Приветствую Вас, Гость
Модератор форума: Melidiadus, Кайто  
Danny Phantom - Призрачная зона » Дэнни Призрак: Народное творчество » ДФ Фан-фики » Шахматы (AU, вероятно ООС, но кому как)
Шахматы
Speret Дата: Четверг, 25.01.2024, 22:52 | Сообщение # 141
бывалый

Группа: Проверенные
Сообщений: 595
Репутация: 498
Награды: 8
Страна: Российская Федерация
Город: Санкт-Петербург
Дата регистрации: 07.01.2010
Статус: Покинул призрачную зону
Утро оказалось даже хуже, чем Мэдди себе представляла. Разглядывая фото странного незнакомца в окне комнаты сына, Джесс без подсказок поняла, что стоит вызвать полицию и взялась за телефон, пока Дэнни, расслабленно зевая, заваривал себе кофе и лениво намазывал джем на хлеб. Казалось что его произошедшее совершенно не трогает, хотя на его месте Мэдди наверняка бы уже давно подняла шум.

Предложение отправиться к Алисе и провести остаток каникул подальше от всего этого безобразия, которое очевидно будет становиться всё хуже и хуже, дети восприняли немного уныло. Дэнни скорее всего в шутку предположил, что она хочет от них избавиться, чтобы “забрать себе всё внимание прессы”, но с его характером сложно было сказать наверняка шутил ли он так, или был как минимум на половину серьёзен. Последнее чего ей на самом деле хотелось, так это заставлять его думать, что он стал ей меньше нужен после всего что рассказал. Но реальность была в другом, проныр из мира новостей в последние дни становилось только больше. Они пытались выловить их на улице, в магазинах, на вечерней прогулке. Сначала подходили осторожно, но с каждым разом становились всё наглее и наглее в поисках той информации, что способна будет значительно увеличить их скромный гонорар.

Дать немного времени на то чтобы собрать вещи и попрощаться с друзьями было единственной просьбой детей. Проводить остаток лета в глуши практически без связи им явно не улыбалось, но и позволить им и дальше оставаться в месте, в котором новостные стервятники будут заглядывать к ним в окна тоже не было бы хорошим решением. Да и сама Мэдди чувствовала будто подходит к краю каждый раз когда смотрела им в глаза.

Отпустить их было тяжело. Чувствовать удушливые слёзы, которые нельзя выплакать при них, тоже. При детях вообще нельзя плакать, являясь последней опорой в сложное время. Если она даст понять что сломана сама, то никакой надежды для них может и не остаться. А с каждым днём держать себя в руках перебирая документы и патенты, работая с полицией и адвокатами, становилось всё сложнее и сложнее.

Да ещё этот цикл, решивший в этот раз прийти пораньше. Собственный организм по какой-то причине посчитал, что ей, видимо, недостаточно плохо. Лето было душным само по себе, но сейчас Мэдди начало казаться что она вот-вот начнёт плавиться. Ей ужасно хотелось есть. Чего-нибудь посытнее и побольше. И ведь даже отсидеться дома не вышло бы, ведь работать с Мастерсом она уже согласилась, а значит никаких больше поблажек и комфортного времени в домашней лаборатории, которая к тому же скоро станет куда более пустой.

“Меня так со времён университета не штормило”, ― думала женщина, забегая в лифт и обмахивая себя папкой с документами. По сторонам она не смотрела совершенно, слишком сильно сосредоточившись на своих мыслях и состоянии.

― Тяжёлое утро? ― внезапный голос Мастреса в закрытой кабине лифта заставил Мэдди едва не подскочить от неожиданности. Мужчина появился словно из ниоткуда в своём привычном строгом чёрном костюме и красном галстуке, но в этот раз без очков. Потягивая кофе из бумажного стаканчика он что-то неотрывно изучал на своём смартфоне.

― Давно ты тут? ― Мэдди выдохнула, чувствуя как пересохло во рту. От чего-то запах крепкого напитка совершенно не ощущался в воздухе.

― Мы зашли вместе, ― Влад спрятал телефон во внутренний карман пиджака. ― Раз ты задаёшь такой вопрос, то явно сосредоточенна на чём-то более важном для себя чем предстоящие знакомство с новым рабочим местом. Проблемы дома?

― Почти, ― Мэдди продолжила обмахивать пылающее лицо папкой. ― Если раньше журналисты доставали издалека, то сегодня решили заглянуть прямо в окно. Да ещё и в спальню Дэнни. А он ведёт себя так, как будто бы ничего не случилось.

― Они долго разгонялись. Я думал что они начнут делать бестактные глупости намного раньше, ― Влад усмехнулся слегка, пряча улыбку за глотком кофе. На короткое мгновение Мэдди показалось что в его белых зубах было что-то странное, но она толком не успела понять что именно. ― Стервятники теряют хватку.

― Думаю завтра с утра, или может сегодня вечером отправить детей к сестре. Подальше от всего этого, ― лёгкий жар заставлял сердце биться чаще. Наверняка на нынешнее её состояние сильнее всего всё же повлиял стресс, от которого за пару дней и поседеть можно было. Она легко отделалась, если так начать размышлять. ― Ещё пара таких визитов и я срываться начну.

Мастерс смотрел на неё с каким-то странным выражением лица. Без очков он как будто бы становился совсем другом человеком. Глаза казались уже, а взгляд острее и внимательнее, пришпиливая её на месте, словно бабочку. Она старалась не пересекаться с ним взглядом лишний раз, но всё равно ощущала его кожей.

― Вероятно это верное решение, ― констатировал он наконец. Мэдди даже почувствовала облегчение позволив себе выдохнуть. ― Но ты сама выглядишь нездорово. Может тебе стоило сегодня остаться дома. Немного отдохнуть, помочь детям собраться, провести с ними время.

― Они достаточно самостоятельны, чтобы справиться без моего вмешательства со сборами, ― Мэдди немного нервно усмехнулась, поправляя волосы. ― К тому же Дэнни хотел навестить свою подругу сегодня в этой больнице, а Джесс планировала собрать все нужные для учёбы книги. Следующий год в школе для неё будет последним. А я и так слишком долго уже откладывала эту встречу, ты ведь не только ради работы со мной хотел поговорить, но и со своим юристом познакомить, я права?

― По большей части, Мэдди, ― мужчина улыбнулся. Его тонкие губы показались слишком яркими, словно он пил не кофе, а ярко-красный сок. ― Твоё рвение похвально, но я всё же придерживаюсь мнения, что хронически уставшие сотрудники в постоянном стрессе эффективными быть не могут. Не думаю что в отдыхе есть что-то крамольное.

― Для миллиардера вроде тебя, может и нет. Но я не могу себе позволить сидеть без работы. Особенно когда в спину дышит судебный процесс и оплата услуг юриста. Мои сбережения не такие внушительные, как хотелось бы, ― Мэдди вздохнула глядя на то, как медленно ползший вверх счётчик этажей наконец-то останавливаясь на нужном. В коридоре было прохладно и достаточно тихо. В самой дальней части был кабинет Мастерса, насколько она помнила, но во время прошлого визита у неё не было особого желания смотреть по сторонам. ― Я не могу позволить себе отпуск в данный момент.

― Быть настолько безжалостной к самой себе не обязательно, ― мужчина держался от неё немного поодаль как во время первого за много лет общения перед вечером встречи выпускников. ― Я мог бы помочь...

― Нет, спасибо, ― резко перебила его Мэдди, не дав даже закончить предложение. ― Не хочу потом быть должна.

Как-то отвечать на это Мастерс не стал. Лишь смерил её внимательными тёмно-синими глазами, от чего по спине пробежал холодок. Было в этом что-то неуловимо тревожное лично для неё, хотя и причину определить точно не получалось. Это было чем-то похоже на взгляд в спину, который она порой ощущала во время традиционных походов с Дэнни. Взгляда любопытного хищника, что осторожно присматривается к людям. Принюхивался, обходил лагерь не попадаясь на глаза прямо, но которого всегда можно было заметить где-то на границе периферийного зрения как лёгкую тень. Если начать задумываться, то Влад и был для неё подобным зверем: осторожным, внимательным, хитрым и пугающе умным. Наверняка в этот перечень входила и жестокость, иначе как бы он ещё смог забраться так высоко? На доброте и понимании прожить жизнь можно только в смирении и бедности, а у Мастерса явно не было ничего из этого.

Что-то неуловимо звериное Дэнни явно перенял от него, после слишком уж долгого общения. Не сказать, что это было слишком заметно, всё же подросток был дикарёнком-одиночкой всегда, просто личные уже существующие черты он словно начал использовать похожим образом. В этом было что-то пугающее, делавшее родного человека далёким. Как будто бы она знала о нём ещё меньше чем казалось.

“А теперь ещё и отсылаешь его к сестре, чтобы точно знать ещё меньше”, ― Мэдди прижала папку с документами к груди по крепче. Твёрдая обложка уже начала хрустеть под пальцами, когда под ноги ей выскочила белая кошка с двумя тёмными пятнами на лбу. Недовольно бросив короткое “мяв” в сторону женщины, кошка деловито подошла к Мастерсу, потеревшись о его тёмные брюки боком и обвивая длинным гибким хвостом лодыжку. “Что здесь делает кошка?” ― спросила женщина саму себя, глядя на маленькое элегантное животное.

― Это сотрудник комнаты отдыха, ― сказал мужчина, заметив её удивлённый взгляд и указав на двустворчатую стеклянную дверь из-за которой выскочила кошка.

Внутри было довольно большое помещение с небольшим столиком, мягкими диванами и кухонным уголком, деликатно скрытым за небольшой зелёной перегородкой с вьющимися цветами, которые у Мэдди не получилось опознать. На диване разлеглись ещё двое котов черепахового и рыжего цвета. Лениво милуясь они вылизывали мордочки друг-друга, не спеша отвлекаться на нового человека.

― Сотрудник? ― уточнила Мэдди на всякий случай, не уверенная в том, что поняла Влада правильно.

― Всё верно, ― мужчина со сдержанной улыбкой взял на руки белую кошку и жестом попросил Мэдди следовать за ним дальше. ― Пока мы ожидаем юриста, я предлагаю небольшую экскурсию. Если уж ты твёрдо решила взяться за дела, то на рабочем месте стоит для начала осмотреться. Что скажешь?

Бу!
 
Speret Дата: Четверг, 25.01.2024, 22:52 | Сообщение # 142
бывалый

Группа: Проверенные
Сообщений: 595
Репутация: 498
Награды: 8
Страна: Российская Федерация
Город: Санкт-Петербург
Дата регистрации: 07.01.2010
Статус: Покинул призрачную зону
Дома у Такера было как всегда, немного шумно и пахло вкусностями, которые так любила готовить его мама ― убеждённая домохозяйка. Наверняка её выпечка пользовалась бы невероятным успехом, реши она открыть какую-нибудь пекарню или кафе, но баловать подобным женщина предпочитала только самых близких. Дэнни в каком-то смысле по-дружески завидовал Такеру всякий раз, оказываясь у него в гостях, пусть и никогда не говорил об этом вслух. Даже сейчас, развалившись на мягком кресле-подушке и потягивая домашний мятный лимонад, глядя на то как друг возится с новым жёстким диском, слегка светившимся в темноте из-за попавшей на него однажды эктоплазмы, подросток не мог не сравнивать то, что видел с собственной семьёй. Дома всё было сложно уже очень давно, вспомнить хотя бы один разговор родителей не на повышенных тонах выходило с трудом.

В ожидании Сэм, Призрак прислушивался к тихому шуршанию штор открытого окна, к голосам людей на улице и едва слышно работающему радио на первом этаже. Можно было пожалуй сказать, что он опасался вновь наткнуться на пронырливых журналистов или кого-то вроде них, кто ведёт маленький блог и мнит себя серьёзным и беспристрастным специалистом-аналитиком. Только по дороге сюда он наткнулся на одного такого, преследовавшего его на машине, но упорно делающего вид, что он невинная ромашка, а камера на заднем сидении, не его. Незаметно разбить объектив этой штуки с помощью телекинеза было тем самым особым удовольствием, которое он был бы не против повторить.

Готесса крепко обняла его вместо приветствия сразу после того, как зашла в комнату Такера, который язвительной шутки сдержать не смог, за что и получил подушкой по лицу.

― Значит мы до конца лета с тобой не увидимся? ― уточнила Сэм после того, как он коротко обрисовал ситуацию и показал фотографию утреннего гостя. ― И всё из-за этого?

― Ну, не только, ― Дэнни слегка настороженно поджал под себя ноги, садясь по-турецки и кинув быстрый взгляд на открытое окно. ― Честно говоря мне кажется, что маме хотелось бы побыть наедине со своими мыслями. Она так и раньше делала, когда ссорилась с отцом, но сейчас, сами понимаете, просто взять и уехать из города не может. Не знаю уж насколько всё плохо, но сегодня услышал как она от собственного крика проснулась, а вчера после встречи с Джеком, плакала в душе. Наверное думает, что это незаметно, но когда ты в состоянии сказать, что в пределах ста метров голубь на помойке роется, то подобное точно услышишь.

― Ты с ней поговорить не пробовал? ― Такер поправил очки тыльной стороной ладони, усевшись на стул так, что его спинка оказалась у него перед лицом для того чтобы удобнее было сложить на неё руки.

― Пробовал, но о себе она говорить не хочет. Съезжает с этой темы как только может, ― Дэнни отставил пустой стакан на пол рядом с креслом и откинулся на него полностью, глядя в потолок. ― Думал заручиться поддержкой Влада чтобы либо остаться, либо её с собой утащить, но он встал на её сторону. В итоге после того как навещу Катрин нужно будет отправляться домой, собирать вещи. Нас отправят к тёте Алисе вечерним рейсом. Придётся постигать дзен в дали от цивилизации и интернета.

― Вы полетите на самолёте?! ― выпалила Сэм, едва не подскочив на своём месте.

― А что такого? ― Призрак пожал плечом, вновь садясь по-человечески. ― Это самый быстрый способ добраться куда нужно. На автобусе нужно будет совершить пару пересадок, и путь займёт больше суток. Нас с Джесс за это время успеют журналисты не только найти, но и под пытками вытянуть всё что захотят.

Друзья переглянулись, но спорить с ним не стали. У них и так на лицах было написано всё то, что они думают об этой идее с полётом на самолёте, особенно после недавно происшествия в горах Колорадо. Мама и Джесс тоже были против поначалу, но всё же сдались. До обидного быстро. Всё же в тайне Дэнни надеялся, что настолько сумасшедший вариант покажется Мэдди слишком опасным и она затормозит идею летних каникул в деревушке, которой даже нет на некоторых картах, позволив им остаться дома. Жаль это не сработало как хотелось бы. Что ж, в этом Дэнни был виноват сам, а значит самому и придётся расхлёбывать эту тупую попытку поиграть в манипуляции. В конце-концов до уровня Влада ему всё ещё было манипулировать и манипулировать, чтобы хотя бы примерно начать понимать как это работает. Не самое хорошее стремление, но всё же очевидно действенное во многих ситуациях. Лучше банальной драки.

― На время моего отсутствия у меня будет к вам просьба, ― Дэнни слегка склонился вперёд, облокотившись на колени. За окном по-прежнему не было слышно посторонних голосов или каких-то шумов помимо проезжающих автомобилей. ― Можете проследить за террариумом Шарлотты? Пауков нужно кормить хотя бы раз в неделю иначе они начнут искать способ сбежать или и того хуже, начнут умирать. По моим наблюдениям на место каждого трупика приходит двое новых. Дом быстро превратиться в ночной кошмар арахнофоба если террариум запустить, а мне бы не хотелось добавлять ещё и эту проблему маме.

― Будет сделано в лучшем виде, шеф, ― шутливо отсалютовал Фоули.

В этот момент новый жёсткий диск, только что подключенный к компьютеру сильно зашумел, словно был моторчиком от электробритвы. Подростки моментально обернулись на звук, а Такер поспешил отключить деталь от системника, бурча про себя что-то о пыли.

Бу!
 
Speret Дата: Четверг, 25.01.2024, 22:53 | Сообщение # 143
бывалый

Группа: Проверенные
Сообщений: 595
Репутация: 498
Награды: 8
Страна: Российская Федерация
Город: Санкт-Петербург
Дата регистрации: 07.01.2010
Статус: Покинул призрачную зону
Впервые за несколько дней Джеку удалось добраться до телефона, чтобы позвонить кому-то кроме адвоката. После разговора с женой остался ужасный осадок, даже она кажется не верила в его версию или по какой-то причине не показывала эту веру перед полицейскими. Неужели была до сих пор настолько зла за прошлое, что решила не просто бросить его и добиться развода, а сделать нечто ещё более ужасное?

“Нет, это же глупо”, ― убеждал Джек сам себя, слушая гудки в трубке. ― “Это просто недопонимание. Очередное дурацкое непонимание, которое просто не даёт людям без достаточных знаний о потустороннем меня понять как следует. Оценить масштаб опасности который мне удалось предотвратить. Важности в произошедшем для науки.”

Мужчина начал неосознанно грызть ноготь большого пальца, пока ждал ответа. Все его мысли были сосредоточены только на том, как объяснить окружающим собственную правоту. Он чувствовал себя так же как и на прошлый Хэллоуин, когда в теле и разуме засел злобный призрак по словам Мэдди. Что не могло быть правдой, естественно. Он охотник на нечисть, его потусторонне избегает как и должно, чтобы не быть пойманным и расщеплённым на атомы. Во время Хэллоуина в прошлом году дом просто был наводнён мелкими духами, которых Мэдди не видела в силу собственного скепсиса. Для Джека в этом заключалась правда. Только в этот раз ему не верит не только жена, но и вообще все вокруг по какой-то причине. К нему не пускают репортёров, да и самому давать заявления прессе не дают, ссылаясь на врачей, уверенных в том, что держат у себя очередного психа, и отказываются отвечать на вопрос, как же тогда повредилось его ухо, если дело не в потустороннем. Его травма на данный момент была самым убедительным доказательством того, что всё произошедшее у цирка “Готика” ― правда.

Трубку наконец сняли. С сомнением произнесённое родным и знакомым всё ещё немного ломающимся голосом “ало” вызвало у Джека облегчённый вздох. Трубку взял Дэнни. Сын-то уж точно должен был его понять, несмотря на всю свою мягкотелость и страх перед паранормальным. Он знал чего опасается, а потому должен понимать, что иного выбора в случае с этими чудовищами у его отца не было.

― Привет, сынок! ― Джек старался не сильно кричать, прижимая телефон к здоровому уху.

― Пап...? ― голос в трубке прозвучал тише. С лёгкой испуганной дрожью. Его мальчик наверное так испугался произошедшего. Наверняка Мэдди или полицейские уже успели наговорить ему ерунды, в которую он поверил будучи по жизни слишком наивным и добродушным.

― Конечно это я, Дэнни, ― Джек почувствовал как в горле встал ком и защипало кончик носа. Слёзы подступили сами собой, хотя он и не хотел этого. Все речи и объяснения вылетели из головы, стоило только услышать родной голос. ― Ты не представляешь как я рад тебя слышать!

― Не могу сказать того же, ― голос звучал до странного холодно, что заставило мужчину напрячься. ― Зачем звонишь?

Фентон почувствовал как что-то в груди оборвалось и упало настолько резко, что даже закружилась голова. Он застыл с телефоном в руках пытаясь осознать, что только что услышал, и чувствуя как по позвоночнику бегут холодные мурашки. Что же мальчику успели наговорить, что он так реагирует?

― Я... Я хотел поговорить. Объяснить что случилось, ― все мысли, весь заготовленный ранее текст объяснений от чего-то вылетел из головы. А сформулировать новый с ходу не выходило. Одной лишь фразой сын словно выбил из него умение складывать слова в адекватные предложения и последние остатки надежды на понимание.

― Мама не дома. А даже если бы и была, наверняка не захотела бы слушать, ― Дэнни продолжал быть настолько жестоким, что казался одержимым чем-то или кем-то. Казался другим человеком, а не его мальчиком, что всегда был мягким и покладистым. ― После того, как вчера с тобой поговорила, она заперлась в ванной, чтобы прореветься. Ты ведь так и не понял что сделал, да?

Он понимал, но очевидно не так как остальные. Они ждали от него другого признания, ждали что он назовёт потустороннего монстра человеком, что согласиться с версией о том, что ошибся в выборе мишени. Но он ведь охотник с чутьём на нечисть, которое его ещё никогда не подводило. Которое привело его не только к первым открытиям, но и к идее создания портала, чтобы этих существ и место их обитания было гораздо удобнее исследовать. В подобном он просто не мог ошибиться.

― Сынок, выслушай. Это всё одно большое недоразумение...

― Как и с Железной Девой? ― грубо перебил его Дэнни.

Всё начало вставать на свои места. Мэдди наверняка уже напомнила сыну о прошлом недоразумении, из-за которого так разозлилась на него в день перед происшествием. Наверняка мозг мальчика детское воспоминание довольно легко и быстро исказил и подстроил под эту дурацкую додумку жены о пытках, которую она от чего-то вбила себе в голову. Он тогда был слишком мал чтобы понять всю важность эксперимента, а сейчас слишком вырос, чтобы вспомнить как всё было на самом деле.

― Знаешь, если бы ты продолжил испытывать новое оборудование на мне, я бы и слова не сказал. Как и с этим дурацким дефлектором, после которого у меня шрам на пояснице. Как и всегда, ― голос сына от чего-то приобрёл в телефонной трубке лёгкое эхо. ― Но тебе меня стало недостаточно, видимо.

Значит так он это видел? Так воспринимал их совместные опыты он сам или это уже дело острого языка Мэдди? Так думал он или так воспринимал всё случившееся после общения с окружающими? Джек настолько сосредоточился на поиске ответов на все эти вопросы, что даже дышать стал реже. Его разум отчаянно буксовал будучи не в состоянии переварить всё разом. Ситуация казалась ему ночным кошмаром, от чего-то воплотившимся в реальности.

― Послушай, Дэнни, я могу доказать что всё это недоразумение и это был не человек. Просто...

В трубке раздались короткие гудки. Подросток сбросил звонок не став его даже пытаться его выслушивать. Он явно дал этим понять, что помогать, вставать на его сторону и даже слушать больше не станет. В первые в жизни Джек почувствовал себя по настоящему одиноким и брошенным на произвол судьбы. Без поддержки друзей и близких он словно лишился своего спасательного круга, будучи выброшенным за борт где-нибудь в Атлантическом океане. Окружающее и раньше хотело его сожрать, отказываясь воспринимать идеи как что-то достойное внимания. Как что-то, что вполне определённо было частью их реальности, которую предпочитали не замечать из-за страха нового. Из-за того что потустороннее было сильнее человека, согласно суевериям, хотя сам охотник был уверен, никакая жалкая нечисть не может превзойти людей.

― Похоже звонок окончен, ― заметил его конвоир на удивление нейтральным тоном. ― Если больше звонить некому, то вам нужно вернуться.

― Ещё пару минут, ― попросил мужчина. Раз уж всё так складывается с семьёй, то поддержки стоило попробовать поискать хотя бы у родителей.

Бу!
 
Speret Дата: Четверг, 25.01.2024, 22:53 | Сообщение # 144
бывалый

Группа: Проверенные
Сообщений: 595
Репутация: 498
Награды: 8
Страна: Российская Федерация
Город: Санкт-Петербург
Дата регистрации: 07.01.2010
Статус: Покинул призрачную зону
Влад казался ей чудовищно снисходительным. Слишком мягкий. Подозрительно уступчивый. До смешного предупредительный и вежливый. Даже предложил вечером поводить детей в аэропорт, прекрасно понимая, что от его компании Дэнни скорее всего не откажется. В этом было что-то, что казалось Мэдди неправильным и странным, как будто он чего-то ждал от неё взамен после подобной ментальной щедрости. После выдвинутых негласных условий она бы не удивилась подобному ходу с его стороны, но было ещё и что-то что не позволяло ей так просто списать всё на холодный расчёт мужчины. В конце-концов до сегодняшнего дня он далеко не всегда вёл себя как исключительно хладнокровный бизнесмен, видящий в окружающих только личную выгоду. Возможно в какой-то степени Владу и правда было её жаль, после всего что свалилось на их семью буквально в один день, но от этого Мэдди чувствовала себя только хуже.

Обычно она во всех сложных ситуациях в основном рассчитывала на себя. Не важно шла ли речь о работе или же ведении быта, Мэдди привыкла к тому, что большая часть принятых решений будет оставаться за ней. Джек был хорошим генератором идей, когда речь шла о проектах, но воплощением их в жизнь, доведением до ума и презентацией широкой общественности по большей части занималась она. Переговоры с Мастерсом по поводу портала и смежных с ним, уже запатентованных его фирмами устройствами, тоже вела она, даже когда после долгих лет молчания и просто отвратительного расставания с ним как с бывшим другом ей было это общение с глазу на глаз неприятно. Даже если оно было сугубо деловое.

― Маделен? ― голос Изабеллы Уэстон, с которой она осталась наедине, вытащил её из вязкого болота горьких размышлений.

― Простите, потеряла сосредоточенность, ― она взъерошила волосы со вздохом. Концентрироваться на чём-то настолько болезненном было слишком сложной задачей прямо сейчас, хоть и необходимой. Когда разговор зашёл о причинах её желания развестись, о доказательствах, мозг словно дал сбой. ― Мы говорили о разработках Джека и мысли повело куда-то совсем в сторону.

― Могу понять вас, чисто по-человечески, ― Изабелла мягко улыбнулась. В её зелёных глазах было едва заметно тоже самое раздражающее сочувствие. ― Но прошу, сосредоточьтесь. Осталось совсем немного и вы сможете отдохнуть от всего этого.

― Да, я понимаю, ― она кивнула чувствуя как спазматически болит низ живота. ― Но на отдых совсем нет времени.

― Неужели господин Мастерс настолько безжалостный работодатель, что уже завалил вас делами? ― женщина поправила прядь медно-рыжих волос и поднялась с кресла, направившись к кофе-машине. ― Вы будете? ― спросила она, взяв второй стаканчик.

― Да, спасибо, ― Мэдди кивнула охотно. Ей хотелось не столько кофе, сколько чего-нибудь сладкого и желательно побольше. ― Мастерс наоборот предлагал взять перерыв, но я просто не представляю как буду сидеть дома одна и вариться во всём этом. С удовольствием бы отстранилась от всего, поехала бы с детьми куда-нибудь подальше от цивилизации, но от моего побега всё станет только хуже.

― Ту машину, которую ваш сын видел утром уже нашли? ― в воздухе раздался аромат крепкого горького кофе, что начало тонкой струйкой стекать в чашку.

― Нет, ― Мэдди воздохнула, откинувшись на спинку кресла в попытке найти для себя позу покомфортнее. ― Возможно после своего прокола эти стервятники от мира журналистики сбежали из города быстрее чем их начали искать. Но я всё равно боюсь оставлять детей в городе, это ведь явно только начало.

После вчерашнего разговора с Джеком её пытались перехватить и у входа в больницу, и даже в магазине по пути домой. Все приезжие, судя по поведению или диалекту, которые большинство из них выдавали с головой. В первые за долгое время Мэдди была рада тому что местные новостные издатели отличаются от всех остальных в стране своей холодностью и почти механической подачей, которая стала предметом множества шуток ещё в тот момент, когда в этот тихий прибрежный городок они только переехали будучи молодыми и лишь начавшими постигать премудрости родительства после появления Джесс.

― После того как разберёмся с бумагами и теми фотографиями, о которых вы говорили, я постараюсь беспокоить вас пореже, ― пообещала мисс Уэстон, протягивая ей стаканчик кофе и сахарницу. ― Вероятно до начала процесса совсем не привлекать вас не выйдет, но хотя бы попытаться свести этот стресс к минимуму со своей стороны я попытаюсь.

Женщина поставила набираться вторую чашку для себя и принялась что-то искать в сумочке. Мэдди с сахаром переборщить не боялась. Не будь рядом компании, то просто бы засыпала в рот пару ложек, прежде чем сделать один глоток. Наверняка подобное не одобрил бы ни один врач, но сейчас, в данный конкретный момент времени, ей было всё равно. Приятная тягучая сладость оседала на языке, медленно перетекая в горло вместе с горячим кофе. Напиток был слишком крепким на её вкус, но это было последнее на что можно было бы пожаловаться в данный момент.

Изабелла протянула ей небольшой пузырёк с обезболивающим, выуженный из небольшой сумочки, которую она носила с собой помимо портфеля для документов. А на вопросительный взгляд со сдержанной улыбкой ответила:

― Вы всё время разговора места себе не находите. Во время стресса у многих периодические боли становятся просто невыносимыми.

Обычное проявление внимания и даже можно сказать заботы от чего-то заставило Мэдди почувствовать себя слишком неловко. Настолько что вместо того чтобы сказать “спасибо” она лишь коротко кивнула. Запивать лекарство чем-то кроме воды было довольно неправильно и очевидно не по инструкции, но вставать ради этого откровенно не хотелось. Передавая пузырёк обратно Мэдди краем глаза заметила что в сумочке юриста была настоящая аптечка. Наверняка во время обсуждения сложных дел её клиентам частенько требовалось что-то чтобы оставаться в чувстве или дождаться приезда врачей. Не то чтобы это было необходимо во время встречи назначенной в лаборатории буквально по соседству с больницей, но видимо привычка быть во “всеоружии” оказалась сильнее.

― Помимо опеки над детьми, что очевидно, и дома, который оформлен на вас полностью, есть что-то что для вас в браке было ценным и хотелось бы оставить при себе? ― Изабелла вернулась на своё место со стаканом горячего напитка, в который даже не протрудилась добавить сахар.

Мэдди бросила короткий взгляд на стопку документов которые ей предоставил Влад для ознакомления с будущей работой и которые настоятельно просил не выносить за пределы центра. В голове появилась тревожная мысль о всех прошлых разработках, над которыми она трудилась с мужем. Дома у неё было многое из того, что было ей необходимо для работы, но сейчас она даже плохо представляла что останется у неё после этого. Будет ли достаточно того оборудования что есть у Мастерса? Не придётся ли из-за всего этого юридического мракобесия заново изобретать многие нужные вещи, если права на них она потеряет? Как долго эта боль будет преследовать её, случайно появляясь на работе вспышкой воспоминаний? Не проще ли вообще было сменить род деятельности и сбежать от всего этого в ожидании чудесного исцеления?

Она на многие вопросы не знала ответа. Не могла даже сформулировать сейчас чего хотела от будущего без человека с которым прожила даже счастливо большую часть времени.

― Есть некоторые разработки, которые мне могут пригодиться здесь, ― ответила Мэдди, рассеянно помешивая ещё не до конца растаявший сахар в стаканчике кофе. ― Мне нужно ознакомиться с материалами Мастерса, чтобы сказать точнее.

Бу!
 
Speret Дата: Четверг, 25.01.2024, 22:54 | Сообщение # 145
бывалый

Группа: Проверенные
Сообщений: 595
Репутация: 498
Награды: 8
Страна: Российская Федерация
Город: Санкт-Петербург
Дата регистрации: 07.01.2010
Статус: Покинул призрачную зону
Нахождение рядом с Мэдди вызывало противоречивые ощущения, особенно когда они вынужденно находились ближе друг к другу в комфортном салоне автомобиля по пути в аэропорт. Пожалуй единственное в чём он был уверен ― это чувство нельзя было назвать голодом. Что, наверное, было неплохо, если бы эта степень неопределённости нервировала чуть меньше.

Кровь время от времени приливала к её лицу, окрашивая щёки лёгким, едва заметным румянцем. От зноя летнего вечера женщине не помогал спастись даже включенный кондиционер, она то и дело обмахивала себя раскрытой ладонью или журналом, на название которого никто уже давно не обращал внимание. От этих действий аромат её крови разносился по салону активнее, но заметен наверняка был только ему. Полный острой горечи и оседавший в горле подобно острой приправе из-за чего хотелось откашляться и выпить холодной воды. Хотя это определённо не помогло бы. Дэнни опередил его, прибавив мощностью кондиционера, чем вызвал недовольство единственного мёрзнущего на данный момент пассажира.

― Мы тут скоро льдом покрываться начнём, ― возмутилась Джесс, обхватывая себя за плечи подрагивающими пальцами. ― Как ты собираешься выживать у тёти Алисы без кондиционера? Переселишься в холодильник?

― Да, если понадобиться, ― ответил Дэнни рассеянно поглаживая белую кошку, свернувшуюся на коленях. ― К тому же ты единственная кому холодно. А раз так, то лучше уж пусть один человек замерзнет, чем четверо сварятся.

Мальчик определённо всё ещё был недоволен навязанной ему компанией в виде кошки, но виду старался не подавать. “Мне не нужна нянька!” ― тихо шипел он, когда Влад передавал ему переноску. От него он наверняка ожидал помощи иного рода, например в избавлении от этой поездки в принципе. Родной городок он явно покидать не хотел, как не желал и оставлять мать в компании проблем, но он всё ещё подросток, в конце-концов. Находиться в самом эпицентре сложных и скучных разбирательств, будучи под постоянным прицелом журналистов, которые очевидно не оставят ни его ни его сестру в покое ещё очень долго, не стоило. Может быть он и сам это понимает, раз не сопротивляется активно, а может причина в другом. Разум подростка был тёмным лесом, в который даже попытаться сунуться было нельзя.

Переведя на Мэдди короткий взгляд, Мастерс попытался хотя бы примерно представить что сейчас твориться у неё в голове. Хаос или что-то более или менее определённое? На то чтобы собраться и полностью осознать всё произошедшее за последние несколько дней у неё времени было мало. Сын со сверхспособностями, которому выпала “честь” в детстве стать подопытным, журналисты голодные до сенсаций настолько, что готовы посягнуть на их частную жизнь, муж-идиот, оказавшийся не в состоянии даже попытаться придумать себе более или менее адекватное алиби и продолжающий вещать о призраках. Не то чтобы в этом было что-то удивительное конкретно для него. Из последнего так и вовсе можно было сделать многое для личной выгоды, но вот Мэдди... Она буквально жила в другом мире до недавнего времени. Более простом и понятном.

― Ты уверен что мне стоит брать её с собой? ― Дэнни звучал тихо и несколько потерянно, подразумевая того самого четвероногого пассажира.

― Она привыкла к жизни вне большого города и большей свободе, чем я могу ей предоставить здесь. Даже пентхаус будет недостаточно просторным для того кто привык к лесам Колорадо или Висконсина, ― Влад пытался скорее сгладить углы и внимание до крайности добросердечного мальчика привлечь к нуждам кошке, чем убедить его в том, что помощь и компания фернала ему могут быть полезны как минимум во время непосредственного перелёта. В этом он точно не признается словами, хотя и частое сердцебиение полностью выдавали его страх и нервозность из-за предстоящего перелёта и пары часов в самолёте.

― Надеюсь это всё не займёт много времени. Я уже отвыкла от жизни у тёти Алисы, ― Джесс смотрела в окно на мелькающий пейзаж родного городка, по-прежнему обнимая себя руками.

― Ты почти так же и в детстве говорила каждый раз, когда мы к ней ехали, ― усмехнулся Дэнни. ― А потом больше всех плакалась о том, как не хочешь уезжать.

― Как только обстановка станет хоть немного потише, вы сразу вернётесь, обещаю, ― Мэдди нервно потёрла шею под короткими волосами, самые тонкие из которых прилипли к коже. Она то и дело неосознанным жестом начинала прокручивать на безымянном пальце простенькое обручальное колечко и каждый раз резко одёргивала руки, замечая собственный жест.

Мастерс заставил себя отвести взгляд от пульсирующей венки, которая тянулась от её ключицы и исчезала под скулой. Он слишком много времени потратил на то чтобы фактически заново научиться вести себя по-человечески. Контролировал каждое, даже самое незначительное действие и взгляд, чтобы не быть слишком уж странным в глазах окружающих. И сейчас он хорошо понимал что не может себе позволить слишком долго задерживать на женщине взгляд по множеству причин.

― Уверен вы хорошо проведёте время, ― Влад улыбнулся слегка чтобы подавить желание облизнуть длинные клыки. ― Журналисты могут быть кране назойливыми, но в крошечную деревню в глуши Арканзаса сунуться только самые отбитые, а таких сейчас мало. Единорога больше шансов встретить, так что наверняка там будет комфортнее.

― А как же ты, мам? ― огромные голубые глаза Джесс смотрели на Мэдди по-детски трогательно.

― Со мной всё будет нормально, ― говоря это женщина выглядела слишком уж устало, а от того звучала максимально неправдоподобно. ― Может быть с делами удастся разобраться быстрее чем планируется и я даже сама смогу к вам приехать.

Это была самая отчаянная ложь, которую себе могла только позволить Мэдди, глядя детям прямо в глаза. Но принимала её на веру похоже только Джезмин, судя по тяжёлому вздоху Дэниела, который был занят тем, что засовывал кошку обратно в переноску. Дел будет слишком много, если верить прогнозам миссис Уэстон, которые в основном всегда оказывались достаточно точными. Потолок отдыха от дел для Мэдди ― пара выходных, которые она скорее всего проведёт в лаборатории только для того чтобы поменьше думать обо всём остальном и не выходить на улицу. И хорошо если она и правда будет работать на саму себя сидя взаперти, а не погружаться в хтонически мрачные мысли, лёжа в кровати.

― Но всё же, на всякий случай... ― Мэдди не закончила даже мысль, как её перебил Дэнни, закрывший дверцу мягкой тканевой сумки для животных на молнию.

― С незнакомцами не общаться. Комментариев не давать. В неприятности не влипать, ― подросток бросил на взрослых долгий мрачный взгляд. ― Да-да, мы поняли.

Бу!
 
Speret Дата: Четверг, 25.01.2024, 22:55 | Сообщение # 146
бывалый

Группа: Проверенные
Сообщений: 595
Репутация: 498
Награды: 8
Страна: Российская Федерация
Город: Санкт-Петербург
Дата регистрации: 07.01.2010
Статус: Покинул призрачную зону
“...Машина подозреваемых в попытке проникновения на частную территорию не была замечена в пределах городской черты по сообщениям полицейский. Предположительно нарушители успели скрыться,” ― голос радиоведущей был подозрительно знакомым. Кажется точно таким же обладает и местный диктор телевизионных новостей, но это уже точно был нонсенс. Парк Мира конечно маленький городок, но не настолько же чтобы все новостные эфиры вёл один и тот же человек.

“Очень жаль, что наши коллеги из других штатов проявляют подобное неуважение к частной жизни, но мы всё же будем надеяться на их благоразумие в дальнейшем...” ― последняя фраза заставила женщину раздражённо выключить радио в машине и вернуться к объектам своего наблюдения.

Мэдди Фентон и Влад Мастерс. Видеть эту парочку вместе даже в рамках делового общения было странно, а сейчас, выходящих из одной машины да ещё и в компании детей... А ведь на вечере встречи выпускников эта женщина строила из себя правильную и верную жену, не отлипая от Джека практически ни на шаг.

Сделав пару быстрых фотографий и тут же их проверив Гарри недовольно цокнула языком, брезгливо поморщившись. Сколько бы она ни старалась, за последние пару дней так и не удалось сделать ни одного нормального снимка этого “блаженного” семейства чудаков, оказавшегося в эпицентре событий слишком уж ярких для такого сонного городка как Парк Мира. Как она ни подлавливала момент, как ни подбирала ракурс мальчишка Фентон всегда выходил немного смазанным, словно был проклят не иметь и одного нормального снимка. Потолок того что удалось найти ― это общие фотографии учащихся Касперской школы, да и то не сказать чтобы его там можно было узнать. По какой-то причине его глаза были засвечены сильнее чем у всех остальных, превращаясь в две горящие точки на снимке. А теперь к нему прибавился ещё и Мастерс, чья фигура словно была эпицентром битых пикселей на снимке.

Гарриет раздражённо отложила фотоаппарат в сторону и взялась за смартфон. Среди фотографов-журналистов уже давно шло негласное соревнование, кто сделает наиболее приличный снимок висконсинского богача. Однако до сих пор хорошие фото приносили только те, кому очевидно было дано разрешение на снимок, всем же прочим оставалось довольствоваться тем что выходило. А именно фотографиями на уровне “доказательств” существования НЛО или снежного человека, которые выглядели фотографиями с дешёвых старых мыльниц. Теперь к числу неуловимых людей для фотографов явно прибавиться и этот невзрачный мальчишка, фотоохоту на которого по своей воле захотел бы устраивать только тот, у кого не было чувства прекрасного. Мастерса хотя бы можно было назвать субъективно красивым: стройный и статный мужчина с острыми скулами, всегда выглядевший с иголочки в своих идеально сидящих дорогих костюмах. А этот... самая настоящая серая моль, в драных джинсах и футболках на шесть размеров больше чем надо. Да ещё и этот его забитый взгляд. Неудивительно что по имеющейся у неё информации у пацана даже друзей-то толком никаких нет. Он не только на фотографиях смазанным выходит, об него и в реальности можно было бы споткнуться не заметив.

― Это какое-то проклятие, ― шипела Гарри, глядя на очередной неудачный снимок уже в телефоне. Она внимательно всматривалась в фигуры оставшегося семейства Фентонов, что были заняты забирая из багажника машины довольно внушительно размера чемодан и походный рюкзак, который мальчишка с какой-то невероятной лёгкостью закинул на плечи. ― Может ты хотя бы не такой додохлик, каким кажешься, ― пробормотала про себя журналистка, пытаясь примерно прикинуть вес, который подросток взял почти играючи.

Минди, по дурости перепутавшая окна сегодня утром и вынудившая команду спешно разделиться, говорила, что мальчишка не такой уж и рахитичный каким кажется, во что до недавнего момента верилось с трудом. Стоило выяснить куда же Мэдди сплавит своих спиногрызов, чтобы направить следом провинившуюся помощницу и оператора, а самой наконец-то попытаться подобраться поближе к парочке из учёной и её нового “работодателя”.

― Интересная выйдет история, если всё действительно обстоит так как я думаю, ― хмыкнула Гари про себя. Согласно источникам именно в этот момент когда на её мужа повесили несколько статей, она решила разорвать узы брака, продлившегося уже без малого почти двадцать лет. Интересно почему? Можно было бы конечно пожать плечами и сказать что это всего лишь совпадение, но подобное читатели не очень-то любят. Да и сама Гари не верила в такого рода случайности. Слишком уж редко они случаются.

Она набрала номер больнице, принадлежащей “Плазмиус Генетик” в Парке Мира. После прокола безалаберной помощницы действовать стоило максимально легально и маскироваться под что-то более “благотворительное”. Этот городок был консервативен во многом, включая даже отношение репортёров к собственной работе. Тиффани Сноу ― местная ведущая центрального канала так и вовсе казалась Гари какой-то нейросетью, как и человек писавший для неё текст. Кажется даже в Европе телеведущие не настолько чопорны, как эта кукла без мимики. Но раз уж такая подача местным нравится, надо полагать что излишнюю инициативность и эмоциональность здесь порицают. Жара стоило поубавить, если ей и правда хотелось докопаться до чего-то интересного.

― Больница Милосердия, чем могу помочь? ― на том конце провода раздался довольно приятный мужской голос, слегка шипящий из-за какого-то врождённого дефекта речи судя по всему.

― Добрый день! Вас беспокоит Гариет Чин, репортёр журнала Милуоки, ― она улыбалась, стараясь придать голосу как можно больше дружелюбия и не сводила глаз с семейства Фентонов, которые уже становились в очередь на проверку перед входом в здание аэровокзала. ― Я освещаю случай с освобождением заложников из цирка “Готика” и узнала, что пострадавшие находятся у вас. Я бы хотела предложить помощь в распространении информации о них, насколько мне известно не все их личности установлены на данный момент, а огласка в сми могла бы помочь быстрее найти их родственников. Это будет возможно?

Честность Гарри скомкала и выбросила в окно ещё на первом курсе факультета журналистики, а желание достичь каких-то высоких и благородных целей разбились о реальность в которой никаким читателям и, соответственно, потребителям подобное было не интересно. Врать глядя в глаза было частью её работы, а поиск сенсаций уже давно заменил поиск истины.

― Я уточню этот вопрос и свяжусь с вами позже, если ответ будет положительным, ― прозвучало после короткого усталого вздоха, что заставило Гарриет напрячься. Подобная раздражительность могла означать ровно две вещи. Первая наиболее оптимистичная, загрузка после происшествия в больнице настолько велика, что даже оператор мозоли на ушах натереть успел. Вторая, кто-то из её конкурентов уже пытался пробраться в Плазмиус Генетик под похожим предлогом. Гарриет считала себя профессионалом достаточно хорошим в своём деле, но второе определённо усложнило бы ей работу в разы. Чего, конечно, не хотелось. ― С вами можно будет связаться по тому номеру с которого вы сейчас звоните?

― Да, разумеется, в любое время. Я буду очень рада помочь.

Бу!
 
Speret Дата: Четверг, 25.01.2024, 22:55 | Сообщение # 147
бывалый

Группа: Проверенные
Сообщений: 595
Репутация: 498
Награды: 8
Страна: Российская Федерация
Город: Санкт-Петербург
Дата регистрации: 07.01.2010
Статус: Покинул призрачную зону
Вновь оказаться в самолёте было страшнее чем Дэнни думал изначально. Он весь полёт прислушивался к гулу двигателей за окном, присматривался к поведению пассажиров и бортпроводников, пытался обратиться к своему чутью на всякий случай. До начала взлёта ему казалось что он вполне себе нормально с этим справиться, в конце-концов ведь бывало и хуже, но увы, у реальности были другие планы. Пусть чутьё Призрака и молчало, явно давая понять что рядом нет ничего такого, чего стоило бы опасаться, но шрам от призрачного дефлектора на пояснице, который казалось бы уже потерял былую чувствительность, начал невероятно гореть. На ощупь кожа оставалась такой же прохладной, стоило только коснуться её пальцами, но ощущения жара возвращались, каждый раз когда он начинал теряться в воспоминаниях о последнем полёте.

Кошка Влада обращала на себя внимание всякий раз, когда появлялся жар. Начинала тереться мордочкой о руки или подбородок, вставая на задние лапы. Мурлыкала, кажется громче двигателя, на что обращали внимание другие пассажиры, недовольные тем что в животное не сдали в багаж и игнорирующие все заверения бортпроводников о том, что присутствие животного полностью легально.

Когда самолёт слегка тряхнуло во время небольшой турбулентности первое что сделала кошка, это прикусила его палец. Только после этого Дэнни заметил как едва не заморозил ручку своего кресла. Вероятно Влад всё же прекрасно понимал что делает, навязывая ему подобную компанию. Может быть опасался, что без этой четвероногой няньки причиной нового падения самолёта станет нервный Призрак с приобретённой боязнью полётов, распространяющуюся исключительно на самолёты и крупную технику, а не способности к левитации. Обострённый слух подростка различал тихий шёпот персонала, пытающегося успокоить недовольных наличием животного, о “необходимости” присутствия животного-компаньона, что в какой-то момент вынудило его достать наушники, чтобы не заниматься самоедством ещё и от чувства стыда. “Мало мне было жалости одноклассников”, ― раздражённо подумал Дэнни, но кошка не дала мысли закрепиться в голове на долго, стащив один из наушников, потянув за провод и принявшись с ним играть лёжа на коленях подростка.

Джесс только тихо посмеиваясь, время от времени отрываясь от книги на их небольшую возню и делая какие-то пометки на полях. Только ближе к концу полёта Дэнни заметил что томик был посвящён животным-компаньонам и методам их использования. Мысль о том что он против воли стал объектом наблюдений для сестры нервировала даже больше чем обычно, хоть и подобное случалось далеко не в первый раз. Но всё же как минимум самому себе Дэнни был вынужден признаться в том, что если бы весь полёт не отвлекался на кошку, то вероятно до места назначения добраться было бы сложнее во многих смыслах.

После приземления Дэнни даже начало казаться что всего полёта и не было вовсе. Что всё что его так нервировало связано скорее с замкнутым пространством, чем с самим полётом. Нахождение в железной клетке на высоте в качестве простого пассажира без контроля над чем либо вообще вероятно пугало куда больше, чем что бы то ни было ещё. Но порассуждать об этом получилось только после того как шасси самолёта коснулось земли, к сожалению. А до этого момента всё внимание забирала на себя до ужаса игривая и любопытная кошка.

Их встретила тётя Алиса в кои-то веки одетая в нарядное платье, а не рабочий джинсовый полукомбинезон. Хотя и смотрелась в нём настолько непривычно, что подростки едва её узнали.

― Ты как будто собралась в церковь или на праздник, ― Джесс первой бросилась обнимать тётушку после получения багажа, буквально бросив свой чемодан. Наверняка она бы вообще забыла о поклаже, если бы рядом не было Дэнни.

― Встретить своих любимых крестников это тоже своего рода праздник, ― Алиса быстро отпустила девочку из объятий, забрав у и без того загруженного Дэнни чемодан. ― Вы давненько не приезжали ко мне вот так, почти на всё лето. Жаль поводы не очень хорошие.

― И не говори, ― Дэнни закатил глаза. ― У нас тут небольшой довесок, надеюсь ты не будешь против? ― спросил он, указывал на кошку в переноске, что любопытно прижалась мордочкой с сетчатой дверце, чтобы получше разглядеть новое место.

― У меня в сарае как раз завелись мыши, ― ответила Алиса, потрепав племянника по непослушным коротким волосам. ― Если это не одна из изнеженных городских комнатных зверушек, то может поможет от них избавиться.

― Может и поможет, ― улыбнулся подросток неловко. Кошка богатого человека и мыши... Дэнни искренне сомневался, что это белоснежное создание с трогательными голубыми глазами будет связываться с таким плебейским делом как ловля грызунов, но разочаровывать консервативную в отношении домашних животных тётушку заранее не стал.

― Уже выбрал себе новый рюкзак на следующий поход с матерью? ― тётя погрузила чемодан Джесс на заднее сидение пикапа и помогла племяннику снять с плеч ношу, пока сестра держала кошку.

― Ага. Он удобнее сумки или чемодана, ― Дэнни размялся, с удовольствием хрустнув позвоночником, от чего сестра поморщилась, передавая ему животное и забираясь на заднее сидение. На улице уже стояла глубокая ночь, а дорога предстояла не близкая. Обычно во время поездок с мамой они останавливались в мотеле на ночь и только на следующее утро отправлялись в путешествие. Подросток сладко зевнул, устраиваясь на переднем сидении и пристёгивая ремень.

― Приедем поздно, так что Мэдди позвоните утром, ― Алиса завела мотор. ― Раз уж в этот раз гостей у меня только двое, то я подготовила каждому из вас отдельную комнату на втором этаже. Обе выходят на западную сторону, так что солнце вас с утра беспокоить не будет. Одна ближе к чердачной лестнице и ванной, а вторая к первому этажу и кухне, можете решить кому какая достанется пока едем, ― эти слова заставили сонных подростков ненадолго взбодриться, но уже к середине пути оба снова начали зевать. По приезду на место Алисе даже пришлось разбудить Джесс, уснувшую в обнимку с книгой, пока более бодрый Дэнни, взяв рюкзак, пошёл занимать себе комнату получше.

Бу!
 
Speret Дата: Четверг, 25.01.2024, 22:55 | Сообщение # 148
бывалый

Группа: Проверенные
Сообщений: 595
Репутация: 498
Награды: 8
Страна: Российская Федерация
Город: Санкт-Петербург
Дата регистрации: 07.01.2010
Статус: Покинул призрачную зону
В доме стало невероятно пусто без детей. Слишком тихо и тревожно. Однако после того как вечером, сразу после возвращения домой в дверь постучали с просьбой ответить на пару вопросов Мэдди всё же решила, что поступила правильно. Через пару часов ситуация на столько начала выходить из под контроля, что остаток ночи у её дома дежурили полицейские, отлавливающие совсем уж отбитых искателей сенсаций, которые начали напоминать женщине нечто среднее между тараканами и комарами.

“Пару вопросов о вашем муже.”

“Вы будете участвовать в процессе как свидетель?”

“Вы считаете себя виновной?”

“Вы поддерживаете мужа в этой непростой ситуации?”

От бестактных вопросов всё утро болела голова. Телефон хотелось бы отключить, но ведь тогда до неё не смогут дозвониться дети. Алиса обещала их встретить вечером, но к моменту когда они доберутся до небольшой деревушки уже будет глубокая ночь. Они наверняка будут сонными и уставшими, особенно Дэнни после очевидно нервного перелёта. Оставалась надежда на то что Влад со своей навязанной ребёнку компанией не прогадал, а детям хватит ответственности позаботиться о животном.

В лаборатории никогда не было окон, ведущих на улицу. В данный момент это было самое безопасное место в доме, где её точно не смогут доставать. И где можно как следует прорыдаться, над патентами, оформленными на мужа, над годами совместной работы, которая теперь по документам ей даже не принадлежит, и над этим ужасным отчётом с фотографией окровавленной детской спины. Она даже ту самую футболку нашла в одном из ящиков, от чего почувствовала себя только хуже. Сил злиться или обижаться не осталось совершенно. Наверняка какой-угодно специалист назвал бы это стадией депрессии, но по ощущениям моральным и физическим это было что-то гораздо хуже.

Портал с того самого дня был выключен и обесточен. Гермоворота закрывали тоннель, в котором она нашла остатки обугленной чёрной перчатки, прилипшие к рубильнику на стене. Слишком знакомую деталь старого защитного костюма сына. Удивительно что сейчас перчатки были парные, только обе белые. Она кое-как сложила всё необходимое в портфель, чтобы передать в течении дня юристу. Стёрла тыльной стороной ладони оставшиеся слёзы с ресниц и поднялась наконец из-за стола. Голова казалась ужасно тяжёлой, лицо опухшим, а всё остальное тело больным. Начинать новый день было ещё сложнее чем вчера, но и оставаться в постели было бы чертовски плохим решением.

Когда она без энтузиазма начала поедать простенький сэндвич, запивая его обычной водой, зазвонил домашний телефон в гостиной. Она лениво сняла трубку, выдавив из себя относительно бодрое “Ало” слегка охрипшим голосом.

― Доброе утро, мам, ― голос сына невольно вызвал у неё улыбку. ― Надеюсь не разбудил. Мы добрались вчера реально очень поздно.

― Я очень рада тебя слышать, дорогой, ― Мэдди почти засмеялась услышав как Джесс на фоне требует отдать телефон ей. ― Надеюсь не подрались с сестрой, пока располагались?

― Битву за лучшую комнату Джесс проспала, так что никаких разборок не было, ― Дэнни ненадолго замолчал и, шикнув на сестру, уже гораздо более серьёзным тоном спросил. ― Ты в порядке? Звучишь как-то хрипло.

― Только недавно проснулась. Не обращай внимания, ― она попыталась откашляться немного, чтобы привести в порядок голосовые связки. Актриса из Мэдди всегда была никудышная. Если даже такая простенькая ложь давалась ей с трудом, то на суде и перед репортёрами ей вообще стоило бы держать рот закрытым на всякий случай.

― Может тебе всё же стоило уехать с нами? ― обеспокоенный голос Джесс раздался ближе к трубке.

― Я бы с удовольствием, родная, но ты же знаешь что сейчас я так сделать не могу, ― дети и правда переживали за неё. Как и Алиса очевидно. Но что поделать, сложить ситуацию иначе уже не выйдет. Оставалось только собраться и разгребать дела в надежде на то что сил хватит хотя бы на большую их часть.

― Мы просто за тебя переживаем, ― вновь заговорил Дэнни. ― Ты опять в работу с головой нырнёшь и потом сама же из-за этого страдать будешь.

― Я пообещаю не перерабатывать если вы будете мне звонить вечерами хотя бы изредка и напоминать о том что пора ложиться, ― смешок вырвался из груди сам собой. Во всё ещё тяжёлой после пролитых слёз голове появилось что-то лёгкое.

“Обещаем” ― ответили они хором. Слышать их голоса после давящей тишины было невероятно приятно. В их звучании было что-то что успокаивало её разбереженную душу.

― Передайте трубку Алисе, пожалуйста. Мне нужно с ней поговорить, ― попросила Мэдди, чувствуя ком слёз, вставший поперёк горла. Плакать при детях она всегда считала чем-то недопустимым, особенно в такие моменты как сейчас. Но сестра это немного другое.

Бу!
 
Speret Дата: Четверг, 25.01.2024, 22:56 | Сообщение # 149
бывалый

Группа: Проверенные
Сообщений: 595
Репутация: 498
Награды: 8
Страна: Российская Федерация
Город: Санкт-Петербург
Дата регистрации: 07.01.2010
Статус: Покинул призрачную зону
Мэдди казалась ещё более бледной и потерянной чем вчера. Некогда цветущая женщина буквально угасала на глазах под гнётом проблем которые всё ещё пыталась тащить в одиночку. Румянец на белом лице казался болезненным, а тёмные круги под покрасневшими глазами явно давали понять что даже ночью она не отдыхала. Пустой дом и надоедливые стервятники кружащие вокруг неё явно не способствовали улучшению самочувствия. Но о желании парочки крупных акул пера и диктофона посетить “пострадавших” сообщить всё же пришлось, на что женщина отреагировала с усталым вздохом отодвигая от себя бумаги. Мыслями она явно была далеко.

― Тебе с этими занозами контактировать не придётся, ― говоря это Влад надеялся на то, что не придётся этого делать намеренно. Протянув ей чашку гранатового сока он дождался пока слегка подрагивающие пальцы не возьмут её покрепче. ― По крайней мере со своей стороны я сделаю всё чтобы этого не случилось. Но один из “искателей приключений” это Гариет Чин. Предупреждаю об этом потому, что она может попытаться заговорить с тобой как старая университетская подруга. По моему опыту она довольно назойлива, так что вероятно не пересекаться с ней вообще это лучший вариант. Может даже съездить куда-нибудь загород на денёк будет хорошим вариантом.

― Долго ты ещё будешь пытаться меня сослать на принудительный отдых? ― Мэдди определённо начала раздражатся. Она в целом сейчас была пороховой бочкой, готовой взорваться по малейшему поводу. Одно хорошо, на пути этого взрыва хотя бы дети стоять не будут. В какой-то степени Владу хотелось бы в момент “детонации”, которая точно случится рано или поздно, использовать Джека в качестве живого щита. Но это уже было бы слишком утопично. ― Когда она будет? ― зубы Мэдди пару раз ударились о край стакана, когда она делала глоток. Её потряхивало то ли от недосыпа, то ли от озноба, то ли от всего сразу.

― В городе она уже пару дней, видимо присматривалась к обстановке. А встреча назначена на завтра, на два часа. Все объекты её неискреннего интереса находиться в корпусе больницы, так что в теории тут ей делать будет нечего.

― В теории. Она ещё в университете куда угодно могла залезть без мыла. Не думаю что за прошедшие годы что-то изменилось, ― говоря это Мэдди смотрела на поверхность кислого, богатого железом сока, слегка размешивая его в стакане. Задумчивые глаза казались сегодня ещё более фиолетовыми чем обычно, только гораздо более блёклыми и лишёнными любой искры. ― Впрочем в этом она мало отличается от всех остальных. Чувствую себя трупом коровы посреди пустыни, над которым падальщики летают.

На подобное пессимистичное сравнение отвечать что-либо было бы лишним. Вероятно именно так себя и чувствуют обычные люди, не знакомые с тем, как работает пресса, особенно если та застала их в момент максимально неподходящий.

― Но пока есть время, я бы хотела обсудить с тобой кое-что, ― она отставила в сторону напиток и взялась за довольно внушительную стопку папок. Дел пациентов с призрачной болезнью, судя по всему, одно из которых привлекало к себе чуть больше внимания из-за очень потрёпанного вида и попавшую в её руки с его разрешения. Глядя на Мэдди сейчас Влад был готов признать, что решение всё же вероятно было поспешным. ― Ты даже о таком прямо говорить был не намерен?

Влад несколько лениво провёл пальцами по потрёпанному корешку бумажной папки, которую ему протягивала Мэдди, но так и не взял её в руки. Он и так прекрасно знал всё, что там написано. Успел выучить до последней запятой за все эти долгие двадцать лет, после того как выкрал её из архива больницы в которой был помещён на карантин. Скупые описания зеленоватых воспалений, жара, озноба, слабости и ещё парочки симптомов характерных для заражения крови. Ничего экстраординарного. Подобную сложную для восприятия информацию о сверхъестественных силах он давать Мэдди и не собирался. По крайней мере пока что.

― Подумал что так будет лучше, ― он поправил манжеты белой рубашки скорее машинально, потакая собственной привычке прятать руки со следами от язв. ― Скупо, по делу и без лишних деталей, которые обычно разговор с глазу на глаз делают слишком личным.

Это было правдой. Реши он рассказать лично обо всём, то невозможно было бы избежать причин, предшествовавших его госпитализации, а в этом случае, как надеялся мужчина, данную тему можно будет свести к минимуму. Шансы этого невелики, но попробовать всё же стоило. В конце концов он же обещал ей всю имеющуюся у него честность. Закрепил это обещание контрактом, а пойти против него уже будет сложно, если не невозможно полностью. В конце-концов он же не какой-то человек, чтобы пренебрегать данным словом.

Золотое обручальное кольцо всё ещё тускло мерцало в свете электрической лампы, пока Мэдди устало массировала виски. Кровь в её венах пульсировала слишком быстро, но сложно было точно сказать с чем это связано: с нервами или же скорее её физическим состоянием, если можно так выразиться.

― В следующий раз выбери вариант сказать, что-то подобное словами через рот, ― Мэдди несколько более резко чем стоило бы бросила папку поверх стопки, из-за чего та немного накренилась в бок.

― Если это будет возможно, обязательно, ― Мастерс оставил для себя небольшую лазейку. Чуть более очевидную в это раз, но всё же.

― Есть ли ещё что-то связанное с болезнью, о чём мне стоило бы знать? ― вопрос звучал достаточно резко, скорее из-за эмоций женщины, нежели от её желания подобным образом сподвигнуть его выдать что-то, чего ей знать не стоило.

А список таких вещей был весьма внушительным: от мелких махинаций и сверхспособностей уводивших само его существо настолько далеко от хомо сапиенсов, насколько это возможно при максимально похожем строении ДНК, до убийств, на которые он вполне себе осознанно способен пойти, если иного выхода не было. Сказать “Нет” значило бы нечто большее чем простую лож.

― Влад, ты обещал мне правду, ― горькое напоминание Мэдди прервало затянувшуюся паузу.

― Обещал, ― кивнул Влад уверенно. ― Просто не совсем понимаю, что конкретно ты хочешь услышать. Связанного с этим достаточно много, но вот что именно тебя интересует и что тебе следует знать...

― Ты всегда был хорош в уходе от ответов, ― в голосе вновь было раздражение. Влад ходил по чертовски острому лезвию без страховки в данный момент и оступиться было нельзя. Будь в их общении меньше личного для него самого, вероятно диалог шёл бы проще. Он бы общался с Мэдди как со всеми прочими людьми, с позиции гораздо более жёсткой и отстранённой. Не давал бы никаких обещаний и не заключал сделок. Не стал был даже играть в откровенность от скуки и желания самого себя немного развлечь.

Но с ней он так поступить не мог.

― Опыт вынуждает меня быть в словах осторожным, Маделен, ― в этом ответе тоже была своеобразная честность, жаль только в данный момент времени собеседница этого не оценить не сможет.

― Спрошу иначе. Это связанно с тем инцидентом с призрачным порталом? ― ход мыслей женщины стал чуть более понятен. Обидно, что без возможности хоть немного заглянуть в её голову оставалось довольствоваться подобными примитивными играми угадайку. Но с другой стороны это было лучше чем почти семнадцать лет молчания.

― Я думал что да, до недавнего времени, ― Мастрес пытался по мимике на уставшем лице понять настрой женщины, но видел только измождение и усталость от всего что её окружает и окружало. Осознавать себя частью этого болезненного окружения в данный момент было почти физически неприятно. ― По крайней мере пока не столкнулся с заложниками готического цирка. Так что теперь я в этом откровенно не уверен, ― он постарался сойти с темы портала как можно быстрее. Может быть в других обстоятельствах или в другом состоянии ума он бы на ней задержался и больше, всё таки она была важной лично для него. Но не в этот раз.

― А пациенты, я так понимаю, о подробностях ничего не могут сказать и судя по информации, ― она поправила стопку историй болезни, ― Даже едва в состоянии понять где находиться сейчас и вспомнить где находились всё это время.

― К сожалению всё так и даже хуже. Некоторые даже своё имя вспоминают не с первого раза, ― Влад сдержал разочарованный вздох. Опрашивать больных будучи телепатом было проще, но зачастую это дело всё равно требовало от него знаний языка. Разрозненные мыслеобразы некоторых самых адекватных зачастую содержали в себе названия улиц, афиши, номера билетов и чужую речь, на языке которого он всё равно не знал. Да, чисто технически он обладал куда большим объёмом информации, но к сожалению из-за её хаотичности и бессистемности с трудом мог ей воспользоваться.

― Неужели все они настолько плохи? ― голос Мэдди слегка дрогнул. В этот момент Владу стало ещё обиднее от того что в её разум он не может заглянуть даже краем своего сознания.

― Не все. Одна более или менее в здравом уме и даже относительно крепком теле, насколько это вообще возможно с её критически низким весом. На контакт идёт охотно, но с языком всё же беда, ― Влад прекрасно понимал к чему идёт весь этот разговор. И как он может закончиться. ― Не сказать что всё совсем плохо, но зачастую о смысле сказанного придётся догадываться.

Мэдди смотрела на него внимательно и сосредоточенно. Словно взглядом пыталась распознать достоверность сказанных слов. Это немного задевало мужчину, хотя как человека, который только недавно узнал о том что происходило в её доме за её спиной, её можно было понять.

― Есть предположения о том, что общего может быть у тебя и невольников из цирковой трупы? ― спросила она довольно прямо.

От подобного вопроса сложно просто уйти и не соврать. “Нет” застряло в горле Влада комом. Само потустороннее тело не позволяло ему пойти против закреплённого сделкой обещания честности. А годом ранее именно данное слово не позволило ему просто так взять и начать игнорировать просьбы о помощи от Дэнни. И оно же сейчас не позволяло ему врать напрямую Мэдди. В его праве было промолчать, но в данной ситуации это не поможет. Если он не хочет начать плавиться как умерший пару дней назад участник труппы, ему нужна была Мэдди. Но без ответов она не поможет ему даже при желании, которое на данный момент и так скорее всего минимально.

― Есть, ― ответил Влад. ― Но объяснение потребует времени в силу... нестандартности.

― Какой именно нестандартности? ― насторожилась Мэдди.

― Достаточно для того, чтобы сказать что Джек небыл полностью неправ, говоря о том, что в готическом цирке вампиров, выступают настоящие вампиры. Доля истины в его одержимом бреде всё же была, но очень небольшая.

Разговор обещал быть долгим, а с учётом того насколько сильно побелела Мэдди, Владу не просто следовало продолжать быть аккуратным в выборе слов, но и, вероятно, приготовить нашатырь. От резко усилившегося запаха крови зачесался кончик носа, навязчиво напоминая о том, что этот разговор всё же не вовремя. Самую малость.

Лучше было бы его отложить хотя бы ещё дня на три.

Бу!
 
Speret Дата: Воскресенье, 18.02.2024, 22:15 | Сообщение # 150
бывалый

Группа: Проверенные
Сообщений: 595
Репутация: 498
Награды: 8
Страна: Российская Федерация
Город: Санкт-Петербург
Дата регистрации: 07.01.2010
Статус: Покинул призрачную зону
Шрам на ладони после заживления стал длинной бороздой, что опоясывала большой палец проходя по тыльной стороне кисти и замыкаясь в самой себе. Тётя сказала что это похоже на бесконечную линию жизни. Он посмеялся над шуткой которая в теории должна была его приободрить, но в этот момент душа словно начала покрываться корочкой льда. Чем больше он рассматривал собственную зажившую ладонь с ярко-красным свежим шрамом, тем больше эта бывшая рана казалась ему похожей на змею, что жрёт сама себя. В сочетании швов, соединявших ранее разошедшуюся и обугленную кожу, кусочки которой уже наверняка начинают гнить на арбалетном болте, Дэнни ясно видел плоскую клыкастую голову рептилии, с чем-то похожим на рога.

Проведя пальцами по нервной коже, подросток почувствовал нарастающий зуд в пояснице. Он знал, что наткнётся синевато-чёрными ногтями на ещё один след родительского эксперимента, если начнёт чесаться. Зудела вовсе не потерявшая чувствительность шрамированная кожа на спине, а фантом той боли, из-за которой она появилась.

“Даже боль может быть призраком”, ― рассеянно подумал подросток, перевернувшись на живот и взяв с тумбочки портативную приставку.

Сегодня они проснулись довольно рано лишь для того чтобы позвонить домой и сразу после завтрака снова начали клевать носами, разбирая вещи. Пустой походный рюкзак лежал тёмно-зелёной тушей полупустом шкафу, на самых верхних полках которого Дэнни обнаружил невероятно старомодную одежду, пропахшую горькими травами, которые тётя использовала чтобы отпугивать моль. Судя по виду рубашкам и брюкам на самом деле уже было лет пятьдесят, но сохранились они весьма неплохо. Алиса сказала что они с Джесс могут пользоваться этими вещами, чтобы не марать “приличную одежу”, но глядя на всё ещё идеально чистые и жёсткие воротнички рубашек с крошечными синими пуговицами Дэнни был искренне не уверен в том, что именно их было бы нормально испортить.

Кошка Мэдди с вечера проявила нетипичное для маленьких хищников любопытство и вместо ночного отдыха принялась шариться по всем комнатам, из-за чего никто в первую ночь не закрыл ни одной двери, кроме входной. Утром зверёк явился к завтраку в паутине и пыли, но с какой-то мелкой мышкой в зубах, которую едва не кинул в общую кастрюлю с супом, войдя в дом через окно кухни прямо над плитой. Тётя Алиса только посмеялась, а вот Джесс похоже действительно стало не по себе от вида маленького частично съеденного трупика. Она всегда была впечатлительной, и жалостливой. Иногда Денни казалось даже странным, что она не пошла по стопам Сэм и не ударилась в веганство со своей переразвитой эмпатией.

Запустив одну из немногих любимых игр на приставке с выключенным звуком, подросток слышал как тихо ходит на первом этаже тётя, чтобы не мешать им отдыхать. Как едва слышно шипит радио в соседней комнате. Днём сигнал был совсем плохим, хотя паренёк готов был поклясться, что вчера вечером приглушённая тихая музыка из комнаты сестры, на какой-то неизвестной радиостанции, играла чётко и почти без помех.

Первый уровень закончился небольшой кат сценкой, когда со стороны открытого окна полуприкрытого светлой шторкой в мелкий горошек, раздалось приглушённое “Мяу”. В этот раз Мэдди принесла не добычу а какой-то листочек, сидела на подоконнике глядя прямо на парня и как будто бы подзывала своего временного хозяина. Поставив игру на паузу и подойдя к окну Дэнни ужаснулся и поспешил выкинуть из окна коричневатый листок, оказавшийся замаскированным насекомым, что уже расправило лапки и начало медленно двигаться, пытаясь сбежать.

― Ты зачем в дом живое существо притащила? Да и насекомое к тому же, ― тихо спрашивал у Мэдди подросток, стараясь не нарушить своим голосом тишину дома. ― Ты же их всё равно не ешь.

Кошка проводила несостоявшуюся добычу равнодушным взглядом и вновь уставилась прямо на Дэнни совершенно не моргая. Голубые глаза с острыми вертикальными зрачками казались слишком разумными для обычного маленького зверя. Она склонила голову на бок, словно что-то пытаясь у него спросить. С коротким “Мя”, она взяла его зубами за подол свободной футболки и потянула за собой в сторону улицы, куда был выкинут похожий на листок жук.

― Ты чего делаешь? ― удивился Дэнни осторожно высвобождая ткань из цепких клыков кошки. ― Хочешь чтобы я за тобой пошёл? ―спросил он после короткого но настойчивого “Мяу”. Животное снова попыталась потянуть его за собой в окно, но подросток лишь тихо отстранил её от себя со словами: ― Ладно-ладно, дай мне выйти по-человечески через дверь.

Время приближалось к полудню и на улице было жарко и душно. Короткие тени казались серыми на фоне яркого солнца, а в ближайших кустах громко стрекотали кузнечики и цикады. Тётя сидела в кресле качалке у входа и плела новый ловец снов, из свежих веточек и чёрных нитей, украшая его птичьими перьями, косточками и черепами. Конструкция казалась завораживающе жуткой и Дэнни на секунду задумался над тем, чтобы самому сделать что-то подобное в качестве подарка для Сэм, но быстро отбросил эту мысль. Она никогда не примет что-то, что было когда-то живым.

― Глядите кто выполз из берлоги, ― усмехнулась Алиса, не отрываясь от рукоделия. ― Уже отдохнул?

― Типа того, ― неловко потёр шею Дэнни. Из-за жары он быстро начинал покрываться испариной.

― Лучше пока не выходить на улицу. Ещё слишком жарко, солнечный удар схватить можешь. ― предупредила женщина.

― Я не на долго. Просто кошка где-то под окном кричала. Хочу убедиться что с ней ничего не случилось, ― Дэнни врал лишь частично. Просто потому что не знал как точно эту самую “правду” можно адекватно подать.

Тётя больше вопросов не задавала, а сам он спокойно обошёл дом, скрываясь из виду. Белый кошачий хвост мелькнул у входа в сарай с зерном и заготовками корма для животных на зиму, исчезая за дверью. Кошка Влада очевидно не была обыкновенным животным, вряд ли Влад стал бы держать у себя кого-то настолько банального. Хотя кто его знает. Но то что животное было умнее обычной среднеаттической кошки, которые обычно становятся героями мемов и коротких видео, ― факт очевидный. Однако её поведение оставалось для Дэнни загадкой. Кошки в его понимании это социопаты и маньяки, которые любят играть с потенциальной добычей, вместо того чтобы убить её сразу. Поведение собак ему было понятнее, но только одомашненных, что от человеческой компании были зависимы. Одичавшие уличные животные, койоты, лисы или волки к кошкам были всё же ближе: осторожные, дикие, пугающе умные и от того непредсказуемые.

Воздух в сарае был сухим, но на удивление прохладным. После яркого солнца потребовалось время для того чтобы приспособиться к полумраку, но ядовито-зелёные глаза Призрака с этой адаптацией справились быстрее. Петли прикрывающейся двери сильно скрипели, а под подошвами хрустела бетонная крошка, отколовшаяся от наскоро и неровно залитого пола здания. Сквозь крошечные мутные окна под самой крышей почти не пробивались солнечные лучи. В воздухе пахло зерном и сухой соломой, а кошки нигде не было видно.

Пройдя чуть дальше от входа парень почувствовал как что-то упало на него сверху. Что то живое и дико пищащее, царапающее его крошечными коготками и в панике пытающееся найти укрытие по его футболкой.

― Ий! ― воскликнул Дэнни от неожиданности. Стянув с себя футболку он пару раз встряхнул её, пока из вещи не вывалилась коричневая мышь. Зверёк явно испугался больше чем он сам и в панике убежал за ближайшую бочку с комбикормом для животных тётушки. ― Фэ..., ― промямлил подросток вновь натягивая футболку.

― Ты вроде большой, а охотиться совсем не умеешь. Прямо как детёныш, ― мягкий мурлыкающий голос раздался откуда-то сверху, заставив Дэнни вздрогнуть. ― Теперь понятно почему хозяин так за тебя переживает.

На одной из балок под самой крышей сидела женщина в белом. Её глаза светились в полумраке зеленоватым звериным блеском, отражая мизерный свет гигантскими зрачками. Когтистые пальцы крепко держались за деревянное перекрытие, клыкастый рот растягивался в кошачьей улыбке. Над глазами было два тёмных пятна, напоминавших брови. Дэнни уже видел это существо раньше, правда в гораздо более человечном обличии. Мастерс и правда не держал у себя обычную кошку.

― Ничего, это легко исправить, ― Мэдди грациозно спрыгнула с балки приземлившись абсолютно бесшумно, словно какой-то ниндзя. На ногах в этот раз у котолака не было никакой обуви, а передвигалась она на цыпочках, не касаясь пятками пола. Стопа казалась непропорционально вытянутой, а пальцы так же как и на руках, заканчивались полу втянутыми когтями. ― Попробуй ещё раз. Она всё ещё там, ― почти мурлыкая произнесла она, подходя к подростку со спины и поворачивая его корпус в сторону бочки, за которой спряталась мышь.

― Что?! Нет! ― едва не крикнул парень, вовремя одёрнув себя, чтобы не понимать шум и не привлекать внимание тёти и сестры. Извернувшись он отшатнулся от кошки, чтобы смотреть прямо ей в глаза, хитрые и вечно улыбающиеся. ― Совсем с ума сошла? Как это Владу пришла в голову идея, научить меня убивать?

― При чём тут хозяин? ― кошка слегка склонила голову на бок. Было на самом деле похоже что инициатива была её собственной, хоть Дэнни и не был уверен в этом до конца. Её широкие зрачки вновь блеснули в темноте, как наверняка и его собственные. ― Хищники должны уметь охотиться, вне зависимости от желания, иначе долго выживать не смогут. Я сама с детства училась охотиться на разную добычу. И тебя могу научить.

Дэнни на секунду потерялся в собственных мыслях, пытаясь переварить всё что только что услышал. Котолак явно не шутила, предлагая что-то настолько дикое. Охота ― пережиток прошлого во всех смыслах, и Мэдди была достаточно умна в теории, чтобы это понимать. Но с другой стороны человеком она была в гораздо меньшей степени, чем хищником. Она родилась дикой кошкой и дикой кошкой останется до конца своих дней вне зависимости от внешнего вида.

― Что за дурацкая мысль..., ― промямлил подросток, отряхивая футболку. ― На дворе двадцать первый век, зачем нужно учиться охотиться?

― Чтобы добычей не стать, глупенький, ― кошка мягким кончиком пальца, больше похожего на подушечку кошачьей лапки, тронула кончик его носа. Жест по-детски глупый и нервирующий. Она и правда считала Дэнни совсем уж маленьким мальчиком, задающим глупые вопросы.

Коротким изящным прыжком она за мгновение оказалась у бочки с пшеном. Не успел подросток даже моргнуть, как она резким жестом выхватила из укрытия маленькую мышку, что отчаянно пищала, пыталась вывернуться и сбежать из цепкой когтистой лапы, что игриво держала её у основания хвоста, покрытого редким коротким пушком. Она взялась за голову своей добычи и резко дёрнула за хвост. После короткого тихого хруста, заставившего Дэнни поморщиться и почувствовать холодок, пробежавший по спине, маленькая добыча пару раз дёрнула ровненькими лапками и затихла уже навсегда. Чётким и отточенным движением котолак переломила грызуну шею и позвоночник. Оставалось только наедятся на то, что смерть для этого существа наступила быстро.

― Если ты не охотник, то станешь чьей-нибудь добычей рано или поздно, ― кошка равнодушно бросила трупик мыши между ними и принялась прислушиваться к тихим шорохам в сарае. ― Ты ведь уже становился жертвой и не раз. Даже твой отец принял тебя за добычу. Не будь он таким плохим охотником прикончил бы, но тебе повезло. Большинство людей вроде него сами являются добычей, им настоящими хищниками никогда не стать. Они туповаты, могут рассчитывать только на инструменты и оружие из-за слабости и неповоротливости туш. А их мозга хватает только на то чтобы плодиться и съедобное от несъедобного отличать, да и то не всегда успешно.

Сгруппировавшись, кошка подпрыгнула почти до самого потолка и схватила с балки новую добычу. Всё что она делала казалось лёгким и больше похожим на игру. На тонких и ярких губах котолака застыла улыбка, а голос звучал так, словно она не о его личной трагедии говорила, а о чём-то абстрактном и гораздо более повседневном. С чем сталкиваются все в какой-то момент жизни. Дэнни неосознанно потянулся к свежему шраму на ладони, потирая его большим пальцем и неотрывно глядя на то, как кошка привычным жестом ломает шею и позвоночник второй мышке.

В мыслях невольно всплыла ночь у цирка “Готика”. Он тогда ошибся, потерял бдительность лишь не секунду из-за чего его и затолкали в круг из кровавых цветов. Сглупил и позволил Катрин, которую контролировал Фрик, напасть на себя со спины. А потом повторил эту же ошибку ещё раз, не заметив подкравшегося Джека, стрелявшего из засады. Кошка выражала мысли грубо и слишком прямолинейно, но была в чём-то права. Он добыча для охотника, который наверняка целился и в него тогда, просто промахнулся и попал в жертву послабее.

В жертву, которую Дэнни должен был защищать.

Тем временем Мадлен бесшумно подошла к бочке с зерном и склонившись над ней внимательно прислушивалась, занеся над ней лапу. Когти медленно удлинялись, выдвигаясь на всю длину, в то время как сама охотница застыла и казалось почти не дышала, внимательно глядя на поверхность крупы. Стоило только одному зёрнышку пошевелиться, как она резвым движением выловила из пшена третью мышку. Полностью белую с крошечными красными глазками.

― Те кто слишком долго живут среди людей забывают как надо охотиться и почему-то начинают бояться чужой смерти, ― голос кошки от чего-то стал боле задумчивым и тихим. Она смотрела на извивающуюся в её когтях белую мышку равнодушными и холодными голубыми глазами. ― Хотя те кто начинает на них охоту причинить им боль не бояться. Наверное потому, что не видят в них себе подобных, в то время как таким как ты наоборот хочется хотя бы казаться гораздо более человечными чем сами люди. Сколько живу всё никак не пойму этого, ― тёмные пятна на лбу котолака, сдвинулись ближе к переносице, словно и правда были её бровями. Она сама казалась всё более и более задумчивой, пока говорила все эти пугающие вещи. ― Настоящие двуногие считают, что могут убивать и делать больно даже себе подобным, в то время как хищников они дрессируют, убивая за малейшее непослушание. Собак они веками приручали пуская пулю в лоб самым непокорным и своенравным. Вывели для себя личных послушных рабов, которых можно поколачивать если не слушаются, или если настроение вдруг плохое. И с такими как ты то же самое провернуть пытаются, внушая что охота для дикарей. А знаешь зачем они это делают?

Кошка перевела свой взгляд на него. Смотрела прямо в глаза медленно моргая. Только сейчас Дэнни заметил что в этой полудикой форме у неё была раздвоенная верхняя губа и тонкие длинные вибриссы на щеках, покрытых едва заметным белым мехом.

― Они так избавляются от соперников. Говорят что охота это дикость, чтобы им самим досталось больше добычи, ― кошка впихнула ещё живую белую мышь в руки подростка. ― Говорят о морали и сострадании к другим живым существам, хотя сами этих качеств не имеют и обзаводиться ими не планируют. Говорят о дикости охоты, чтобы превратить её в нечто более извращённое и назвать искусством или развлечением. Хищников учат послушанию, сажают на короткую цепь, чтобы контролировать было проще тех, кого они бояться больше всего. Пока ты думаешь о ценности жизни даже маленького мышонка, они думают как бы тебя на части разорвать, пока ты когти по назначению использовать не научился.

Дэнни чувствовал как ворочается в ладонях тёплое крошечное тельце, царапая коготками свежий шрам. Как стучит внутри добычи испуганно сердечко. Чувствовал частое дыхание зверька, вырывающееся из пасти вместе с высоким писком. Жизнь в его руках была такой хрупкой, слабой и трогательной, а убивать её казалось чем-то недостойным.

― Охота это не про человеческий садизм, детёныш, ― кошка потёрлась о его макушку щекой, мягко положив когтистые лапы на плечи. ― Двуногие кошек часто обвиняют в жестокости и привычке играть с добычей, но лишь потому что сами в любят подобное. Иначе не были бы так одержимы тем, чтобы смотреть на то, как мы это делаем. Они в тайне ото всех наслаждаются подобными кровавыми шоу, а мы обожаем быть в центре внимания. ― Дэнни отстранённо слушал мурлыкающий голос и почти не обратил внимание на то как шершавый язык пару раз лизнул его в макушку. ― Но самые лучше охотники убивают добычу быстро. Чтобы она не успела даже понять, что уже мертва. Это то в чём я хороша и чему могу научить тебя.

Отпустив Дэнни, кошка опустилась на четвереньки. Её тело уменьшилось в несколько раз, белая одежда превратилась в мех, а длинный изящный хвост стал продолжением тела. Кошка приняла более привычный для себя вид, взяла в зубы два мышиных трупика и грациозной походкой покинула сарай, оставив подростка наедине с маленьким мышонком и тяжёлыми мыслями. Краем уха Дэнни слышал как хвалит “маленькую охотницу” тётушка. Как радуется тому что кто-то наконец-то помогает ей избавляться от вредителей, подъедающих зерно и портящих своими зубами деревяные плинтуса, прогрызая в них ходы в свои норы.

В его руках была жизнь, которую считали вредителем. Которая достойна была смерти по логике вещей. В какой-то момент и он был для отца лишь вредителем. Мерзким “призраком”, эктоплазменной дрянью, недостойной даже посмертной жизни. Согласиться на предложение котолака значило поравняться с этим человеком по образу мысли? Принизить себя, до чего-то настолько же дикого? Или же это было банальным уравниванием шансов? Чем-то честным, что просто ставило бы их в равные условия?

Дэнни от чего-то вспомнил учителя биологии. Мистер Пиббет как-то сказал, что эволюционно человек старался избавиться от опасностей для себя, чтобы сделать жизнь комфортнее. Люди приручали псовых, потому что им нужен был приемлемый союзник в борьбе за выживание, а не очередной конкурент, которых и без того было много. Что только люди, как обладающие интеллектом, могли вычислить самый опасный для себя вид и начать на методично на него охотиться, чтобы сократить потенциальную опасность. Что люди до сих пор испытывают непонятное даже им самим порой отвращение к обезьянам, ведь за многие тысячелетия эволюции привыкли видеть в них конкурентов в борьбе за место под солнцем и сама мысль о хоть каком-то родстве с ними вызывает отторжение.

Вероятно такое же потаённое глубинное омерзение Призрак вызывал у Джека. Чувство сильное настолько, что затмевало собой все прочие эмоции. Может быть зародилось оно в душе мужчины ещё до инцидента с порталом, а потусторонняя вспышка, пробудившая в теле подростка Призрака, стала катализатором для охотника. Невидимой целью, висящей на его лице, в которую мужчина метил не осознавая даже толком причины, а родительской любви явно не хватало, чтобы перестать целиться в эту самую мишень.

Под пальцами хрустнул мышиный позвоночник. Дэнни проделал с грызуном то же самое что и котолак, в точности скопировав движение, которым она умертвляла пойманную добычу. Крошечное сердце в теле всё ещё билось, но Призрак видел как жизнь, похожая на тонкую струйку белёсого дыма, незаметную человеческому глазу, покидает тело через отрытую пасть мышонка. На вкус этот дымок был похож на сырое необработанное пшено или косточку яблока: горьковатый и терпкий. Он сдавил крошечное тельце слишком сильно. По желобку свежего шрама на ладони скатилась капля мышиной крови.

Бу!
 
Speret Дата: Воскресенье, 18.02.2024, 22:15 | Сообщение # 151
бывалый

Группа: Проверенные
Сообщений: 595
Репутация: 498
Награды: 8
Страна: Российская Федерация
Город: Санкт-Петербург
Дата регистрации: 07.01.2010
Статус: Покинул призрачную зону
Голова резко сорвалась с ладони, на которую опиралась подбородком. Джесс задремала, утомлённая перелётом, долгой поездкой и ранним подъёмом. На листах тетради, в которой она конспектировала книгу растеклось чернильное пятно от гелиевой ручки, пропитав несколько страниц жирной точкой.

Разочарованно цокнув, девочка спешно отложила канцелярскую принадлежность и предприняла бессмысленную попытку привести тетрадь в порядок, хотя бы немного убрав излишки чернил бумажной салфеткой. На краю подоконника на минимальной громкости работало радио, хотя музыка с трудом пробивалась через шипение помех. Провод, ведущий к антенне, днём особенно плохо справлялся со своей задачей, хотя Джесс отчётливо помнила как засыпала поздно ночью под тихую музыку, звучанием напоминавшую лёгкий джаз.

Она устало вздохнула, кое-как собрав излишки чернил со страниц не размазав их по бумаге и думая о том, что тетрадей стоило бы взять с собой побольше, как и запасных стержней для ручек. Собираясь второпях она думала скорее о более бытовых и повседневных потребностях, вроде спрея от насекомых, а не о канцелярии, совершенно забыв что в деревушке Сплит с магазинами в целом туговато. Оставалась небольшая надежда на то, что им с братом как-нибудь удастся выехать в город, прогуляться, но случится это явно не в ближайшее время.

Утренний звонок матери совершенно выбил девочку из колеи. Родительница пыталась звучать бодро, но и она, и Дэнни прекрасно понимали, что это лишь видимость. Мама всеми силами пыталась создать хотя бы иллюзию контроля над ситуацией, но это было бесполезно. После того как в сети начали появляться первые статьи, освещающие произошедшее, и уж тем более после визита к отцу в больницу, всё стало предельно понятно. Над ситуацией не властен никто включая Джека, чьё состояние, судя по короткому рассказу брата, которому посчастливилось поговорить с ним по телефону, оставляло желать лучшего, мягко говоря. Сложно даже сказать в чём была причина того невероятного отрицания в котором он застрял. Было ли это банальное притворство или шок от осознания собственного поступка стал настолько сильным ударом по его психике, что разум просто отказывался воспринимать всё случившееся как реальность. Этого Джесс уже точно не узнает, не в ближайшее время по крайней мере.

Среди одногодок в школе Джесс всегда была наиболее активной и общительной. Круг её знакомств был достаточно широк чтобы получить звание популярной старшеклассницы, но в сложившейся ситуации это сыграло с ней злую шутку. Многочисленные фолловеры в социальных сетях стали больше похожи на стаю голодных гиен. Ещё находясь в Парке Мира девочка отключила все возможные уведомления и закрыла страницы из-за того насколько активно бывшие друзья спешили едва ли не в сообщничестве с психом её обвинить. Дэнни тогда равнодушно пожав плечами сказал “просто не обращай внимание, это ведь всего лишь люди из интернета”. У брата определённо была очень толстая кожа, но если бы для неё самой всё было так просто...

Сквозь угрюмые мысли и шипение радио Джесс услышала скрежетание кошачьих коготков со стороны двери. Животное просовывало свои маленькие белые лапки под дверь, пытаясь подцепить её, чтобы войти в комнату. Любопытная зверушка до ужаса не любила закрытые пространства, в которые не могла заглянуть. Профессиональная литература говорила, что эта черта кошачьих появилась из-за инстинктивного желания маленьких хищников контролировать свою территорию полностью, лишая владельцев и временных хозяев личного пространства. Их называли непригодными животными для тревожных людей с гиперконтролем или СДВГ именно из-за этой черты, мол, ужиться двум настолько одинаковым существам невозможно. Но ведь с господином Мастерсом этот комок шерсти как-то уживался.

Открыв дверь в коридор Джесс посмотрела на усевшуюся в проходе кошку, что сразу после щелчка дверной ручки прекратила все попытки проникнуть в её комнату.

― Что смотришь? Заходи, раз пришла, ― пригласила она кошку, по странному стечению обстоятельств имеющую то же имя что и их мама, в комнату. Однако зверёк только бегло осмотрел пространство комнаты голубыми глазами и, широко зевнув, развернулся, грациозно зашагав по коридору в сторону комнаты Дэнни, изящно изогнув кончик хвоста дугой, чем вызвала у Джесс только желание закатить глаза. С одной стороны от кошек подобного поведения ожидаешь, но с другой менее раздражающим оно от этого не становилось.

“Может поэтому Мастерс всучил её Дэнни. Если в гостиничном номере постоянно приходится держать все двери открытыми для её прогулок, даже люкс действительно будет слишком мал”, ― подумала Джесс, поправляя повязку на голове и убирая от лица пряди волос, выбившиеся пока она дремала.

С кухни были слышны голоса брата и тёти, которые что-то тихо обсуждали, видимо за приготовлением обеда. Старые напольные часы с маятником в гостиной показывали пятнадцать минут третьего. Уже давно пора было обедать, хотя голода девочка не испытывала совершенно. Все физические потребности приглушала вечно зудящая где-то в центре груди тоска.

― ...в субботу на центральной площади, ― Джесс услышала только окончание фразы Алисы, помешивающей что-то в большой кастрюле на газовой плите. Дэнни в это время шинковал овощи и варёные яйца, за столом перед большой стеклянной миской, в которую ссыпал всю нарезку.

― Разбудили? ― коротко спросил мальчик, положив на разделочную доску пару солёных огурцов, на которых ещё не успели высохнуть капли рассола.

― Нет, ― ответила она, тут же постаравшись откашляться. После дневной дрёмы голос сильно хрипел. ― О чём вы говорили?

― О ярмарке, ― пояснил Дэнни не отрываясь от нарезки овощей. ― Оказывается за то время пока мы тут не гостили Сплит не хило разросся и тут по субботам начала собираться небольшая ярмарка для местных, чтобы можно было в город не ездить за продуктами и нужными вещами каждые выходные. Хочешь сходить?

― С удовольствием, ― отозвалась Джесс, садясь за стол напротив брата. ― Я бы ещё и по деревушке прошлась с удовольствием, вспомнила где тут и что находиться, что поменялось. Кажется когда мы были маленькими тут жили одни только старики и была всего пара улиц.

― Вы не представляете как многие за последние годы пожелали сбежать из города сюда всей семьёй, чтобы жить вдали от суеты, ― тётушка выключила газ, накрыла парящую кастрюлю крышкой, чтобы дать ароматному содержимому немного настояться, и развернулась к племенникам, вытирая руки полотенцем. ― Вам наверное действительно стоит прогуляться. Познакомитесь с ребятами. Тут есть дети примерно вашего возраста. Может найдёте среди них приятелей на лето.

Идею с сомнением восприняла не только Джесс, судя по выражению лица брата. Дэнни всегда был аутсайдером в какой-то степени, новые знакомства заводил неохотно и крайне неумело. А самой Джесс после всего пары дней травли в сети общаться попросту не хотелось ни с кем. Мало ли что взбредёт в голову местным, до которых новости из их городка наверняка добрались совсем уж хтонически искажёнными и чудовищными.

― Не делайте такие кислые лица, ― бодро воскликнула тётя, хлопнув Джесс по плечу тяжёлой широкой ладонью. ― Отсиживаться в своих комнатах всё лето всё равно не выход. А чтобы прогулка имела чуть больше смысла, вы поможете мне собрать пару недостающих ингредиентов для барбекю. Вечером замаринуем мясо, а завтра пожарим его на дровах, на свежем воздухе, согласны.

― Только ради барбекю, ― хмыкнул Дэнни, быстро облизнув губы. Если в детстве его можно было склонить в сторону нужного выбора конфетами и обещанием купить комикс про любимого супергероя, то теперь их функцию взяло на себя полусырое красное мясо.

После лёгкого обеда задачей Джесс стало пополнение запасов фруктов и овощей, а также поход к соседям, что выращивали у себя в теплице нужные для готовки специи и, какой сюрприз, были супружеской парой с тройняшками семнадцати лет. Для Джесс они конечно были слишком “молоды”, она предпочитала всё же общаться с людьми хотя бы немного старше себя или ровесниками на крайний случай, но в такой глуши к компании не стоило придираться так сильно. Особенно с учётом того, что по словам Алисы тройняшки метели на поступление в медицинский. Потенциально практически идеальная компания для сестры.

Самого же Дэнни отправили за дикой полынью и ягодами для соуса, а также хворостом, который по какой-то причине обязательно должен был быть ольховым. Но каких-то конкретных соседей посетить не велели, что было крайне подозрительно. Впрочем переодевшись в более потрёпанную одежду, которую не жалко было бы замарать в ближайшем лесу ягодным соком и смолой, Дэнни и не стремился особо с кем-то пересекаться. Когда выглядишь как помесь диванного Рембо и бездомного, то новых знакомств точно заводить не захочется. Особенно будучи подростком, что вышел из дома в компании кошки, нагло устроившейся в корзинке рядом с верёвками для вязанки хвороста.

Проходя мимо центральной площади, представлявшей из себя большой перекрёсток семи главных дорог деревни, Дэнни старался держаться в тени здания подобия местной церкви без каких либо конкретных символов веры, и не привлекать к себе внимания играющих в бейсбол подростков, ориентирующихся на пыльную разметку на земле, выложенную из крупных плоских камешков. Он был больше погружён в обдумывание предложения котолака и всё ещё свежие воспоминания о тоненькой струйке дыма, что вышла изо рта мыши с последним вздохом. Раньше он не был настолько близок к смерти и ни разу не наблюдал ничьей кончины так близко. Если не учитывать его собственную смерть само-собой. Ему довелось уже видеть человеческие трупы. Случалось даже загрызть какую-то нежить, напавшую на него среди обломков самолёта, но в тот момент он был не то чтобы в себе, и деталей вспомнить не мог. Возвращаясь мыслями в день крушения он больше вспоминал чувства голода и боли, но вот картинка того что видели глаза была какой-то размытой. А любая попытка воскресить в памяти хоть какие-то детали перерастала в жжение рубцов на пояснице.

Возвращаясь мысленно в тот день Дэнни часто начал думать, а что было бы, если “скромный” уединённый домик Влада не оказался рядом? Что было бы, если бы помощи пришлось ждать не одну ночь, а несколько дней или даже недель? Что было бы если бы у них с матерью закончилась еда. Если Мэдди была вполне сносным вышивальщиком в условиях дикой природы, что Дэнни мог назвать в этом деле себя откровенной посредственностью. Всё что он может это отличать съедобные ягоды и грибы от несъедобных, но разве плотоядного Призрака устроила бы такая диета? На фоне подобных мыслей предложение кошки звучало как что-то действительно рациональное и полезное.

― Берегись! ― крикнул кто-то выдёргивая Фентона из мрачных размышлений.

Тело парня среагировало быстрее чем мысли и он успел перехватить потрёпанный бейсбольный мяч до того, как он столкнулся с его носом. Он рассматривал пойманный по дикой случайности предмет с долей удивления, не до конца осознавая как это провернул. Ведь даже сам себя он не смог бы назвать достаточно ловким для подобного. Некогда белое покрытие затёрлось потрескалось кое-где и стало желтоватым, а красная шнуровка потеряла былой цвет. С мячом играли активно и часто на протяжение уже очень долгого времени. Даже название фирмы успело стереться с поверхности игрушки.

― Прости. Ты там как? ― спросил один из подбежавших мальчишек, что был примерно его роста но в разы шире в плечах. Смуглое лицо покрывала россыпь коричневых веснушек, а тёмные непослушные волосы кое-как были убраны под кепку.

― Нормально, ― неловко улыбнулся Дэнни, передавая мяч подростку и стараясь по привычке смотреть не в глаза а чуть выше, на брови и в центр лба. По какой-то причине Призрака ужасно раздражали все эти гляделки. Но паренёк продолжал на него пялится, даже получив необходимый для игры инвентарь обратно.

― Выглядишь как-то знакомо, ― задумчиво произнёс второй подошедший паренёк. Такой же коренастый, но с более отросшими волосами, часть которых была собрана в небольшую косу на виске кожаным шнурком с бусинами в виде глаз, которые привлекли внимание Дэнни куда больше чем лицо деревенского подростка.

― Да не, вам наверно показалось, ― поспешно бросил Фентон, уже собравшись уходить, когда на пути появился третий игрок. Высокий и тучный с недостающими верхними клыками.

― Дэнни, это ведь ты? ― спросил верзила слегка шепеляво из-за отсутствия зубов. ― Племянник Алисы Коронер?

Призраку не нравилось когда его пытаются окружать с нескольких сторон. Это раздражало и заставляло сердце невольно биться чаще из-за нарастающего чувства опасности. Таким кольцом обычно школьные хулиганы зажимали своих жертв, чтобы бежать было некуда. Дэнни с трудом подавил глухой рык Призрака, рвущийся из глотки вместе с потоком холодного воздуха.

― Допустим, ― нехотя произнёс он. ― А вы...

― Так ты реально не узнаёшь?! ― воскликнул первый подбежавший к нему мальчишка с мячом в руках. ― Мы же в мелкими столько времени вместе проводили. Однажды разбили окно в баре твоей тётки, играя перед ним в футбол. Помнишь?

Образы прошлого в памяти становились очень нечёткими после инцидента. Дэнни скорее смог бы вспомнить запах или звук, но вот память на лица ужасно подводила его, особенно в последнее время. Только глядя на фотографию он мог ещё кое-как сосредоточить своё внимание на чертах лица. Да и по голосам узнать парней было сложновато, настолько сильно они ломались и менялись со временем. Только воспоминания о разбитом стекле были достаточно чётким. Этот случай он помнил хорошо из-за того как сильно горели уши после того как его отругали и тётушка и мать, заставив всех провинившихся учувствовать в уборке осколков, один из которых и впился в его стопу через тонкую подошву кед. Приятными эти воспоминания назвать было сложно из-за последствий детского веселья, но и опасными они определённо небыли. Призрак немного успокоился, перестав обращать столько внимания на то, что окружён с трёх сторон.

― Да что-то такое помню, ― ответил Дэнни не очень уверенно. Попытки найти что-то знакомое в чертах лица особых результатов не принесли. Он не помнил ни крупных коричневых веснушек, ни недостающих зубов, ни тонкой косички с кожаным шнурком. ― Но это было так давно. Как в другой жизни.

― Значит есть повод представиться снова, ― улыбнулся щербатым ртом здоровяк, протягивая крупную ладонь с короткими пальцами. ― Я Карл.

― Тод, ― представился парень с мячом в руках. От его кожи пахло солнцем и землёй. ― А это мой брат Эд, ― представил он последнего более молчаливого парня с куда более тонкой кожей, но очень грубыми и мозолистыми пальцами, покрытыми тонкой сеточкой порезов и с парой пыльных тканевых пластырей, что выдавало в нём скорее мастера кропотливой ручной работы в какой-нибудь мастерской, а не более грубой под палящим солнцем, которая больше по душе была его брату скорее всего. На вид ребята были очень похожи, даже одеты были одинаково. Наверняка очень хорошие друзья, если вообще не двойняшки.

― Давно ты тут? ― спросил Карл, положив биту на плечо. В его огромных руках она была комично маленькой.

― Со вчерашнего вечера, ― Дэнни отвечал несколько скупо и всё ещё держался напряжённо, выпрямив спину. ― Мы поздно приехали. Вечерним рейсом. Странно что не пересеклись с вами раньше. Я ведь и в прошлом году здесь был, пусть и недолго.

― Ты ведь осенью приезжал? ― уточнил Тод. ― Мы в это время уже на учёбу уезжаем. В Сплите нет своей школы, так что мы большую часть времени живём в интернате в соседнем городе, чтобы не тратить на дорогу каждый будний день по несколько часа в каждую сторону.

― Жестковато, ― пробурчал Дэнни тихо, пытаясь представить свою жизнь и встречи с семьёй два, через пять. И это если повезёт оказаться на выходных дома. Звучало не особо радужно и приятно, особенно если учесть какие слухи обычно ходят вокруг подобных интернатов с полувоенными порядками.

― Да брось, ― отмахнулся Эд, тряхнув головой из-за чего бусины в виде глаз с металлическим звоном ударились друг о друга. ― Лучше расскажи какими судьбами сам тут оказался? Провинился в чём-то, что тебя к тётке сослали на лето?

― Долгая история, ― попытался уйти от ответа Дэнни, понимая что совершенно не готов настолько откровенничать перед местными.

― Ты ведь из Парка Мира? ― уточнил Тод, всё ещё пытаясь пересечься с Фентоном взглядом. ― Об этом городке в последнее время много странных новостей ходило.

― Это очень мягко сказано. Нас сестрой сюда отправили чтобы мы частью этих новостей не стали, ― Дэнни попытался отшутиться, но вышло как-то слишком мрачно. Жаль только парень понял это поздно, когда мальчишки начали как-то странно переглядываться между собой.

― Мисс Коронер тебя уже какой-то работой запрягла? ― спросил Тод, неловко и резко оборвав тему разговора как раз в тот момент, когда братья уже было хотели спросить что-то ещё.

― Да я сам вызвался. Меня купили обещанием вкусных стейков, ― Дэнни неловко почесал свежий шрам на ладони о шершавую плетёную ручку корзинки, в которой пока что лежала только небольшая верёвка для хвороста и лениво зевающая кошка. ― Тётя послала за полынью и ягодами, но не очень хорошо объяснила где их искать.

― У озера больше всего растёт, ― задумчиво произнёс Тод, почесав затылок и сдвинув этим жестом кепку немного набок. ― Но туда обычно запрещают летом в одиночку ходить из-за озёрниц.

― Из-за кого? ― любопытство Дэнни взяло верх над неловкостью и скрыть искру интереса он не смог. Да и не особо пытался, если уж быть до конца честным.

― Озёрниц, ― повторил Эд. ― Слушай, давай мы тебя туда проводим, а по пути расскажем.

Слово своё парни сдержали, по пути до безымянного озера, не обозначенного на некоторых картах так же как и сама деревушка, травили байки о местной нежити, что казалась не менее колоритной чем городские её представители. Судя по описанию озёрницы были чем-то вроде пресноводных русалок. Наверняка другая водная нежить, вроде той же Болотницы, могла бы рассказать о них что-то правдоподобнее деревенских баек, но для начала и эта информация Фентону сгодилась. Пребывание в глуши переставало быть скучным в ближайшей перспективе. При свете дня гладкая поверхность озера с размытыми берегами, поросшими камышом, казалась совершенно не примечательной. Разве что маленький островок с деревянной хижиной, стоящей на четырёх толстых срубах в центре выглядел немного странным. Ничего похожего в детских воспоминаниях Дэнни не было. Ребята объяснили что возвели это здание не так давно, но обитатель почти сразу после заселения отдал богу душу, сгинув в тёмных водах озера. Вроде как с того самого времени и водной нечисти и пошли разговоры среди местных, ведь тело бедолаги так и не нашли. Хотя, если верить рассказам ребят даже каких-то городских водолазов вызывали, которые дно обследовали. Но ничего кроме напавшего на них гигантского сома, непонятно как оказавшегося так далеко от привычного ареала обитания, не нашли. Может быть именно двухметровая тварь и стала причиной безвременной кончины владельца уединённого домика, но слухи с логикой всегда были не в ладах.

Кошка, услышав шуршащих в кустах мелких птах, оставила парня, не желая тратить своё время на скучное собирательство. Когда нужное количество трав и ягод заполнило корзинку Дэнни продолжил путь за хворостом в одиночестве, отказавшись в этом деле от помощи. В лесу ему захотелось побыть одному. Наедине с мыслями и чувством лёгкости. Убедившись что за ним точно никто не следует, подросток стал невидимкой и приняв вид Призрака взмыл высоко в небо, оставив корзину привязанной к верхушке дерева в качестве ориентира.

Наверху воздух был гораздо более разряженным и приятно прохладным несмотря на яркое солнце. Призрак с удовольствием подставлял ветру лицо, наслаждался тем как он треплет белые волосы и ещё раз убедился в том, что в самолёте его больше пугала не высота, а никак не контролируемая им железная конструкция, больше похожая на гигантскую воздушную клетку.

В какой-то момент в набедренной сумке Призрака раздалась знакомая трель мобильного. Похоже он так увлёкся, что отлетел от деревни достаточно для того чтобы поймать сигнал от ближайшей вышки связи. Совсем слабенький, но достаточный для того чтобы начали приходить уведомления из общего чата с друзьями, в котором Сэм и Такер обсуждали. кто первый рискнёт пойти в гости и покормить физическое воплощение трёхсотлетнего демона. Хоть пауки Шарлотты и были относительно безобидными, но относиться к ним слишком легкомысленно было бы неправильно. Судя по диалогу друзья к соглашению пришли не поругавшись, так что Дэнни решил не лезть в этот диалог без надобности. Но вот утренний разговор с матерью оставил настолько тревожный осадок, что связаться с ней показалось подростку чем-то необходимым. Просто чтобы лишний раз убедиться что у неё всё хотя бы не так плохо. Однако после долгих гудков он услышал вовсе не её голос.

Бу!
 
Speret Дата: Воскресенье, 18.02.2024, 22:16 | Сообщение # 152
бывалый

Группа: Проверенные
Сообщений: 595
Репутация: 498
Награды: 8
Страна: Российская Федерация
Город: Санкт-Петербург
Дата регистрации: 07.01.2010
Статус: Покинул призрачную зону
Мэдди была белее мела, а её сердце билось слишком часто и тревожно. Можно было ожидать того что новая информация о мире станет для женщины шокирующей во многих смыслах. В качестве наименее плохого варианта Мастерс предполагал, что она как и обычные люди посчитает сказанное шуткой, что собственная психика и разум закроют все пути к осознанию того, что мир полон паранормального. Так часто случается с людьми. Игнорировать всё то, что слишком сильно выбивается из повседневного и обыденного ― нормально. Умение смотреть на окружающую действительность через множество фильтров восприятия можно было бы даже назвать своеобразным механизмом выживания в мире полном потусторонних существ, питающихся этим самым вниманием. Некоторым из них, вроде тульп, необходимо быть замеченными, жизненно важно чтобы их бестелесное существование признавали окружающие, ведь никак иначе они доказать собственную реальность зачастую не могут.

Примерно так же и с любой другой нежитью. Призраки и Фантомы имеют своеобразное тело, но зачастую эта вариация жизни после жизни не имеет ничего общего с утопичными представлениями людей о загробном. Существование большинства из них напоминает ад. Ад это плохо, а всё “плохое” проще не замечать, чтобы лишний раз не портить себе настроение, жаль но такое поведение зачастую бесит покойников, вызывая у них дикое желание показаться перед живчиками, застрявшими в собственном отрицании, да только ничего особо серьёзного не могут сделать тем, кто в них порой даже не верит. Вампиры и прочие плотоядные существа феномен слишком пугающий для человеческого разума, потому что ставит под сомнение привычную безопасную уверенность в том что люди ― вершина пищевой цепочки, которым ничего кроме других людей не может угрожать. Проще игнорировать что-то настолько хтоническое, чтобы просто не сойти с ума. Глупость слабому сознанию Джека не помогла спастись от этой тёмной бездны. Вероятно его разум просто не справился с тем, чтобы осмыслить реальность как следует, а просто подстроил её под удобную и уже известную охотнику парадигму: “Всё неизвестное опасно. Всё опасное должно быть уничтожено”. Данную концепцию можно было выразить множеством способов, но все они сводились бы лишь к защите и банальной невозможности воспринимать реальность такой какая она есть: полной бессмысленной жестокости и чудовищ. О том чтобы понять этих самых чудовищ и речи обычно быть не может. Это уже слишком сложное задание. Со звёздочкой.

Но Мэдди своей человеческой природе сопротивлялась активно. Сдавив виски руками она смотрела в стол и шумно вдыхала воздух ртом. Влад начинал опасаться того, что на фоне всего уже произошедшего женщине может основательно сорвать крышу и в конечном итоге её поселят недалеко от мужа, в соседней палате.

― Мэдди, ― осторожно позвал он, слегка коснувшись её плеча.

― Сколько в мире существ неотличимых от людей, ― предложение было сказано скорее утвердительным тоном, хотя по контексту больше напоминало вопрос. Влад не совсем понимал, что стоит на это ответить и стоит ли отвечать вообще, но решил пойти на этот небольшой риск.

― Достаточно, но точно сказать не могу, ― он едва заметно коснулся кончиками пальцев кожи на шее Мэдди. Её пульс был зашкаливающее частым, но дышать она старалась размеренно и глубоко, что явно не помогало крови насыщаться кислородом в достаточной степени.

― На скольких охотились не считая за людей, ― было похоже что женщина совершенно его не слушает или просто не слышит. Её бормотание казалось совершенно не связанным ни с чем, как бы ни пытался Мастерс понять о чём идёт речь. Не могла же охотница и исследовательница призрачной энергии, много лет прожившая с одержимым охотой на монстров мужем, в самом деле поставить знак равенства между криптидами и людьми. Давление Мэдди подскочило настолько что из носа на бледные губы медленно скатилась густая капля крови.

― Мэдди, ты слишком перенервничала, ― мужчина достал из нагрудного кармана платок, чтобы вытереть лицо женщины, и слегка сжал крылья её носа, чтобы остановить кровь, не наклоняя голову назад. На все эти манипуляции она не обращала никакого внимания, продолжая смотреть прямо перед собой.

Мэдди поднялась из-за стола, игнорируя мужчину полностью. Направилась к кувшину с водой, шаркающей нетвёрдой походкой, словно сноходец. Зрачки её были сильно сужены, а руки дрожали, но даже в подобном состоянии её разум оказался полностью закрытым, от вампира. Он даже примерно представить не мог что сейчас могло твориться у неё в голове, когда весь привычный мир рухнул окончательно. Рассыпался как замок из песка во время прилива. Всё что оставалось в данный момент это следовать за ней, прислушиваясь к пульсу.

― Гибридная форма жизни привычной с потусторонней ... как пауки, ― пробормотала Мэдди нечто совершенно невразумительное.

Попытка переварить всю новую информацию разом отправила Мэдди в глубокий нокаут. Кувшин с водой выскользнул из её пальцев, опрокинувшись на стол. Излишние ментальные усилия окончательно добили физически ослабленное стрессом и бессонницей тело. Удариться головой о плитку лишившейся сознания Мэдди не позволил вовремя подхвативший её Влад. Глядя на обмякшее в руках тело и растекающуюся по столешнице и полу лужу холодной воды, мужчина только тяжело вздохнул с мыслью: “Могло быть хуже. По крайней мере так она хотя бы может немного поспать”.

Женщине нужно было отлежаться где-то ближайшее время и для этого была выбрана одинокая пустая палата этажом ниже, куда Влад попал сквозь пол, став неосязаемым. Уложив Мэдди на кровати боком он поправил подушки под её головой, и ещё раз стёр густую бордовую каплю с верхней губы. Не сказать чтобы кровотечение было обильным, но даже в таком состоянии переворачивать её на спину было бы чревато попаданием крови в дыхательные пути, а этого точно допускать не хотелось. Сняв с неё набедренную сумку, у которой была расстёгнута молния по какой-то причине, Влад положил её на на прикроватный столик. Снял с женщины ботинки, чтобы болезной было чуть комфортнее отсыпаться. Ненадолго задержал взгляд на ноге, недавно восстановившийся после перелома, просто чтобы убедиться что кость лодыжки срослась как положено.

На прикроватной тумбе в сумке загудел телефон Мэдди. Женщина дышала спокойно и ровно, явно находясь в глубоком сне в данный момент, никак не реагируя на назойливое жужжание. Звонил Дэнни, которому, после коротких размышлений, Мастерс всё же решил ответить. Ориентируясь скорее на собственное желание услышать голос мальчишки, чем на логику и здравый смысл.

― Привет, мам! Надеюсь не помешал, ― затараторил юноша с ходу.

― Слышу в твоём голосе эхо, Даниэль. Надеюсь ничего не случилось, ― Влад говорил тихо, отойдя от кровати со спящей Мэдди, чтобы закрыть жалюзи. Сон становился качественнее в полумраке.

― Эм... Дядя Влад?... ― растерянно отозвался подросток, явно не до конца понимая как ему реагировать. ― Не ожидал вас услышать. А что с мамой?

― Переутомилась, ― ответил Влад несколько уклончиво. Не стоило сгущать краски, пареньку и без этого явно хватало поводов для самоедства. ― Задремала на работе и даже звонок не услышала.

На том конце сквозь лёгкий шум помех и ветра раздалось досадливое цоканье и тяжёлый вздох. Можно было с лёгкостью представить как Дэнни сейчас закрывает глаза и качает головой. Кажется не в первый раз подросток слышит о собственной матери что-то подобное, слишком уж спокойной была реакция. А если “переутомление” это обычное состояние Мэдди, то и в обмороке не было ничего удивительного. Банальная закономерность для хронически уставшего человека, который должен был сломаться рано или поздно.

― Я думал что в деревушке, куда вас отправили, со связью проблемы, ― Влад решил немного сменить тему, обернувшись на кровать. Мэдди всё ещё дышала ртом глубоко и ровно, а к лицу постепенно начал возвращаться цвет.

― Та... Я тут прогуляться отправился. Видимо зашёл достаточно далеко чтобы связь поймать, ― мальчишка тоже юлил, но уж как-то очень неловко, что казалось Мастерсу странным. Когда нужно придумать ложь для сокрытия своей тайны, для полиции или просто слишком любопытных посторонних людей его красноречию и убедительности можно было только поаплодировать. Но когда Дэниел разговаривал с ним все эти качества куда-то резко улетучивались, превращая Призрака в самого обычного подростка. Это было даже мило в какой-то степени, но всё же вызывало вопросы.

― Ушёл прогуляться по воздуху? ― уточнил Мастерс со смешком. ― Дэниэл, помнишь о чём мы с тобой говорили?

― Сидеть тихо и не высовываться, ― пробубнил недовольный голос в трубке. ― Но я же в глуши, в анналах мира, куда даже журналистам ехать будет лень, вы сами сказали.

― Я сказал, что это маловероятно, а не невозможно, ― тонкий слух уловил сквозь помехи крики пролетающих мимо подростка птиц и хлопанье их крыльев. ― Могу понять твоё желание развеется и проветрить голову, но всё же постарайся быть осторожным. Не хочу чтобы ты попал в неприятности.

― Попадёшь тут в неприятности, когда ты со мной отправил своего надзирателя, ― подросток ненадолго замолчал. Тихий свист ветра в динамике прекратился, указывая на то, что подросток скорее всего остановился, чтобы упавшим голосом сказать: ― Она мне предлагала охоте обучаться.

Мастерс только закатил глаза. Это было похоже на обычное поведение котолака. Диковатое и звериное. Предлагать что-то подобное ребёнку, который ещё не успел отойти от того, что сам недавно едва не стал трофеем собственного отца... Впрочем кошка наверняка действовала так, как ей казалось будет лучше. Её представления о правильном и неправильном сильно отличались от более привычных Дэниэлу, а деликатность почти полностью заменяла собой прямолинейность, граничащая с грубостью для большинства тех, кто не знает о её сущности.

― Не принимай это близко к сердцу и не обращай внимания, Дэнни, ― произнёс Мастерс несколько устало. ― В её мыслях в отношении тебя только благие намерения, это я могу сказать наверняка, но от человеческой морали они всё же далеки. Не обижайся на неё. Чтобы она тебе не наговорила, это...

― Я, вообще-то, думал согласиться, ― перебил его Призрак, чем поставил Мастерса в тупик.

Можно было бы ожидать всякого, но явно не этого. Жаль расстояние между ним и Мадлен слишком далёкое, чтобы без особых проблем связаться с её разумом и понять что-же такого она сказала, чтобы паренёк согласился натурально учиться у неё убивать. Кошка безусловно была хороша в этом деле, как и почти все дикие кошачьи, у неё есть что передавать потенциальному ученику. Но всё же подобная жестокость явно подростку не подходит. Никак не вяжется с его мягким и тихим характером, с его склонностью избегать крупных конфликтов. Впрочем, Мастерс не знал его прошлого полностью. Мэдди как-то упоминала, что он раньше встревал в школьные потасовки и явно мог вернуться домой побитым. Но у школьной драки с хулиганом и сворачиванию шей добыче имелось крайне мало общего.

― Не стоит, Дэнни, ― произнёс Влад спокойно, после небольшого раздумья. ― Это не то во что тебе стоит влезать, поверь.

― Будете сейчас читать мне мораль? ― подросток немного нервно усмехнулся.

― Нет, тебе о морали и без меня всё известно, ― мужчина почувствовал лёгкую тоску, смахивая с одной из бежевых тканевых ламели закрытых жалюзи невидимую пылинку. ― Я знаю как проходит охота у Неё, да и сам в подобном учувствовал. Поверь, это то к чему приобщаться.

― Меня уже приобщал к охоте отец, так что ваше предупреждение малость запоздало, ― от настолько мрачной шутки вполне могло начать темнеть в глазах. ― Просто хочу посмотреть на неё с другой стороны.

В подобном ключе рассматривать вопрос Влад не думал. Не хотел думать, откровенно говоря. Если он сам всегда наблюдал отношения нежити и охотников, как правительственных ребят в белом, так и само названных искателей приключений вроде Джека, только со стороны самой нежити, то Дэнни и в самом деле был большую часть своей жизни по другую сторону баррикад. Его по сути с детства учили стрелять “по своим”.

Но всё же это желание мальчика вызывало тоску.

― Не буду тебя отговаривать, если ты уже всё решил. Но не забывай, что должность кровожадного монстра уже занята, ― его слова вызвали у мальчика короткий смешок. ― Я передам Мэдди что ты звонил когда она проснётся.

― Хорошо, ― Дэнни звучал чуть бодрее, чем пару минут назад. Но после небольшой паузы вновь стал серьёзным ― Можно вас попросить о небольшом одолжении? Знаю что у вас и так, наверняка, полно дел но, по возможности, присмотрите за мамой. У неё дурная привычка игнорировать собственное плохое самочувствие, но всё равно продолжать работать.

― Сделаю всё что в моих силах, ― пообещал Влад. В этом данном слове не было ничего конкретного. Обычная формальность, с учётом того что он и сам планировал заняться тем же самым.

Бу!
 
Speret Дата: Воскресенье, 18.02.2024, 22:17 | Сообщение # 153
бывалый

Группа: Проверенные
Сообщений: 595
Репутация: 498
Награды: 8
Страна: Российская Федерация
Город: Санкт-Петербург
Дата регистрации: 07.01.2010
Статус: Покинул призрачную зону
Тончайшие нити слегка поблёскивали и светились во мраке её темницы и на это реагировали зрачки челноков для плетения фриволите. Глазки то и дело моргали, озираясь по сторонам и пытаясь что-то рассмотреть в непривычной темноте.

мСрок её заточения подходил к концу. Она была уверена наверняка в том, что совсем скоро ей представится удачная возможность выбраться и упускать её не собиралась. Равно как и не хотела оставлять столько ценной пряжи здесь, в темнице, на хранении мальчишки, который всё равно не знает, что делать со всем этим.

Джек заперт вдали от всех, обезоружен и почти не опасен. Шанс на то что он выпутается из этого всего крайне мал. Не равен нулю, само собой, но минимален настолько, насколько это было вообще возможным. Обидно было, конечно, не получить в свою богатую коллекцию душ охотников ещё одного Фентона, потенциально последнего в своём роде, который бы занял в ней почётное место. Но с другой стороны, это ещё был не конец его существования. Поводов может представиться достаточно, если жизнь бедолагу ничему не научит.

Очередной челнок оказался заполнен тонкой нитью полностью и отложен в сторону к остальным. Пряжи ещё оставалось много, но Шарлотта никогда не отличалась расточительностью. Вся её работа не пропадёт даром.

“Когда Плакальщица придёт, я буду уже готова”, ― сказала она самой себе, облизывая сероватые потрескавшиеся губы в предвкушении сытного обеда. ― “Она такая жалостливая и добросердечная, а сострадание всегда было моим любимым блюдом”.

Бу!
 
Speret Дата: Воскресенье, 18.02.2024, 22:18 | Сообщение # 154
бывалый

Группа: Проверенные
Сообщений: 595
Репутация: 498
Награды: 8
Страна: Российская Федерация
Город: Санкт-Петербург
Дата регистрации: 07.01.2010
Статус: Покинул призрачную зону
Гарри проторчала в машине напротив здания “Плазмиус Генетик” не один час, развлекая себя только прослушиванием тихой музыки на телефоне и внимательно присматриваясь к выходящим из здания людям. Большинство из них был сотрудниками, время от времени встречались люди в медицинских халатах из примыкающей к зданию больнице, но ждала репортерша очень конкретных людей. Хотя скорее человека. Она планировала “случайно” столкнуться с Мэдди и попробовать её разговорить как “давняя подруга” до официальной встречи на территории Мастерса, чтобы разведать обстановочку. Клеиться к самому мужчине подобным образом было если не просто бесполезно, то ещё и чревато в случае, если Влад окажется в дурном настоении. Но вот Мэдди была мишенью куда более подходящей: нервная, ослабленная невзгодами и никогда не умевшая играть на публику. Выжать из такого патологически честного человека как она что-то полезное явно будет проще.

Спустя ещё примерно час, терпение журналистки было вознаграждено, но лишь частично. Из парадного входа и правда вышла Мэдди, но, к большому сожалению в компании Влада. Было очевидно что женщине не очень хорошо: под глазами залегли синеватые тени, губы почти белыми, волосы растрепались, а походка была несколько неуверенной. Влад деликатно придерживал её под локоть скорее на всякий случай, чисто из вежливости и ради поддержания образа классического джентльмена. По крайней мере со стороны не было похоже, что Мэдди сильно на него опирается.

― Только гляньте на эту сладкую парочку, ― пробубнила Гарри себе под нос, направляя на них камеру телефона.

Кажется они были слишком уж близко друг к другу. Ближе чем следует по правилам приличия в общении холостяка и пока что ещё замужней дамы. Хотя кто знает, может информация о разводе четы Фентонов это всё же слухи и в таком случае разворачивающаяся перед объективом Гарри сцена была ещё более неловкой и предосудительной. Своего интереса к Мэдди в университете Мастерс не скрывал, но с тех пор прошло уже двадцать лет. За столько времени люди обычно меняются, но если эта драма между ними действительно тянется до сих пор... Читатели такое безусловно любят, жаль её излишне консервативный редактор из журнала Милуоки может забраковать материал, посчитав его слишком уж неподходящим их изданию. Хотя казалось бы, какая разница. Они ублажают читателей, жадных до драмы, конфликтов и грязи. Жажду, что становиться только сильнее в мире полном вечных конфликтов из-за ерунды и необходимостью быть вежливым с каждым придурком, чьи нежные чувства задеть в состоянии даже лёгкий летний ветер.

Делая фото репортёрша в какой-то момент перестала смотреть на экран телефона и сосредоточилась на “парочке”. Интересно было видеть этот образовавшийся контраст между увядающей под гнётом навалившихся проблем Мэдди и всё ещё статным и шикарным Владом, с прямой спиной, что казался свежим и отдохнувшим, разве что изнутри не светился. Сменить этот уродливый комбинезон женщины на платье и из этих двоих вышла бы прекрасная иллюстрация к какому-нибудь готическому роману о вампире и его несчастной чахнущей на глазах жертве.

Гарри тряхнула головой, пытаясь избавиться от навязчивых и глупых мыслей. “Вампиры... о чём ты только думаешь!” ― ругала она саму себя за эти ужасно детские и непрофессиональные фантазии, достойные только колонки в каком-нибудь желтушном издании. Влад тем временем от Мэдди не отставал, явно вознамерившись проводить эту болезную до дома. Это уже в планы Гарри не входило, но и влезать между ними было бы глупо. Пока рядом крутится эта скользкая богатая змея, приватного и откровенного диалога с Мэдди не видать. “Как неудачно” ― подумала, Гарри, начав листать фотографии в надежде на то, что среди них будет хотя бы одна удачная. И такая нашлась.

По спине пробежали мурашки. На единственном приличном и не смазанном фото Влад Мастерс смотрел прямо в камеру, в её глаза через объектив. Зрачки его глаз от чего-то оказались двумя засвеченным алыми точками посреди синих радужек. По какой-то необъяснимой причине искусственный интеллект камеры смартфона не стал исправлять этот эффект красных глаз автоматически, как делал с любой фотографией до этого. Но неприятную нервозность вызывало даже не это, а какое-то общее ощущение от фотографии. Чувство чего-то неправильного и сломанного, какое появляется когда раздражённый зверь, в разы превосходящий по силе, смотрит прямо в глаза, и ты без слов понимаешь, любое лишнее движение станет для него поводом вцепиться в глотку.

“Должно быть это просто из-за сочетания цветов”, ― пыталась успокоить себя Гарри. ― “Синий с красным слишком контрастно смотрятся. Нужно просто немного исправить это в редакторе”.

Деликатный но достаточно звонкий стук в стекло автомобиля заставил журналистку вздрогнуть, едва не выронив телефон из рук. Влад собственной персоной заглядывал в окно её автомобиля с самой обаятельной улыбкой из всех возможных. Не стоило ждать ничего хорошего, когда человек наделённый властью улыбается тебе таким вот образом. “Заметил”, ― кричала она в мыслях, заблокировав телефон и отложив его на пассажирское сидение.

― Добрый вечер, господин Мастерс, ― Гарри пыталась сохранять хладнокровие и спокойствие, но выходить из машины на всякий случай не стала. ― Какая неожиданность.

― Не то слово. Я думал, что секретарь назначил встречу с вами на завтра, ― мужчина улыбался, а любезный голос был слаще мёда, однако отделаться от ощущения опасности было не так просто. Это ведь Мастерс, человек в чьи дела лезть было чревато. Ходили слухи что один из бывших сотрудников попытался сунуться куда не следовало и его больше никто не видел. Естественно это были лишь слухи без каких либо доказательств. Плазмиус Генетик отличается минимальной текучкой кадров и подобные яркие инциденты обязательно бы попались репортёрше на глаза.

“Попались бы ведь?”

― Изучала маршрут и присматривалась к местности, ― Гарри пыталась сохранять лицо при плохой игре, услышав приглушённый стук пальцев мужчины по крыше автомобиля. ― Нужно ещё сделать пару фотографий для материала, чтобы не тратить на это время перед интервью.

― Какой серьёзный подход! Вы и правда профессионал мисс Чин, ― сдержанная улыбка мужчины стала чуть шире, но синие глаза оставались всё такими же бесчувственными и холодными. В них не было и проблеска дружелюбия. Субъективный показатель, но на что-то менее эфемерное в диалоге с этим человеком рассчитывать не стоило.

― Вы мне льстите, ― попыталась отмахнуться Гарри с усмешкой, чувствуя как на спине выступил холодный пот. Оставалось только наедятся на то, что её слова звучат для него хотя бы наполовину правдоподобно. Впадать в его немилость раньше времени Гарри страшно не хотелось. Одно дело статейки с оттенком желтизны о всяких “амурных” глупостях на которые такие как Мастерс и внимания не обратят и совсем другое ― то что она задумала.

― Что ж, в таком случае до завтра. Уверен вы не забудете проверить свою технику, она ведь может подвести в самый неподходящий момент, ― странный намёк, но понять его смысл до конца Гарри так и не смогла. ― Впрочем, уверен что вам об этом точно известно.

Мужчина выпрямился и наконец отошёл от машины. Всё это недолгое время ей казалось что горло сжимает одна невидимая холодная рука, а вторая заставляет губы растягиваться в фальшивой улыбке, от которой начинали быстро болеть скулы. Вести с этим человеком разговор в подобных обстоятельствах было максимально некомфортно. Создавалось впечатление что делаешь это стоя под рентгеновскими лучами, что просвечивают тело и мысли насквозь.

Сев на заднее сиденье личного автомобиля с затонированными стёклами, Мастерс наконец-то полностью исчез из виду, позволив Гарри выдохнуть. К сожалению Мэдди так же уже нигде не было видно. Скорее всего она либо уехала домой на такси пока Мастерс отвлекал внимание журналистки, либо, что более вероятно, сидела сейчас с ним в одном автомобиле. По какой-то причине Гарри была куда больше уверенна во втором варианте. Змея не отпустила бы просто-так свою добычу в её руки.

Досадливо вздохнув Гарри взялась за телефон и разблокировала экран. Оставленное работающим приложение с галереей фотографий дало сбой и сразу же закрылось, что заставило женщину напрячься, особенно после слов Мастерса. Открыв приложение ещё раз Чин обнаружила что большая часть фотографий оказалась повреждённой, они попросту не открывались и не показывали превью.

Смартфон заглючил окончательно. По сенсорному экрану пробежала лёгкая рябь и само собой открылось приложение с радио, которым наверняка не пользовался никто кроме пожилых людей. Оно оказалось настроено на местную волну в которой привычно бодрый голос, так похожий на местную новостную звёздочку Тиффани Сноу, вещал:

“...А теперь с новостями погоды, выступит мой любимый коллега Лэнс Сандерс!” ― в динамиках сквозь помехи раздался смех мужчины, ― “И так, Лэнс, расскажи, что ждёт жителей и гостей нашего прекрасного города завтра”.

Приложение никак не удавалось закрыть. Сенсорный экран попросту не реагировал на прикосновения, лишь рябил и глючил. Даже громкость динамиков у Гарри убавить не получилось, настолько сильно зависла техника. Слова Влада словно стали для неё проклятием.

“Помимо яркого солнца, безоблачного неба и прекрасных, но не комфортных тридцати девяти градусов по цельсию наш регион ожидают небольшие магнитные бури. В таких случаях мы предупреждаем, что это может сказаться на работе электронный техники. Особенно техники наших коллег из Милуоки!”, ― на фоне бодрого голоса мужчины раздался звонкий смех Тиффани, от которого у Гарри мурашки побежали по спине и похолодело где-то в глубине грудной клетки.

“Парк Мира странный.”

Бу!
 
Speret Дата: Воскресенье, 18.02.2024, 22:18 | Сообщение # 155
бывалый

Группа: Проверенные
Сообщений: 595
Репутация: 498
Награды: 8
Страна: Российская Федерация
Город: Санкт-Петербург
Дата регистрации: 07.01.2010
Статус: Покинул призрачную зону
― Уверена что тебе не понадобиться врач? ― спросил Мастерс, закрывая за ними входную дверь.

Решение приходить после работы домой в компании мужчины, будучи при этом всё ещё вроде как официально замужней женщиной, в то время как на тебя и твою семью направлено излишнее внимание прессы, было, мягко говоря, сомнительным. Но с другой стороны способны ли сплетни сделать её ситуацию ещё хуже чем она уже есть на самом деле? Мэдди на этот конкретный вопрос ответить затруднялась, а то что подобные новости могут дойти до Джека или родни её беспокоило на текущую секунду времени гораздо меньше чем собственное состояние. Дневной сон после обморока хоть и дал ей возможность немного отдохнуть, но после него начала болеть голова. Самой себе она казалась слишком поломанной, а предупредительность мужчины лишь неприятно подчёркивала её слабость.

― Уверена, ― ответила она вяло. Первым делом она направилась на второй этаж, на минуту задержавшись на ступеньках, чтобы обернуться на гостя. ― Мне нужно привести себя в порядок, так что...

― Могу пока сделать для тебя что-нибудь перекусить, ― предложил Мастерс, начав расстёгивать пуговицы двубортного пиджака.

― Не стоит, это... ― попытки сопротивляться настойчивой заботе выглядели более чем жалко и в какой-то степени Мэдди и сама это прекрасно понимала.

― Я настаиваю, ― Влад улыбнулся чуть шире, аккуратно повесив пиджак на вешалку. ― Мало того что ты очевидно всё ещё плохо себя чувствуешь, а мне искренне не хотелось бы терять потенциально ценного нового сотрудника, так я ещё и твоему сыну обещал за тобой присмотреть.

― А ты серьёзно относишься к обещаниям, ― Мэдди едва сдержала саркастичный смешок глядя на то как мужчина снимает бордовый галстук, окончательно теряя строгий формальный вид.

― Как же иначе? ― легкая усмешка позволила белым острым клыкам слегка сверкнуть между яркими губами мужчины. Мэдди оставалось только удивляться тому, как она не обратила на них внимание раньше.

Женщине слабо верилось в то, что кто-то вроде Влада хоть раз в своей жизни снизойдёт до готовки и при этом сделает что-то хоть немного съедобное. Взглянуть на такое шоу хотелось просто из любопытства и лишь по этой причине больше возражать она не стала. Миллиардер и готовка ― вне зависимости от результата это должно было быть забавно.

Когда испачкавшийся комбинезон и бельё были отправлены в стирку, чистые вещи ждали на вешалке ванной, а таблетка от головной боли проглочена, Мэдди с нескрываемым удовольствием подставила лицо под прохладные струи воды в душевой, позволяя ей смыть с себя не только дневную грязь и пот, но и облегчить хоть немного мысли. Полученная днём новая информация перегрузила её слишком сильно, а переосмыслить всё то, что она знала о мире ранее, за один раз оказалось слишком непосильной задачей для откровенно уставшего сознания.

Мыслями она вернулась в тот день, когда наткнулась впервые на светящихся от переизбытка эктоплазменной энергии пауков. Тогда в её голову пришла мысль о том, что большинство проявлений сверхъестественного в истории могли быть связаны со случайным симбиозом обычных людей и потусторонней материи. Странно было осознавать, что она оказалась в этом весьма смелом предположении и права и неправа одновременно. У таких как Мастерс эктоплазма в организме, судя по части описанных симптомов, действительно вызывала реакции, которые приписывали в различных мифах вампирам и упырям. Излишняя чувствительность к солнечному свету, болезненная бледность, очевидные признаки острой анемии и заражения крови. Можно было бы предположить, что проявления у разных групп людей небыли одинаковыми, что и сформировало в сознании суеверного народа настолько разнообразные проявления “нечистой силы”. Однако всё же ошибалась она, предположив что в их мире есть только обычные люди, к которым Влад даже не пытался себя причислять. Обладающие очень определёнными отличиями от классических хомосапиенсов, но тем не менее всё же максимально схожие с ними по внешнему виду. В этом было что-то жуткое и неправильно. Что-то что заставило Мэдди вспомнить её недавний ночной кошмар.

Вода показалась внезапно слишком холодной и женщина чуть сильнее приоткрыла горячий кран душа, чтобы согреть себя. Мысль о том что таких “не совсем людей” много, что вычислить их в толпе невозможно, если не вести себя как последний параноик, что они не стремятся показываться, предпочитая более безопасное общество себе подобных, не столько пугала, сколько расстраивала. Джек называл себя потомственным охотником на нечисть. Его семья отличилась ещё во времена Салемских процессов как самая компетентная в этом деле. Он сам себя считал способным отличать нежить от людей и в итоге оказался прав, единственным выстрелом попав именно в ту самую нежить, на которую охотился. Однако это открытие вызывало только ещё большее омерзение у Мэдди, от которого она принялась активнее тереть кожу мочалкой.

“Охота на не таких как мы”, ― в этой мысли было что-то прилипчиво неприятное и пахшее гноем. Что-то настолько глобальное, что казалось не вывозимым для одного человека. Страшнее было только осознавать, что собственный ребёнок является частью этого. А может даже и она сама.

Мэдди смыла с себя мыльную пену и вышла из душа, насухо вытираясь полотенцем. Чувство чистой ткани на теле было единственным приятным ощущением за последнее время. После приёма обезболивающего состояние было немного лучше. Да, она до сих пор ощущала внутреннюю слабость и кончики пальцев слегка подрагивали, стоило только немного расслабить руки, но всё же.

Выйдя из ванной Мэдди первым делом уловила приятный аромат с первого этажа, с удивлением осознав, что её вероятно ждет вполне себе съедобный ужин. Хотя в голове кашеварящий Мастерс всё ещё казался таким же неправдоподобным как и раньше. Мужчина выглядел даже слишком по домашнему, накладывая ей полную тарелку жареного риса с овощами и кусочками говядины. Как будто бы этот человек и тот строгий бизнесмен, с которым она общалась сегодня днём, были двумя разными людьми.

― Пахнет бесподобно, ― сказала Мэдди, усаживаясь за стол и подвигая тарелку поближе.

― Надеюсь на вкус тоже ничего. Всё-таки я редко готовлю, ― порция самого Влада была гораздо меньше и присутствовала скорее для вида, поскольку первым делом он взялся за чашку кофе. Довольно крепкого судя по запаху.

Пусть еда и была на самом деле довольно простой, если не сказать деревенской, но только положив в рот первую порцию Мэдди осознала насколько это вкусно. Безусловно всегда оставалась вероятность, что её резко вспыхнувшим желанием как можно быстрее разделаться со своей порцией больше руководил голод, отсутствие обеда, и физическое состояние. Но это не мешало наслаждаться нежным вкусом мяса.

― А почему ты сам не ешь? ― спросила Мэдди, заставляя себя тщательнее пережёвывать пищу, а не глотать её целиком.

― Просто не особо голоден, ― ответил мужчина несколько уклончиво.

Пожалуй только сейчас Мэдди вдруг поняла, что даже на вечере встречи выпускников не видела его за едой. Большую часть времени он стоял с каким-нибудь напитком в руках, но в рот не положил ни кусочка. Чтобы отвлечь себя от странной мысли Мэдди перевела взгляд на его руки и закатанные выше локтя рукава белой рубашки. На светлой коже виднелись сероватые следы, какие обычно остаются от язв, больше похожие на маленькие кратеры. Взгляд зацепился за слегка зеленоватый участок кожи рядом со сгибом локтя. Выглядело это так, будто он просто случайно испачкался в эктоплазме, только вот проступало это свечение из под кожи.

― Это это у тебя? ― спросила Мэдди указывая на странное пятно.

Влад мельком взглянул на руку и несколько раздраженно выдохнул, отставляя чашку кофе. Принялся отворачивать обратно рукава и застёгивать пуговицы манжет, сохраняя при этом нервирующее молчание.

― Влад? ― Мэдди отложила приборы, сосредоточив на мужчине всё своё внимание.

― Не обращай внимания, пожалуйста, ― голос звучал несколько холодно, а дружелюбная улыбка снова стала натянутой и формальной. ― Просто одно из проявлений болезни.

Глядя на то как Влад прячет от неё покрытые шрамами руки, Мэдди осознала, что не она одна безнадёжно пыталась скрыть собственную слабость в их компании. Судя по медицинским картам эктоплазматическое заражение ― штука максимально неприятная. Один из больных уже умер и его холодный труп тщательно исследуется в местном морге подчинёнными Мастерса в полной защитной экипировке. Сам он много лет назад как-то выкарабкался и болезнь очевидно вошла в стадию ремиссии, но судя по зеленоватому следу под кожей, вновь решила напомнить о себе.

Бу!
 
Speret Дата: Воскресенье, 18.02.2024, 22:19 | Сообщение # 156
бывалый

Группа: Проверенные
Сообщений: 595
Репутация: 498
Награды: 8
Страна: Российская Федерация
Город: Санкт-Петербург
Дата регистрации: 07.01.2010
Статус: Покинул призрачную зону
Ближе к четырём часам вечера тётя Алиса отправилась на работу, которую пропустила вчера в связи с приездом племянников. Бар открывался в пять, если Дэнни не изменяла память, а ближе к шести подъезжали первые рабочие с ближайшей фермы, скотобойни, и кажется жители ещё одной совсем уж крошечной деревушки без названия рядом. В этой глуши жило и работало на самом деле довольно много людей, если начать задумываться. В детстве деревушка казалась буквально вымирающей, но с течением времени ситуация явно кардинально поменялась.

Поужинали с Джесс они в компании только друг друга. Сестрица без умолку болтала о новой знакомой, старшей дочери семейства Хоэрс, к которой сердобольная тётушка её днём послала за специями. В отличие от своих сестёр, если верить рассказу Джесс, она была наиболее “ментально взрослой”, читай скучной занудой. То что нужно чтобы сойтись с сестрицей характерами, хотя кто знает, может в данной ситуации два одинаковых полюса со временем начнут отталкиваться друг от друга по мере приближения.

Во время вечернего звонка домой Дэнни с особой внимательностью вслушивался в голос матери. Он подозревал что Влад мог “слегка” преуменьшить тяжесть её состояния, искренне считая что делает это с лучшими намерениями, но именно из-за этого вечернего звонка домой подросток ждал со всё нарастающим беспокойством. Благо её относительно бодрый, пусть и слегка хриплый голос его немного успокоил. Она сама тоже скорее всего правду рассказывать бы не стала, так что Дэнни даже пытаться спрашивать напрямую не стал. Странным показалось то, что на фоне как будто был ещё какой-то плохо опознаваемый звук, который подросток списал на работающий телевизор. Немного странно, ведь мама не очень часто проводила за ним время. Может просто не хотела показывать детям дурной пример? Впрочем конкретно это уже было не так важно. С ней все было более или менее хорошо и это главное.

Ближе к полуночи, когда сестра уже мирно спала под тихую лёгкую музыку в этот раз на удивление качественно работающего старенького радио, Дэнни погасил весь свет в комнате, принял свою потустороннюю форму и вылетел на улицу невидимкой, полной грудью вдыхая свежий ночной воздух, остывший после дневной жары. “Прикрой меня если что”, ― шёпотом попросил он кошку, что смотрела на него большими голубыми глазами, сидя на подоконнике. Словно всё ещё продолжала его видеть. Впрочем это же кошка, может быть она и в самом деле его видела.

Парнем двигало любопытство. После услышанного днём рассказа об обитателях озера и таинственной пропаже местного отшельника. Интересно было то на сколько он был правдив. Пролетая над участками Дэнни то и дело слышал как в его сторону начинали лаять местные собаки, чуявшие чужака слишком близко к своей территории. В большинстве домов свет уже давно был погашен и только изредка кое-где за задёрнутыми пёстрыми шторами было заметно тёплое свечение детских ночников.

Лай собак вскоре остался далеко позади, а перед парнем раскинулось местное озеро. Ночь была яркой и безоблачной, молочный свет луны отражался от зеркальной глади воды освещая почти со всех сторон небольшой островок с крошечным, скрытым в тени редких деревьев деревянным домиком. Стёкла были всё ещё целыми, да и крыльцо лишь слегка поросло мхом. Заброшенное здание только-только начала пожирать природа, посеяв семена травы на крыше.

Поддавшись любопытству, Дэнни заглянул внутрь, пройдя сквозь дверь. Домик явно раньше принадлежал художнику, что переехал в эту глушь в поисках вдохновения и тишины, но нашёл лишь вечный покой. Вдоль одной из стен стояло множество холстов без рам, на которых изображались местные пейзажи, большинство из которых так или иначе были посвящены безымянному озеру с различных ракурсов, в разное время суток и сезоны. Хотя попадались и те в которых акцент был сделан на пришедших к водопою пугливых диких животных или местных жителях, собиравших у воды ягоды и травы. Кажется в одной их них Дэнни даже узнал свою тётю.

“Странно, столько картин и никто их не забрал”, ― думал подросток, продолжая оглядывать небольшое строение, предметы в котором покрывал тонкий слой пыли. На рабочем столе остались брошенные инструменты, которые так же остались нетронутыми, словно хозяин вышел лишь несколько часов назад, хотя дом определённо был пуст, кровать в крохотной спальне пуста и аккуратно заправлена, а небольшая дровяная печь из чугуна холодна и явно уже давно не топилась, судя по шуршанию какой-то живности внутри, что устроила там для себя жильё. “Неужели тот кто здесь жил был настолько одиноким, что даже его или её вещи некому было забирать?!” ― удивлённо размышлял про себя Дэнни, продолжая осматриваться.

Призрак наугад взял с одной из полок альбом для эскизов в плотной обложке. Бегло пролистав его он заметил, что разрозненные и бессистемные эскизы были посвящены воде и рыбам. Неизвестный автор много зарисовывал части тел водных обитателей с разных ракурсов и невероятно детально, собственные вполне человеческие конечности, но единственный набросок автопортрета был залит чернилами так, что распознать черты лица не представлялось возможным. Иногда среди эскизов появлялись беглые зарисовки жилища или стола с приготовленной простенькой пищей. Но рыб, отдельных чешуек, клешней и раковин всё равно было больше.

Вернув альбом на место Дэнни заметил странность. Большая часть предметов была покрыта пылью, но на рабочем столе, несмотря на творческий хаос, оставшийся нетронутым и грязные кисти со следами давно засохшей краски, её не было. Дэнни пару раз провёл по столешнице ладонью, чтобы убедиться, что зрение его не подводит.

― Что за бред? ― пробормотал он себе под нос. Чем больше он присматривался к деталям, тем больше вещей без пыли замечал. Что было странно для заброшенного домика посреди озера рядом с которым даже не было лодки, на которой хоть кто-нибудь мог бы сюда добраться. Но и пыль не могла настолько избирательно решать, на какие предметы ложиться, а какие оставлять чистыми. Здесь определённо кто-то был.

До чуткого слуха Призрака с улицы донёсся тихий плеск воды, хотя никакого ветра по прежнему не было слышно. Возможно именно тот кто продолжал посещать этот дом сейчас плескался в озере под луной. Вернув себе невидимость подросток тихо скользнул на улицу и застыл, чувствуя как начинают гореть щёки и чаще забилось сердце.

На стареньком деревянном причале для лодок сидела девушка лет семнадцати на вид в компании подруг. Их голые до пояса тела прикрывали только длинные мокрые волосы, прилипшие к коже, что лишь подчёркивали плавные округлости их фигур. Девушки о чём-то шептались периодически хихикая. Одна их них соскользнула с причала и набрала полные ладони воды, чтобы шутливо облить двух других. В свете луны их зеленоватые волосы отливали серебристым блеском, а кожа казалась жемчужно-белой и искрящейся от капель воды.

― Привет, милый мальчик! ― воскликнула вдруг девушка, плескавшаяся в воде. Только сейчас Дэнни понял что с минимальной внимательностью и концентрацией потерял ещё и невидимость.

После оклика подруги две другие девушки так же обернулись в его сторону с улыбками на лицах с невероятно плавными и округлыми чертами. Их глаза были большими и светлыми, а губы полными и яркими. Они принялись отжимать от воды волосы, откидывая их за спину, от чего лицо мальчишки раскраснелось только сильнее.

― Милый мальчик, что ты делаешь здесь так поздно? ― голос одной из девушек был невероятно певучим и нежным. Она соскользнула с причала в воду, не отрывая от него внимательного взгляда. неспешно начала плыть вдоль берега. Поближе к нему.

― Пришёл поплавать в нашем озере? ― спросила третья девушка, оставшаяся сидеть на причале. ― Поиграть и порезвиться в воде? ― Дэнни казалось что он прирос к земле и не может ни уйти, ни отвернуться. Хреново быть подростком в такие моменты. ― Если да, то не стой на берегу. Иди к нам!

Горло призрака обжог поток холодного воздуха, немного охладив его молодую и горячую голову. Кое-как взяв себя в руки парень таки заметил перламутровый блеск чешуи на бёдрах девушки, оставшейся сидеть на причале. Её острые когти на перепончатых пальцах, которыми она нетерпеливо постукивала по влажному дереву.

― Ну же, иди к нам! ― одна из девушек уже подплыла к нему слишком близко и, зачерпнув ладонью воду, плеснула в него, целясь в лицо.

― Нет уж, спасибо, ― Дэнни увернулся от водных брызг, окончательно взяв себя в руки и взмывая в воздух. Как раз вовремя, ведь ближайшая к нему русалка резвым прыжком вынырнула из воды, едва не вцепившись в него когтями. Однако вместо этого с влажным шлепком упала на сырую землю. Теперь-то парень мог разглядеть что ниже пояса это существо имело рыбий хвост, покрытый блестящей чешуёй. Байки местных определённо оказались более чем правдоподобными.

Рванув в сторону берега Дэнни не ожидал, что из воды на эту высоту до него смогут допрыгнуть и схватить за ногу, всем весом утаскивая на дно. В тёмной воде со всех стороны в тусклых лучах лунного света был виден блеск чешуи, белых рыбьих глаз, и острых зубов, похожих на осколки льда. Звуки были приглушенными, а воздух в лёгких стремительно заканчивался. Вырываться из железной хватки нежити было бесполезно, а толща воды тормозила любое движение, сводя силу удара практически на нет.

Сорвавшаяся с кончиков пальцев искра призрачной энергии ошпарила держащую его мёртвой хваткой лапу, позволяя высвободиться и ослепила чувствительные глаза русалок, что обступали его со всех сторон. Рыбы отшатнулись прикрывая лица руками и открывая зубастые пасти в беззвучном крике. Дэнни рванул к поверхности так быстро как только мог и сразу же поднялся как можно выше в воздух, отплёвываясь от воды, попавшей в глотку.

Добравшись до берега и ступив на твёрдую землю парень первым делом попытался откашляться, жадно глотая ртом воздух и убирая со лба пряди мокрых белых волос. Комбинезон неприятно лип к телу, а полные воды сапоги хлюпали при каждом движении.

― Мда, ты, парень, действительно ещё совсем маленький котёнок, ― раздался знакомый мурлыкающий голос откуда-то сверху. ― Зато выучил новый урок. Нельзя отвлекаться на голую грудь.

На толстой ветке дерева вальяжно развалилась кошка Мадлен в своём полузверином обличье. Она лениво болтала задней лапой и хитро щурила сверкающие в темноте глаза, смотря на него сверху вниз во всех смыслах этого словосочетания.

― Ты требуешь от него слишком много, ― со стороны воды, мелодично посмеиваясь, отозвалась одна из озёрниц. На её тонкой шее от каждого вдоха и выдоха трепетали тонкие жабры, становящиеся практически незаметными, прижимаясь к белой коже.

― Погодите, вы что в сговоре?! ― возмещению парня не было предела. ― Ты знала что и кто меня тут ждёт и не предупредила?!

― Ты бы меня всё равно не послушал, верно? ― котолак усмехнулась, демонстрируя хищные клыки. ― Кто будет слушать кошку? Да и мне, чего скрывать, хотелось посмотреть, что ты будешь делать в нестандартной ситуации.

― Они меня чуть не утопили! ― воскликнул Дэнни, поднимаясь в воздух, чтобы быть на одном уровне с наглым оборотнем.

― Но ведь не утопили же, ― голубые глаза Мэдди горели весельем. Она явно искренне наслаждалась всем происходящим с её будущим учеником и протеже её хозяина, который, между прочим, явно не давал ей разрешения на что-то подобное.

Призрак скинул взвизгнувшего оборотня с ветки дерева прямо в воду под звонкий смех русалок. Глаз за глаз. Зуб за зуб. Мокрая шерсть за промокшие шмотки. Всё было честно.

Бу!
 
Speret Дата: Воскресенье, 18.02.2024, 22:19 | Сообщение # 157
бывалый

Группа: Проверенные
Сообщений: 595
Репутация: 498
Награды: 8
Страна: Российская Федерация
Город: Санкт-Петербург
Дата регистрации: 07.01.2010
Статус: Покинул призрачную зону
Он пришёл сюда на рыбалку. В его коллекции уже были различные русалки, сирены, водные нимфы и даже один маленький речной дракон. Только озёрницы не хватало. Для её чучела уже было подготовлено специальное место. Но этот белобрысый мальчишка полностью завладел его вниманием. Глядя на него через бинокль охотник уже представлял как его пропитанное формалином тело будет хорошо смотреться в его покоях. Между оплетаем и йети как раз было свободное место.

Да, для хорошей охоты он явно был мелковат, но ждать пока этот зверёныш вырастет он не собирался. Слишком уж щедрой была бы эта фора для будущей добычи, что плескалась на мелководье в компании какой-то облезлой бесполезной кошки, которая даже на коврик у кровати не годилась.

Грядущая охота обещала быть невероятно лёгкой и забавной с этими двумя в качестве дичи. И Охотник был намерен поиграть с ними как следует прежде чем возвращаться в потусторонний мир с новыми трофеями.

Убирая от глаз бинокль он с вершины холма окинул взглядом озеро с небольшим островком почти в самом центре. Совсем рядом находилось небольшое поселение, но местных аборигенов явно не стоило опасаться. В конце-концов что ему могут сделать какие-то люди?

Бу!
 
Speret Дата: Четверг, 11.04.2024, 22:45 | Сообщение # 158
бывалый

Группа: Проверенные
Сообщений: 595
Репутация: 498
Награды: 8
Страна: Российская Федерация
Город: Санкт-Петербург
Дата регистрации: 07.01.2010
Статус: Покинул призрачную зону
Раннее утро было прохладным и сырым. Солнце ещё не успело подняться над горизонтом и половина неба была под властью бледной луны и редких звёзд. Лес окутывал лёгкий утренний туман, предвещающий жаркий день, а капли росы блестели на листочках куста дикой ежевики, который методично объедал серый рябой заяц с раскосыми жёлтыми глазами. Розоватый сок сочных ягод измазал всю шерсть вокруг мордочки с крупными передними зубами, а огромные длинные уши стояли торчком, улавливая каждый звук из леса, окружавшего небольшую полянку, на которой животное кормилось. Время от времени заяц переставал жевать и замирал, сливаясь с окружающей его лесной подстилкой, направляя все свои органы чувств на поиск опасностей, но после этого мгновения снова принимаясь за еду.

Травоядное всегда было начеку, ни на секунду не ослабляя своего внимания. Стоило поблизости раздаться лишь одному неестественному шороху, как зверёк сорвался с места, подняв в воздух влажную лесную подстилку мощными лапами. В когтях нападавшего он оставил шерсть с хвоста, кровь из неглубокой раны на бедре и разочарование. Раздражённо цокнув Дэнни стряхнул с кончиков пальцев влажный пух, глядя вслед упущенной добыче.

― Ты слишком шумный, ― заключила кошка, до этого мгновения совершенно бесшумно сидящая на ветке дерева, скрытая широкими лапами хвойного растения. В отличие от подростка эта охотница была эталоном бесшумности и скрытности. ― Скажу откровенно, тебя этот ушастый услышал с самого начала, просто ягоды были ему интереснее.

Дэнни отёр пальцы от заячьей крови о штанину чёрного комбинезона, вглядываясь в след, что оставил за собой ушастый. Капли крови были микроскопическими, но для Призрака они светились как яркие сигнальные огни среди множества других запахов леса. Найти беглеца по этому следу снова не составит никаких проблем, только вот перед этим придётся выслушать все замечания своей диковатой учительницы, до ядовитого тона которой даже Ленсеру было далеко.

― Почему целился в спину? ― спросила Мэдди, спрыгивая с ветки и приземляясь рядом с подростком. Голос котолака звучал спокойно и даже слегка скучающе, от чего раздражение в Дэнни становилось только сильнее.

― В бедро, ― буркнул он, чувствуя как начитает печь кончики ушей. Он вновь ощутил себя первоклассником которого в первый раз в жизни вызвали к доске и заставили отвечать перед целым классом. Сейчас никого из людей рядом не было, конечно, но от этого неприятное чувство никуда не девалось. ― Ты говорила, нужно целиться туда. Чтобы сбить с ног.

― А ещё говорила, что эта тактика для крупной добычи, которую не убить за одну атаку, ― напомнила кошка, заставив Дэнни невольно вжать голову в плечи и опустить взгляд. ― Ты его пожалел.

Факт с которым подросток спорить не собирался. Нужно было бить в шею. Один раз попасть в крупную артерию, сеть которых в теле живого существа Призрак в короткий миг атаки видел чётко и ясно, словно шкура зайца на секунду стала прозрачной, удобно подсветив все слабые места животного. Но в последний момент он изменил траекторию удара. Призрак остался недоволен случившимся, а человеческое сознание твердило о жестокости и бессмысленности того, что он делает. Сердце билось слишком громко, а от прилившей крови пылало лицо. Почему того же самого он не испытывал когда отец давал ему в руки антипризрачное оборудование? Почему до инцидента с порталом он с такой лёгкостью и безразличием относился ко всему что делает родитель?

― Сможешь его выследить снова? ― спросила кошка хладнокровно, положив передние лапы на его плечи. Мягкие подушечки на подобии ладоней резко контрастировали с остротой полу втянутых когтей что он ощущал даже через ткань защитного костюма.

― Смогу, ― буркнул мальчишка, попытавшись стряхнуть лапы котолака с плеч, но вместо этого она лишь крепче в него вцепилась.

― Ты слишком торопишься, котёнок, ― мягко промурлыкала она ему почти в самое ухо. ― Не спеши. Закрой глаза и вслушайся. Прежде чем идти по следу крови нужно убедиться, что она не привлекла никого, кто мог бы ещё нацелиться на твою добычу. Или на тебя, если зазеваешься и покажешься конкуренту слабее.

Дэнни глубоко вдохнул и медленно выдохнул, досчитав до пяти, прежде чем выполнить указания. Просто немного потянул время чтобы успокоить напряжённые нервы. Запах крови добычи раззадоривал Призрака, но самого Дэнни эти чувства пугали до дрожи. Особенно осознание того, что принадлежат они именно ему. Его диковатой сущности которая до инцидента с порталом просто спала где-то глубоко внутри. И не факт что не проснулась бы однажды в какой-то особенно сложный момент времени.

Когда биение сердца стало чуть ровнее, подросток начал чётче слышать звуки леса. Близкие и далёкие, они смешивались в единую какофонию в которой было сложно сосредоточиться на чём-то одном. Кошка велела ему не просто искать добычу, а убедиться что никто на неё больше не зариться в данный момент. Задача сложная для новичка вроде него, по этому он подключил нюх, чтобы немного более чётко определить то направление в котором стоит сосредоточить своё внимание. Запах заячьей крови был горьковатым и одновременно кислым, как крупные сочные ягоды, которыми лакомилась упущенная добыча. Острый слух Призрака отчётливо смог различить его слегка пищащее от быстрого бега дыхание, среди множества звуков леса. Искать что-то подозрительное нужно было рядом.

Воображение ярко и чётко представило запыхавшуюся добычу под небольшим пышным кустом терновника, сидящего рядом с парочкой крошечных ядовитых грибов и гнилым пеньком. С его стороны чётко слышалось журчание небольшого ручейка и шелест крыльев мух, что облепили парочку лежащих на берегу мёртвых рыбёшек, запах от которых заставил Дэнни невольно поморщить нос. Но концентрацию ему удалось сохранить, не потеряв нужное ему местоположение раненого зайца. В воздухе, перебиваемое смрадом гниющей рыбы, чувствовалось что-то неуловимо знакомое, отдававшее кислотой, как случайно попавшиеся на зуб вместе со сладким фруктом муравей. Запах похожий на озон, какой бывает перед грозой. Но откуда бы ему взяться, ведь на небе ни облачка? День должен был быть жарким, сухим и душным даже больше чем вчерашний.

Дэнни сосредоточил своё внимание на том направлении. Преодолевая тошноту от вони рыбы, которую словно специально оставили там, с подветренной стороны, чтобы ветер нёс это невероятное амбре из гнили, тины и раздутых склизких личинок. Там он услышал тихий, едва различимый из-за расстояния скрежет металла, заставивший его резко открыть глаза и обернуться к кошке.

Её вертикальные зрачки были узкими, словно лезвие ножа, а взгляд невероятно проницательным, хотя лицо ничего не выражало. Две чёрные точки на лбу придавали её полузвериной морде в данный момент сходство с карнавальной маской. Она знала что кто-то есть именно в том направлении в котором убежал заяц? Поэтому его остановила?

― Ты услышал? ― спросила Мэдди тихо, едва шевеля губами. Она развернула его лицом к себе и спиной к тому месту от которого исходил скрежет металла, от чего по затылку подростка пробежали неприятные мурашки, которые появлялись когда в спину кто-то долго и пристально смотрел.

Озон и кислота. Знакомое сочетание которое Дэнни чуял только в одном случае, когда рядом была эктоплазма из Призрачной Зоны. То существо, которое он обнаружил при помощи обострённых органов чувств было слишком далеко. Не представляло прямой угрозы для Призрака с такого расстояния и потому его чутьё молчало, не подавая видимого сигнала холодным воздухом, что вырывался из груди каждый раз, когда потусторонне подходило близко.

Пока что молчало.

― Услышал, ― кивнул Дэнни, не особо понимая что теперь делать с полученной новой информацией. Были ли призрак которого он унюхал, потенциальным врагом или союзником? Подойдёт ли он ближе? Что будет делать?

В научной фантастике о таинственном космосе, которую подросток так любил, однажды встретилась мысль, которая показалась ему правильной именно сейчас. Вселенная потенциально скрывает в себе множество опасностей. И если жизнь где-то там в темноте, холоде и неизвестности существует, то никто не даст гарантий, что она не попытается тебя уничтожить из-за страха того, что ты можешь сделать тоже самое первым.

― Если рядом есть кто-то, кто хотя бы в теории может быть сильнее тебя. Кто-то кого ты не знаешь. Лучше отступить и поискать добычу в другом месте, ― Кошка наклонилась к нему ближе, шепча эти слова в самое ухо. ― Если ты пока что не сильно голоден, не рискуй напрасно. Понятно?

― Понятно, ― коротко ответил Дэнни, слыша собственный голос со слабым потусторонним эхо будто бы слегка издалека.

Бу!
 
Speret Дата: Четверг, 11.04.2024, 22:46 | Сообщение # 159
бывалый

Группа: Проверенные
Сообщений: 595
Репутация: 498
Награды: 8
Страна: Российская Федерация
Город: Санкт-Петербург
Дата регистрации: 07.01.2010
Статус: Покинул призрачную зону
― Вот же...! ― охотник раздражённо убрал от глаз бинокль, пряча его в отсек костюма на бедре.

Ситуация складывалась практически идеально. Добыча мальчишки-уникума убежала прямо в его сторону. Спряталась у речушки на расстоянии идеальном для одного чёткого выстрела из дротика, который бы позволил охотнику сохранить тело щенка в практически идеальном состоянии без каких либо повреждений. А может и вообще живым!

Однако вместе с раздражением нарастал и азарт. Дичь оказалась не таком уж и тупым зверьём, как местные аборигены. А чем умнее и осторожнее зверь, тем интереснее охота.

Бу!
 
Speret Дата: Четверг, 11.04.2024, 22:48 | Сообщение # 160
бывалый

Группа: Проверенные
Сообщений: 595
Репутация: 498
Награды: 8
Страна: Российская Федерация
Город: Санкт-Петербург
Дата регистрации: 07.01.2010
Статус: Покинул призрачную зону
Влада Мастерса она впервые встретила в университете Висконсина. Познакомилась на одной из стандартных студенческих вечеринок, куда её затащила соседка по комнате, Мэдди, в самом начале первого года обучения. У этой девицы были просто ужасные манеры и во всём что она делала замечался налёт законченной деревенщины: от макияжа и причёски, до раздражающего говора. Как и в том типе, который в последствии стал её мужем. Джек ― ночной кошмар Гарри, всегда им был и остаётся до сих пор. Хотя в какой-то степени можно сказать что кто-то вроде Мэдди на тот момент времени идеально ему подходил. Оба из провинции. Оба чудаки.

Но Мастерс был из другого теста. Что бы он там ни говорил про родительскую ферму и привычку к простой жизни, верилось в это с трудом. Его манеры, речь, внешний вид ― всё выдавало в нём человека если не богатого, то достаточно обеспеченного уже тогда. А с учётом врождённого интеллекта и способностей в обучении, его текущие успехи в большом бизнесе были лишь вопросом времени. Однако было в нём и нечто странное, помимо тяги к общению с одержимыми призраками деревенщинами. Но только после подозрительного несчастного случая в лаборатории Чин смогла хотя бы примерно сформулировать, что именно.

О прошлом до университета большинства своих знакомых или одногруппников Гарри знала. Могла спросить в любой момент или выудить из памяти как тот или иной человек вскользь упоминал родителей, братьев и сестёр или что-то из школьных лет. Но не Влад. Даже когда подворачивалась возможность задать подобные вопросы напрямую, парень уходил от ответа, а когда всё же что-то отвечал, то это предположительно оказывалось ложью, которая не повторялась если аналогичный вопрос задавали спустя какое-то время. В личные дела студентов Гарри не заглядывала, а когда после несчастного случая и найденной в тихом закутке мумии, которую так и не опознали, всё же решилась, то в корпусе произошёл пожар. Сгорели и дипломные работы, включая ту над которой корпела Мэдди, и большая часть личных дел учащихся. Удивилась ли Гарри, узнав что никакой информации о студенте с фамилией Мастерс не осталось? На тот момент скорее была раздосадована упущенным материалом для статьи. Добыть новую информацию не должно быть так уж сложно. Верно?

После нескольких лет проведённых в больнице, никаких документов и медкарт на кого-либо по имени Влад Мастерс не было. Тогда мужчина оформил первый серьёзный патент и основал фармакологическую компанию с некой Беркли, такой же тёмной лошадкой как и он сам. Чин собирала материалы для статьи о его весьма амбициозной разработке и планировала дополнить её трагичной предысторией самого изобретателя, который потратил столько лет борясь с болезнью. Читатели любят такие душещипательные и драматичные истории, а профессиональное чутьё подсказывало Гарри, что подмазаться к Мастерсу комплиментарной статьёй, что выставила бы его не просто гением в области генетики, но и идеальным лирическим героем, спасающим самого себя, когда все остальные оказались бессильны, было бы полезным. Но в больнице только развели руками. “Вероятно пациент захотел их забрать и не оставлять копий,” ― таким был весь ответ, странный до ужаса. Разве не логичным было хранить как можно дольше дело того кто пробыл в стенах больницы без малого почти два года? Но ведь это могла быть и случайность. Данные просто потерялись после какого-нибудь локального сбоя техники или ошибки местного архивариуса. Документы теряются, такое бывает. Но уже в тот момент в Гарри что-то неприятно шевельнулось.

Первый раз ― случайность. Второй раз ― совпадение.

За стремительно развивающимся делом молодого бизнесмена наблюдали многие. Такое открытие в области клонирования многим пациентам спасло жизни. При чём кровь была только началом. Клонирование спинного мозга для лечения лейкемии, лоскутов здоровой кожи, печени очищенной от поражений. Такой невероятный прорыв трансплантологии и косметологии невозможно было игнорировать. Особо желающие подлизаться к Мастерсу издания сравнивали его чуть ли не с современным Иисусом. Человека с такой репутацией люди любили и уважали заочно, даже ничего толком о нём не зная. На протяжении многих лет дело Влада только росло и расширялось, его имя стало нарицательным, синонимом слова “гениальность”, но он сам так и оставался в тени. Пожалуй единственное что было наверняка известно о его личности до недавнего времени, так это любовь к Грин-Бей Пэкерс, что для данной команды было сродни благословению Господа.

За судом фанатичной команды религиозных активистов какой-то посредственной церкви, имеющей мало общего с католичеством, против Мастерса наблюдала вся страна. Обвинение в натуральном каннибализме и торговле клонированной кровью и даже органами звучали почти смехотворно. Любители конспирологии в тот год стали особенно активны и часто говорили, что так хорошо и молодо бизнесмен выглядит потому что принимает ванные из крови младенцев. Смех да и только, особенно с учётом довольно ранней седины мужчины. Но было в этом и что-то что заставило Гарри внимательнее начать присматриваться к личности Мастерса и его работе. Ни на одном из открытых заседаний небыли озвучены даты рождения ни самого Влада, ни совладельца “Плазмиус Генетик” ― Дианы Брекли. Ровно так же они были убраны из всех открытых для общественности документов, а законность этого уже можно было бы поставить под сомнение. Но эти двое люди с деньгами, авторитетом и властью. Вольны и не разглашать ту информацию, которую не хотя, ведь так? В коротких сообщениях что они давали журналистам после завершения суда сам Мастерс шутливо заявлял, что сообщать подобную информацию ему не позволяет собственная “суеверность”. А Диана же, старомодно и драматично охая, со звонким смехом говорила: “Как не прилично задавать такие вопросы даме!”. Казалось бы, ответь они на такие банальные вопросы и, вероятно, всякие странные любители теорий заговора бы может и поубавили бы свой пыл. Но нет.

Их право. Их дело.

Но всё же чувство чего-то неправильного поселилось в мозгу мисс Чин болезненной занозой. Единственная причина по которой она до сих пор сама не свалилась в построение различных конспирологических теорий ― профессионализм и честолюбие. Да и откровенно говоря единственное, что она получила бы за откровенно желтушные статейки, это увольнение с последующими проверками у психиатра в лучшем случае. Что могло бы быть в худшем прекрасно показывал пример религиозных активистов, решивших подпортить репутацию миллиардера судами. Так рисковать собственной шкурой было невероятно безрассудно и глупо. Поэтому Гарри решила наблюдать, приглядываться и копать максимально осторожно. Случай подобраться поближе представился в прошлом году, когда эксцентричный богач устроил небольшой, даже скромный по его личным меркам, вечер встречи выпускников. Тогда Гарри подозревала что дело было вовсе не в искреннем желании Мастерса повидаться с людьми, которые даже не навещали его после несчастного случая. Всё же в университете он не был особо популярен, как минимум за счёт того что общался с чудаковатыми деревенщинами. Много тогда журналистке раскопать не удалось, кроме одной крошечной детали. Замок Мастерса, хоть и в сми считался современной постройкой, но ни в одном из архивов так и не удалось обнаружить точную дату пристройки. Были только восстановленные документы без точной даты. Сотрудники строительных компаний, занимавшиеся ремонтом и благоустройством этого примечательного особняка ничего не знали точно, ссылаясь на то что оригинальные документы не то утеряны, не то сгорели при давнем пожаре в местном архиве.

Первый раз ― случайность. Второй раз ― совпадение. Но это уже начинало приобретать черты закономерности. Ни о прошлом самого Мастерса, ни даже его “родового гнезда”, как будто ничего не было известно. Разумеется если бы мужчину спросили прямо, он бы наверняка вновь сослался на “суеверность” или ушёл от ответа. Да и не имеет никакого особого значения ни возраст самого человека, ни возраст его дома. Это всё мелочи на которые можно просто махнуть рукой. Однако чутьё подсказывало Гарри, что если человек скрытен даже в подобных мелочах, то вполне вероятно он в своём шкафу прячет и куда более экзотические скелеты.

А сообщение, которое мисс Чин получила на днях от своих информаторов из полиции Чикаго только подкрепляло убеждённость журналистки в том, что к Мастерсу она присматривается не зря. Одного из уже бывших сотрудников “Плазмиус Генетик”, который уволился и, судя по всему, хотел начать работать на государство, был арестован по подозрению в исчезновении бывшей помощницы Дианы Брекли. Дело до сих пор было в процессе лишь по той причине, что мужчина признан невменяемым. Событие мутное, странное, запутанное, в нём не было даже тела. Никаких улик против компании Мастерса или его лично. Даже информатор считал это банальным совпадением, ведь у миллиардера крупный бизнес, и даже не один, целая сеть исследовательских лабораторий по всей стране. На него и его напарницу так или иначе работает множество людей. То что кто-то из этого множества оказался психом или пропал без вести не выходит за рамки статистической вероятности. Сложно не согласиться с такими выводами, но у Гарри было чутьё, которое её обычно не подводило.

Мастерс её потенциальная мировая сенсация. Шанс не только увековечить собственное имя громким журналистским расследованием, но и вернуть собственной профессии былой вес в обществе.

Сидя в номере ранним утром Гарри с грустью смотрела на битые фотографии в телефоне. Технику удалось реанимировать в сервисном центре Парка Мира, но вот содержимое пострадало безвозвратно. В дешёвом номере мотеля тихо работал телевизор, включенный на местном канале. кажется показывали какую-то детскую передачу для дошколят, главным героем которой был крылатый заяц-ангелок, раздающий маленьким зрителям нравоучительные советы и периодически ссылающийся на библию. Солнце начало вставать совсем недавно и за полуприкрытыми жалюзи всё ещё был виден кусочек оранжевого неба. В такую рань поднимаются только озорные детишки, которые потом мешают высыпаться своим родителям в единственный выходной.

С этим городом было что-то не так. Парк Мира казался Гарри странным местом с самого начала, но сказать по какой конкретно причине она не могла. Хотя после сбоя техники, который случился просто невероятно “вовремя” и странным образом совпал с трансляцией местного радио, больше похожего на угрозу от радиоведущих, адресованную лично ей, думать иначе было сложно. Журналистка пыталась повторять себе из раза в раз, проверяя повреждённые файлы на смартфоне, что это просто совпадение, но всё ещё верила самой себе с трудом.

― Это просто чёрная полоса в твоей жизни, ― бормотала женщина, сидя на краю жёсткой кровати в одной пижаме. ― Просто такой период, когда плохое происходит чаще. Ничего, главное собраться, засучить рукава и не сдаваться. Сейчас суматоха у всех из-за этого инцидента с цирком. Воспользуйся ей и получишь золотой билетик в карьере. Станешь тем на кого будут равняться твои коллеги.

Слова Гарри твердила как мантру, закрыв глаза. На фоне слышались тихие голоса персонажей мультфильма. Кажется что-то похожее и амбициозное озвучивал и анимированный барсук, который по сюжету хотел написать самую лучшую книгу и стать самым известным автором на свете.

“― Хорошо стремиться к идеалу и освоить любимое дело в совершенстве, Френсис, ― обратилась к своему другу зайчиха-ангел из детского шоу. Её мягкий но чёткий голос вывел Гарри из утренней медитации. ― Но меня беспокоят твои мотивы, друг мой.”

Чин открыла глаза повернув голову к экрану старенького пузатого телевизора, стоящего на тумбе у стены. Кривоватая и погнутая предыдущими постояльцами антенна работала плохо и изображение время от времени шло рябью. Барсук в какой-то неопрятной и странной коричневой хламиде в пол прижимал к груди книгу или тетрадь в которой писал, а рядом с ним порхала на своих белых крыльях зайчиха. Антураж шоу был очень сильно стилизован, в картинке чувствовались не только нехватка кадров, но и бюджета у создателей этого альтернативного шедевра детской анимации. Акварельные задники, тусклые цвета и персонажи словно вырезанные из картона и анимированные с помощью стоп-моушена... Гарри цокнула языком и скривилась. Какому ребёнку в современном мире будет интересна такая дешёвка?

“― О чём ты, Габби? ― возмутился барсук на экране. ― Я же хочу записать твою сказку. Хочу чтобы о ней узнал весь мир. Разве это плохо?”

Зайчиха-ангелок на экране тяжко и очень театрально вздохнула сложив передние лапки так, словно собиралась молится. Гарри никогда не была верующей, как и никто в её семье. Религиозные мотивы вызывали в ней какое-то интуитивное отвращение, какое обычно вызывают необразованные глупые люди, пускающие свою жизнь на самотёк и отдающие всё на откуп каким-то несуществующим высшим силам.

“― А ещё ты говорил что хочешь стать самым известным. Чтобы о тебе помнили всегда, ― пояснила зайчиха Габби, подлетев поближе к барсуку. ― Если твоя книга станет всеми любимой то так и будет, конечно же, но делать это ЦЕЛЬЮ написания книги неправильно. Это проявление твоей гордыни, Фрэнсис. А гордыня порочна.”

Гарри невольно фыркнула, закатывая глаза. По какой причине всяким святошам вздумалось однажды читать мораль людям с амбициями и стремлениями? В конце-концов не церковникам с их вечным стремлением навязать свою веру всем вокруг говорить о гордыне и тщеславии.

“― Но дело не только в грехе, друг мой, ― продолжила Гэбби, спускаясь ближе к другу, но так и не коснувшись лапами нарисованной земли. Она опустила лапки, по-прежнему держа их сцепленными. ― Если целью делать признание и увековечивание своего имени, то ты скорее всего разочаруешься и в мире и в своей работе. То что известно и популярно не всегда талантливо и ценно. А то что талантливо и близко к совершенству не всегда интересно будет прямо сейчас.”

Мысль в общем и целом правильная, если начать думать. Но всё же вызывала у журналистки неприятное жжение в груди, больше похожее на обиду. Персонаж дешёвого христианского мультика будто бы именно ей читал сейчас эту мораль. Стандартный приём детских телепередач, лёгкая псевдо-интерактивность которую женщина с детства недолюбливала. Она персонажей делала глупыми и глухими. А всё что они говорили глядя прямо в экран казалось невероятно наигранным и неестественным, опуская ещё и юных зрителей до идиотов, не способных усвоить банальную мораль, которую можно было бы показать более изящно.

“― Однако помимо разочарования подобное тщеславие может быть и опасно, ― ракурс сменился и теперь зайчиха смотрела на юных зрителей с экрана, глядя прямо в кадр сложив лапки на груди в молитвенном жесте. ― В стремлении к признанию жажда славы может завести в тёмные дебри, где вы перейдёте дорогу самому дьяволу. А тёмные силы не прощают излишне любопытных, что суют свои маленькие носики в их дела. Цена за знания или известность может быть слишком велика и поставить на кон не только вашу работу, но и даже ваши жизни. Если в стремлении к известности вы решите залезть туда, где далеко не всем можно находиться, например в лабораторию или закрытую часть больницы, то можете сами оказаться в опасности просто потому, что не знаете как себя там вести.”

Хороший урок для маленьких проныр, но разве обязательно было подавать его с таким невероятным пафосом и ссылаясь на бибилию? Гарри была уверена что нет. Как уверена была и в том, что тщеславие и жажда признания не являются чем-то плохим. Встав с кровати она поставила телефон на зарядку и принялась приводить себя в порядок. Сегодня её ждёт ещё уйма дел, которые нужно успеть сделать до назначенной встречи в местном отделении “Плазмиус Генетик”.

“― Ты ведь меня не послушаешь, да? ― грустно произнесла зайчиха-ангел на экране. Из её больших глаз стекла нарисованная слезинка. ― Залезешь куда не надо и потом за это поплатишься. Но я могу лишь предупредить. Иное действие нарушит твою свободу воли, Гарри.”

Журналистка замерла, услышав собственное имя. Всё это время ангел Гэбби обращалась к барсуку Френсису, а это никак не было созвучно с её собственными именем. Она не могла ослышаться или понять мультяшного персонажа неправильно? Медленно обернувшись к старенькому телевизору женщина чувствовала как на голой спине образуются капельки холодного пота. Но телешоу уже закончилось. По экрану ползли немногочисленные титры, эмблема местного телеканала и какой-то частной межконфессиональной спонсорской организации под прилипчивый джингл концовки.

Бу!
 
Danny Phantom - Призрачная зона » Дэнни Призрак: Народное творчество » ДФ Фан-фики » Шахматы (AU, вероятно ООС, но кому как)
Поиск: