не бесить их лишний раз, ― добавила она перед тем как положить трубку.

Призрак молча полностью отключил телефон, и передал его Сэм вместе с термосом с заключённым внутри духом. Размял шею и немного прокашлялся, пока потустороннее эхо вновь не вернулось в его речь. Изображать другой голос было в новинку, но похоже что получилось относительно правдоподобно.

― У нас ещё одна проблема, ― подросток вернулся к единственному круглому окну, на чердаке заброшенного вокзала, к стоящему там с закрытыми глазами Владу, очевидно пытавшемуся выцепить хоть кого-то из своих внутри.

― Одной больше одной меньше. Не думаю что мы заметим разницу, ― он звучал раздражённо. С задачей явно возникли проблемы, которые уже потребуют корректировки изначального плана.

― Что может быть хуже разнесённого ювелирного и толпы полицейских от которых нам с Сэм пришлось бегать? Или от того факта что эти фрики каким-то образом завербовали Катрин? ― Такер звучал уныло и явно уже не был настроен оптимистично. Дэнни в какой-то степени было даже жаль портить и без того хреновый общий настрой ещё сильнее.

― Этот призрачный рёв, привлёк внимание родителей. Теперь в центр города в поисках нечисти выехали местные охотники, ― Призрак скрестил руки на груди, глядя на чёрный шатёр цирка. ― Сейчас они, как я полагаю, направились в район улицы Ричи, ориентируясь на показания папиных приборов. Однако после наверняка поедут сюда. Отец ещё со вчерашнего дня зациклился на “кровососах”. Даже что-то похожее на арбалет собрал, чтобы модернизированными осиновыми колами пользоваться было удобнее.

Влад устало вздохнул прикрывая красные глаза без единого намёка на зрачок. В своём потустороннем облике он казался порой почти слепым из-за этой особенности глаз, хотя Дэнни до сих пор не смог определить, видит ли призрачная форма наставника так же плохо, как и человеческая.

― Закон Мёрфи в действии, ― пробормотал мужчина. Полы его белого плаща слегка колыхал изрядно остывший к ночи ветерок.

Если что-то плохое может случиться, то оно случиться и обязательно в самый неподходящий момент. Не согласиться с этим было сложно, особенно сейчас, когда времени на действия оставалось не так много. Как только кукловод осознает, что потерял свою любимую марионетку, совершающую кражи, то наверняка сорвётся с места и укатит в неизвестном направлении вместе с цирком уже завтра утром и поймать его будет очень непросто. Кто знает скольких вампиров он ещё успеет завербовать на своём пути, и посадить на поводок, как сделал это уже с их подругой.

― На сколько серьёзную опасность для нас представляет твой отец и его “игрушки”? ― Плазмиус не отрывал взгляда от шатра, внутри которого прозвучал общий испуганный возглас. Выступление явно было эффектным, а толпа просто гигантской.

― В деле я его не видел, но, судя по чертежу, это что-то среднее между арбалетным болтом, осиновым колом и дефлектором, который пытался меня зажарить тогда в горах, ― вспоминать собственную обугленную кожу было мягко говоря неприятно из-за чего Дэнни слегка поёжился. ― Теоретически он выведет нас из строя в лучшем случае, а в самом худшем начнёт дестабилизировать плавить.

― Звучит максимально плохо, ― Сэм бережно держала термос в руках положив его на сгибе локтя.

― Есть идея как их можно задержать не на долго, когда они разберутся с источником вспышки, ― Дэнни подошёл к Такеру и взял их его рук планшет. ― Я дам тебе доступ к бортовому компьютеру родительского вездехода. Сможешь следить за тем где они находиться и в случае чего...

― ....Дать приборам команду определить новый источник призрачной активности в другом конце города, ― закончил за друга Такер. ― Я тебя понял.

― Если не сработает, просто выруби там всё. Отец физкультуру не любит и пешком они будут добираться до нас дольше. Это хоть немного времени выиграет для манёвров, ― Дэнни вернул Такеру планшет, подключенный к компьютеру вездехода. ― А мы будем действовать как договаривались. Пока я отвлекаю на себя Фрика с гипнотическим шаром, Влад выводит из транса заложников, а Сэм выводит их из клеток. Надеюсь навык не забыт, ― обратился он к Сэм.

― Ещё спрашиваешь, ― готесса осторожно передала Такеру термос с призраком и извлекла из рукава небольшой набор отмычек. ― Меня в доме до сих пор запирают так часто, что навык не забудется даже при желании.

Бу!
 
Speret Дата: Четверг, 02.11.2023, 22:14 | Сообщение # 112
бывалый

Группа: Проверенные
Сообщений: 618
Репутация: 498
Награды: 8
Страна: Российская Федерация
Город: Санкт-Петербург
Дата регистрации: 07.01.2010
Статус: Покинул призрачную зону
Шоу закончилось. Последние зрители давно разошлись. В своём личном вагоне Айзек нервно нарезал круги, стуча по дощатому полу железными набойками обуви. Уже было за полночь, а самый важный член труппы до сих пор не вернулся с добычей и это бесило мужчину.

― Где носит этого мальчишку? ― ворчал он, ударив кулаком по крышке запертого и обмотанного цепями гроба, заменяющего своеобразную статую в его богато украшенном доме на колёсах. На гримёрном столике у зеркала вместе с гримом лежали украшения, часть из которых уже была частично разобрана и лишена камней, которые будут проданы отдельно от переплавленных золотых элементов. Личный слуга, выбранный хозяином на этот вечер стоял у двери, исполняя роль живой подставки для трости.

― Привёл новую артистку без проблем, но стоило снова отпустить его на дело, как он пропал и на зов не откликается, ― мужчина резким жестом схватил трость с хрустальным шаром из рук стоявшего у входной двери слуги и снова попытался призвать блудного артиста в красном. Но ничего так и не случилось. ― Маленькая тупая кукла, что вообще с тобой опять могло произойти?

Цок-цок-цок

Стук коготков по стеклу привлёк внимание Айзека. Маловероятно что это было дело рук заблудшего артиста. Мужчина отодвинул чёрную шторку, выглянув на улицу. Лунный свет делал тени от вагонов ещё чернее. В глубину лабиринтов из заброшенных составов ушёл силуэт подростка в чёрном, детальнее рассмотреть визитёра не удалось. Но выбеленные до цвета бумаги волосы и общий внешний вид...

― Неужели в наш цирк участник пришёл “добровольно”? ― нарисованная улыбка стала шире. ― Пошли , пёсик. Поприветствуем нового члена труппы, ― он обратился к безвольному слуге, когда и хрустальный шар и глаза несчастного загорелись ярче, выделяясь из глубокой тени.

Мужчина вышел из личного вагона, направившись вслед за потенциальным новичком, а Сэм, дождавшись пока он и его слуга скроются из виду, вышла из укрытия между вагонами и пробралась внутрь, пока светлая тень на крыше бесшумно и быстро переместилась к следующему вагону, полному запертых внутри безвольных марионеток, напуганных и не понимающих даже того где сейчас находиться. Владу предстоит много работы чтобы их организовать быстро и без шума, так что на банальные замки времени вероятно и не останется.

Девочка осторожно прикрыла за собой тяжёлую дверь, старалась сделать так чтобы она не хлопнула, создав лишний шум. Подойдя к гробу практически на цыпочках, она достала отмычки и принялась вскрывать первый замок сосредоточенно и ловко. Он был похож на обычный амбарный. Тяжёлый, прочный, но относительно простой. Затвор в наступивший тишине щёлкнул слишком громко, заставив готессу боязливо обернуться. Но случайный шум остался незамеченным. Осталась самая сложная часть ― снять железные цепи. Звенья шумели слишком сильно, но девочка старалась работать с ними не только быстро но и аккуратно.

Крышка гроба открылась с лёгким скрипом, как только с путами было покончено. Сэм слегка отшатнулась в сторону увидев того, кто всё это время был внутри того, что оказалось просто визуально иначе выглядящей железной девой. Острые шипы на крышке были покрыты чёрной кровью, смешанной с зеленоватой эктоплазмой, а запертая внутри девушка едва стояла на ногах. Поджарая и тонкая, обритая под машинку с коротким ёжиком волос, покрытая ранами и язвами, из одежды прикрытая только откровенным нижним бельём и туго затянутым корсетом. Она выглядела настолько плохо, что Сэм уже было бросилась её поддержать, чтобы она не упала, но её остановили.

― Не подходи, ― попросила женщина на очень ломанном английском со странным непознаваемым акцентом. ― Будешь болеть, ― она указала на один из своих её целых болезненных нарывов, что под кожей светились зеленоватым светом, мерцая словно в такт ударам её сердца.

― Мы хотим помочь. Освободить, ― Сэм старалась подбирать слова попроще, чтобы её поняли. ― Но вам нужно будет нам довериться.

Женщина молча кивнула и, придерживаясь за стены, пошла вслед за готессой, оставляя на полу и земле тёмные следы босых ног. С замком следующего вагона Сэм пришлось повозиться немного дольше, но и он в итоге поддался. Раздвижная дверь открылась излишне шумно, заставив находящихся внутри и уже избавленных от пут кукловода испуганно вздрогнуть и прижаться ближе друг к другу. Девочка застыла, глядя на пленников. Она много видела дурного будучи зоозащитником, но глядя на этих людей в первые в жизни подумала, что даже самых плохой владелец обычного цирка, с которыми она сталкивалась за свою короткую жизнь, с животными обращался лучше, чем хозяин цирка “Готика” со своими на столько человекоподобными артистами. Из помещения воняло гниющей соломой, дешёвыми духами и гримом. От этого тошнотворного амбре едва удалось сдержать рвотный рефлекс. А сладковатый запах от ран на теле артистов, их лица, порой лишённые носов или одного глаза, казалось начинали плавиться, словно были восковыми.

Цирк продавал ужасы, тлен и смерть. А посетили, приходящие за мрачным шоу, очевидно принимали этот кошмар за эффектный грим и не задавались ненужными вопросами. В первые за долгое время собственное увлечение мраком и смертью показалось готессе максимально не привлекательным и неуместным.

Бу!
 
Speret Дата: Четверг, 02.11.2023, 22:14 | Сообщение # 113
бывалый

Группа: Проверенные
Сообщений: 618
Репутация: 498
Награды: 8
Страна: Российская Федерация
Город: Санкт-Петербург
Дата регистрации: 07.01.2010
Статус: Покинул призрачную зону
Айзек долго петлял между заброшенными и разваливающимися вагонами. Этот ржавый лабиринт начал его основательно раздражать, как и тупое зверьё, словно способное проникать сквозь стены. Благо вскоре удалось вывести этого идиота к пустырю, на котором разбили основной шатёр. Арена под высоким куполом освещалась только бледным светом луны, выделяя на самом её краю тонкую фигурку в объёмном чёрном комбинезоне ещё чётче. Белые волосы гостя казалось слегка светились, а глаза горели ярким ядовито-зелёным пламенем, словно раскалённые угли. Гость определённо был необычным, но ещё ни разу сила древнего скипетра и широта собственных знаний не подводили мужчину, позволяя укрощать даже самую непокорную нечисть.

Не каждой из них суждено было выжить вне привычной среды обитания, но это лишь досадные мелочи.

― Ты пришёл в нашу дружелюбную труппу, дорогой? Хочешь выступать вместе с нами и дарить толпе удовольствие? ― Айзек вошёл в круг цирковой арены под белый свет луны, не сводя взгляда с гостя, чей пол ему было сложно определить. Да и зачем, это же бесформенное нечто, как и все животные в его труппе. ― Хочешь славы и бурных аплодисментов?

Вихрь алого тумана в хрустальном шаре завертелся сильнее, усиливая влияние его голоса. Делая каждое слово неоспоримым фактом, который слушающий просто обязан принимать на веру. Зверьё медленно двинулось вдоль круга арены в полумраке. Настоящий хищник, дикий, необузданный. Мужчина видел как в его зверином оскале сверкают острые клыки. Как низко, на грани слышимости рычит это животное. В железной клетке, украшенной кровавыми цветами оно будет смотреться так невероятно эффектно, так понравиться публике. А если удастся его укротить так же как пропавшего мальчишку... Айзек облизнул пересохшие губы. Этот зверёк определённо станет его новым любимцем.

― Или ты хочешь любящих тебя близких? Чтобы быть кому-то нужным. Быть обожаемым? ― эти животные были в основном слабы из-за собственного одиночества. Они были никому не нужны. Даже собственные родители стремились зачастую избавиться от этих уродливых ошибок природы, толком не понимая, что и сами являются таковыми. Фрики которые ненавидят фриков ― любимый оксюморон церемониймейстера.

― Подойди ближе, я покажу тебе всё что тебя ждёт, ― он подозвал зверьё жестом приглашая в центр круга, залитого белым светом. ― Ну же, я могу дать тебе всё что пожелаешь. Любую эмоцию взамен всего лишь на послушание.

― Так ты заманиваешь к себе? ― зверьё заговорило. Никто из этих животных ещё не подавал голоса в присутствии реликвии, что в его семье передавалась из поколения в поколение. ― Такие иллюзии обещаешь, пока те, кого ты считаешь ниже животных, медленно умирают? ― голос глубокий, но всё ещё подростковый, мальчишеский, звучащий с лёгким потусторонним эхо. Слишком взрослый чтобы стать по-настоящему любимой заменой, но у симпатичной мордашки шансы определённо были, несмотря на то, что шрам, пересекающий одну бровь довольно сильно его старил. Из клыкастой пасти валил сизый пар, красиво струящийся под луной.

Как эффектно...

Однако, что за своеволие. Шар разгорелся ещё сильнее, но зелёные глаза зверья никак не изменились. Ему словно было наплевать на артефакт, направленный прямо на него. Его воля на данный момент казалась непоколебимой. Ну ничего, у солдата, запертого в гробу она тоже поначалу была такой.

Это было поправимо.

― Арахна, в клетку его! ― скомандовал Айзек, выходя из круга арены. За спиной зверюги появилась новенькая, толкая его в круг. Алый пар начал подниматься от его тела, заставляя шипеть от боли и упасть на остывшую пыльную площадку, сгребая когтями песок, мелкую гальку и частички смешанной с этой грязью заражённой крови уже прирученных животных. ― Кровавые цветы вокруг выступающих всегда были обязательным элементом в декоре. Ведь публику нужно обезопасить от зверья, которое может вдруг проявить признаки воли и начать жрать людей, ― Айзек с улыбкой смотрел на оскал зеленоглазой нежити. Красивые лёгкие ожоги расцветали на его лице, словно диковинные зеленоватые цветы.

― Воля это выдумка. У зверья вроде тебя её точно нет. И уже больше не будет.

Бу!
 
Speret Дата: Четверг, 02.11.2023, 22:15 | Сообщение # 114
бывалый

Группа: Проверенные
Сообщений: 618
Репутация: 498
Награды: 8
Страна: Российская Федерация
Город: Санкт-Петербург
Дата регистрации: 07.01.2010
Статус: Покинул призрачную зону
Мэдди внимательно осматривалась вокруг. Приборы показывали новую экто-вспышку в этом районе города, однако каких-либо разрушений видно не было. Кругом сонливое спокойствие и редкие горящие окна домов. Только их вездеход нарушал эту тишину, очевидно мешая порядочным гражданам спать.

― Мы зря суда потащились, ― процедил Джек, разворачивая машину на сто восемьдесят градусов. ― Я говорил, что сразу нужно отправляться в цирк этих кровососов.

― Джек, мы поехали по тем координатам, которые для нас определила твоя техника и твои же датчики, ― ей это начало надоедать. ― Ты вновь винишь кого угодно в неудаче, но только не себя. Хватит уже. Поехали домой.

Вся эта погоня за иллюзиями напоминала ей то, что случилось на Хэллоуин. Да, тогда Джек просто оказался одержимым, но вероятно он просто такой, каким был всегда, и всё что сделала с ним Шарлотта так это просто усилила все эти негативные черты. Ведь как говорили мастера гипноза: “Нельзя внушить человеку то, чего он никогда бы не сумел сделать сам”. Может в отношении одержимости духов такое предположение и не совсем верно, но как теория казалось вполне применимой.

― Не начинай Мэдди. Моё чутьё охотника куда точнее любого из приборов. Это самое дорогое что переходит от одного Фэнтона к другому со времён охоты на ведьм, ― смелое заявление мужа вызвало бы восхищение, будь ей всё ещё лет двадцать. Но сейчас хотелось только закатывать глаза. Джек навыками охотника гордился, хотя единственным его успехом на данный момент была временная одержимость и приборы, разлагающие эктоплазму на простейшие безвредные соли, кислород и воду. Местная городская легенда, Безликий, чёрно-белое существо, периодически появляющееся на фотографиях в городском новостном портале, с белым овалом и парой горящих глаз вместо полноценного лица даже на самых чётких фотографиях, и то казалось эффективнее справляется с ролью предвестника неприятностей, минимизируя проблемы то чрезвычайных ситуаций, чем Джек с ролью охотника.

Аппаратура вновь издала пронзительный писк, предупреждая о крошечной вспышке в паре кварталов за ними.

― Разворачивайся. Нам нужно проверить Кленовую улицу, ― равнодушно продеклорировала Мэдди. ― Если ты конечно всё ещё доверяешь своим разработкам.

Джек молча заглушил мотор и полностью вырубил систему бортового компьютера, силой вырвав из приборной панели встроенный в неё небольшой экран. Злой, раздражённый из-за их “бытового” скандала, движимый по большей части эмоциями. Много ли хорошего и полезного можно сделать в таком состоянии?

Однако Мэдди промолчала. Охота отвлекала Джека от проблем, на которые он уже много лет предпочитал закрывать глаза и решать которые не особо стремился. Какая ирония, то что их сблизило в колледже, теперь стало причиной почему они начали друг от друга отдаляться.

Мотор вновь завёлся. Машина вновь тронулась по направлению к старому городу, в котором расположился цирк “Готика”, но теперь уже без бортового компьютера. И без участия маленького “призрака”, всё это время следившего за их передвижениями из другой части города и активно уводящего от старого района при помощи ложных сигналов о призрачной активности.

Бу!
 
Speret Дата: Четверг, 02.11.2023, 22:15 | Сообщение # 115
бывалый

Группа: Проверенные
Сообщений: 618
Репутация: 498
Награды: 8
Страна: Российская Федерация
Город: Санкт-Петербург
Дата регистрации: 07.01.2010
Статус: Покинул призрачную зону
Солдат Влад не встречал лично никогда. Последний, насколько ему было известно, умер ещё во время первой мировой, так что встреча с этой женщиной была чем-то похожим на встречу с единорогом. Она оказалась отличным медиатором между ним и всем теми, кого нужно было побыстрее вывести из под влияния мелкого человечка, который возомнил себя хозяином, а после увести на безопасное расстояние от цирка.

Вампиры были в ужасном состоянии. До этого момента Мастерс не подозревал что кто-то может быть ещё более плачевном состоянии чем он сам. Большинство особей буквально начинали разваливаться на части, как больные с запущенным сифилисом. Медленно плавились как воск, но передвигаться самостоятельно были ещё способны, что было удивительно. Пару часов назад эти обречённые развлекали публику трюками, хотя их способность держаться на своих двоих уже выглядела чем-то фантастическим.

Те что были поцелее физически не переносили солнца. Так что их перевозку нужно было организовать до рассвета так, чтобы они не контактировали с местными и не распространяли болезнь. Очевидно их версия протогена была куда более живучей и заразной. Если он сам после подобного взаимодействия быстрее плавиться не начнёт ― это будет самым настоящим чудом.

Однако с другой стороны эти несчастные были доказательством того, что его собственная призрачная болезнь может быть иметь куда более сложное происхождение, нежели банальный результат эктоплазменного облучения. Чем больше Влад об этом размышлял, тем больше приходил к мысли о том, что если это предположение всё же окажется верно, если он был болен с самого начала, а инцидент с прототипом призрачного портала в колледже лишь ускорил уже идущие процессы, то шансов излечиться куда меньше чем он думал изначально.

― Мы Вам благодарны, ― женщина, представившаяся как Лидия, устало опустилась на подоконник в одном из заброшенных домов старого города. Вся труппа держалась подальше от самого Влада и Саманты всё время, пока они выбирались из опасной зоны. Пусть и не до конца, но они понимали, что с ними происходит и что будет, если они позволят себе подойти ближе. ― Но не думаю что сможем остаться. Будет эпидемия.

Она говорила очень путано и порой коверкая звуки, но основной посыл был более или менее понятен. Слова горькие и звучали обречённо. Особенно с учётом того, что большинство особей до сих пор имели весьма смутное представление даже о том, где находятся географически. Вся их картина мира на данный момент сводилась к тому что лучше не станет. Раны Лидии выглядели плохо, но хоть немного затягивались. Никто из присутствующих не питался нормально уже очень давно. Даже солдат не сможет гарантировать, что они не одичают от голода в какой-то момент и не начнут нападать на случайных прохожих.

Влад подумал, что не зря взял с собой пару помощников, оставив их в местном отделении “Плазмиус Генетик”, с которыми можно было оперативно связаться и решить вопрос о подготовке карантинной зоны для того чтобы эта жалкая дюжина обречённых получила возможность хотя бы умереть в относительном комфорте. Может быть в последний раз поговорить с близкими, у которых их украли. Это мизер который Влад мог им предложить на данный момент времени, но уж лучше чем просто их отпускать.

― В этом городе мне принадлежит частное медицинское учреждение. Может если не излечить полностью, но хотя бы понять, что с вами происходит можно будет, ― он прекрасно понимал как это звучит для некоторых из них. Предложение из грязной клетки перейти в чистую, но какие ещё варианты у них были? ― Никакого контроля, никакого принуждения, только ваше добровольное согласие в обмен на обещание соблюдать карантин, требования медиков и возможность и мою посильную помощь в том, чтобы разыскать близких, если они у вас есть.

Особи переглядывались. Мужчина слышал шёпот их мыслей, которыми они обменивались через Лидию, устало откинувшуюся спиной на прохладную стену. Они сомневались. Неудивительно.

― Это так же возможность избежать эпидемии, ― добавил Влад спокойно, глядя прямо в глаза Лидии. Она принимала решения в этой группе, взяв на себя роль пусть и очень условного, но всё же лидера, раз уж так вышло, что никто больше не подходил для этого. Все обречённые были обычными рабочими пчёлками, попавшимися на удочку психа. Слабые, заурядные, пугливые. Без чьего либо руководства они просто пропали бы. Даже не попытались бы выйти из своего плена без лидера в лице солдата.

Женщина обвела взглядом выживших. Её дыхание было тяжёлым, а свист в лёгких слышен даже с такой приличной социальной дистанции. Она сама привыкла подчиняться. За долгие годы под воздействием артефакта, притупляющего волю, все обречённые явно очень основательно подзабыли, что значит свободная воля и какого это вообще, принимать решения самостоятельно. Они были на коротком поводке на столько долго, что клетка стала для них домом, а постоянная боль ― уютным одеялом.

― Мы согласны, ― ответила она за всех.

Влад кивнул и закрыл глаза, попытавшись дотянуться до своих людей в клинике. Организовать нужно будет многое и в кратчайшие сроки. Но в своих членов клана он верил. Они были верны ему даже в моменты его собственной слабости.

― Они будет здесь через час, ― произнёс Влад, получив ответ от Гимли и глав Южных кланов. ― Следовать рекомендациям нужно будем очень чётко.

― Мы умеем выполнять команды, ― слова Лидии, произнесённые с такой усмешкой заставили Влада сильнее сжать челюсти. Так шутить о собственном рабстве может либо самый сильный духом, либо окончательно сошедший с ума. Но Влад всё же был готов рискнуть и поставить на первое.

― У нас проблема! ― Запыхавшийся Такер едва не перепрыгнул последний лестничный пролёт, спускаясь со своего пункта на крыше, где лучше ловила связь. ― Фэнтоны отключили к чертям всю электронику в своей тачке, даже GPS. На технику я больше повлиять не могу и даже отследить их. Дэнни ещё не вернулся, а они наверняка едут в сторону цирка.

― Просто не могут не мешаться, ― Влад едва сдержался чтобы не оскалиться, а после обратился уже к подросткам. ― Оставайтесь тут и ждите помощи. После, как и все, следуйте инструкциям медиков. Нам новая эпидемия местного масштаба не нужна.

Бу!
 
Speret Дата: Четверг, 02.11.2023, 22:16 | Сообщение # 116
бывалый

Группа: Проверенные
Сообщений: 618
Репутация: 498
Награды: 8
Страна: Российская Федерация
Город: Санкт-Петербург
Дата регистрации: 07.01.2010
Статус: Покинул призрачную зону
― Да что ты вообще такое?! ― Фрик бесился, глядя на Дэнни, очевидно не собиравшегося идти на поводу у какого-то старого хрустального шарика.

Что ж, к несчастью для него сам Дэнни тоже был раздражён как минимум из-за того, что с лица начинала слезать кожа. Призрака бесил этот придурок, который даже с принципом работы своей игрушки разобраться не во состоянии. Не может нормально справиться со своими же куклами и не понимает и даже не понимает, что ни одна из них больше не под его контролем. Та же Шарлотта прекрасно понимала как со своей марионеткой обращаться эффективно. Как выматывать соперника и при этом не подставлять куколку под удар, ведь считала себя единственной, кто может на “законных” основаниях вечно измываться над душой охотника на ведьм. Она загоняла жертв в лабиринт, создавала иллюзии, стравливала близких. А что этот тип? Затолкал его центр гигантского цветочного венка и думает, что это ему как-то поможет.

― Выпусти меня, ― Дэнни стоял прямо, глядя на мужчину. Он чувствовал как с поверхности тела испаряется красноватый пар, но это его мало беспокоило. Его лицо однажды встретилось с топором, его преследовали спецслужбы, его скидывали с высоты в несколько сотен метров, запертого в пылающей ловушке с кучей будущих покойников, его сжигали в печах потустороннего мира, а собственный отец с самого детства не брезговал ставить на нём опыты. И фрик думает, что какие-то дурацкие цветы его остановят?!

― Подчиняйся, зверьё? ― хрустальный шар разгорелся сильнее. Дэнни слышал тихий женский шёпот из глубины алого тумана, но особо не прислушивался. Он был чем-то вроде раздражающе громкой музыки, включенной в соседнем доме. Бесит, но не более.

Катрин, одетая в откровенный наряд, с криком упала на колени, сжимая голову руками. Из её красных глаз потекли алые слёзы. Скипетр действовал на неё губительно, рискуя прожарить мозги до хрустящей корочки, но разве такие мелочи как чья-либо смерть или боль беспокоят психов? Дэнни сосредоточился на пространстве за пределами арены. Выйти он не сможет, но вот ощупать пространство при помощи телекинеза ― да. Голова, казалось, начала дымиться сильнее. Цветы были хоть и примитивным дефлектором, но на удивление рабочим.

― Либо ты выпустишь меня сам, либо я тебя заставлю, ― Дэнни нащупал первый ряд сидений и забытую кем-то стеклянную бутылку из под пива.

― Чёрт бы тебя побрал! ― алый шар в руках фрика разгорелся так сильно, что уже начал дымиться сам. Тихий женский голос, что раньше лишь что-то шептал начал кричать. Не говорить что-то а именно орать, глухо и очень далеко.

Внутри этой штуки тоже кто-то был?

Третий раз Дэнни повторяться не стал. Деревянное сидение, хоть и было относительно тонким, но для обычного человека его должно было хватить, чтобы отправить “отдыхать” надолго, а толстое дно бутылки, прилетевшее следом, отправило мужчину в нокаут. Шар в его руках стал медленно угасать, а его яркий свет, до этого момента освещавший практически всё пространство под куполом утих на столько, что вокруг резко стало темно. Послышался второй звук падения тела. Вместе со светом шара отключилась и Катрин. Дэнни потребовалось время чтобы зрение чуть-чуть адаптировалось к темноте, а после розочкой из бутылки и её осколками он довольно быстро разорвал круг из кровавых цветов, наконец-то вдохнув полной грудью и, слегка споткнувшись, вышел из круга. Голова казалась ужасающе горячей и тяжёлой, а по телу начал идти лёгкий озноб.

― Эй, ты как? ― Дэнни опустился рядом с Катрин на одно колено как раз в тот момент, когда полог шатра одёрнул Влад. ― Вы вовремя, ― усмехнулся Дэнни, чувствуя что кожа на лице почти полностью восстановилась. ― Поможете с Катрин?

Дэнни приподнял девочку, стирая с её щёк потёки алых слёз и думая про себя о том как странно то, что существо с чёрной кровью заплакало сейчас чем-то красным. Со стороны оглушённого фрика раздался глухой болезненный стон. Удивительно что после того, что прилетело в его голову, он так быстро начал приходить в себя. “Видимо в его башке сотрясаться особо нечему”, ― подумал Дэнни бережно прижимая к себе одной рукой подругу, а второй готовясь атаковать.

Но беспокоился он зря. Вокруг Фрика появились пурпурные верёвки, связавшие его по рукам и ногам.

― Это ещё что? ― удивлённо спросил Призрак. Яркий зелёный свет в его ладони погас когда он снова обернулся к Мастерсу.

― Формация, ― пояснил он коротко, но увидев недоумение в глазах протеже, добавил. ― эктоплазменная копия предметов, которую можно создать усилием воли и так же легко развеять. Радиус действия ограниченный, сил отнимает много, но позволит выиграть время, пока ты ищешь настоящие верёвки.

Влад опустился рядом и с Катрин, осторожно начав вытаскивать её разум из пелены алого тумана, а Дэнни, распознав весьма недвусмысленный намёк, взмыл высоко под купол цирка, с помощью своих сил, срезая зеленоватым лучом канат, на котором выступали сегодня акробаты. В вязании узлов он, конечно не был большим специалистом, по этому постарался как можно сильнее ограничить возможности фрика двигаться, привязав его к скамье одной из трибун так, чтобы узлы находились как можно дальше от пальцев.

Из разбитой головы мужчины текла тягучая ароматная кровь, от которой несло чем-то невероятно съедобным и сытным. Но аппетита у Призрака не вызвало. Даже будучи при смерти он бы не стал зариться на кого-то настолько гнилого, во всех смыслах этого слова.

― Как ты смог...? ― пробормотал Фрик в полубессознательном состоянии. ― ... Сопротивляться королеве.

Дэнни с обернулся на Катрин, которую кое-как Влад привёл в чувство. Он прикусил кончик языка пятясь сдержать не особо геройское желание плюнуть чокнутому готу в лицо. Вместо этого просто развернулся и поднял с земли трость. Шар раскалился настолько, что дотронуться до него и не обжечься было практически невозможно. Подросток не решился охлаждать его при помощи своих ледяных сил. Не нужно быть гением в физике, чтобы понять, что шар попросту лопнет от такого резкого перепада температуры.

― Надо уходить, ― окликнул подростка Плазмиус. ― Охотники уже в пути и скоро будут здесь.

Мужчина передал в руки подростка кое-как пришедшую в себя Катрин и сам направился в Фрику. Его глаза разгорались красным с каждым шагом на встречу к связанному клоуну. Горе церемониймейстер застонал с трудом отрывая глаза, точно так же как и у жертв его жезла, горевшие алым.

Голос внутри шара. Результат работы сил Влада. Может быть Дэнни и был троечником, но не настолько тупым чтобы не суметь сложить два и два.

― Что вы делаете? ― Дэнни уложил Катрина на ближайшую скамью и, дёрнув Влада за рукав, отвлёк от будущей жертвы.

― Его нельзя оставлять так, ― Влад звучал жёстко, зловеще и холодно. ― Я обработаю его и вычищу из этой маленькой головы всё, что связано с нежитью и вампирами. Иди вперёд, это не займёт много времени.

― Вы ведь наверняка уберёте большую часть его сознательной жизни! ― Дэнни не отступал. Голова болела настолько, что ему казалось будто бы он только что слез с какой-то адской карусели. ― Прожарите его до состояния овоща. Это ведь всё равно что его убить.

― Оставить всё как есть, значит подвергнуть нас всех опасности, ― Влад был в своём решении уверен. Быстрый и простой способ избавиться от мешающей проблемы. Полностью недееспособное существо точно более не будет опасным.

― А если охотники найдут вместо церемониймейстера овоща, то проблем у нас будет столько же, сколько и от него в обычном состоянии, ― настаивал Призрак, схватив Влада за запястье. ― Не тратьте на это свои силы сейчас. Может его воспоминания будут полезнее чем их полное отсутствие.

Мастерс взглянул на подростка слегка сузив красные глаза без зрачков. Он задумался, а значит Дэнни мыслил в верном направлении, предлагал вариант гуманные и потенциально выгодные одновременно. Рабство, принуждение, убийство, кражи, насилие ― за то что этот человек натворил он и так заслужит если не смертную казнь, то пожизненное заключение, но пусть уж это решают на справедливом суде, а не сейчас, верша месть или избавляясь от лишнего свидетеля.

― Идеалист, ― вздохнул Влад с едва заметной улыбкой и направился к выходу, подхватив скипетр и вместе с Дэнни помогая Катрин держаться на ногах.

Девочка ослабла, а на фоне того что происходило со всеми заключёнными в этом шапито с вампирами, вполне вероятно подхватила ту же странную призрачную болезнь, какая была у всех членов труппы. Болезнь так похожую на то, что происходило с Владом по внешним симптомам.

― Почему я в костюме стриптизёрши? ― едва ворочая языком с спросила Катрин, больше опираясь на Дэнни чем на Влада. Выйдя из шатра она наконец-то получила возможность саму себя осмотреть. ― И почему у меня так голова трещит?

Девочку вырвало, прямо у входа в шатёр. Бедолаге ещё предстояло перенести полёт, что в её нынешнем состоянии явно будет непростой задачей. Её нужно было доставить в обычную городскую больницу, позвонить отцу, который себе наверняка место не находит с тех пор как вернулся в пустую квартиру. Дэнни осторожно похлопывал подругу по спине, убирая от лица растрепавшиеся пряди волос. Этот день был чертовски долгим для него, и головокружительно быстрым для Катрин.

К своему удивлению Дэнни столкнулся взглядом с собственной матерью. Будучи в облике призрака. В компании очевидного вампира и девчонки, которая выглядит слишком зависимой и слабой в данный момент. Женщина появилась словно из ниоткуда, передвигаясь тихо даже со своей всё ещё больной ногой.

― Дерьмо, ― прошептал Призрак, обращая внимание всех на Мэдди.

Женщина держала оружие, но не целилась в них. Выглядела скорее сбитой с толку, чем агрессивной и готовой атаковать. Их с Владом взаимодействие с “человеком” даже со стороны наверняка не выглядело как что-то чего стереотипно нужно ждать от нечисти, если верить описаниям Джека.

― Нам не нужны неприятности, ― Влад поднял руки в примирительном жесте и сделал пару шагов вперёд, встав между подростками и охотницей. Закрывая их собой почти полностью. ― Мы просто хотим отсюда уйти.

Делать резких движений нельзя, ведь их могут расценить как попытку напасть. Использовать силу тоже крайне нежелательно по той же причине. После нахождения в примитивной ловушке, не плохо так прожарившей его мозги, после атаки Призрака в красном платье в ювелирном на улице Ричи и после более чем двенадцатичасового отсутствия сна мозг Дэнни соображало ужасно туго. Он ещё ни разу так долго не был в своей призрачной форме. Не эксплуатировал самого себя настолько активно. Сосредоточив всё своё внимание на матери парень не сразу понял причину по которой Катрин навалилась на него всем телом. И по какой причине по его коже прошёл такой до боли знакомый электрический ток.

Девочка с криком повалилась на землю. Из её плеча торчал высокотехнологичный арбалетный болт, пуская по телу зеленоватые искры экто-энергии. Её трясло, а место ранения начало быстро покрываться зеленоватыми наростами. Кожа под полупрозрачным костюмом начала будто бы пузыриться, а кончики пальцев, которыми она неосознанно пыталась вытащить болт, покрывались копотью от горящей ткани.

― Нет, ― Дэнни рухнул на колени перед Катрин, взявшись за стрелу. Орудие мгновенно подожгло его перчатку. Отец явно не намеревался кого-то жалеть или просто останавливать, разрабатывая эту штуку. ― Нет! ― болт застрял в теле, и никак не поддавался, продолжая разрушать свою жертву. Стопы девочки под тонкими леггинсами быстро теряли форму. Кости словно растворялись под мясом, превращая их в кожаные мешки, рвущиеся от каждого движения девочки. Земля заливалась её тёмной густой кровью и тем, что осталось от размягчённых костей.

― Нет! ― Призрак и сам не заметил как перешёл на вой. Отчаянный и звериный. Наполненный таким количеством энергии, что проклятая стрела наконец-то поддалась и вышла из строя, прекратив разрушать тело юной вампирши.

Джек Фэнтон. Охотник. Причина чужих страданий. Вся сила оглушительного воя сейчас была направлена на него, буквально сбивая их с ног.

Эта вспышка ярости лишила Дэнни сил. Он не сразу заметил что, сидит на земле, прижимая к себе едва живую Картин уже в образе человека. Чёрная кровь девочки пачкала джинсы и белую футболку, а раскалившаяся стрела прилипла к ладони намертво. Разжать пальцы чтобы выбросить эту штуку подросток не смог. Оглушённые охотники валялись на земле и только Влад ещё держался, осторожно прикрывая бесчувственное тело Мэдди плащом.

― Нужно спешить, ― единственное что сказал Влад, оторвав от своей верхней одежды пару полосок ткани и наспех накладывая жгуты на повреждённые конечности Катрин в попытке остановить кровь.

У Дэнни получилось вернуть себе призрачный вид, чтобы Владу хотя бы не пришлось тащить на себе два тела. Но оторвать от ладони прикипевший к мясу и полностью вышедший из строя арбалетный болт даже в призрачном воплощении не вышло.

Бу!
 
Speret Дата: Четверг, 02.11.2023, 22:16 | Сообщение # 117
бывалый

Группа: Проверенные
Сообщений: 618
Репутация: 498
Награды: 8
Страна: Российская Федерация
Город: Санкт-Петербург
Дата регистрации: 07.01.2010
Статус: Покинул призрачную зону
― Я не могу там появиться, ― в машине было тихо до тех пор пока подросток не выдал эту странную мысль дрожащим голосом.

Мальчик с наспех подобранной сменной одеждой и перебинтованной рукой от которой стрелу удалось оторвать только вместе с частью мяса. Ему нужно было восстановиться под присмотром кого-то более адекватного нежели его родители. Его отец.

Влад остановил арендованную машину у обочины и заглушил мотор. Парень даже не пискнул, когда от его тела вместе с обугленной плотью отдирали остывший металл. Не издал не звука с того момента как они покинули заброшенную железнодорожную станцию. Казалось то, что происходит в его голове, в разы хуже чем после крушения самолёта, ведь в этот раз у ребёнка не было сил даже плакать.

― Дэнни, ― осторожно позвал мужчина, коснувшись плеча подростка. Он поднял полностью опустошённый взгляд на своего наставника. ― Ты сделал всё что было в твоих силах, мальчик мой.

― Из-за меня Катрин пострадала, ― на грани слышимости произнёс мальчик. ― Я не справился.

― Ты сделал всё что мог, ― повторил Влад, приобнимая за плечи ребёнка, взвалившего на себя сейчас слишком много. ― Ты же не мог предсказать то, что случилось с нами. Никто не мог. Здесь нет твоей вины.

Мужчина почувствовал, как мальчик прижался ближе, уткнувшись носом в изгиб шеи. Его дыхание было ужасно холодным и из-за этого по коже пошли мурашки. Мастерс старался не задеть случайно раненую руку Дэнни, хотя его самого собственное состояние сейчас очевидно волновало мало. Он не мог сказать сколько точно времени они так просидели, но в какой-то момент почувствовал влагу на своей коже.

Нервы паренька сдали окончательно.

― Ты же видел как рыдал отец Катрин. Они меня не простят, ― шептал Дэнни в его объятиях.

― Тебе нельзя сейчас оставаться одному, ― произнёс Мастрерс, мысленно прикидывая план действий. Его друзей после дезинфицирующего душа отправили к Уэстонам, которые должны были обеспечить им алиби для обеспокоенных родителей. Отвезти туда Дэнни и начать заниматься обречёнными было изначальным планом, но с учётом того сколько всего пошло не так в самый последний момент, бросить его, пусть и в компании друзей было бы немыслимо. ― Я с тобой, Дэнни.

Он должен был направиться к посаженной на карантин труппе. Продолжить работать, но если так подумать, на данный момент времени по-настоящему первостепенная задача, требующая решения, тихо плакала в его объятиях. Дэнни сильный, умный, собранный и в разы более компетентный чем его отец, совершивший сегодня прямо на его глазах очередную глупость. Но он всё ещё ребёнок. Шестнадцатилетний пацан, которому жизненно необходимо вырасти побыстрее, чтобы в его окружении на постоянной основе находился хотя бы один адекватный взрослый мужчина.

Он сам.

― Я всегда буду с тобой, ― Влад коснулся подбородком макушки мальчишки, успокаивающе поглаживая его по спине. ― И помогу со всем справиться.

Тихий всхлип и уже самого Мастерса в ответ обнимают жилистые руки подростка, прижавшегося к нему как можно теснее.

Бу!
 
Speret Дата: Понедельник, 27.11.2023, 01:10 | Сообщение # 118
бывалый

Группа: Проверенные
Сообщений: 618
Репутация: 498
Награды: 8
Страна: Российская Федерация
Город: Санкт-Петербург
Дата регистрации: 07.01.2010
Статус: Покинул призрачную зону
Тонкие нити оборот за оборотом, слой за слоем наматывались на деревянное веретено, покрытое рунами. Символ скоротечности времени и рока. Невозможности вернуть назад то, что уже произошло, необходимости работать только с тем что ещё не случилось. Суровой последовательности и невероятной случайности, стелющейся в сложный узор реальности. Сильнейшее оружие и верный рабочий инструмент старых слепых Норн.

Был им по крайней мере.

Шарлотта, сидя во временной темнице, продолжала практически непрерывно сучить свою пряжу, с улыбкой на губах. Нить судьбы в её руках не имела и капли той неотвратимой силы, что обретала в под умелыми пальцами старых северных ведьм, но для того чтобы приоткрыть завесу тайны будущего этой ничтожной частицы было более чем достаточно. Чтобы действовать даже будучи сильно ограниченной в возможности взаимодействовать с реальностью. Использовать минимум, по максимуму.

Верные пауки в глазах людей лишь насекомые. У них нет ни великой силы, ни смертельного яда. Всё что они могут ― это плести сети и ловить в них других мелких жучков. Они очень похожи были на свою хозяйку в её нынешнем положении. Но реальное превосходство этих созданий в том, что их недооценивают, как бы парадоксально это не звучало. Ведь порой достаточно маленькой пылинки, чтобы сломать хребет могучему бизону, а легчайшего взмаха крыльев бабочки, хватит, чтобы вызвать бурю.

“Малыш Джекки”, ― ворковала демоница, пропуская тончающую нить сквозь пальцы. ― “Ты скоро останешься совсем один из-за собственной глупости и никто не встанет на твою защиту, когда я отсюда выберусь. Будь ты умнее и умей делать хоть какие-то выводы всё было бы по другому.”

Веретено раскручивалось всё быстрее и быстрее. Тонкая нить разогревалась между пальцами, оставляя на коже красноватые ожоги. Шарлотта попыталась заглянуть дальше, ещё на пару шагов вперёд. Реальность в этот момент казалась зыбкой, становилась неточной и размытой, ведь чтобы она стала настоящим должно случиться слишком много очень определённых вещей. Слишком много мелочей должно повлиять друг на друга.

Очень плохих и мрачных.

“Маленький Дэнни... Ты так зол на них сейчас”, ― улыбка исчезла с бледных обескровленных губ девочки, а пальцы сучили нить всё более и более небрежно. ― “Я понимаю твою ярость, но правила есть правила. Даже если ты перестанешь быть Фентоном, если ты охотник и ведёшь себя как палач, я приду за тобой... На кого бы ты ни охотился”.

Демоница устало вздохнула и опустила руки. Нить ослабла, а веретено закрутилось волчком у её ног, путая нить что стала слишком уродливой и неравномерной. Но это не страшно. Всё можно исправить, пусть на это и потребуется потратить больше времени и сил, чтобы распутать этот некрасивый моток и не затянуть на пряже узлов.

Пошевелив пальцами девочка взглянула на собственные руки, поднеся их к глазам как можно ближе. На подушечках пальцев образовались грубые мозоли, мелкие ранки забитые частичками пряжи и ожоги от нити, которую она пропускала сквозь пальцы слишком быстро. Старушки Норны отругали бы её за такую небрежность в отношении пряжи. За такую бестактность в отношении будущего. В последнее время она думала о своих бабушках чаще чем раньше, но затруднялась сказать была ли это банальная скука или же остатки человеческой сентиментальности.

Волчок веретена упал у ног с глухим стуком, наконец-то остановившись. Распутать нить будет сложно. Для этого ей потребуется вся её сосредоточенность, но сначала...

Сначала ей нужно было отдохнуть.

Бу!
 
Speret Дата: Понедельник, 27.11.2023, 01:11 | Сообщение # 119
бывалый

Группа: Проверенные
Сообщений: 618
Репутация: 498
Награды: 8
Страна: Российская Федерация
Город: Санкт-Петербург
Дата регистрации: 07.01.2010
Статус: Покинул призрачную зону
Предметы без чётких границ. Мир без понятных очертаний. Новое без очков или линз Влад уже почти двадцать лет мог опознать только на ощупь, на запах, либо в крайнем случае подойдя как можно ближе, опираясь в анализе исключительно на весь свой прошлый опыт. Он новое не любил именно по этой причине. Как не любил и Парк Мира. Это место было слишком чужим, пусть и порой дружелюбнее прочих.

Жаль не в этот раз.

Поднявшись с кровати мужчина первым делом нащупал на прикроватной тумбе футляр от очков. По-прежнему неприятная замена контактных линз, но сейчас глаза ощущались совсем уж измученными и от яркого летнего солнца прошлым днём и от долгого времени проведённого без сна. Снять их удалось с трудом из-за того как сильно пересохла слизистая глаз и если продолжить ими пользоваться и сегодня, то и без того плохое зрение после подобного неделикатного обращения станет только хуже. Уэстоны кланом были по южному гостеприимным, но от этого более удобными непривычно мягкие подушки и матрас не становились к сожалению. Потянувшись Влад с наслаждением хрустнул позвоночником.

На сегодняшний день было запланировано многое, а часы уже показывали семь утра. Значит тянуть с подъёмом и дальше было бы уже неприлично. Приведя себя в порядок, Влад бесшумно вышел из предоставленной ему гостевой комнаты, и по пути в зал заглянул в к детям. Дэнни вызывал у него беспокойство после всего, что случилось вчера. Может быть он сам к различного рода эксцессам и привык за столько лет, что чувства слегка притупились, но вот о мальчике такого явно сказать было нельзя. Пусть он и варился долгое время в компании причуд собственной семьи, может даже свыкся с мыслью о том, что в какой-то момент вполне вероятно может стать подопытной свинкой для родителей и закончить на этом свой земной путь. Но то что случилось с бедной Катрин явно не то же самое.

Подростки уснули вповалку на одной кровати. Усталость явно взяла верх над тревогой и Дэнни отключился в обнимку с одной из декоративных подушек, укрытый тонкой шалью готессы, устроившей голову на его плече. Чёрный тканевый цветок на голове девочки сбился и спутался с нерасчёсанными волосами, выкрашенными в чёрный. Оба подростка использовали как подушку спину Уэса, свесившего с края кровати руку, из которой вывалилась какая-то книга с розоватой обложкой, горным пейзажем и стайкой чёрных птиц, нарисованными будто бы акварелью. Такер был единственным кто спал в относительно адекватном положении, надвинув на лицо алый берет вместо ночной маски.

Влад слегка улыбнулся, глядя на ребят. Может произошедшее явно забудется для них не скоро, но, учитывая то что он увидел, причин переживать в ближайшее время скорее всего не будет. По крайней мере с такими друзьями у парня будет меньше шансов наделать глупостей оставшись наедине со своей болью.

Краем глаза он заметил свечение неподалёку от двери. На тумбе лежали все телефоны подростков, подключенные к розеткам. На потрёпанном жизнью смартфоне Дэнни с разбитым экраном высветилась часть пришедшего сообщения от контакта “Мама”: “Жду дома. Нужно поговорить...”

“Отличное будет у тебя начало дня, Дэнни”, ― подумал Влад, невольно закатив глаза и тихо прикрывая за собой дверь. Парочка охотников, вмешавшаяся в их дела, не просто спутала все карты, но ещё и добавила уйму дополнительных проблем и от одной только попытки осмыслить их масштаб начинала болеть голова. А усугубляло ситуацию то, что для решения этого всего необходимо будет привлекать Дэниэла, которого по-хорошему стоило бы не трогать ещё день - другой как минимум.

Время, однако, начиная с этого утра, ресурс для них слишком ценный. И тратить его просто так, к сожалению, было нельзя.

Госпожа Уэстон сидела на диване в гостиной с чашкой кофе в руках. Небольшой металлический кофейник стоял на керамическом мармите, под которым горело небольшое пламя. В помещении распространялся приятный аромат горького кофе, сладких сушёных ягод и ольховых углей, что уже чуть больше настраивал на рабочий лад и помогал разуму начать кое-как просыпаться. Длинные медные кудри женщины были наскоро собраны в пучок на затылке, а багровые следы на бледных губах указывали на то, что употребить она успела с утра не только кофе, но и немного крови.

― Доброе утро, господин Мастерс, ― поздоровалась она, не отрываясь от утренней газеты. ― Надеюсь вы хорошо спали сегодня.

― Более или менее, учитывая всё произошедшее, ― Влад впервые за долгое время держался за перила спускаясь по лестнице. Из-за искажения, которое давали стёкла очков и того, что носил он их всё-таки не часто, ступени под ногами, казалось, принимаюсь какую-то слишком изогнутую форму. Однако от мысли ходить в них чаще, чтобы привыкнуть, становилось тошно.

― Пока вы спали я отправила одного из своих мужей к нашему человеку в местном полицейском управлении, а второго в вашу богадельню, сверить показания персонала, так сказать, ― только подойдя ближе Мастерс смог заметить тёмные круги под глазами женщины. Она явно плохо спала сегодня, а её излишняя бодрость на этом фоне казалась тревожным знаком. ― Надеюсь вы не возражаете против подобной инициативы.

― Вовсе нет, ― Влад опустился на мягкий диван, откидываясь на жёсткую спинку со вздохом, ― Учитывая произошедшее лучше перестраховаться. Но мне бы хотелось знать что ещё вы задумали, Изабелла.

― Ничего особенного, честно, ― женщина отложила газету и принялась наполнять ароматным кофе небольшую фарфоровую чашку для Мастерса. ― Все мысли в основном крутятся вокруг того, как привлечь к ответственности старшего Фентона так, чтобы это не сильно задело вашего протеже. Мальчику и так досталось, а с учётом того, что к делу всё же придётся привлечь официальные органы, то помимо толпы похищенных дезориентированных и больных цирковых артистов, внимание на бедную девочку, пострадавшую от рук охотников они тоже обратят. Пусть и не такое пристальное.

― У меня были свои планы на этот счёт, но для начала я бы хотел поговорить с Мэдделин Фентон и попытаться перетянуть её на нашу сторону хотя бы ради мальчика, ― горячий кофе приятно обжог кончик языка, оставляя во рту приятную горчинку и легкий привкус жареных миндальных орехов. Очки частично запотели от горячего пара, что заставило Мастерса раздражённо вздохнуть. ― Но для начала с выслушаю твои предложения.

― На сколько мне известно, Джек Фентон сейчас находиться в городской больнице, после того, как его нокаутировал Дэнни, ― Изабелла устало потёрла глаза, заправив за ухо рыжий локон волос. ― У его палаты дежурит один из наших людей в полиции. Докладывал, что его уже подозревают в нанесении тяжких телесных, но Катрин пока в себя не приходила, а её отец никаких показаний дать не может, так как сам не курсе того что случилось. Так что вариант один, на него указала его жена. Если хотите переговорить с ней, то сейчас самое время, пока она жалеть не начала этого человека. Но есть проблемы посерьёзнее.

― Одни из многих. Начнём с тех что попроще для разминки, ― заметил Влад, взглянув на напольные часы неподалёку и прикидывая с чего начать день.

― Охотники вас видели, да ещё и в таком виде, ― Изабелла смотрела на Влада в упор, невербально давая ему понять насколько сильно лично он в этом моменте прокололся.

― Это же тематический цирк, ― пожал плечами Влад. Бодрящий кофе и лёгкое чувство голода заставляли мозг работать активнее. ― Предлагаю придерживаться версии, что я был там как зритель, но в образе, как и Денни. И юная мисс Мэнсон. Мы встретились уже непосредственно после представления и я, будучи человеком с чутким сердцем и широкой душой, подвёз детишек до дома их приболевшего друга, которому очень была нужна их компания ради поддержки.

― Вы хоть представляете как отреагирует пресса? ― Изабелла не сдержала смешка, прикрывая клыкастый рот утренней газетой. ― Я уже представляю себе эти заголовки. “Владислав Мастерс - господарь Висконсина”.

― У всех свои причуды, ― развёл руками Влад. ― У меня есть право на безобидное и легальное хобби, да и я всегда был большим поклонником творчества Стокера и Лавкрафта. А если углубляться и развивать эту версию, то можно сказать, что после шоу пришлось вернуться в это шапито, за какой-нибудь мелочью, забытой подростком, вроде телефона. Это может объяснить, что мы там делали в такое время и наш странный вид, который в полумраке, ночью в специфическом антураже один местный дурачок принял за нечто сверхъестественное и из-за этого начал делать свойственные ему глупости.

― Ваш замок облепят стервятники-журналисты, ― заметила Изабелла. ― А Висконсин переименуют в Валахию.

― Это проблемы для будущего меня. И на фоне текущих, будем откровенны, они меркнут, ― Влад сделал ещё один глоток горячего кофе, насаждаясь тем, как он согревает внутренности желудка. ― Но это отговорка подойдёт только до тех пор, пока мы выясняем, что не так со стрелой Фентонов, почему она так повлияла на девочку и как это подать так, чтобы не вызвать лишнего шума.

― Да уж. Но из этого вытекает вторая проблема, ― напомнила Изабелла. ― На ней ведь остались частички кожи Денни. Эту улику от полиции мы пока можем придержать, ссылаясь на то, что сами хотим её проанализировать в твоей лаборатории. Возможно ты ещё наплетёшь им что-то про возможность помочь девочке, пока твои люди изучают эту штуку. Но когда делу дадут полноценный ход передать её в руки властей всё равно придётся. Да и Фентон наверняка захочет с уликой против него ознакомиться, когда дело дойдёт до суда. А оно до него дойдёт, с моим участием или без него.

Влад задумался хмуро глядя прямо перед собой. Если в суде ещё может быть удастся защищаться подобным образом, то для Дэнни в таком случае жизнь станет очень грустной. Родители-психи, едва не убившие собственного сына и покалечившие его подругу уже звучит как клеймо на большую часть жизни. Но иного способа объяснить как кожа и плоть мальчика оказалась на арбалетном болте ― он не видел. Да ещё и эта вспышка эмоций со стороны Дэнни в тот вечер... Выдать всё за ужасное недоразумение для Фентонов уже не выйдет, не раскрыв при этом мальчика.

― Мне надо подумать, и всё же переговорить с Мэдделен, ― вздохнул Влад, невольно прислушиваясь к тихому шороху шагов на втором этаже.

― Что ж, дело ваше, ― заключила Изабелла. ― Но, боюсь, времени для переговоров есть не очень много.

― Доброе утро... ― хриплый голос на грани слышимости прозвучал со стороны лестницы, заставив Влада обратить внимание на Дэнни. Подросток попытался откашляться, но, судя по всему, это сделало только хуже. После вчерашней вспышки его голосовые связки скорее всего будут недоступны какое-то время. Чтобы это ни было, повторять подобный опыт он явно сможет не скоро, если вообще изъявит такое желание.

Бу!
 
Speret Дата: Понедельник, 27.11.2023, 01:13 | Сообщение # 120
бывалый

Группа: Проверенные
Сообщений: 618
Репутация: 498
Награды: 8
Страна: Российская Федерация
Город: Санкт-Петербург
Дата регистрации: 07.01.2010
Статус: Покинул призрачную зону
У Мэдди до сих пор чудовищно болела голова. Даже сквозь лёгкую дрёму она ощущала эту постоянную болезненную пульсацию внутри черепа. Чем бы ни было то, что сотворила ночью призрачная нежить, повторно испытывать на себе подобное не хотелось.

“Нам не нужны неприятности”, ― голос с легким потусторонним эхом звучал знакомо, пусть и речь немного искажалась и казалась чуть более шипящей чем обычная человеческая из-за непомерно длинных клыков. В память невольно врезались острые когти этого мужчины и алые глаза без единого намёка на зрачок. Если бы это существо вовремя не закрыло ей уши, то наверняка бы её ждала та же участь, что и Джека. Полный нокаут и повреждённый слух.

― Мам, вставай, ― голос Джесс звучал словно издали, медленно возвращая Мэдди в реальность. ― Я кофе нам сделала.

― Спасибо, милая, ― женщина неловко села на диване гостиной. Плед, которым она укрывалась, сполз на пол, шея ужасно болела из-за неудобной позы, а всё ещё восстанавливающаяся после перелома нога ужасно затекла. ― Дэнни так и не появился?

― Написал что скоро будет, но на звонки не отвечал, ― Джесс опустилась на самый краешек дивана, сжимая свою любимую чашку в руках покрепче. ― Думаешь случилось что-то серьёзное?

Мэдди хотелось просто ответить “да” и на этом закончить все объяснения просто потому что она сама плохо представляла как описывать всё случившееся этой ночью. Особенно со всеми неприятными подробностями. Разлагающиеся на глазах ступни девочки, брызги тёмной крови из открывающихся на коже ран и болезненные крики до сих пор вызывали лёгкий приступ тошноты. Наверное именно в этом была причина по которой прибывшим на место офицерам она рассказала всё.

Почти всё.

― Боюсь что это всё долго придётся объяснять, ― вздохнула Мэдди, отставляя нетронутую чашку на кофейный столик. ― Давай дождёмся твоего брата и я...

Речь прервалась на полуслове из-за щёлкнувшего в замочной скважине ключа. Дэнни появился как раз в тот момент когда о нём говорили. Растрёпанный, в одежде с чужого плеча и с очень сильно бросающейся в глаза повязкой на руке, пропитавшийся сукровицей и почти насквозь. Вид сына шокировал Мэдди настолько, что она не сразу заметила вошедшего сразу следом за ним Мастерса.

― Дэнни, что случилось?! ― в ужасе воскликнула Джесс, подскакивая с дивана.

Мальчик ничего не ответил, продолжая волком смотреть на домашних, поджимая искусанные губы. В его глазах читалась смесь из страха и отвращения, последнее сочетание, которое бы хотел видеть любой родитель. Подросток даже не стал пытаться объясняться, быстрым шагом направившись на второй этаж. В свою комнату.

― Дэнни! ― Мэдди хотела было броситься за мальчиком, как это сделала его сестра. Но запутавшись в упавшем пледе добилась только того, что едва не упала. Влад вовремя её подхватил, не дав столкнуться с полом.

― Ему нужно немного побыть одному, ― мужчина выглядел немногим лучше. Тёмные круги под глазами и красные от усталости глаза под очками в тонкой серебряной оправе явно говорили о том, что спал он катастрофически мало сегодня. ― А мне поговорить с тобой наедине. На счёт того, что случилось с Дэниэлом.

Влад закрыл за собой входную дверь, поправив небрежным жестом обесцвеченную прядь волос, выбившуюся из низко собранного хвоста. Он говорил довольно медленно, очевидно подбирая слова куда более тщательно чем обычно и от этого становилось не по себе. Мастерс всегда казался ей человеком с губ которого любая ложь или плохая новость может сорваться легко и непринуждённо, поданная как что-то тривиальное. Таким он был на встрече выпускников, на всех их деловых переговорах по поводу патентов, на научной конференции и в общении с журналистами. Но не в этот раз.

― Где сейчас Джек? ― спросил Влад, жестом приглашая женщину присесть.

― В больнице, ― коротко ответила Мэдди, не вдаваясь в подробности, и направилась на кухню. ― Что случилось с Дэнни?

Мужчина молча достал из внутреннего кармана пиджака телефон и протянул его Мэдди. На экране было открыто фото слишком хорошо знакомого ей высокотехнологичного арбалетного болта со следами тёмной, спекшейся до корочки крови и чего-то вязкого и зеленоватого. Древко было сильно измазано, но клеймо Фентонов, которое Джек ставил практически на каждую свою разработку, всё ещё виднелось отчётливо. При виде этой картинки у женщины подкосились ноги и она медленно осела на стул, не сводя глаз с фотографии. Нехорошее чувство пробралось за воротник комбинезона, выступив холодным потом на спине.

― Мэдди, тебе знакома эта вещь? ― голос Влада звучал монотонно и как-то искусственно.

― Откуда это у тебя? ― она почувствовала как пересохло в горле, когда Влад забрал у неё из рук смартфон и сел за круглый обеденный стол рядом с ней.

― Начну немного издалека, ― Влад всё так же осторожно выбирал выражения. ― В этом городе есть медицинское учреждение, связанное с филиалом одной из моих лабораторий, и сегодня ночью туда поступил пациент с вот этим в теле. Моим сотрудникам предстоит выяснить насколько нынешнее состояние пострадавшего связано с тем, чем он был ранен, но поскольку на ней стоит клеймо Джека, я подумал, что вероятно стоит сначала навестить вас, ― Влад смотрел ей прямо в глаза и от этого в сердце поселился всё нарастающий ужас. ― Я не могу сейчас раскрывать всех подробностей по юридическим соображениям, к сожалению. Но боюсь, что если буду действовать по всем правилам, это будет ещё хуже и не только лично для тебя.

Она прекрасно понимала, что Влад имел в виду говоря всё это. Не нужно быть гением чтобы понять чем подобная ситуация может обернуться для неё и детей из-за необдуманного поступка Джека, мотивированного исключительно жаждой истребить всю потустороннюю нежить. Девочка в которую попал её муж прошлой ночью на вид была не старше её сына и явно не представляла угрозы, чтобы заслужить то, что с ней произошло, кем бы она ни была и какая-бы аномалия в её организме не отреагировала на противопризрачное оружие подобным образом.

― Как она? ― слова давались Мэдди с её большим трудом, чем ответы на вопросы полицейских.

― В искусственной коме на данный момент, но прогнозы не утешительные, ― с каждым словом Влада Мэдди чувствовала как холодеет сердце. ― Руку в которую попал этот снаряд спасти не удалось, в обеих ногах некроз, так что боюсь их тоже будет не сохранить. Дэнни прибыл в больницу вместе с ней, наверное из-за нервов или просто не подумав схватился за древко стрелы. Не знаю что конкретно за начинка встроена в этот болт, но металл древка так раскалился, что прикипел к его руке.

Мэдди схватилась за голову, уперевшись локтями в столешницу. Сердце билось так часто, разгоняя по телу кровь не успевающую насытиться кислородом, что Мэдди казалось будто она скоро лишиться сознания. До этого момента всего масштаба произошедшего она не видела, то теперь... Если до этого их навещали соответствующие службы по жалобам соседей, то в этот раз обвинения будут гораздо серьёзнее шума в неположенное время. Теперь стало очевидно в какой заднице они все оказались. Она могла потерять детей после подобного.

На стол упала ярко-алая капля. Всё внимание женщины сосредоточилось на ней, её идеальной круглой форме, на микроскопических брызгах и тёплых бликах ламп. Кажется в тёмной поверхности она могла рассмотреть своё собственное отражение во всех тонах алого.

― Боги, Мэдди, ― голос Влада звучал как из под толщи воды. Она медленно подняла на него взгляд, чувствуя как на губах появляется металлический привкус. Мастерс спешно достал из нагрудного кармана красный платок и приложил к её лицу. Она словно в полусне взялась за прохладную шелковистую ткань, пока мужчина набирал для неё стакан холодной воды.

― Это моя вина, ― пробормотала она, ― Джек вчера был на нервах. Мне нельзя было ему позволять выходить из дома в таком состоянии, ― стекло стакана стучало о зубы пока она пыталась сделать глоток, чтобы хоть немного успокоить расшатанные нервы.

― Ты белее мела, ― Влад аккуратно коснулся её запястья, проверяя пульс, ― Вызову тебе врача.

― Не надо. Я буду в порядке, ― она перехватила его руку, стоило ему только потянуться за телефоном. В её голове всё путалось и перемешивалось. Мысли скакали как кучка блох на уличной собаке и ни на одной из них не удавалось сконцентрировать внимание. ― Ты сказал, Дэнни доставили с той девочкой... Как... Ты знаешь как это случилось?

― Как я и сказал, к сожалению я не могу рассказывать сейчас все подробности. ― Влад выглядел по-настоящему искреннем сейчас. Его мимика в кои-то веки не казалась такой же искусственной, как и обычно. ― Госпожа Изабелла Уэстон, глава местной общины в которой состояла семья девочки, намерена дать этому делу ход, и боюсь всё что ты услышишь тебе не понравиться.

Мэдди удручённо кивнула в ответ. Если уж за дело уже взялся самый известный юрист штата, дела у их семьи скоро станут совсем грустными по множеству причин. Теперь было совершенно очевидно по какой причине Дэнни так себя повёл, только зайдя в дом. Она могла во всех красках представить как мальчик упирался, не желая возвращаться домой.

― Но я хотел бы услышать и твою версию, Мэдди, ― ладонь Влада, сухая и прохладная, накрыла её пальцы. ― Дэнни толком ничего не рассказал из-за того что был слишком потрясён. Его друзья при всём этом не присутствовали, так что, скорее всего ты можешь знать куда больше чем я на данный момент.

Он сжал её холодные пальцы чуть сильнее глядя прямо в глаза. Чтобы этот человек ни задумал на самом деле и что бы она ему ни сказала, общую ситуацию это не сделает ни лучше, ни хуже. То что сотворил Джек поставило всю их семью в ситуацию абсурдного цугцванга, в которой правильных решений просто не существовало. Стоило женщине только представить как от руки её мальчика отдирают арбалетный болт, прикипевший к коже, как желудок скручивало от неприятного чувства. А учитывая то, что всю эту максимально неприятную процедуру он предпочёл провести в компании малознакомых людей, не сообщая ни ей, ни Джеку, ни даже своей сестре, рассчитывать на то что мальчик будет с ней разговаривать в ближайшее время вообще не стоило. Он не расскажет ей ничего, пока хоть немного не отойдёт.

― Я... даже не знаю с чего начать, ― нервно запустив пальцы в волосы, сказала Мэдди.

― Ты сказала что Джек “был на нервах”. Может стоит начать с этого? ― Влад поправил очки, в которых очевидно чувствовал себя неудобно и непривычно, но хотя бы выглядел в них не таким чёрствым как в любое другое время, по какой-то причине.

― Мы с ним поругались в тот вечер, ― если признаваться в чём-то подобном перед взрослым человеком её возраста было сложно, то как она будет сообщать об этом детям? Мэдди почувствовала как шея от волнения взмокла и похолодела. ― Я начала не самый приятный для него разговор и он воспринял это не очень хорошо.

― Тебе что-то угрожает с его стороны? ― Влад смотрел куда-то немного выше её глаз. На чёлку. На то, что под ней скрыто. Мэдди понадобилось пара секунд чтобы понять, что этот человек смотрел именно в ту точку, на которую пришёлся оглушивший её удар одержимого мужа в прошлый Самайн. Хорошая память, внимательность и острый ум явно быстро сложили два и два сделав очень определённые выводы. Со стороны это наверняка выглядело максимально плохо и явно не делало Джеку чести, особенно сейчас.

― Нет-нет, не в этом смысле. Он просто, ― Мэдди не знала как лучше сформулировать эту мысль не выставив мужа в ещё более плохом свете. ― Просто плохо этот разговор воспринял. Я тоже была на эмоциях, вероятно наговорила лишнего. И как назло именно в этот вечер наши датчики засекли эктоплазменную активность в городе. Охота для Джека всегда была способом выпустить пар. Я была против, но не стала его останавливать... Не думала что может стать ещё хуже. Что такое может произойти.

― Мэдди, Джек взрослый человек, а не ребёнок. Не тебе брать ответственность за его поступки и эмоции, которые он не в состоянии контролировать, ― блики на очках Влада отливали фиолетовым, а из-за искажения, что давали линзы, тёмно-синие глаза казались больше и выразительнее.

― И всё же, ― Мэдди отвела взгляд, стерев платком мужчины каплю крови со стола. После того что случилось этой ночью у неё явно слишком сильно подскочило давление из-за выброса призрачной энергии.

― Что случилось после? ― Влад смотрел на неё внимательно, словно пытался по мимике понять говорить ли она правду или в чём-то привирает. А возможно всё было проще и этот взгляд, который она определила как “странный”, появился из-за его плохого зрения и отсутствия привычки постоянно носить очки?

Мэдди вздохнула, обернувшись в сторону зала. С кухни виднелась часть лестницы на второй этаж и раздавался звук шагов, на который Влад так же обратил внимание. Джесс, будучи любопытной решила, очевидно, попытать удачу и попытаться подслушать их разговор. Нервно теребя кисточку косы она спускалась по лестнице на цыпочках прижимаясь к стенке так, словно действительно надеялась с ней слиться в какой-то момент. Однако столкнувшись взглядом с матерью, что коротким жестом отослала её обратно наверх, послушно ретировалась, боясь ослушаться. Присутствовать при разговорах сейчас детям явно не стоило.

― Обычно подобные авантюры ничем не заканчивались, ― женщина продолжала смотреть в сторону лестницы, намеренно понижая тон голоса на всякий случай. ― Мы просто возвращались домой с парой образцов для анализа, в самом лучшем случае, что случалось далеко не всегда. Обычно на руках у нас не оставалось ничего кроме штрафа за превышение скорости, но в этот раз всё пошло не так задолго до этой вылазки, ― Мэдди нервным жестом поправила волосы. ― Не знаю в курсе ты или нет, но в город приехал тематический цирк и Джек, увидев афишу с вампирами, решил что эти артисты должны быть именно настоящими вампирами. Я уже и не скажу даже по какой причине, он с прошлого Самайна как будто бы немного сам не свой. Вчера он решил что эпицентр паранормальной активности обязательно должен находиться в этом цирке, хотя все показания приборов говорили об обратном. Время уже было позднее. Я была искренне уверена, что максимум неприятностей, которые нам светят ― это парочка напуганных нашим появлением артистов на полуночном перекуре и не стала его останавливать, ― Мэдди отняла свою руку от Влада, начав крутить на безъимянном пальце обручальное кольцо. ― Хотя должна была это сделать.

― Встать на пути у человека с оружием это, конечно, смелый поступок. Но безрассудный, ― заметил Мастерс. Его взгляд остановился на простеньком золотом колечке всего на мгновение. ― Боюсь что в этой истории в таком случае место пострадавшей просто заняла бы ты.

В памяти Мэдди дальнейшие события прошлого вечера отпечатались ярким эмоциональным пятном. Она видела прямо перед собой этих странных существ, которых изначально просто приняла за ряженных артистов, которые не успели смыть грим. Но присмотревшись заметила то, как ярко в темноте горели их глаза. Особенно у паренька с белыми волосами. Казалось будто его зрачки улавливали малейший свет, превращаясь в два светоотражающих диска, почти сливавшихся по цвету с радужкой. Дикий звериный взгляд и острые клыки с когтями резко контрастировали с их поведением, человеческим и знакомым. Даже благородным в какой-то степени. Всё же закрыть собой от потенциальной угрозы кого-то очевидно младше и вероятно слабее было поступком заслуживающим если не восхищения, то как минимум уважения. Существо с синеватой кожей и красными глазами встало между ней и детьми, пытаясь решить всё мирно. Жаль только угрозу для себя они определили неверно.

Отчаянный вой беловолосого мальчишки, что так жёстко нокаутировал её и Джека звучал скорее отчаянно, чем зло. Парень держал раненную девочку в объятиях, не зная как ей помочь. Ту самую девочку, которой помогал идти, о состоянии которой и до этого очевидно очень беспокоился.

― Там было ещё два существа, ― медленно проговаривала Мэдди. Что-то в этой истории вызывало у неё тревогу куда более глубокую, чем раньше, пусть и менее яркую. ― Я не знаю кем они были, да это и не важно. Они явно были не опасны и не стали бы нападать, если бы ни Джек. Один из них довольно сильно нас нокаутировал. У меня кровь из носа до сих пор идёт, как видишь, ― Мэдди попыталась усмехнуться, но вышло слишком нервно и фальшиво. ― Когда я очнулась на месте уже была полиция, а этих двоих и след простыл. Джека доставили в больницу с подозрением на повреждение барабанной перепонки... Я говорила ему что оружие не безопасно. Что его нельзя использовать.

― Джек и раньше был упрямым, ― Влад шумно вздохнул. ― С тобой или без тебя, он бы всё равно всё сделал по своему, как мне кажется.

Она вновь подняла взгляд на Влада. Лицо его оставалось плохо читаемым. Сложно было сказать наверняка о чём он думал в данный момент времени. Впрочем шальная мысль то том, что если бы в университете она с большим вниманием его слушала, если бы они не прервала общение почти на двадцать лет и так по дурацки не поругалась, то вполне вероятно что этот человек не был бы для неё такой уж большой загадкой.

― Я бы хотела помочь, ― начала она осторожно. ― И тебе в анализе оружия и той девочке в восстановлении справедливости. Я знаю что звучу сейчас как ужасная жена, но это то, что на данный момент мне кажется правильным.

Влад задумался над её словами. На краткое мгновение в его глазах за стёклами очков появился тот самый странный блеск, какой она запомнила ещё со времён университета. Раньше ей казалось что связан он был именно с желанием понравиться собеседнику, но может быть дело было вовсе не в этом?

― Наверное это помогло бы решить вопросы с наименьшими жертвами, ― констатировал он. Глядя куда-то мимо неё мужчина словно пытался заглянуть в собственные мысли. Свериться с планами. ― Возможно если пока что не с отцом девочки, то хотя бы с Изабеллой Уэстон можно начать переговоры, пусть неприятного визита полиции избежать не удастся. Но они довольно закрытые люди и захотят быть уверенными в том, что могут тебе доверять. Ты будешь к этому готова?

Резонный вопрос и справедливая реакция небольшой общины, которая очевидно не очень-то жаловала чужаков. Эта ситуация в целом была знакома Мэдди, в конце-концов её родной маленький городок в этом был очень похож, незнакомцев там не любили по очень многим причинам. Она согласно кивнула в ответ на слова Влада, твёрдо решив, что должна попытаться если не решить проблему, то хотя бы не усугублять её.

Бу!
 
Поиск: