Категории раздела
Fenton works [2]
Eternal library [11]
Human's stories [1]
After Mellow [2]
Прочее [1]
Наш опрос
Есть ли у вас мобильный телефон?
1. есть
2. есть, и не один
3. а что это? 0_о
4. нет, но скоро будет
5. нет, и не хочу
6. нет
Всего ответов: 1636
Картинки
Альбом:
прочее
Название:
Фотография 6
Добавил:
New-World
Случайная цитата
Дэнни: (говорит Такеру) - Брось, можешь найти себе подружку так же, как и я
Сэм: - Ему придётся снимать штаны и вести себя как дурак? Или только снимать штаны?
День Рождения
На сайте
Онлайн всего: 3
Гостей: 3
Пользователей: 0
Сайт посетили
27.08.2008
Eternal library Danny Phantom: New Beginnings, Глава 4.
  «Итак, настало время разобраться с моими трофеями. Жаль, конечно, что их так мало. Если бы только эти ребята появились позже, я бы успел очистить все хранилище и отобрать наиболее ценные артефакты! Впрочем, я знаю, кто во всем виноват! Дэнни-призрак! Уже в третий раз этот несносный мальчишка ломает мне все планы! Но кто мог подумать, что эти идиоты наконец-то придут к мысли, что призраков гораздо удобнее не уничтожать, а заставлять служить себе. Хотя, «заставлять» в данном случае явно неверное слово. Принудишь такого к чему-либо, как же. Еще бы, герой, спасший всю планету! И ничего за это не потребовавший! Кретин! Был бы я на его месте, я бы заставил их долго вымаливать у меня прощение! Но я еще заставлю! Всех! Всех, кто посмел встать у меня на дороге!»
  Фрикшоу погрозил кулаком в пространство. Вчера, после встречи со своей бывшей труппой, антрепренер воспользовался уникальными способностями Лидии к переносу, чтобы переместиться в эту пещеру – убежище, найденное и зачарованное одним из первых Шовенхауэров. Чары, наложенные на нее, не позволяли никому, не принадлежащему к их роду, проникнуть в подземные залы без позволения хозяев. Здесь бывший владелец цирка хранил награбленные во время своих представлений сокровища, несколько не особо мощных и не слишком полезных артефактов, доставшихся ему в наследство и, самое главное, здесь была еда. Правда, в виде консервов, но голодному желудку было не до того, чтобы привередничать. К слову сказать, два оставшихся призрака все же не пожелали к нему присоединиться. Но и сражаться с превосходящими силами противника тоже не стали, предпочтя удариться в бега. Преследовать и ловить их Фрикшоу не стал, не до того было.
  Насытившись и немного поспав, циркач решил разобрать свою добычу. Заодно нужно было продумать планы мести своим врагам. Начать следовало, естественно, с мальчика-призрака – слишком большой счет накопился к нему у антрепренера. Побеседовав с Лидией, Фрикшоу узнал о событиях, произошедших в мире за время его заключения. Теперь он, по крайней мере, не удивлялся появлению Дэнни в компании Людей в Белом. Конечно же, преследовать и дальше героя, спасшего мир, они не могли и поспешили завербовать его в свои ряды.
  Шовенхауэр подошел к своему сюртуку, в который он завернул похищенные артефакты. Всего их было девять. Десятый пришлось отдать Ноктюрну, собственно, именно ради него тот проник на базу ГОпБсП и помог бежать тщательно охраняемому заключенному. К счастью для Фрикшоу, его тюремщики не предусмотрели вероятности того, что бывшему импресарио придут на помощь призраки. Зачем призраку сна потребовалась диадема, предназначение которой было в высвобождении подсознательных страхов посредством сновидений, циркачу было неизвестно. Вряд ли он будет использовать ее по тому же назначению, что и жрецы Гипноса. Впрочем, это антрепренера на данный момент интересовало мало. Трясущимися от возбуждения руками Фрикшоу достал из узла то, что он считал своей главной удачей. Этот предмет выглядел как небольшой серебряный ларец, на крышке которого были выгравированы древнешумерские знаки судьбы. Внутри находилась пластина черного мрамора с вырезанными в ней углублениями, где лежали тринадцать игл. Все иглы отличались друг от друга формой, размерами и материалом, из которого они были сделаны. При более детальном изучении посредством лупы циркач убедился, что, как и утверждали легенды, каждая игла покрыта различными знаками.
  «Это действительно они! Легендарные Иглы Рока! Впервые с момента создания, все тринадцать в руках одного человека, и этот человек – я!»
  Радость Фрикшоу была вполне обоснована. Если источники, из которых он почерпнул сведения об этом артефакте, не лгали, у него в руках находился один из самых мощных инструментов отмщения за всю историю человечества. Созданный на заре человеческой цивилизации, он мог в равной степени влиять на судьбы людей, призраков и даже других, многократно превосходящих их по мощи существ. Его воздействие практически невозможно было обнаружить, его влиянию почти никто не мог противостоять. Состоящий из тринадцати независимых объектов, способных существовать по отдельности, но многократно усиляющих друг друга, будучи собранными вместе, он был предметом вожделения любого, кто знал о его существовании. По легенде, частей должно было быть больше, но при создании четырнадцатой что-то пошло не так, и человек, создававший артефакт, погиб. Его наследник, не разделявший взглядов отца, попытался уничтожить Иглы, чтобы не допустить их применения во зло, однако не преуспел в этом. Тогда он разъединил артефакт, спрятав его части в различных труднодоступных местах, и покончил с собой, чтобы никто не узнал тайну местонахождения столь опасных вещей. Тем не менее, насколько было известно Фрикшоу, некоторые Иглы все же иногда всплывали по ходу истории, успешно (в основном) применялись и снова исчезали из виду. Как они все одновременно оказались в руках Людей в Белом, оставалось только гадать.
  «Итак, Иглы Рока. Увы, мне известны далеко не все из них, но даже тех пяти, которые я, надеюсь, смогу определить, с лихвой хватит, чтобы я надолго задумался над тем, какой из способов мести принесет мне наибольшее удовлетворение. Что ж, приступим. Вот это, очевидно, Игла Безумия. Первая из найденных и наиболее часто применявшаяся. Каково будет тебе, Дэнни Фентон, ощутить безумие? Обожаемый всеми мальчик-призрак сойдет с ума! Это будет забавно, но есть несколько нюансов… Данная часть работает весьма нестабильно, и в результате вместо буйного помешательства я могу получить тихое сумасшествие. Надо ли мне, чтобы тебя жалели и справлялись о твоем здоровье, вместо того, чтобы пытаться уничтожить за твои деяния? Пожалуй, нет. К тому же безумцы зачастую счастливы, а я хочу, чтобы ты страдал, страдал в сто, нет, в тысячу раз сильнее, чем страдал я сам! Конечно, можно использовать ее против дорогих тебе людей, но это не уберет тебя с моей дороги, а, напротив, может создать дополнительные сложности. Пусть лучше будет запасным вариантом.
  Что у нас следующее? Игла Страха! Как насчет того, чтобы бояться всего, шарахаться от каждой тени? Испытывать параноидальный ужас перед собственными близкими? При виде меня ты забьешься в угол и будешь скулить от страха, умоляя о пощаде! О, я уже предвкушаю эту картину! Да, это будет чудесная месть! Но и тут есть недостатки. Пусть ты будешь смешон и жалок, но ты останешься героем, спасшим планету. На твою защиту станет полгорода, к тому же твоя подружка слишком сообразительна, она может и догадаться в чем дело. Ко всему прочему, это единственная Игла, о которой достоверно известно, что ее действие один раз удалось побороть.
  Игла Боли тоже не будет для тебя достаточным наказанием. К тому же, мне слишком мало про нее известно, чтобы я смог гарантированно определить, какая часть артефакта ею является. Про восемь Игл вообще ничего неизвестно, значит, остаются… О, да! Игла Отвращения и Игла Отчаяния! Идеальный вариант! Ты погрузишься в пучину отчаяния, мальчик-призрак, и никто не придет к тебе на помощь! Ха-ха-ха-ха-ха-ха!»

* * *

  Все вокруг было каким-то нереальным. Изломанные деревья без листьев, тянущие свои корявые сучья к небу, будто желая разодрать его на части. Мертвая, пожухлая трава. Светящиеся мертвенно-бледным светом грибы, росшие повсюду. Иссохшие лианы, черной паутиной свисающие с деревьев. Огромная луна на беззвездном небе. Застывший воздух без единого дуновения ветерка. И тишина, странная, гнетущая тишина.
  Сэм не нравилось это место. Зачем Дэнни назначил ей здесь свидание? Пообещал устроить сюрприз, который ее несказанно поразит. Девочка вздохнула. Ей до сих пор не верилось, что этот необычный мальчик, долгое время бывший ее лучшим другом, в которого она уже давно была влюблена (в чем боялась признаться даже себе) испытывает к ней схожие чувства. Ему все время нравились эффектные девчонки, такие как Полина, Стар, Валери. Вдруг он одумается? Будут ли у нее хоть какие-то шансы удержать его, оставаясь при этом самой собой? Тем более теперь, когда он так популярен?
  Наконец лес закончился. Уже было видно одинокое дерево над обрывом, под которым они договорились встретиться, еще более уродливое в своем одиночестве, чем его собратья в лесу. Странное место для свиданий. Впрочем, мальчишки любят всякие ужасы, да и, возможно, Дэнни думал, что ей здесь понравится, с ее то увлечением готикой. И все же от такого окружения бросало в дрожь. Сэм подошла к дереву. Странно, но Дэнни еще не было видно, хотя она прилично опоздала, пробираясь сквозь этот бурелом. Девочка присела и стала ждать. Где-то через полчаса ее охватило раздражение. Ну надо же, позвать ее в такое жуткое место, а самому так опаздывать! Хоть бы кузнечики стрекотали, что ли! Хотя откуда тут кузнечики, им здесь питаться нечем. Готка яростно ударила кулаком по стволу дерева, пытаясь погасить внезапную вспышку гнева. Рядом что-то мягко упало на траву. Девушка обернулась и недоуменно уставилась на знакомую красную кроссовку, лежащую на траве. «Он что, все это время сидел на дереве и наблюдал за мной? Он думает это смешно?! Ну я ему сейчас!» Сэм подняла глаза. Над ее головой, мерно покачиваясь на перекинутой через сук веревке, висело тело подростка в синих джинсах и белой майке с красным кругом на груди.
  Как она забралась на дерево, Сэм не помнила. Смутно припоминалось, как она ломала ногти, пытаясь развязать тугой узел, как опускала тело Дэнни на траву. Пришла в себя девочка, уже стоя на коленях около распростертого на земле друга. Вспоминая навыки оказания первой помощи, пыталась делать искусственное дыхание, непрямой массаж сердца. Пробовала куда-то дозвониться по неработающему мобильнику. Трясла мальчика, уговаривая его встать, перестать притворяться, не пугать ее так. Сердце упорно отказывалось верить в случившееся. Почему? Почему она не посмотрела вверх сразу же? Может, он был еще жив! Задыхаясь от слез, девочка упала на землю.
  - Не-е-ет!
  - Сэм, Сэм, девочка моя, что с тобой? – донесся откуда-то голос матери.
  - Я давно говорил, что пора сменить обстановку комнаты на более оптимистичную! – Отец решительно раздвинул шторы, пропуская в комнату солнечный свет. – Дочка, посмотри, до чего ты себя довела! Мы с мамой прибежали из соседней комнаты, услышав твои крики!
  - Уже светло? Который час? – еще не придя в себя, спросила Сэм.
  - Девять часов утра! Самое время проснуться, придти в себя и радостно заявить миру о том, как ты рада его видеть!
  Не дослушав, девочка схватила мобильник и выскочила из комнаты.
  - Дэнни уже давно должен был вернуться! Должен! – уговаривала она себя. – Все эти кошмары – чепуха. Иначе не может быть!
  Дозвониться до друга у нее, тем не менее, не получилось. Приятный женский голос убежденно отвечал, что «абонент находится вне зоны доступа». Насколько поняла девочка, Дэнни все же попал в неприятности. У Такера срабатывал автоответчик. Как вспомнила Сэм, сегодня с утра у него должно было быть какое-то заседание. Что же, придется действовать в одиночку. С этой мыслью готка решительно направилась обратно к себе в комнату.

* * *

  - Выбирай, Дэнни, шар или твой друг, – сказала Сэм, отступая от надвигающихся на нее призраков. Ее правая нога ступила на воздух, девочка пошатнулась, взмахнула руками, не удержалась на краю поезда и стала падать. Дэнни бросился за ней, но призрак-атлет, повинуясь Фрикшоу, отпустил Такера и схватил мальчика-призрака.
  - Вот и все, раб! – довольно промолвил циркач, подходя и забирая у Дэнни свой посох. – Теперь, отныне и навеки, ты под моим полным контролем!
  Крик Сэм оборвался.
  -Нет! Сэм, нет! – Дэнни забился в объятиях гиганта. Фрикшоу расхохотался и обрушил свой посох ему на голову…

* * *

  - Ты уже большой мальчик, сын. Пора бы подумать, кем ты станешь, когда вырастешь.
  - Я буду археологом, как и ты, папа. Буду искать древние клады и сражаться со злобными мумиями! – почему-то ему всегда было важно, чтобы были мумии. Отец, возвращаясь из очередной экспедиции, всегда рассказывал интереснейшие истории о своих приключениях. В них сокровища всегда охранялись злобными монстрами, которых, естественно, он с легкостью побеждал. Мать в таких случаях всегда ласково называла отца хвастунишкой и дергала его за усы. Она в экспедиции пока что не ездила – сидела дома с детьми, разбирала отцовские трофеи и писала очередной научный труд. Мать была больше теоретиком, отец – практиком.
  - Что же, я рад, что ты не нарушишь семейную традицию. Но ты ведь понимаешь, что, чтобы стать хорошим специалистом, которого будут уважать коллеги, нужно много учиться?
  Мел вздохнул. Учиться он не очень любил, предпочитая нудной математике прочтение старинных легенд и сказаний. Однако родители утверждали, что знание точных наук будущему археологу необходимо, вот и приходилось зубрить всевозможные формулы.
  - Кстати, посмотри, что я тебе привез, – отец протянул мальчику небольшой медальон. – Я нашел его в последней экспедиции.
  - Ух ты! – обрадовался молодой Риверстоун. – А что это? Какой-нибудь магический артефакт?
  - Не знаю. Но хочу, чтобы ты выяснил. Это будет твое первое задание. Завтра проконсультируешься с мамой и начнешь.
  - А почему не сегодня? – загорелся энтузиазмом Мел.
  - Сегодня мама будет занята. Я раскопал кое-какие любопытные предметы, теперь она хочет попробовать воспроизвести один интересный ритуал для своей научной работы. Так что сейчас я пойду помогу ей в подготовке помещения, а где-то через час ты можешь спуститься и посмотреть, что у нас получится. Хотя я, честно говоря, не очень то верю в удачу. Только маме не говори, ладно? – подмигнул отец.
  Дверь за Риверстоуном-старшим закрылась. Его сын лихорадочно заметался по комнате. Ему хотелось поскорее приступить к первому в его жизни самостоятельному исследованию. Ждать до завтра не было никакого желания. Может быть, удастся обойтись без маминой помощи? Вдруг он, Мел Айерон Рамсес Риверстоун, самостоятельно совершит великое открытие? Родители будут им гордиться! В том, что этот, невзрачный с виду, медальон является ужасно могучим и таинственным артефактом, созданным величайшим волшебником древности, мальчик ни капельки не сомневался.
  В общем, к началу ритуала юный исследователь, конечно же, опоздал. Недовольный, Мел спускался в подвал, в специально оборудованную для проведения различных ритуалов комнату. Медальон не спешил раскрыть ему свои тайны, что было большим ударом по самолюбию восьмилетнего мальчика. Уже подходя к двери, он услышал доносящиеся из-за нее невнятные шепот и стоны, а также крайне неприятные чмокающие звуки и похрустывание. Приблизительно такое же, какое издавала их собака, разгрызая отданные ей после обеда кости. Под ногой хлюпнуло. Мальчик наклонился. Он стоял в луже темно-красной жидкости, натекшей из-под двери. «Кровь», догадался Мел. Это его не смутило. Он уже знал, что в некоторых ритуалах используется эта субстанция – родители закупали кровь различных животных на бойне, а также человеческую кровь в городской больнице через знакомого врача, с которым отец учился в одном классе. Все это хранилось в специальном холодильнике и использовалось по мере надобности.
  Мальчик осторожно приоткрыл дверь. Он не хотел мешать проведению ритуала, но любопытство все же победило. Увиденное заставило его замереть от ужаса. Прямо возле двери, в луже крови лежала его мать с искаженным в гримасе предсмертного страха лицом. Ближе к середине комнаты, около вычерченной на полу, все еще светящейся остывающим зеленым светом сложной геометрической конструкции находилось тело отца. Вернее то, что от него осталось. Около трупа сидело… нечто. По крайней мере, названия для этого существа Мел сразу подобрать не мог. Именно эта тварь издавала все те чмокающие и хрустящие звуки, опустив морду к развороченной грудной клетке Риверстоуна-старшего. При звуке открывающейся двери она подняла голову и уставилась на мальчика пятью выпученными, горящими красным светом глазами. Внезапно в комнату сквозь стену просочились два призрака. Они держали в руках младших брата и сестру Мела, которые должны были сейчас спать наверху, в своих комнатах. При виде существа брат закричал от страха, двухлетняя сестренка заплакала. Тварь облизнулась и протянула к ним свои лапы.
  - Нет! – закричал Мел, выходя из ступора. – Оставьте их!
  В отчаянной попытке спасти своих близких мальчик рванулся вперед. Призраки синхронно вскинули руки, с которых сорвались зеленые лучи и ударили в него. Вспыхнуло. Сверкнуло. Ударил гром. Когда Мел пришел в себя, он обнаружил, что сидит на полу, а его окружает светящийся купол, о который разбиваются атаки призраков. Коротко взрыкнув, чудовище прыгнуло на него. Еще одна вспышка, запах паленого, визг твари, отскочившей от купола как мяч от стены. Осознав, что у него есть какая-то защита, хоть и не понимая, откуда она взялась, мальчик бросился к своим брату и сестре. Он опоздал буквально на пару секунд. Тварь оказалась быстрее…

* * *

  Мел Айерон Рамсес Риверстоун проснулся оттого, что на него свалился Фентон-пылесос. Настроение после кошмара было отвратительным, посему не удивительно, что в стенку полетел первый попавшийся под руку предмет, коим оказался вышеупомянутый призракоуловитель.
  - Больно же! – возмутились оттуда.
  - А ты вообще помалкивай, – рявкнул археолог. – Смертничек! – С этими словами он выскочил из комнаты, хлопнув дверью, и направился в душевую. Ужасно болела голова. Отдохнувшим себя мальчик не чувствовал, но спать расхотелось совершенно. «Проклятие! Второй раз за ночь этот кошмар. Наверное, это от усталости. Хотя, отдохнешь тут, как же». Мысленно он вернулся к событиям семилетней давности. В ту ночь жизнь ему спас последний подарок отца, тот самый невзрачный амулет, который должен был стать его первым «исследованием». К слову сказать, что это такое, Мел так до этого времени и не выяснил, несмотря на множество попыток. Медальон он носил с тех пор практически не снимая, частично в память о родителях, частично потому, что он и потом неоднократно доказывал свою полезность, неоднократно защищая своего владельца от всевозможных паранормальных гадостей, обнаруживавшихся при археологических раскопках или исследовании раскопанного. К сожалению, не от всех, о чем красноречиво свидетельствовали несколько шрамов на теле.
  Стоя под душем, Мел думал о том, что же ему делать с мальчиком-призраком. То, что его придется уничтожить, сомнения не вызывало, однако было бы полезным перед этим провести несколько экспериментов. Придется кое-что подготовить. Выйдя из ванной комнаты, Риверстоун направился в лабораторию.

* * *

  Дэнни проснулся, чувствуя, как болит голова в том месте, куда его приложил посохом Фрикшоу. Остатки кошмара все еще стояли перед глазами. Тело ныло от лежания в неудобной позе. Было темно. «Где это я?», подумал Дэнни, пытаясь выпрямиться. Не получилось. Только еще один удар по голове заработал. Внезапно Дэнни все вспомнил: свое проникновение в бывший дом Плазмиуса, попытку разобраться в бумагах новичка, самого новичка с Фентон-пылесосом. «Стоп! Получается, я сейчас в Фентон-пылесосе. Вот черт! Третий раз туда попадаю, а привыкнуть никак не могу. Любопытно, откуда он у него взялся?»
  Дэнни попытался устроиться поудобнее, что в такой тесноте было достаточно проблематично. От его ерзаний пылесос сдвинулся и упал. Судя по донесшемуся снаружи недовольному вскрику, как раз на нового ученика. Тот явно пребывал не в лучшем настроении, поскольку отправил свалившийся на него предмет в новый полет. До ближайшего препятствия. Синяков у Дэнни добавилось, а при попытке возмутиться англичанин его обругал и ушел, хлопнув дверью. Мальчик-призрак остался наедине со своими невеселыми мыслями.
  Впрочем, достаточно скоро англичанин вернулся.
  - Выпусти меня отсюда! – крикнул Дэнни.
  - Не беспокойся, выпущу. Довольно скоро. Только вряд ли ты этому обрадуешься, – ответил ему новичок. С этими словами он поднял Фентон-пылесос и куда-то его понес.
  - Откуда у тебя Фентон-пылесос? Что ты собираешься со мной делать? – задал мальчик-призрак интересующие его вопросы.
  - Что ж, не вижу нужды скрывать данную информацию, – донесся до него ответ Риверстоуна, приглушенный стенками пылесоса. – Твои родители достаточно обеспеченные люди. При этом они занимаются в основном призраками, а разработки в этой области до недавнего времени были не самым перспективным занятием. Тем не менее, они имеют достаточно денег, чтобы иметь собственный дом, растить двоих детей, содержать собственную лабораторию и продолжать заниматься любимым делом. Отсюда напрашивается естественный вывод – на то, что они делают, спрос все же имеется. Я, собственно говоря, являюсь одним из их основных заказчиков. По поводу того, что я собираюсь с тобой делать… Со вчерашнего дня мои планы в отношении тебя не поменялись – я, как и говорил, собираюсь тебя уничтожить.
  - Мои родители тебе этого не простят!
  - О, возможно. Если узнают. Но как? Уж поверь мне, я не собираюсь об этом никому рассказывать. И я не оставлю следов, по которым это можно будет обнаружить, – англичанин немного помолчал, потом продолжил. – Кстати говоря, мы пришли. Сейчас я тебя выпущу.
  Через несколько секунд Дэнни оказался на свободе. Он находился в центре круга, в который была вписана многолучевая звезда, в каждом луче которой были нарисованы непонятные символы. Над всей этой конструкцией висел зеленоватый купол. «Антипризрачный щит», подумал Дэнни. Подтверждение своей догадке, и весьма болезненное, он получил, когда попытался дотронуться до края купола. За щитом стоял новичок, смотревший на мальчика-призрака с отстраненным интересом.
  - Ты кое о чем забыл, Риверстоун, – улыбнулся Дэнни. – Я не только призрак, я еще и человек. – С этими словами он попытался провести обратное превращение. Не вышло.
  - Что, не получается? – едко поинтересовался новичок. – К твоему сведению, Фентон, я не имею привычки забывать об общеизвестных фактах. Посему здесь присутствует это, – он указал на звезду. – Моя разработка, основанная на древнеегипетских ритуалах. Их жрецы использовали похожую схему, чтобы сдерживать трансформацию оборотней. Я ее несколько доработал, и теперь она успешно сдерживает тебя. Ты ведь тоже в некотором роде… оборотень.
  Вдруг англичанин нахмурился и достал из внутреннего кармана своего пиджака КПК.
  - О, прошу прощения, – сказал он, глядя на экран. – Вынужден ненадолго тебя покинуть. У меня обнаружился очередной незваный гость. Похоже, твоя подружка, Саманта Мэнсон, если не ошибаюсь, решила тоже почтить мой дом вниманием. Придется принять меры.
  - Нет! Не смей! – Дэнни рванулся к новичку, позабыв про щит. – Не трогай ее!
  - Как трогательно. Все еще играешь свою роль? Пытаешься убедить меня, что она тебе небезразлична? Должен признать, что у тебя неплохо получается. На не осведомленного о повадках призраков человека, скорее всего, даже подействовало бы. Но поскольку я прекрасно знаю, кто вы такие, можешь не стараться. Впрочем, должен заметить, что я не воюю с людьми без должных оснований, и не собираюсь причинять ей вред. Я даже дам ей возможность убедиться, что Дэнни-призрака здесь нет, – с этими словами Риверстоун покинул помещение.

* * *

  Сэм пыталась перевести дух, сидя на подоконнике одного из окон на втором этаже. Она подобралась к бывшему особняку Плазмиуса сзади. Для этого ей пришлось продираться через ограду из кустов дикого шиповника, так что выглядела и ощущала себя она теперь достаточно скверно. К счастью, несколько окон на втором этаже было открыто, так что, забросив туда веревку с крюком на конце, девочка легко решила вопрос проникновения в дом. Теперь оставалось найти и вытащить отсюда Дэнни.
  - Сударыня, неужели Вам там удобно? – раздался снизу насмешливый голос. – Вообще-то, я полагал, что в дом принято попадать через дверь, но, возможно, в этом городе другие обычаи? Чем обязан Вашему визиту?
  От неожиданности Сэм свалилась с подоконника. Хорошо еще, что внутрь комнаты, на мягкий ковер. Падать со второго этажа было бы намного больнее. Пока девочка размышляла, что ей теперь делать, хозяин дома забрался в комнату по оставленной снаружи веревке и иронически рассматривал готку, усевшись в точности на то же место, на котором до этого сидела она.
  - Как я понимаю, шиповник оказался не слишком гостеприимным хозяином, – продолжил англичанин. – Надеюсь, вы позволите мне исправить это упущение? – С этими словами он спрыгнул на пол и протянул ей руку. – Право, сударыня, я, конечно, понимаю, что ковер мягкий и Вы там неплохо устроились, но я бы настоятельно рекомендовал Вам подняться и позволить мне сопроводить Вас к ближайшей аптечке. Поверьте, если царапины воспалятся, вы не получите от этого никакого удовольствия.
  «Да он издевается надо мной!», подумала Сэм. Замешательство прошло, сменившись раздражением. Игнорируя протянутую руку, девочка вскочила на ноги.
  - Что ты сделал с моим другом? – выкрикнула она прямо в лицо этому наглому типу.
  - А что я должен был с ним сделать? – удивился Риверстоун. – И о каком именно друге идет речь? Насколько я знаю, у Вас их несколько.
  - Не притворяйся! Ты прекрасно понимаешь, о ком я говорю! Дэнни вчера отправился сюда, чтобы кое-что разузнать, и с тех пор его никто не видел! И телефон не отвечает!
  - Ах, Вы об этом… – новичок сморщился, как будто укусил недозрелый лимон, –…друге… Ничего я с ним не делал, поскольку со вчерашнего дня я его не видел. Однако, – хозяин дома поднял руку, успокаивая готовую разразиться гневной речью Сэм, – я не отрицаю, что, если он на самом деле сюда направлялся, то сейчас может находиться в одной из ловушек для призраков, расставленных по всему дому. Я их достаточно давно не проверял. Но я понимаю Ваше беспокойство. После того, как Вы все же приведете себя в порядок и обработаете царапины, мы можем осмотреть ловушки и, если Ваш незадачливый друг действительно угодил в одну из них, освободим его. Ну и окажем необходимую помощь, если понадобится. Не все ловушки безобидны.
  - Тогда идем немедленно! – решительно заявила Сэм. – Мои царапины подождут.
  - Ну уж нет, – безапелляционно заявил англичанин. – Потерпит. Пока Вы не воспользуетесь аптечкой, никуда мы не пойдем. А без меня вы здесь заблудитесь. Да и просто не попадете в некоторые помещения.
  Пришлось согласиться. Пока Сэм приводила себя в порядок, хозяин успел приготовить несколько сандвичей и заварить чаю. От всего этого девочка отказалась. Риверстоун особо не настаивал, вручив поднос какому-то роботу и приказав сопровождать их во время прогулки по дому.
  - Вы как хотите, – объяснил он своей гостье, – а я сегодня еще не завтракал. Да и Вам бы не помешало подкрепиться, я отсюда слышу, как урчит у Вас в животе. Не беспокойтесь, я наслышан о Ваших пристрастиях, и данные бутерброды не содержат ни грамма мяса.
  Дом действительно оказался большим и достаточно запутанным. На осмотр обоих этажей и мансарды ушло около четырех часов, так что пришлось возвращаться на кухню за второй порцией сандвичей. Они действительно обнаружили в ловушках несколько призраков, после чего англичанину пришлось объяснять Сэм, откуда у него оборудование семьи Фентонов и демонстрировать, что ни в одном из термосов и пылесосов не завалялся Дэнни-призрак. В библиотеке девочка чуть не забыла о цели поисков, хозяину пришлось дважды ей об этом напомнить. Наконец неисследованным остался только подвал, в котором, по словам новичка, находилась лаборатория в сочетании с помещением для ритуалов.
  Первое, что бросилось в глаза Сэм, при входе в обширное подвальное помещение – вычерченная на полу фигура, напоминавшая сильно усложненную пентаграмму, накрытая антипризрачным щитом. Что-то в ней притягивало к себе, и девочка неосознанно пошла вперед. Опомнилась только, уткнувшись в метнувшегося наперерез хозяина дома. Тот выглядел встревоженным.
  - Не стоит входить в активированные магические конструкции,– сказал он. – Мне бы не хотелось, чтобы Вы пострадали, будучи у меня в гостях.
  - Не знаю, меня что-то тянет туда. Мне кажется, что я должна быть там, внутри. Пусти меня! – Сэм попыталась обойти новичка. Тот, не долго думая, сгреб девушку в охапку и, не обращая внимания на попытки сопротивления, вынес из лаборатории.
  Как только звезда исчезла из виду, наваждение отступило, оставив после себя непонятную слабость. Англичанин опустил ее на пол. Сэм с удивлением обнаружила, что у нее дрожат ноги, чтобы не упасть, ей пришлось ухватиться за стену.
  - Ты как, нормально? – с беспокойством осведомился хозяин дома. – Эта конструкция экспериментальная, я совершенно не ожидал, что она так на тебя повлияет. Если только… – он осекся. – Впрочем, нет, не может быть. Мне надо будет свериться с литературой. Но в лабораторию я тебя больше не пущу!
  - Мне уже лучше, спасибо. Но мы так и не нашли Дэнни!
  - Может, мне стоит разобрать дом по кирпичику, чтобы доказать, что я не замуровал термос с твоим другом в одной из стен? – ехидно осведомился англичанин. – Ты вообще уверена, что он до меня добрался? Или что он не исчез по дороге обратно? В конце концов, у него есть и другие недоброжелатели, кроме меня, которым, ко всему прочему, он помешал вполне реально. Мои к нему негативные чувства основаны на том, что он призрак, фактически он моим личным врагом не является.
  - Но… Но мне казалось, что он здесь, у меня было такое чувство, что… – пролепетала Сэм.
  - Сударыня, клянусь Вам, что Вашего друга в этом доме нет. Более того, обещаю, что, если я сегодня увижу Дэнни-призрака, я не причиню ему вреда и передам Ваше желание с ним увидеться, – раздраженно произнес Риверстоун. – Теперь Вы довольны?

* * *

  Проводив огорченную гостью, Мел задумался. Кажется, ему удалось убедить девушку, что ее друг в этом доме отсутствует. Однако некоторое внутреннее смятение в душе оставалось. Нет, он ни словом не солгал. Технически. В конце концов, он был убежден в том, что мальчик-призрак притворяется, имитируя дружеские чувства, следовательно, в особняке действительно отсутствовал тот, кого можно было бы называть другом Саманты Мэнсон. Что же до обещания не причинять сегодня вреда – это тоже легко выполнимо. Придется перенести все запланированные процедуры на завтра, и всего то. Передать желание увидеться? Запросто! Все равно из-под щита он не выберется. Почему же тогда такая тяжесть на сердце?
  «Признайся, Риверстоун, девочка тебе понравилась. Ты слишком давно не общался с людьми кроме как по деловым вопросам. И уж точно не общался со своими сверстниками. Ты удивлен, что еще можешь испытывать какие-то человеческие чувства, и это является для тебя не самым приятным сюрпризом. Ибо чувства могут помешать достижению цели. И все же, тебе бы не хотелось ее огорчать. И, если бы не один нюанс, ты все же отпустил бы мальчика-призрака, поступившись своими принципами. Ибо существует крохотный шанс, что ты ошибся. Из любого правила бывают исключения. Кто бы мог подумать, что твоя броня так легко может дать трещину! Но поступить так ты не имеешь права. И дело тут даже не в твоих чувствах, не в твоей ненависти к призракам. Существует пророчество. То самое. Уверен ли ты, что оно правильно расшифровано? Не на сто процентов. На девяносто пять. Имеешь ли ты право рискнуть и поставить все будущее этого мира на пятипроцентный шанс того, что ты ошибся? Нет, не имеешь. Но кое-чем ты все же пожертвовать можешь. И пожертвуешь».

* * *

  Дэнни пребывал в унынии. Все его неоднократные попытки трансформироваться в человека не увенчались успехом. Пройти сквозь антипризрачный щит он не мог. Сэм его не увидела. И пусть это, как любезно объяснил хозяин дома, является результатом действия наложенного заклинания, радостных чувств все равно не прибавлялось. Не успокаивало и то, что Риверстоун пообещал не убивать его до полуночи. Переданные же им слова о желании Сэм видеть Дэнни-призрака вообще звучали издевательством. Слово он держит, видите ли! И надо же было так глупо попасться! Ко всему прочему англичанин оказался то ли большим формалистом, то ли человеком с черным чувством юмора – он пожелал в полной мере соблюсти традицию «последнего ужина», и предложил мальчику определиться со списком блюд, которые тот пожелал бы отведать перед смертью. Пометавшись немного внутри своей клетки, Дэнни сел на пол и уставился в пространство, пытаясь нащупать решение. В голову ничего не приходило, да и что можно было придумать в такой ситуации? Через некоторое время глаза мальчика начали слипаться и, наконец, измученный терзаниями Дэнни провалился в сон.

* * *

  Мел Айерон Рамсес Риверстоун вошел в лабораторию. Полночь только что миновала, и ему не терпелось поскорее расправиться с неприятной обязанностью. Тем более что держать мальчика-призрака в заточении и дальше становилось опасно – было официально объявлено об исчезновении Дэнни-призрака, и, хотя ему и удалось убедить Саманту Мэнсон в своей к этому непричастности, существовала вероятность визита еще каких-нибудь незваных гостей, от которых не факт что удалось бы так легко отделаться. Почти все время после ухода посетительницы англичанин провел за работой, анализируя различную литературу. Внутренний голос упорно нашептывал, что он поступает неправильно, но, сколько юный археолог ни перечитывал пророчество, каких-либо дополнительных зацепок, могущих поколебать его уверенность, найти так и не удалось. Зато удалось раскопать кое-какие сведения о возможных причинах поведения подруги мальчика-призрака.
  Дэнни Фентон спал на полу, в центре звезды. Снилось ему явно что-то неприятное. Риверстоун в очередной раз порадовался наличию магической фигуры, блокирующей трансформацию. Нет, если бы понадобилось, он вполне смог бы справиться с человеческой ипостасью мальчика-призрака. Вот только уверенности в своей способности убить человека англичанин совершенно не испытывал. Ему и так пришлось собрать в кулак всю свою волю. Мел и раньше уничтожал потусторонних существ, но либо защищаясь, либо в честном бою. Удовольствия от предстоящего свершения он, несмотря на всю свою ненависть к призракам, не испытывал.
  - Что ж, пора, – пробормотал англичанин себе под нос. – Не стоит и дальше откладывать неизбежное.
  - Пришла пора, – он возвысил голос, – сделать то, что должно быть сделано.
  Дэнни проснулся. Похоже, сон только еще больше измотал его.
  - Я не буду тебя спрашивать, готов ли ты к смерти, – сказал Риверстоун. – Я не уверен, что к ней можно подготовиться. Сегодня утром я бы уничтожил тебя не раздумывая, предварительно постаравшись получить максимум пользы для науки. После встречи с той, которая называет тебя своим другом, я начал сомневаться в необходимости столь кардинальных мер. Поэтому ты просто умрешь. Обещаю, что мучиться долго ты не будешь, хотя процесс достаточно болезненный. Если бы не одно обстоятельство, я бы, возможно, даже отпустил тебя. Но я не имею права. Существует пророчество…
  - Пророчество? – глухо переспросил Дэнни. – Какое пророчество?
  - Что ж, не вижу смысла скрывать. Я расскажу тебе о нем. И, если в тебе еще осталась хоть капля от человека, ты согласишься, что у меня нет другого выбора. Согласно этому пророчеству, через десять лет ты уничтожишь цивилизацию, а перед этим… – начал было англичанин, но его прервали. Звонкий девчоночий голос, донесшийся от входа в лабораторию, гневно произнес:
  - Оставь в покое моего кузена, негодяй!

Автор: Melidiadus, Ghost Avenger
Категория: Eternal library | Просмотров: 1038 | Добавил: Melidiadus
02.09.2008 в 03:29 Спам
4. Melidiadus [ Материал ]
Как только допишу. smile
31.08.2008 в 13:38 Спам
3. Momo [ Материал ]
все ясно
я немного не понял поэтому
а когда будет продолжение?
31.08.2008 в 05:58 Спам
2. Melidiadus [ Материал ]
Вообще-то идея была в том, что Дэнни снился кошмар, как он в той ситуации не смог спасти Сэм, и она все же упала с моста. Почему именно эта сцена? Ну просто мне она наиболее подходящей показалась. smile
30.08.2008 в 18:52 Спам
1. Momo [ Материал ]
- Выбирай, Дэнни, шар или твой друг, – сказала Сэм, отступая от надвигающихся на нее призраков. Ее правая нога ступила на воздух, девочка пошатнулась, взмахнула руками, не удержалась на краю поезда и стала падать. Дэнни бросился за ней, но призрак-атлет, повинуясь Фрикшоу, отпустил Такера и схватил мальчика-призрака.
- Вот и все, раб! – довольно промолвил циркач, подходя и забирая у Дэнни свой посох. – Теперь, отныне и навеки, ты под моим полным контролем!
Крик Сэм оборвался.
-Нет! Сэм, нет! – Дэнни забился в объятиях гиганта. Фрикшоу расхохотался и обрушил свой посох ему на голову…

насколько я помню это слова из сеири "под контролем"
зачем они здесь?

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]